Михаил Иванович Трепашкин - московский адвокат, бывший сотрудник КГБ и ФСБ. Эксперт Общественной Комиссии по расследованию взрывов домов в Москве и Волгодонске и событий в Рязани. Арестован 22 октября 2003 года, накануне заседания суда, где он планировал предъявить факты, которые могли дать основание утверждать о причастности спецслужб к организации взрывов жилых домов в сентябре 1999 года. Предлог для ареста - в его машине был обнаружен пистолет. Сам Трепашкин утверждает, что пистолет был подброшен. После незаконного задержания Трепашкин был помещен в пыточные условия: грязная камера 1,6х2 м, пытки голодом, холодом, лишением сна. 19 мая 2004 г. за незаконное хранение оружия и разглашение гостайны приговорен Московским окружным военным судом к 4 годам колонии-поселения, начиная с 1 декабря 2003 г. 4 ноября 2003 года бывшие политические узники, среди которых Елена Боннэр, Сергей Ковалев и Владимир Буковский, призвали Amnesty International признать Трепашкина политзаключенным.

среда, 2 сентября 2009 г.

На безоружных «Вымпел» не пойдет!

(К годовщине легендарного подразделения спецназа КГБ СССР).

«Совет в Филях» ОУЦа дал ответ:
«На безоружных «Вымпел»
не пойдет!»
А мысль сверила мозг:
«Пройдет немного лет,
Тогда, быть может, кто-то
нас поймет…»
Потом все это «сверху» оценили,
Раздали сразу же «всем сестрам
по серьгам».
И все, что мы в ученьях накопили,
Оказывается, не нужно было нам».
(из стихотворения, посвященного
спецназовцами Бескову Б.П.)




19 августа 2009 года легендарное подразделение спецназа КГБ СССР «Вымпел» праздновало 28-ю годовщину своего образования. Я не являлся «вымпеловцем» по штату, но проходил короткую подготовку в 19979 году на одной базе в подмосковной Балашихе еще во времена КУОСа (курсы усовершенствования офицерского состава - праобраз «Вымпела», образованные 19 марта 1969 года), знал многих офицеров этого боевого подразделения, лично был знаком с начальником КУОСа полковником Бояриновым Григорием Ивановичем, трагически погибшем 27 декабря 19979 года в Афганистане при штурме дворца Тадж-Бек – резиденции диктатора Хафизуллы Амина (известная операция «Шторм-333»), со многими из них участвовал в совместных операциях, поэтому в настоящее время являюсь членом ассоциации ветеранов спецназа ФСБ РФ «Вымпел».

Трепашкин М.И., Балашиха, 1979 год.

Таким мне запомнился начальник КУОСа Бояринов Г.И. за короткое время нашего знакомства.

По-разному оценивали деятельность этого славного боевого подразделения и политические группы лиц и руководители государства, так как хотели использовать высокопрофессиональные навыки сотрудников спецназа в своих целях, однако все могут в итоге констатировать: бойцы «Вымпела» всегда служили во благо народа СССР (потом России), отдавая за это свои молодые жизни. Об этом хорошо написано в книге «Группа специального назначения КГБ СССР «Вымпел». 1981-2008 гг.», изданная МГО Фонда «Вымпел-Гарант» в 2008 году, под общей редакцией Владимира Давыдова. Тем, кто хочет подробнее узнать о деятельности этого подразделения, настоятельно рекомендую прочитать эту книгу, являющейся историей подвига.

Книга посвящена офицерам спецназа нашей Родины, проливавшим кровь и пот при выполнениях боевых задач на всех континентах Земли, спасая жизни совершенно незнакомых людей всех национальностей и вероисповеданий, не задумываясь при этом о сохранении собственных жизней.

















, мой бывший сослуживец, погиб, защищая от пуль детей Беслана.



«Ни на шаг, ни на йоту
Не промедливши - в бой!
За чужие просчеты
Заплатили собой!»
(Реквием по спецназу. 7 сентября 2004 года)

Не все хорошо складывалось у подразделения «Вымпел», ибо в 1993 году они попали в немилость к бывшему Президенту России Ельцыну Б.Н., что стоило потери многих профессиональных кадров, расформирования ГСН. В немилость за гражданскую принципиальность и человечность, за то, что не стали свои навыки использовать против людей России: 1 | 2.

Отмечая свой праздник, многие спецназовцы вспомнят стихи о своей «альма-матер»:

«…Есть в России город Балашиха,
Есть там ресторанчик «Бычий глаз».
По субботам и по воскресеньям
Люди в ресторан идут гурьбой.
Среди них идут, держа равненье,
Парни с удивительной судьбой.
Узнают их по короткой стрижке,
По беретам типа «балахон».
Их в округе местные мальчишки
Называют «дяденька-шпион».
Если где-то гром далекий грянет,
В неизвестность улетят они.
Пусть им вечным памятником станет
Проходная возле ДорНИИ»
(Из гимна КУОСа)

В годовщину спецназа органов госбезопасности «Вымпел» я хочу пожелать всем бойцам этого подразделения крепкого здоровья, долгих лет жизни, дружеского братства и доброй памяти народной.

Адвокат
М.И.Трепашкин

19 августа 2009 года.

воскресенье, 14 декабря 2008 г.

ПРЕСТУПЛЕНИЕ БЕЗ НАКАЗАНИЯ

Признания представителей российских спецслужб дополняют картину армянского террора, созданную нашими исследователями


М.КАДЫМБЕКОВ


Относительная стабильность, установившаяся в Азербайджане десять лет назад, постепенно вытесняет из памяти соотечественников воспоминания о тревожном начале 90-х годов. С тех пор успело подрасти поколение, не только не знающее, что такое Советский Союз, но и не помнящее тотального ужаса войны, повсеместного предчувствия гражданской смуты, а главное - окружающей со всех сторон угрозы терроризма - слепого, бессмысленного и беспощадного.

Тогда с пугающей регулярностью взрывались поезда, автобусы, составы метро, паромы, вертолеты. Жертвами заказных убийц становились не только известные политические и общественные деятели, но и простые люди. Все это было частью большой войны, объявленной соседней Арменией Азербайджану на всех фронтах: информационном, психологическом, военном.

Сегодня это противостояние не столь интенсивно. Точнее, оно просто не ощущается, однако не следует забывать, что нам противостоит настойчивый и целеустремленный враг, готовый для достижения своих целей пойти на любые бесчеловечные действия. Доказательством тому служат не только результаты тщательного расследования, проведенного нашими сыщиками и прокурорами, нашедшими убедительные и задокументированные свидетельства причастности армянских спецслужб практически ко всем терактам, произошедшим в Азербайджане, либо направленным против него. Сегодня об этом начинают говорить и некоторые представители российских спецслужб, столкнувшихся некогда с разветвленной и хорошо сконструированной организацией армянского террора.

