Михаил Иванович Трепашкин - московский адвокат, бывший сотрудник КГБ и ФСБ. Эксперт Общественной Комиссии по расследованию взрывов домов в Москве и Волгодонске и событий в Рязани. Арестован 22 октября 2003 года, накануне заседания суда, где он планировал предъявить факты, которые могли дать основание утверждать о причастности спецслужб к организации взрывов жилых домов в сентябре 1999 года. Предлог для ареста - в его машине был обнаружен пистолет. Сам Трепашкин утверждает, что пистолет был подброшен. После незаконного задержания Трепашкин был помещен в пыточные условия: грязная камера 1,6х2 м, пытки голодом, холодом, лишением сна. 19 мая 2004 г. за незаконное хранение оружия и разглашение гостайны приговорен Московским окружным военным судом к 4 годам колонии-поселения, начиная с 1 декабря 2003 г. 4 ноября 2003 года бывшие политические узники, среди которых Елена Боннэр, Сергей Ковалев и Владимир Буковский, призвали Amnesty International признать Трепашкина политзаключенным.

пятница, 2 февраля 2007 г.

Письмо Трепашкина Ларисе Володимеровой

Письмо Михаила Трепашкина | CHECHENPRESS:


Госпоже Володимеровой Ларисе

от Трепашкина Михаила Ивановича,
адвоката, осуждённого по сфабрикованным
обвинениям к 4 годам колонии-поселения и
незаконно содержащегося под охраной в ФГУ ИК-13
города Нижнего Тагила



Уважаемая госпожа Володимерова! Огромнейшее спасибо Вам за поддержку и практическую помощь в моей борьбе с бандитизмом нынешних властей России. Я ничуть не преувеличиваю, когда веду речь о бандитизме. Возможно, что более правильно говорить о терроризме, но пока у меня масса доказательств их бандитизма.

Создав свою «Бригаду», они мочат людей не только в России, но уже и за границей. Мочат явно и безнаказанно?! И не жалеют даже детей (достаточно вспомнить Беслан, где можно было пойти на уступки ради спасения сотен детей, сына Яндарбиева, сына Литвиненко, которые попадали под воздействие опасного способа убийства их отцов, и многих других).

Чисто по-бандитски, в духе «братков» 90-х годов власти поступали и со мной. Я стал неугоден, обвинив руководителей ФСБ РФ в том, что они должны отвечать за взрывы домов в Москве и за события в Театральном центре на Дубровке («Норд-Ост»). Для таких обвинений у меня были веские правовые основания!

Такие преступления легко раскрываемы! Если, конечно, захотеть. Власти не только не захотели детально расследовать эти зловещие преступления, но и начали скрывать и помогать заметать следы истинным преступникам, руководившим этими актами террора. Президент России Путин В.В. пошёл на прямое нарушение Конституции России и общепризнанных норм международного права, когда приказал убить уже захваченных террористов, которые могли подробно рассказать об обстоятельствах подготовки и захвата заложников, о своих руководителях и пособниках. Сразу у всех возникает вопрос: Не пытались ли им «заткнуть рот», чтобы не прозвучала правда о захвате? Ну, а главное для меня как юриста было в том, что власти как и захватчики нарушали право на жизнь. Ведь многие были убиты без суда и следствия?! Будучи уже не опасными, без оружия в руках?! Почему-то этому факту мало кто придал значение. К смерти захватчиков мог приговорить лишь суд! И только после разбирательства и определения вины каждого. В нынешней России путинского правления и верховенства силовых структур «правосудие», «судебная власть» - это второстепенные понятия. На словах Путин В.В. объявил о «диктатуре закона». На практике это надо понимать так: «Закон – это Я. Как скажу, так суд и обязан поступить!» А для некоторых решений даже юридической судебной оболочки не нужно.

По отношению ко мне власти решили юридическую оболочку оформить, хотя и чисто формально. Об этом чётко прозвучало со слов надзирающего прокурора Кондратькова А.Н., когда уголовное дело находилось ещё в Главной военной прокуратуре. Он сказал, что состава преступления в моих деяниях нет, но меня всё равно осудят, по беспределу! Почему? Потому, что есть указание «свыше», заказ властей (указывали на Администрацию Президента России Путина В.В.). И, как следовало со слов прокурора, руководители Главной военной прокуратуры (Пономаренко А.Г., Савенков А.Н.) уже договорились с руководителями Военной коллегии Верховного суда РФ о моём осуждении по надуманным преступлениям. Так и было сделано. Судья Московского окружного военного суда Седов С.П. вынес по указанию своих кураторов из Военной коллегии заведомо неправосудный приговор. После этого меня специально отправили за 2200 км от Москвы, чтобы я оттуда ничего не мог писать, говорить правду. Меня поместили в условия особой изоляции да ещё и опасные для жизни и здоровья. По планам извергов, меня должны здесь уничтожить. Реализации их планов помешали публикации в СМИ и деятельность правозащитников. Огромнейшее им за это спасибо.

