Михаил Иванович Трепашкин - московский адвокат, бывший сотрудник КГБ и ФСБ. Эксперт Общественной Комиссии по расследованию взрывов домов в Москве и Волгодонске и событий в Рязани. Арестован 22 октября 2003 года, накануне заседания суда, где он планировал предъявить факты, которые могли дать основание утверждать о причастности спецслужб к организации взрывов жилых домов в сентябре 1999 года. Предлог для ареста - в его машине был обнаружен пистолет. Сам Трепашкин утверждает, что пистолет был подброшен. После незаконного задержания Трепашкин был помещен в пыточные условия: грязная камера 1,6х2 м, пытки голодом, холодом, лишением сна. 19 мая 2004 г. за незаконное хранение оружия и разглашение гостайны приговорен Московским окружным военным судом к 4 годам колонии-поселения, начиная с 1 декабря 2003 г. 4 ноября 2003 года бывшие политические узники, среди которых Елена Боннэр, Сергей Ковалев и Владимир Буковский, призвали Amnesty International признать Трепашкина политзаключенным.

среда, 7 февраля 2007 г.

Пресс-конференция в защиту Трепашкина

6 февраля 2007 г. в Независимом пресс-центре состоялась пресс-конференция Общественного комитета в защиту политзаключенного адвоката М. Трепашкина.

Открыл пресс-конференцию Г. Резник, который сообщил, что два раза обращался к руководителю мед. службы Свердловского УФСИН г-ну Смирнову с просьбой госпитализировать для обследования Михаила Трепашкина . Так как по мнению Г. Резника выявить аллерген в условиях колонии невозможно. От чего дело может кончиться для Трепашкина обыкновенным удушьем, от которого его невозможно будет спасти. Если к первой просьбе адвоката г-н Смирнов отнесся с видимым пониманием, то после повторного обращения через месяц – два Генри Резник понял, что г-н Смирнов явно уклоняется от выполнения своих функций в отношении осужденного адвоката Трепашкина. Адвокат Резник подчеркивает, что просил не о каком-либо облегчении режима, а всего лишь об обследовании. Ничего другого, кроме «указания сверху», Генри Маркович придумать для объяснения подобного бездействия ФСИНовских медиков не может. Закончил свое выступление Г. Резник тем, что по его словам, если власть определила «предателя», то с ним не церемонится. Если Трепашкин - «враг» и враг не сдается, то его уничтожают.

Адвокат Сергей Бровченко говорил о том, что власти сознательно уничтожают М. Трепашкина, рассчитывая на прогрессирующую болезнь, которая в любой момент может обернуться смертью от удушья. Надлежащего медицинского обслуживания в колонии нет. Хотя Трепашкин согласно режиму колонии-поселения имеет право на лечение в городской больнице под присмотром опытного пульмонолога. Вместо подобающего лечения его колят чем-то перед судом. Был рассказан известный уже эпизод, когда в суде МИТ стало плохо, судья вызвал «скорую помощь», которая отвезла МИТ в больницу, откуда его прямо из-под капельницы утащили обратно в колонию представители администрации.

Сокамерник политзаключенного Трепашкина Дмитрий Рожин рассказал о том, что для давления на Трепашкина администрация колонии использует заключенных. Сидящие вместе с Михаилом Ивановичем и другими приговоренными к колонии-поселению осужденные «тяжелостатейники» ради перспективы УДО всячески издеваются над своими сокамерниками . Кроме того, Рожин подтвердил, что в любой момент приступ бронхиальной астмы может окончиться удушьем и Трепашкин не получит никакой медицинской помощи. Сотрудники колонии будут лишь молча наблюдать, как он умирает.

Очень впечатляющим было заявление Рожина, сопровождаемое демонстрацией решения суда, подтвердившего, что Рожин, приговоренный к отбыванию наказания в колонии-поселении (так же как и МИТ), фактически отбывал его в условиях общего режима и был согласно решению суда лишен нормального медицинского обслуживания, возможности встречаться с близкими и прочих прав приговоренного к отбыванию в колонии-поселении…….

Главным же событием пресс-конференции была демонстрация экспертизы Уральской юридической академии, которая была посвящена детальному разбору обвинения по эпизоду с боеприпасами. Главный вывод экспертизы – обвинительный приговор по этому эпизоду не выдерживает ни малейшей критики.

Кроме того были продемонстрированы выписка из истории болезни Михаила Трепашкина и приказы Минюста и Минздрава об освобождении от отбывания наказания осужденных с заболеваниями, изложенными в перечне, который так же приводился. При сопоставлении всех этих документов было очевидно, что Трепашкин должен был быть освобожден по болезни даже в случае своей действительной виновности.

Из всего вышеизложенного в ходе пресс-конференции самым естественным образом вытекал вывод о том, что правосудие для политзаключенного Михаила Трепашкина особое и не имеет с собственно правосудием ничего общего кроме названия.

Кригер Михаил.

Ярлыки:

Комментарии: 0:

Отправить комментарий

Подпишитесь на каналы Комментарии к сообщению [Atom]

<< Главная страница