Сенсационное признание


Недавно в России были опубликованы воспоминания бывшего оперуполномоченного по особо важным делам V отдела Управления собственной безопасности (УСБ) ФСК (ныне ФСБ) РФ (контрразведка внутри контрразведки) Михаила Трепашкина. Вот что он пишет:

"В 1993-94 годах мною были получены материалы, свидетельствующие о том, что в Москве действует группа, которая, по оперативным данным, совершила ряд террористических актов на территории России и стран СНГ. Данную информацию я немедленно доложил лично начальнику УСБ ФСБ РФ генералу Варламову, который приказал мне срочно сформировать оперативную группу из самых опытных сотрудников и пресечь деятельность террористов. Я немедленно сформировал оперативную группу, в которую вошли наиболее опытные офицеры управления, сотрудники VII отдела (оперативная разработка) Витвинов, Зайцев, Дружевский и др. В течение короткого времени мы полностью установили всех членов террористической группы и здесь нас ждал сюрприз - группа террористов действовала под руководством старших офицеров Управления по борьбе с терроризмом (УБТ) ФСК РФ. Мы вышли на наших, "товарищей, с которыми стояли в одном строю".

Руководил этой террористической группой подполковник УБТ ФСКРФ Симонян. В группу входил подполковник УБТ ФСК РФ Шебалин В.В., который позже участвовал в убийстве первого президента Чечни Дудаева. Шебалин сидел с Симоняном в одном кабинете на Лубянке, где в сейфе они хранили тротиловые шашки и МУВы, штатные замедлители, используемые подразделениями войсковой разведки в тылу противника во время войны. Взрывчатку и МУВы (модернизированные универсальные взрыватели. - М.К.) они выдавали исполнителям террористических актов для выполнения заданий. На связи у Симоняна и Шебалина состоял Оганесян (действующий сотрудник отдела по проведению специальных операций на территории противника Главного управления национальной безопасности Армении), которого оформляли в агентурный аппарат УБТ ФСК РФ.

Этого они, естественно, не смогли бы делать без санкции высшего руководства спецслужбы. На связи у Оганесяна состоял ряд непосредственных исполнителей терактов, один из которых - бывший разведчик ВМФ СССР Игорь Хатковский, завербованный ими специально для этих целей. В течение разработки и в ходе расследования уголовного дела было установлено, что этой группойв 1992-1994 годах были совершены взрывы в бакинском метро, пассажирских поездов в Гудермесе (30 человек погибли) и Дербенте (в туалете одного из вагонов взрывное устройство заложил непосредственно Хатковский), взрывы в Кисловодске и Минеральных Водах и других городах России, а также ряд заказных убийств. Встречи с боевиками Оганесян проводил в лучших шпионских традициях - на армянском кладбище в Москве, где в качестве пароля использовали денежную Купюру достоинством в 25 рублей, разрезанную пополам.

Во время выполнения очередного задания Хатковский По приказу Симоняна выехал в Баку, где провел рекогносцировку на объекте диверсии, в качестве которого выбрал газовую магистраль. Взрывчатку для проведения данного теракта и МУВ ему передал лично Симонян из своего сейфа на Лубянке. Причем Симонян обманул Хатковского: переданный ему замедлитель был не на 2 часа, как было договорено ранее, а только на 50 минут. Тогда Хатковский понял, что при взрыве погибнет сам, и то, что Симонян решил его убить, чтобы не платить ему деньги и убрать его как свидетеля уже совершенных терактов. После чего Хатковский начал бояться за свою жизнь и уже после ареста сотрудничал со следствием и помог полностью изобличить остальных членов группы.

Однако, когда следствие начало набирать обороты и были обнаружены и изъяты нелегально хранящиеся оружие и взрывчатка на складах в Калининграде и Минводах, круг террористов из ФСК начал расширяться и нити повели к руководству ФСК РФ, оперативная разработка и следствие были свернуты. Начальника УСБ ФСК Варламова сняли с должности, а на его место поставили Патрушева, на которого уже имелась информация о его не совсем благовидных делах. Начальника VII отдела полковника Молчанова (в отделе которого непосредственно разрабатывали террористов) сослали служить на Камчатку, а сам отдел разогнали по указанию нового начальника УСБ Патрушева. Нескольких членов группы судили в Тамбове, на закрытом судебном заседании, так как боялись, что в Москве прозвучит то, что бакинское метро и пассажирский поезд в Гудермесе с 30 погибшими были взорваны взрывчаткой с Лубянки. Широкой огласки в российских и иностранных СМИ это дело не получило, т.к. ФСК незаконно наложила на него гриф "секретно" и блокировала любые публикации, понимая, что взрыв в бакинском метро и 30 человек в Гудермесе это похлеще, чем взорванный их агентом, подполковником Воробьевым, автобус на ВДНХ".

Устами министра МНБ

Между тем многое было известно. В докладе на совещании, посвященном проблемам сотрудничества в области борьбы с международным терроризмом, министр национальной безопасности Азербайджана Намик Аббасов сказал: "У нас имеются многочисленные процессуальные доказательства того, что совершенные в Азербайджане теракты были организованы со стороны государственных органов Республики Армения. На некоторых из них нужно остановиться особо. В результате сотрудничества МНБ Азербайджана и ФСБ РФ была привлечена к ответственности действовавшая на территории России террористическая группа армянских сепаратистов во главе с начальником отдела Главного управления национальной безопасности Республики Армения полковником Джаном Оганесяном, его заместителем майором Ашотом Галояном и старшим уполномо ченным Управления по борьбе с терроризмом Федеральной службы контрразведки России майором Борисом Симоняном. Указанная группа, которая финансировалась дислоцированной в Москве и возглавляемой Валерием Петро-сяном ассоциацией "ТИРР" (Фонд технологического и интеллектуального развития России. - М.К.), организовала на территории России и Азербайджана несколько взрывов железнодорожных поездов. Все эти лица были осуждены на различные сроки заключения судами Российской Федерации и Азербайджанской Республики.

В судебно-процессуальном порядке доказан и факт организации специальными службами Республики Армения взрыва электропоезда на одной из станций Бакинского метрополитена 19 марта 1994 года (погибло 14 и ранено 42 человека), который был исполнен членами террористической сепаратистской организации "Садвал", функционирующей на территории Республики Дагестан Российской Федерации".

Многочисленные свидетельские показания и вещественные доказательства прямо указывали на то, что боевики этой организации прошли военно-диверсионную подготовку на базах спецслужб Армении в Наиринском районе и на территории Арз-нинского района Республики Армения, а также в специально созданных лагерях на территории Магеррамкендского района Республики Дагестан.

Азербайджанские спецслужбы выявили 43 организатора и исполнителя этих преступлений, из них 30 были осуждены Верховным рудом Азербайджанской Республики, в отношении лиц, скрывающихся за пределами страны, розыскные мероприятия продолжаются".