Учитывая, что круг поддерживающих меня правозащитников и правозащитных организаций всё увеличивается, я надеюсь добиться пересмотра своего явно сфабрикованного дела и, по возможности, призвать к ответственности фальсификаторов. Для этого нужно показать, что за «преступления» вменили мне в вину беспредельщики, выполняя заказ «сверху»! К сожалению, я бьюсь уже более 2-х лет, чтобы через СМИ показать, как конкретно липовалось моё дело. И всё напрасно?! До сих пор пишется лишь одна фраза: «Трепашкин обвиняется в том, что копировал секретные документы, которые хранил у себя дома». Это ложь. Этого нет даже в тексте приговора!

В чём же состоит так называемое «преступление» о совершении мною разглашения государственной тайны России?

Мне вменили 2 случая «разглашения»:

- якобы в августе 2001 года я показал Шебалину В.В. (полковнику ФСБ РФ, служившему в УРПО ФСБ РФ) 3 документа с данными на трёх бывших агентов КГБ СССР;

- а в феврале 2002 года я передал тому же Шебалину В.В. на хранение несколько документов с планами ФСБ РФ.

(Заметьте, в обоих эпизодах фигурируют не копии, а подлинники документов!).

В ходе предварительного следствия и суда секретной почтой запрашивали сведения по 3-м якобы агентам КГБ СССР. Запрашивали в Управлении регистрации и архивных фондов (УРАФ) ФСБ РФ, где концентрируются сведения обо всех агентах, бывших и действующих органов государственной безопасности. И каждый раз УРАФ ФСБ РФ отвечало, что сведений о принадлежности указанных 3-х лиц к агентуре КГБ СССР или ФСБ РФ не имеется! О том, что они являются агентами, придумали военные судьи!

Точно также они придумали, что разгласил Шебалину планы ФСБ РФ! Никаких планов в деле не было обнаружено и нет. Я с 1997 года вообще не имел к органам госбезопасности России какого-либо отношения. Работал с января 2001 адвокатом. Сижу в тюрьме за разглашение планов, которых никто не видел и никто не знает?!

Я написал письмо Генеральному прокурору РФ, в котором указал, что готов отсидеть 2 (два) срока, если в деле обнаружатся какие-либо планы ФСБ РФ. Как обычно, получил стандартный ответ: «Всё законно и обоснованно в приговоре». От конкретных вопросов уходят.

Уважаемая г-жа Володимерова! Сейчас, вроде, активизировалась работа «Международной амнистии». В России создан Общественный комитет в мою защиту (координатор Кригер Михаил). Я обращаюсь к Вам с просьбой принять активное участие в их работе, чтобы добиться от властей России пересмотра уголовного дела, сфабрикованного в отношении меня ФСБ РФ, Главной военной прокуратурой и военными судьями, и освобождения меня из мест лишения свободы.

Я уже более трёх лет удерживаюсь в местах лишения свободы, не совершив против людей ничего противоправного!

В конце января – начале февраля 2007 года должен состояться очередной саммит Россия-ЕС. Очень надеюсь, что вопрос моего по сути бандитского заключения в исправительную колонию и удержания на протяжении более 3-х лет в местах лишения свободы по надуманным обвинениям будет задан Путину В.В.

Пусть пояснит, за разглашение каких планов меня на 4 года заточили в тюрьму ?

Кто и зачем придумал мне каких-то «агентов КГБ СССР», если о их существовании отрицают в самой же ФСБ РФ?

До каких пор будут в России подбрасывать оружие и патроны в целях заключения под стражу неугодных лиц? И почему не расследуется факт подброса мне как адвокату в автомашину пистолета? Почему не расследуется, как официально изъятый властями ещё в 1996 году в Чечне пистолет оказался в моей автомашине? Как сняли его с учёта?

(Если власти отслеживали путь появления оружия и боеприпасов, то меньше было бы провокаций, а также заказных убийств!).

До сих пор не могу понять, почему «Международный Мемориал» то выскажется в защиту от беспредела, то пропадает?

К величайшему моему сожалению, мне не удалось добиться того, чтобы мои защитники раньше поставили указанные выше вопросы через СМИ?!

Я отсидел уже в тюрьме и зоне 3 года 2 месяца и 8 дней. Осталось ещё 11 месяцев 22 дня. Очень надеюсь на то, что сообща общественности удастся добиться отмены преступного сфабрикованного приговора и моего освобождения до конца срока!

С уважением,
М.И. Трепашкин

30 декабря 2006 года

P.S. Я до сих пор в шоке, что позволили расправиться с Сашей Литвиненко таким изуверским способом!

Ярлыки: ,

Комментарии: 0:

Отправить комментарий

Подпишитесь на каналы Комментарии к сообщению [Atom]

<< Главная страница