Секретные досье

Более подробной информацией об участниках этой террористической группы располагает бывший сотрудник МНБ Азербайджана, по известным причинам пожелавший остаться неназванным. По его словам, подполковник Джан Оганесян, ставший впоследствии начальником отдела Главного управления национальной безопасности Армении, закончил Высшую школу КГБ СССР им. Дзержинского, прошел спецподготовку разведчика-диверсанта. В 1990-91 годах КГБ Армении направлял его в ИКАО для проведения совместной работы с оргкомитетом, военной комендатурой КГБ СССР и КГБ Азербайджана по разоружению незаконных вооруженных формирований. Но одновременно с этим Оганесян поддерживал связи с "Дашнакцутюн" и тайно участвовал в подрывных акциях, направленных на дестабилизацию обстановки в НКАО. Впервые в поле зрения наших спецслужб он попал после ареста террориста Игоря Хатковского.

Напомним, Хатковский был задержан в Баку с полным комплектом взрывного оборудования летом 1993 года. Гражданин России, уроженец Калининградской области, он приехал в Азербайджан под прикрытием корреспондента газеты "Демократический Тильзит". Осенью того же года при попытке заложить мину в поезд Тбилиси - Баку задержали другого диверсанта - сотрудника контрразведки ЗакВО Coco Арояна.

Как рассказывает бывший сотрудник МНБ, помощь в поимке террористов оказали тогда российские спецслужбы. В мае 1994 года сотрудники ФСБ (тогда ФСК) в Москве задержали группу организаторов, о которых уже говорили выше, - это подполковник Джан Оганесян, подполковник Ашот Голоян и майор Борис Симонян. Все трое имели российское гражданство, московскую прописку. Двое первых числились консультантами Фонда технологического и интеллектуального развития России (ТИРР), возглавляемого неким Валерием Петросяном.

Как писали в то время российские СМИ, следственная группа Главной военной прокуратуры (ГВП), которой поручили это дело, оказалась в сложнейшем положении. Исполнители - в одних государствах, организаторы - в другом, основные доказательства - в третьем. Российская ФСБ имеет договоры и с ГУНБ Армении, и с МНЕ Азербайджана о совместной работе и обязательствах не вести борьбу друг против друга. В довершение ко всему Армения и Россия подписали договор о коллективной безопасности. И в то же время кадровые сотрудники ГУНБ Армении на территории России организуют террористические акты, направленные против Азербайджана.

Тем не менее следствие пошло. Первым делом разобрались с тем же фондом ТИРР, который еще в 1992 году взял у российского Министерства обороны кредит в 300 миллионов рублей якобы под строительство жилья для офицеров. Кредит, конечно, исчез в неизвестном направлении, а дело Петросяна было выделено в отдельное производство.

"По ходу следствия, - пишет популярный российский еженедельник "Аргументы и факты", - в Воздухе запахло крупным политическим скандалом. Перед Арменией встала перспектива пополнить список таких "доблестных стран", как Ливия, Сирия, Иран, впрямую поддерживающих терроризм, а перед Россией - оказаться в роли пособницы. Результаты не замедлили сказаться. В течение нескольких месяцев были сняты со своих постов посол Армении в России, а также руководитель ГУНБ Армении Симонянц. Полетели некоторые головы и в российской ФСБ. В Армении в терроризме обвинили партию дашнаков и фактически ее разгромили. В России на всю информацию по делу был наложен запрет. Из парламента Армении российским коллегам посыпались обращения с просьбой "войти в положение". По некоторой информации, по этому делу в Москву неофициально приезжал сам Левон Тер-Петросян».

«И эта активность в конце концов принесла свои плоды, - сетует наш собеседник, бывший сотрудник МНБ АР. - Для меньшей огласки процесс перенесли в Тамбов, а сами преступники отделались чрезвычайно мягкими наказаниями, что мотивировалось тем, что их судят только за преступления, совершенные на территории РФ. И все наши просьбы об экстрадиции террористов в Азербайджан остались без внимания. Следствие предъявило обвиняемым в общей сложности шесть статей УК РФ. Все трое обвинялись в терроризме и незаконном хранении оружия, боеприпасов и взрывчатки".

Кроме того, все получили "довесок". Оганесян - провоз взрывчатки в самолете, повреждение железнодорожных путей и контрабанда, Галоян - тоже контрабанда, Симонян - злоупотребление служебным положением. По совокупности такие преступления предполагают если не смертную казнь, то как минимум 10-15 лет лишения свободы.

В суде, однако, почти все рухнуло. От своих показаний обвиняемые отказались. Не удалось доказать причастность группы к тем взрывам поездов, где были погибшие. Хотя почерк был везде одинаков, и после ареста группы взрывы прекратились. Отпала и контрабанда - тогда еще не было официальных границ. И в довершение ко всему обвинение в терроризме суд исключил "как излишне предъявленное". Дело в том, что до лета 1994 года в УК РФ существовала статья 68 - диверсия. Ее исключили и тогда же ввели статью 213 - терроризм. Обвиняемые не подлежали осуждению ни по статье уже отмененной, ни по статье, еще не существовавшей на момент совершения терактов.

В итоге Ашот Галоян получил два года и был освобожден в зале суда, Борис Симонян вышел на волю через месяц и лишь Джан Оганесян "загремел" на шесть лет. И еще, как стало известно из неофициальных источников, Ашот Галоян, пытавшийся повеситься в камере, по возвращении в Армению получил звание полковника.

Пленник становится наемником


Иначе сложилась судьба Азера Асланова - террориста, лезгина по национальности, повинного во взрыве в бакинском метро 3 июля 1994 года. Процесс по его делу прошел в Азербайджане, и суд вынес ему приговор по всей строгости закона. Впрочем, даже теперь, листая страницы его дела, становится не по себе от расчетливой и изобретательной жестокости армянских стратегов и их наймитов. Попав в плен в боях на физулинском направлении, командир батальона капитан Асланов сразу заинтересовал представителей армянских спецслужб: кроме того, что он офицер, для них имел ценность и тот факт, что захваченный в плен комбат оказался лезгином. Тогда армянским стратегам показалась очень привлекательной идея вбить клин между двумя соседствующими народами, создать очаги дестабилизации в регионах компактного проживания национальных меньшинств, тем самым открывая второй, третий, четвертый фронты.

Именно поэтому армянские спецслужбы так ухватились за возможность завербовать Азера Асланова. Вот цитата из его дела: "После целого дня допросов с пристрастием, а затем ночи измывательств в подвале казармы, где меня оставили на расправу солдат-армян, меня снова отвели к майору-особисту Осепяну. В комнате кроме него находился плотный человек в камуфляже и кожаной куртке. Оказалось, это Зорий Балаян. Я очень удивился - не ожидал увидеть армянского писателя-публициста в военной форме, к тому же на оккупированной физулинской территории.

- Как тебе не стыдно! - накинулся он на меня. - Мы изо всех сил помогаем лезгинам, а ты воюешь за Азербайджан!"

После этой встречи Асланова вновь подвергли интенсивной обработке уже в карцерах Шушинской тюрьмы. В ходе "бесед" со своими пленителями он с удивлением узнал, что от него хотят большего, чем уже раскрытых военных секретов. Ему пообещали, что отпустят домой, если он вызовет кого-нибудь из родных с фамилией Асланов, чтобы окончательно доказать, что он и в самом деле лезгин. Он и на это, не предвидя подвоха, согласился. На спасение сына, не задумываясь, выехала из Баку мать Азера. Однако стоило ей пересечь границу Армении, как сразу стал вырисовываться дьявольский план армянских спецслужб.

Впрочем, слово самому Азеру Асланову: "В конце июня в Шушу, где в пустующем доме разместили меня с мамой, приехали Карен и Левой, сотрудники МНЕ "НКР". Карен мне сказал: "Пора расплачиваться за долги. Поедешь в Баку и взорвешь метро". Я опешил, начал возражать, но Карен оборвал меня: "Тогда отправишься с мамашей в Шушинскую тюрьму, и посмотрим, кто вас оттуда сможет вытащить. Операция на контроле самого Роберта Кочаряна".

Через пару дней Асланову велели собираться в путь. Мать, естественно, оставалась в Шуше в качестве заложницы, гарантии того, что её сын "не продаст". Бывший комбат, добравшись до Баку, выполнил распоряжение своих новых начальников. 3 июля в 8.30, сев во второй вагон (в головной ему попасть не удалось) состава, идущего в сторону станции "Гянджлик", он встал у второй двери. Через минуту, незаметно вынув чеку из взрывателя, опустил пакет под правое сидение. И тут случилось непредвиденное. Поезд в туннеле остановился. Цитата из дела: "Поезд простоял 30-40 секунд. Я потерял счет времени и мысленно уже прощался с жизнью. Но все же сдержался, чтобы не выскочить из вагона, как только на станции "28 мая" открылись двери. Дождался, пока объявят отправку поезда, и только тогда, в последний момент шагнул на перрон. Секунд через пять или шесть уже стоя на эскалаторе я услышал взрыв". После этого теракта все силы в Баку были брошены на поимку преступника. В том, что и в этот раз "подарок" преподнесли армяне, сомневаться не приходилось - из 14 терактов, совершенных в Азербайджане с 1989 года, наличие их следа безоговорочно подтверждалось. И во всех случаях - доказанных или еще не раскрытых -почерк был один: организатором этих чудовищных акций оказывались государственные структуры Армении, ее спецслужбы.

Уже к началу 1995 года сотрудники специально созданной оперативно-следственной группы МНБ Азербайджана располагали не только фотороботом подозреваемого, - но уже и точно знали, кто он, как его зовут, когда и кем был завербован и где следует его искать.

После громкого теракта в Баку Асланов был передан под покровительство влиятельного дагестанского депутата, могущественного директора предприятия "Даг-нефть" Гаджи Махачева. Мало того, он, начав работать рядовым телохранителем, вскоре поднялся до уровня руководителя службы безопасности всей "Дагнефти". Однако деятельность его в этом качестве через некоторое время заинтересовала ФСБ России. По предположению этой спецслужбы, он был причастен к убийству министра финансов Дагестана Г.Гамидова, что повлекло за собой арест и дальнейшую экстрадицию в Азербайджан: слишком уж убедительной была доказательная база, предоставленная российской стороне нашими юристами. Как это ни банально звучит, но все тайное со временем становится явным. Признания Михаила Трепашкина и другие, только опубликованные источники, - лишь начало международного расследования преступной деятельности армянских спецслужб, не признающих ни мирных договоренностей, ни правил войны. Скоро заговорят и другие люди, значительно пополняя нашу обвинительную базу, приближая судебный процесс над явлением, имя которому армянский террор.

* * *

ВОЕННЫЙ СУД ОТЛОЖИЛ РАССМОТРЕНИЕ ДЕЛ ПОЛКОВНИКА

Михаил Трепашкин, рассказавший о следе ФСБ во взрывах в бакинском метро, обвиняется в разглашении гостайны

Московский окружной военный суд в понедельник отложил на неопределенное время рассмотрение уголовного дела полковника ФСБ в отставке Михаила Трепаш-кина. Напомним - полковник Трепашкин, опубликовал материалы, свидетельствующие о том, что за взрывами в бакинском мет-ро в начале 90-х гг. стояли сотрудники ФСБ армянской национальности. Сейчас полковник обвиняется в разглашении сведений, составляющих гостайну, в злоупотреблении должностными полномочиями и в незаконном хранении боеприпасов. Как сообщили РИА "Новости" в суде, заседание перенесено в связи с тем, что подсудимый подал в военную коллегию Верховного суда жалобу на постановление суда от 1 сентября о назначении его дела к рассмотрению без проведения предварительного слушания. "На предварительном слушании я собирался заявить ходатайство о возвращении дела в Главную военную прокуратуру для устранения нарушений при составлении обвинительного заключения", - заявил подсудимый.

По его мнению, в обвинительном заключении "не было приведено ни одного доказательства защиты в нарушение УПК". Кроме того, по словам Трепашкина, заместителя главного военного прокурора Пономаренко, утверждавший обвинительное заключение, не вручил ему копии этого документа и не сообщил, в какой суд направляется дело. Отложив слушание, суд также предоставил подсудимому возможность ознакомиться с материалами уголовного дела, которые тот не успел до конца изучить. В понедельник суд отклонил ходатайство Трепашкина об отводе судебной коллегии под председательством федерального судьи Сергея Седова. По мнению Трепашкина, данный судебный состав может необъективно подойти к рассмотрению его дела, так как ранее, в апреле 2003 года, отклонил его жалобу, в которой Трепашкин оспаривал предъявленное ему обвинение в злоупотреблении должностными полномочиями.

По версии обвинения, проходя с 1984 по 1997 год службу в органах безопасности КГБ СССР и ФСБ РФ, Трепашкин копировал служебные документы, которые в дальнейшем незаконно хранил у себя дома. В ходе обыска дома у Трепашкина были изъяты следственные материалы КГБ СССР, Министерства безопасности РФ, ФСК и ФСБ в письменной форме, на дискетах и в компьютере. Секретными экспертиза признала около 30 документов, в частности, протоколы следственных действий по делам 1997 года, расследованием которых занимался Трепашкин. Разглашением сведений, составляющих гостайну, следствие считает передачу Трепашки-ным своему бывшему коллеге - полковнику ФСБ Виктору Шебалину - материалов сводок прослушивания телефонных переговоров членов Гольяновской ОПТ (в них, по мнению следствия, содержались данные о методах работы ФСБ). При обыске квартиры Трепашкина были также обнаружены около двух десятков патронов. Трепашкин, более 20 лет проработавший в органах безопасности, в настоящее время работает адвокатом. Он стал известен благодаря своему участию в ноябре 1998 года в пресс-конференции, на которой бывший сотрудник ФСБ Александр Лит-виненко и его товарищи заявили, что по приказу руководства ФСБ участвовали в заговоре с целью убийства Бориса Березовского.

Подсудимый находится под подпиской о невыезде и не признает своей вины. "Ни один из изъятых у меня документов никогда не являлся секретным", - заявил Трепашкин в интервью РИА "Новости". Подсудимый утверждает, что его дело было сфабриковано после того, как он отказался собирать для спецслужб информацию об Александре Литвиненко. Судебный процесс по делу Трепашкина будет проходить в закрытом режиме.


Газета «Эхо», 09.08.03 (№150); 16.09.03 (№176)

Ярлыки:

суббота, 26 июля 2008 г.

«Порядок - это здоровье народов»

«Нам нужны такие организации и такие люди,
как вы, чтобы убийцы знали: весь мир видит,
что они творят…»

(из обращения гондурасской правозащитницы
Берты Оливы де Нативи в «Международную Амнистию»)

Я как адвокат и человек, строго следующий требованиям законов, а также выработанных человечеством принципов норм и правил, обращаюсь к правозащитникам и всем людям, кому не безразлично творящееся в стране беззаконие, с просьбой обратить внимание на травлю активистки общественного объединения «Ф.А.К.Э.Л.-П.О.Р.Т.О.С.» и члена Союза журналистов России Юлии Приведенной.

Прежде всего, необходимо побольше гласности и открытости по этому делу. Люди как создания мыслящие сами могут дать оценку происходящему, когда увидят документы, прочитают показания назначенных следователями «потерпевших», увидят как трактуются по УК РФ вменяемые Юлии Приведенной преступления и подходят ли под эти нормы ее действительные деяния. И тогда они могут не понаслышке определить, что Юлия Приведенная находится под стражей в тюремных жестоких условиях без какой-либо криминальной вины.

Нельзя позволить осудить человека только потому, что какому-то влиятельному чиновнику нужна в карьере «палка», то есть запись о раскрытии такого преступления, как «создание незаконного вооруженного формирования», «истязание детей» и «незаконное лишение свободы человека». Я не хочу касаться вынесенных до этого приговоров, то есть давать оценку, насколько обоснованно судили других лиц - Давыдова Юрия, Ломакину Татьяну, Дергузову Ирину, являвшихся членами этого же объединения («Ф.А.К.Э.Л.-П.О.Р.Т.О.С.»). В тех приговорах вообще нет упоминаний о Приведенной Юлии. Я их внимательно просмотрел. И как юрист со стажем работы более 25 лет хочу ответственно заявить, что доказательств виновности Юлии Приведенной во вменяемых ей преступлениях нет. Но суд, будучи нередко повязанным коррупционными связями с прокуратурой, а иногда и являясь политически ангажированным, может вынести обвинительный приговор. Сколько сидит в зонах невиновных, сколько осуждено по так называемым «заказным» (то есть по коррупционной договоренности между судьями и прокурорами) делам при отсутствии достаточных доказательств, я прямой свидетель. Когда-то меня самого осудили по чудовищным обвинениям и более 4-х лет удерживали в местах лишения свободы, подвергая пыткам и издевательствам. Нельзя допустить, чтобы такое явление стало обычным для нашего общества. Подключитесь к общественной защите Юлии Приведенной - редактора газеты «Теория Счастья», поэтэсы, духовного человека (поверьте на слово, не преступника).

В российской жизни так устроено, что адвокат юридическим путем очень редко может реально помочь даже невиновному. На все юридически обоснованные ходатайства, где по пунктам расписываешь необоснованность обвинения, нарушения конкретных норм федеральных законов, неправильность квалификации действий, следователи и прокуроры отписываются одной фразой: «Вина доказана, все обоснованно и законно». Они не могут конкретно ответить на конкретные вопросы. Они не могут объяснить юридическим путем, в чем несостоятельность доводов защиты, ибо тогда явно будет установлена невиновность человека. Поэтому обвинения являются «дутыми», надуманными, бездоказательными, и по ним часть осуждают людей. Очень тяжелая душевная травма, когда человек сидит за решеткой безвинно. И злоба проявляется на окружающий мир. Прежде всего, за безразличие людей к беззакониям. А потом многие активные люди уже не хотят бороться за улучшение жизни «Это никому не надо»). И наступает пессимизм общества. Нужна поддержка общественности.

Я прошу распространить это мое обращение среди правозащитников и правозащитных организаций. Хотелось бы единения людей против незаконного правосудия. Это не есть вмешательство в деятельность суда и прокуратуры. Мы будем требовать соблюдения законов России и прав человека, гарантированных Конституцией Российской Федерации и Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, получать сведения и распространять с использованием СМИ факты конкретных беззаконий, требовать их устранений. Уверенности в том, что без протестов правозащитников прокуроры и судьи сами обратят внимание на доводы защиты и поступят по закону, у нас нет. Об этом могут свидетельствовать события 21 июля 2008 года у Люберецкого городского суда, когда Юлии Приведенной «продлевали» срок содержания под стражей. Юридически это было не продление (она находилась с 22 мая 2008 года под стражей без решения суда), а первичное заключение под стражу после двухмесячного незаконного содержания в тюрьме. Судья Колесникова В.А. продлила срок заключения Приведенной Юлии под стражу в отсутствие меня как защитника и по явно сфабрикованным следователем основаниям: несмотря на постоянную регистрацию с 1998 года в гор. Москве и российское гражданство, было указано, что Приведенная Ю.А. гражданка Украины и зарегистрирована в гор. Макеевка Донецкой области (чтобы представить, что Приведенная Ю.А. иностранка и «может сбежать за границу»); что Приведенная Ю.А. не работает (хотя я лично представлял документ о месте работы Приведенной Ю.А. в гор. Москве до ареста) и т.д. и т.п. Фальшь прет отовсюду. Из материалов дела исчезла справка, что у Юлии Приведенной обнаружилось заболевание - туберкулез (а это тоже основание, препятствующее длительному нахождению под стражей). Чиновники фабрикуют материалы, уверенные в своей безответственности. Люберецкий городской суд Московской области без законных полномочий и на сфальсифицированных материалах, отодвинув меня как защитника, продлил срок содержания Приведенной Ю.А. под стражей. Таким же образом могут вынести и приговор, заключив безвинно человека на многие годы в места лишения свободы.

Есть очень много способов защиты человека от беззаконий властных чиновников. Мне как защитнику трудно противостоять огромнейшей и влиятельной машине «правоохранителей», которые намереваются по сфабрикованным материалам и придуманным обвинениям засадить Юлию Приведенную в места лишения свободы. Я обращаюсь за помощью. Ради свободы невиновного человека. «Порядок - это здоровье народов» (П.Декурсель).

Узнать о подробностях дела, получить копии документов по делу (оно открытое) можно у меня как защитника Ю.Приведенной, предварительно созвонившись по тел.: 8-916-300-55-39 или по электронной почте treadv@gmail.com.

На следующей неделе Московский областной суд должен рассматривать кассационные жалобы на незаконность продления сроков содержания Приведенной Ю.А. под стражей. Приглашаю на это заседание людей, неравнодушных к происходящему, чтобы воочию убедиться в истинности сказанного.

Адвокат М.И.Трепашкин
25 июля 2008 года.

Ярлыки:

Нас заставляют давать ложные показания

Генеральному прокурору Российской Федерации
г-ну Чайке Ю.Я.
Начальнику Следственного комитета при прокуратуре
Российской Федерации
г-ну Бастрыкину А.И.
от граждан Украины Шако Натальи Геннадьевны,
Акимовой Людмилы Даниловны, Хакимова
Владимира Жамильевича, проходящих в качестве
«потерпевших» и представителей «потерпевших» по
уголовному делу в отношении гражданки России
Приведенной Юлии Анатольевны, содержащейся
под стражей без постановления суда в Люберецком
ИВС (уголовное дело находится в производстве
следователя СУ СК при прокуратуре РФ по
Московской области).

Нас заставляют давать ложные показания
(открытое письмо)

Уважаемые руководители Генеральной прокуратуры и Следственного комитета России!

С 22 мая 2008 года в Московской области под стражей без постановления суда (в нарушение ст.22 Конституции Российской Федерации) содержится член Союза журналистов России Юлия Приведенная. Ее обвиняют в том, что в 2000 году она якобы незаконно лишала нас свободы и подвергала истязаниям. Мы заявляем, что таких фактов не было. Об этом мы писали собственноручные заявления в прокуратуру Московской области, в Верховный Суд и иные инстанции России. Однако, нас по уголовному делу в отношении Юлии Приведенной допросить не захотели. Мы вынуждены были направить свои показания по делу, заверив нотариально (копии прилагаются, см. также vestnikcivitas.ru). В соответствии со ст.12 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 7 октября 2002 года такие заверения носят доказательственную силу и на территории России. Однако, несмотря на это, нас фактически вынуждают быть ложными доносчиками в отношении Юлии Приведенной, так как в обвинении мы фигурируем как единственные «потерпевшие». Просим Вас обратить внимание на указанные факты беззакония, склонения к заведомо ложным показаниям (доносам) и на то, что человека в России удерживают под стражей без надлежащих оснований. Просим не фабриковать наши показания, уголовные дела и не назначать «потерпевших» принудительно.

Граждане Украины:
Шако Наталья Геннадьевна,
Хакимов Владимир Жамильевич,
Акимова Людмила Даниловна.
20 июля 2008 года.

Ярлыки:

пятница, 18 июля 2008 г.

Сидоров: «Я никогда не заявлял, что Трепашкин отбывает наказание по статье, связанной с изменой Родине. Умысла оклеветать Трепашкина у меня не было».

«Истина - дочь Времени, а не Авторитета»
Ф.Бэкон

С 2006 года более сотни средств массовой информации печатали и перепечатывали информацию о том, что я якобы отбывал наказание по уголовной статье, связанной с изменой Родине. В качестве первоисточника была использована цитата из интервью начальника пресс-службы ФСИН России Александра Сидорова информационному агентству «РИА-Новости» 5 декабря 2006 года. Она звучала так: «Трепашкин отбывает наказание по уголовной статье, связанной с изменой Родине, и поэтому мы не можем разрешить связаться ему с иностранными спецслужбами».

Причиной появления информационного сообщения и интервью с Сидоровым было обусловлено тем, что в то время в Москву по приглашению Генеральной прокуратуры РФ приезжали из Лондона следователи Скотланд-Ярда, занимавшиеся расследованием убийства в Великобритании бывшего сотрудника ФСБ РФ Александра Литвиненко, в планах которых были намерения допросить и меня, так как я знаю о некоторых обстоятельствах, связанных с убийством Литвиненко. В такой встрече со мной и допросе сотрудникам Скотланд-Ярда было отказано. О причинах отказа СМИ пытались выяснить у руководства ФСИН РФ, вместо которых текст огласил начальник пресс-службы А. Сидоров.

Я никогда не наказывался по уголовной статье за измену Родине, государственную измену или за деяния, связанные с изменой Родине. Поэтому я подал в суд и в прокуратуру заявления не только о защите своей чести, достоинства и деловой репутации, но и для возбуждения уголовного дело за квалифицированную клевету (ч.3 ст.129 УК РФ). Будучи опрошенным старшим следователем следственного отдела по Замоскворецкому району СУ СК при прокуратуре РФ по гор. Москве С.А. Грызуновым, начальник пресс-службы ФСИН РФ Александр Сидоров начал упрямо твердить, что он никогда не заявлял, что Трепашкин отбывал наказание по статье, связанной с изменой Родине», «умысла оклеветать Трепашкина у меня не было» (это выдержки из постановления следователя). Такая позиция чиновника ФСИН РФ ясна - совершено преступление и надо уклониться от уголовной ответственности. Поэтому он и начал отрицать сказанное.

В гражданских судах, сразу же после исследования приговора и кассационного определения, тоже было установлено, что в распространенной информации через «РИА-Новости», «Российскую газету», газету «Аргументы и факты», «Труд», интернет-издание «Кремль.org» и иные СМИ была распространена клеветническая информация о том, что я отбывал наказание за измену Родине. Такая информация явно не соответствует действительности. Кроме того, это порочит мои честь, достоинства и деловую репутацию ветерана и пенсионера органов госбезопасности, более 25 лет безупречно прослужившего Отечеству, награжденного правительственными наградами - медалями «За отвагу», «За отличие в воинской службе 1 степени», а также иными медалями, 2-мя орденами «За веру и верность 1 степени» и другими наградами. Те средства массовой информации, которые были представлены грамотными юристами, сразу предложили заключить мировое соглашение и опубликовать опровержение. В их числе «РИА-Новости» и «Кремль.org». Молодые женщины, представляющие в судах интересы газет «Аргументы и факты» и «Российской газеты», решили пройти длительный судебный процесс до конца, заявляя, что писали в газетах лица, плохо понимающие тонкости юридических терминов, а поэтому заблуждавшиеся относительно того, что такое «государственная измена» и «разглашение сведений, составляющих государственную тайну». Следовательно клеветы нет, так как эти понятия для большинства граждан идентичны. Вот такое их объяснение. При такой позиции могут обвинить хулигана в убийстве и скажут: «А для нас эти понятия идентичны, так как писал не юрист». И будут после таких публикаций человека незаслуженно считать убийцей.

Я надеюсь, что время и суды, пусть даже и зависимые от властных чиновников, все расставят на свои места.

Те высокопоставленные чиновники, кто по сфабрикованным обвинениям удерживал меня в местах лишения свободы, старались всячески продемонстрировать людям, что я якобы совершил преступления, поэтому и старались выбросить в СМИ массу грязи, лжи, клеветы. Им нужно было спрятать истину. Но со временем все проясняется. И скоро выяснится, кто действительно изменял своим людям, стране, Родине.

М.И. Трепашкин
19 июля 2008 года.

Ярлыки: ,

понедельник, 23 июня 2008 г.

Два античеловечных изобретения ФСИН России начала 21 века

«И добрые и злые - все умрут.
Так лучше пусть добром нас помянут».
Саади

В начале XXI века уголовно-исправительная система России до того ужесточила режимы содержания лиц, помещаемых под стражу либо приговоренных к легкому режиму - нахождению в колониях-поселениях, что они бесспорно перешли в разряд античеловечных, направленных на медленное физическое уничтожение людей. Я приведу лишь несколько изобретений ФСИН России, которые смело можно отнести к разряду пыточных условий содержания.

Первое. В мировой практике уголовно-исполнительного права есть такое понятие «прогулочный дворик». Его назначение в том, чтобы человек, лишенный свободы, мог подвигаться, проделать какие-то физические упражнения, после пребывания в тесной и полутемной камере, подышать свежим воздухом и посмотреть на дневной свет. Иначе наступит атрофия мышечной системы, атрофия системы зрения и человек потеряет здоровье. И такие дворики существовали в системе ГУИН еще с советских времен. Однако у нынешних руководителей ФСИН России с понятийным терминологией видимо не все в порядке. Вопреки русскому языку, вместо «прогулочного дворика» (все мы представляем себе, что такое «двор» и что такое «дворик») как об этом требует закон, в системе ФСИН РФ повсеместно стали применять прогулочные камеры. Вместо прогулочного дворика, предназначенного для того, чтобы арестанта вывести «на свет Божий» и дать ему возможность подышать свежим воздухом, совершить физические упражнения (законом предусмотрено время на это не менее 1 часа), человека всего лишь переводят из одной камеры в другую, которую условно назвали «прогулочным двориком» (надо же до такого додуматься!). Последняя камера отличается от первой только тем, что в ней убраны спальные места «шконки», более высокие стены и на полтора метра поднят потолок, чтобы чуть свободнее поступал воздух. Но лишь чуть-чуть, так как в «стакан» (именно так выглядит по форме прогулочная камера) воздух сверху попадает с трудом. «Небо в клетку», как об этом поется в старых зэковских песнях, давно не существует. Существуют лишь своеобразные «каменные мешки». Обратите внимание, прогулочные камеры, построенные на крышах СИЗО «Матросская Тишина», «Капотня», некоторых других СИЗО даже в Москве сверху закрыты металлическими крышами. Для чего? - Чтобы окончательно угробить здоровье арестантов, чаще всего незаконно находящихся под стражей. Ибо глаз отвыкает от красок природы, металлическая крыша прогревает застоявшийся воздух так, что нечем дышать. И если раньше осадки хотя бы промывали собиравшуюся на полу бетонную пыль и грязь, то теперь в результате ходьбы она сразу поднимается выше и забивает ваши легкие, нос, глаза, хрустит на зубах. Небо при этом вы не увидите вообще. Иногда трудно определить, день за стеной, или уже сумерки (часы носить запрещают категорически и не объясняют, почему). Человек подвергается так называемой сенсорной депривации, когда атрофируется работа человеческих рецепторов. А это медленное оружие уничтожения. К сожалению, правозащитники и адвокаты мало уделяют внимания прекращению этого страшного процесса в человеческой жизни. Ведь добились когда-то снятия с окон камер так называемых «ресничек» (тоже своеобразное средство применения сенсорной депривации). Можно добиться и снятия крыш хотя бы с прогулочных камер (не верится, что можно у нас в России добиться от властей постройки именно прогулочных двориков). А что касается «ресничек», то вместо этого начали применять многорядные решетки. Попробуйте поставить на малом окошке 4-5, а то и 6 рядок мелких решеток и сразу почувствуете себя в темном подвале. Да еще и воздух через такое количество решеток не очень проходит. В камерах духота и застой. Дышите, мучайтесь, дохнете - подарок от ФСИН России. В июне-июле 2007 года я, будучи осужденным за свою адвокатскую деятельность по сфабрикованным властями обвинениям к режиму колонии-поселения, незаконно был помещен отбывать наказание в тюремную камеру для смертников и описывал о нарушениях моих прав на прогулку, а также описывал, что так называемые «прогулочные дворики» для спецпоста № 38 (подвал СИЗО-1 гор.Екатеринбурга), где меня содержали в камере-одиночке № 5, - маленькие и грязные. Вот что ответил по этому поводу С.П.Богинич (цитирую):

«…так как Трепашкин М.И. содержался на одиночном содержании он выводился на прогулку в прогулочный дворик площадью 4 кв.м».

Чтобы представить, как можно осуществлять прогулку на таком «огромном» прогулочном дворике, сравните его с метражем хотя бы кухни в доме московской «хрущевки». Те же чинуши своим песикам и другим животным дают возможности для выгула гораздо больше времени и пространства, чем для людей.

Античеловечность - основной признак деятельности нынешней системы уголовно-исправительного права. А главное, что под эту античеловечность чаще всего попадают так называемые «легкостатейнки», которым вполне можно было бы назначить штрафы и сберечь их для общества. Сберечь с точки зрения морали, психики, физического здоровья. Следует подчеркнуть, что по многим моментам уже приняты решения Европейским судом по правам человека. Но изменения в системе ФСИН РФ не наступают в лучшую сторону.

Второе. Есть в российской уголовном и уголовно-исполнительном праве такой вид наказания, как направление лица в колонию-поселение (ст.56 УК РФ). По федеральному закону (ст.129 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации) осужденные к такому виду наказания содержатся не только без стражи, но и без охраны. Античеловечная сущность ФСИН РФ и здесь решила проявить себя. Подавляющее число осужденных к режиму колонии-поселения, вместо того, чтобы содержаться без охраны, месяцами, а то и годами содержится в тюрьмах, под стражей (без постановления суда о применении такой меры пресечения, как заключение под стражу), в следственных изоляторах, ИВС и т.д. Их незаконно этапируют под конвоем. Но и на этом не остановились ФСИНовцы. Они придумали «поселения» сделать внутри зон общего и строгого режимов, за колючей проволокой. И при этом утверждают, что нахождение за колючей проволокой - это не охрана, это лишь надзор.

Я на протяжении нескольких лет пытаюсь поднять эту проблему перед правозащитниками и адвокатами. Не сразу, но юридически суть происходящего поняли и активно вступили в борьбу с беззакониями ФСИН РФ правозащитники Шаклеин В.А. (Уральское отделение Общероссийского общественного движения «За права человека»), Беляев С.И. (правозащитная организация «Сутяжник», гор. Екатеринбург), Г.В.Эделев («Движение против насилия»), Пономарев Л.А. («За права человека», гор. Москва) и некоторые другие. Однако, противодействие ФСИН РФ, вставшей на путь лжи и клеветы, не привело к нужным результатам, основанным на законе и человечности. В настоящее время я готовлю письмо-обращение по последней проблеме Специальному докладчику ООН по вопросам незаконного исполнения наказаний.

23 июня 2008 года в зале в 11 часов 00 минут на 5 этаже Замоскворецкого районного суда гор. Москвы у заместителя председателя этого суда Петренко состоится очередное заседание по моему иску к ФСИН России с требованием устранения описанных выше античеловечных беззаконий. Конечно, шансы выиграть процесс малы. Не просто так дело взято под контроль заместителем руководителя суда. Но я своим процессом решил обратить внимание многих на античеловечность работы уголовно-исполнительной системы. Представитель ФСИН России, понимая, что противопоставить моим аргументам им нечего, начал уповать на то, что мною пропущен без уважительных причин срок обращения в суд по указанным нарушениям. Теперь мне нужно доказать, что срок я пропустил по уважительным причинам. Примет ли мои аргументы суд?

Известное юридическое изречение гласит: «В интересах человека сделать добро другому». Поэтому описанные мною проблемы нужно держать в поле зрения и добиваться их устранения, чтобы другие осужденные, заключенные под стражу не подвергались античеловечному обращению.

Адвокат М.И.Трепашкин

Ярлыки:

суббота, 21 июня 2008 г.

Обвинениям Приведенной Ю.А. мог бы позавидовать Шамиль Басаев

«Это больше, чем преступление: это ошибка!»
Буле де ла Мертом

Перечню статей Уголовного кодекса Российской Федерации, которые вменяются члену Союза журналистов России Юлии Приведенной, задержанной сотрудниками ФСБ и МВД в подмосковных Люберцах 22 мая 2008 года и помещенной сразу же под стражу, мог бы позавидовать один из главных террористов России Шамиль Басаев - ч.1 ст.208 УК РФ (организовала незаконное вооруженное формирование, да еще действующее вблизи столицы), ч.1 ст.239 УК РФ (организовала объединение, посягающее на личность и права граждан), ч.3 ст.127 УК РФ (незаконно лишала людей свободы, не связанного с похищением, в том числе многих несовершеннолетних, да еще с применением оружия), пунктами «а», «г» и «е» ч.2 ст.117 УК РФ (истязание несовершеннолетних группой лиц). Перечень преступлений устрашающий. Однако, при изучении материалов уголовного дела любому юристу сразу видно, что все эти обвинения в отношении Юлии Приведенной придуманные сказки следователя по особо важным делам прокуратуры Московской области юриста 2 класса Березкина Р.Л., в связи с чем никто Юлию Приведенную и не искал. Ее включили в группу лиц для массовости, чтобы показать, какую большую организацию выявили сотрудники РУБОПа и прокуратуры Московской области. В постановлении о привлечении Приведенной Ю.А. в качестве обвиняемой от 11 сентября 2001 года не указано ни одного конкретного действия, которое она совершила бы, чтобы привлечь ее в качестве обвиняемой. Ни одного! Перечисляются «злодеяния» других лиц, а ответа на то, что же конкретно делала Приведенная Юлия, чтобы ее посадить за столь страшные преступления, не имеется. Нет ответа, как она организовывала «незаконные организации» и почему их официально зарегистрировали, если они незаконные. Нет ответа, каким образом и кого именно она незаконно лишала свободы. Что касается истязания несовершеннолетних, то в обвинении упоминается ее присутствие 21 ноября 2000 года, когда якобы была устроена порка некой 17-летней Шако за то, что та курила. Однако, сама Шако отрицает, что ее била Приведенная. А другие несовершеннолетние «потерпевшие» - Николай Акимов, Владимир Хакимов, Дмитрий Лукьянов (и даже мать Акимова - Людмила Даниловна) дружно пишут, что их, в то время несовершеннолетних, члены официально зарегистрированного поэтизированного общества «П.О.Р.Т.О.С.» не лишали свободы и не истязали. Приведенная Юлия тем более. В то же время они подчеркивают, что их трое суток незаконно удерживали в здании РУБОПа (по адресу: гор. Люберцы, ул. Кирова, дом 39), запугивали избиениями и заставляли писать ложь. Правду они смогли написать только после того, как освободились от сотрудников правоохранительных органов. Из кассационной жалобы в Верховный Суд России потерпевшего Акимова Н.А.: «…Свои показания, на которых основано уголовное дело, давал под давлением в Люберецком РУБОПе (Трое суток меня держали в здании РУБОПа…). Из жалобы другого потерпевшего - Хакимова В.Ж.: «..Я никаких заявлений не писал, потерпевшим себя не считаю, в РУБОПе находился трое суток, при мне избивали Дергузову И.Е….чтобы меня отпустили из РУБОпа я подписал несколько листов и меня отпустили». Третий потерпевший Лукьянов Д.В. пишет: «…Я рассказал в суде о том, что отказываюсь от показаний, подписанных в Люберецком РУБОПу, потому что нас трое суток продержали в РУБОПу, я слышал как избивали в соседнем кабинете Дергузову И., Ломакину Т., Давыдова Ю., Привалова Е. и поэтому подписал все, что мне сказали. Сам я никаких заявлений не подавал, претензий не имел и не имею к организации ПОРТОС, никто меня не удерживал и если бы организация сейчас существовала, я, Хакимов В. и Акимов Н. вернулись бы учиться дальше в ПОРТОСе». И так далее, и тому подобное. Нет потерпевших, которые указали бы на Приведенную Ю.А. как лица, лишавшего их свободы либо истязавшего их. В настоящее время правоохранительные органы держат под стражей невиновного человека. Как говорил Сенека: «Тяжелая ошибка часто приобретает значение преступления». Преступления, совершаемого правоохранительными органами.

Хотелось бы подчеркнуть, что по так называемому «делу ПОРТОСа» имеется мнение специалиста - доктора юридических наук, профессора, главного научного сотрудника Института государства и права РАН А.В.Наумова от 18 августа 2003 года, из которого следует, что организация «Б.К.Н.Л» «Портос» не является незаконной и в действиях ее членов «отсутствует состав преступления, предусмотренный ч.1 ст.208 УК РФ. В действиях осужденных отсутствует и состав преступления, предусмотренный ч.1 ст.239 УК РФ». По последнему составу профессор указал, что это «категорический вывод». Доктор юридических наук А.В.Наумов назвал «неправильной» квалификацию действий по ч.3 ст.127 и п.п. «а», «г» и «е» ч.2 ст.117 УК РФ.

Очень хотелось бы, чтобы на ситуацию с незаконным задержанием и арестом Юлии Приведенной обратили внимание не только надзирающие прокуроры, но также защитники и общественность. Нельзя, чтобы людей сажали в тюрьму на длительные сроки лишения свободы за придуманные преступления на основе сфабрикованных материалов. Надо реагировать!

Адвокат М.И.Трепашкин
19 июня 2008 года.

Ярлыки: