Михаил Иванович Трепашкин - московский адвокат, бывший сотрудник КГБ и ФСБ. Эксперт Общественной Комиссии по расследованию взрывов домов в Москве и Волгодонске и событий в Рязани. Арестован 22 октября 2003 года, накануне заседания суда, где он планировал предъявить факты, которые могли дать основание утверждать о причастности спецслужб к организации взрывов жилых домов в сентябре 1999 года. Предлог для ареста - в его машине был обнаружен пистолет. Сам Трепашкин утверждает, что пистолет был подброшен. После незаконного задержания Трепашкин был помещен в пыточные условия: грязная камера 1,6х2 м, пытки голодом, холодом, лишением сна. 19 мая 2004 г. за незаконное хранение оружия и разглашение гостайны приговорен Московским окружным военным судом к 4 годам колонии-поселения, начиная с 1 декабря 2003 г. 4 ноября 2003 года бывшие политические узники, среди которых Елена Боннэр, Сергей Ковалев и Владимир Буковский, призвали Amnesty International признать Трепашкина политзаключенным.

среда, 28 февраля 2007 г.

Письмо Трепашкина Патрушеву

Директору Федеральной службы безопасности
Российской Федерации
Патрушеву Н.П.

от Трепашкина Михаила Ивановича,
полковника запаса, ветерана и
пенсионера ФСБ РФ, награждённого
боевыми правительственными наградами,
незаконно осуждённого по сфабрикованным
обвинениям в совершении деяний
средней тяжести - ч. 1 ст. 222 и
ч. 1 ст. 283 УК РФ к 4 годам
колонии-поселения и уже 3 года 4 месяца
удерживаемого в строгих условиях
изоляции в местах лишения свободы.


Господин Директор ФСБ РФ Патрушев! С 1995 года, т.е. с момента Вашего прихода в ФСБ РФ из Главного управления Администрации Президента России, Вы преследуете меня за принципиальный подход в борьбе с организованной преступностью, с коррупцией в органах госбезопасности.

Из-за Ваших необоснованных преследований, двухгодичного служебного разбирательства (проверку можно было провести за три дня, но два года искали на меня компромат), что мешало нормальной работе по предупреждению и пресечению тяжких и особо тяжких преступлений, актов террора, захватов заложников и т.д., в 1997 году (ровно 10 лет назад) я вынужден был написать заявление об уходе на пенсию. После увольнения я подал в суд, чтобы доказать необоснованность Ваших преследований меня и других боевых офицеров Управления собственной безопасности ФСБ РФ. 1 апреля 1998 года Московский гарнизонный военный суд своим решением подтвердил нашу правоту. Но Вас, видимо, очень огорчило то, что я через суд доказал в споре с тремя генералами армии ФСБ РФ (Ковалёв Н.Д., Барсуков М.И. и лично Вами), что руководители ФСБ РФ в отдельных случаях прикрывали преступников, в том числе в Москве, собиравших деньги на акты террора, убийств. Так я стал объектом разработки 7 отдела УРПО ФСБ РФ, возглавляемом подполковником Гусаком А.И. Генерал Макарычев передал Гусаку приказ руководства о том, чтобы мне проломили голову и забрали документы суда. Гусак поручил эту варварскую акцию Литвиненко. Для психологического настроя при покушении сотрудников УРПО ФСБ РФ снабдили сфабрикованной фальшивкой, что я якобы не сдал удостоверение и "бомблю" коммерческие палатки?! Этот документ я не могу добиться оспорить через суд с 1998 года (заявляют, что такого документа не было), тем более, что удостоверение мною было сдано в 1997 году, сразу же после расчёта. Литвиненко уже тогда (а было это в начале 1998 года, когда я работал уже начальником следственного отдела Управления федеральной службы налоговой полиции РФ по Московской области) заметил, что в документах, врученных ему руководителями, содержится фальш, со мной сводят счёты, поэтому отказался исполнять преступный приказ, а в апреле 1998 года рассказал об этом преступном приказе тележурналисту "ОРТ" Доренко С.Л. вместе со своим начальником Гусаком и коллегой по отделу Андреем Понькиным.

Вы подобрали для преступной акции тех лиц, которые со мной не служили и меня не знали. Так было легче их обмануть о целях преследования меня и необходимости моего уничтожения. Уже после возбуждения уголовного дела и моего знакомства с сотрудниками УРПО ФСБ РФ, Литвиненко рассказал о готовившейся акции всей общественности на пресс-конференции в Интерфаксе 17 ноября 1998 года. За это и поплатился.

Меня же Вы продолжали преследовать, используя служебное положение Директора ФСБ РФ. Особое негодование почему-то вызвал факт моей защиты потерпевших от подрыва домов в Москве в сентябре 1999 года. Я в это время был адвокатом и, используя свой многолетний опыт следственной работы, мог помочь в розыске истинних преступников. Вы этого очень боялись, в связи с чем провели операцию моего устранения от дела. Вначале мне подбросили в снимаемую квартиру несколько различных патронов, придумали разглашение сведений, якобы составляющих государственную тайну России (?!) полковнику ФСБ РФ Шебалину В.В. и стали меня как адвоката шантажировать: либо я выйду из дела, либо меня "посадят". Я чист перед людьми и совестью, я честно служил Отечеству и никаких преступлений не совершал. И терпеть не могу убийц. Я на компромисс не пошёл. Тогда мне 22 октября 2003 года подбросили в автомашину "чеченский" пистолет и заключили под стражу, пустив слух о покушении на Путина. Мне, даже находясь под стражей, удалось доказать, что подброшенный пистолет официально изымался 7 августа 1996 года правоохранительными органами у инспектора чеченской таможни Джабраилова. Дело было прекращено. Но оно помогло заключить меня под стражу по другому делу, где были подброшены 18 патронов, хотя явно усматривалось, что они подброшены (имеющиеся номера указывают, что они числятся за ФСБ РФ и УФСНП РФ по Московской области и поступили туда после моего увольнения).

Благодаря Вашим стараниям меня уже 3 года 4 месяца удерживают в местах лишения свободы, хотя я не совершил никакого преступного деяния. Вас не остановило даже то, что в момент ареста у меня на иждивении было 5 несовершеннолетних детей, в том числе 4 - малолетние (младшей только исполнился год, из-за этого не работала и мать).

2003, 2004, 2005, 2006 и 2007 годы по Вашей команде мне всячески препятствуют в контактах с детьми, заслав в нарушение российского законодательства и общепринятых норм международного права за 2200 км от места жительства. Такие методы разлуки использовали фашисты, угоняя людей в концлагеря. Порождённое зло когда-нибудь вернётся и к Вам!

Почему людям пускается пыль в глаза, будто я изменил Родине и разгласил сведения, составляющие государственную тайну Российской Федерации? Ведь Вы же знаете, что: в ФСБ РФ я служил по контракту; со сведениями, составляющими гостайну России, я не работал, допуск не оформлял, поэтому подписки о неразглашении каких-либо данных органов Российской Федерации с меня не бралось!

Я не нарушил ни одного обязательства перед органами Российской Федерации!

Ответьте, пожалуйста, мне и людям (с учётом международного резонанса):

1. Какие планы ФСБ РФ я как адвокат якобы разгласил в 2002 году полковнику ФСБ РФ Шебалину В.В., если я с 1997 года не имею никакого отношения к этой службе?

В деле в ходе предварительного следствия и суда так и не было обнаружено даже упоминания о планах ФСБ РФ. О них ничего не мог сказать обвинитель - военный прокурор Пайчин. Не видел этих планов Шебалин. "Эксперт" ФСБ РФ Бутов пояснил: "Планов в материалах нет, а в заключении мы написали формулировку из закона, какие сведения могут быть признаны гостайной".

Так почему же я четвёртый год сижу в тюрьме и зоне, если планов не было! В угоду Вашему заказу?

Если я не прав, то расскажите людям, за разглашение каких планов ФСБ РФ меня, адвоката, столько лет держите в местахлишения свободы?

Я с полковником ФСБ РФ Шебалиным встречался в августе 2002 года, в ходе которой предупредил о готовящейся в Москве акции ("Норд-Ост"). Это был Ваш план? Я за эти разглашённые планы сижу много лет за колючей проволокой?

Проясните это людям!

2. Проясните мне и людям, какую подписку, данную органам ФСБ РФ либо другим органам Российской Федерации я нарушил? Ведь без этого нет ответственности по ст. 283 УК РФ! Она должна быть! Вот и покажите её, если Вы честный и ответственный офицер и руководитель ФСБ РФ.

Я, как человек, имеющий честь и достоинство человека, офицера органов госбезопасности, гражданина России, могу заявить, что у меня не было необходимости в оформлении такой подписки в соответствии с Законом РФ "О государственной тайне". А Вы и подчинённые Вам сотрудники суду предоставили фальшь.

3. Расскажите людям, в разглашении кому Вы обвиняете меня? Иностранцам я разгласил секретные сведения? Иностранной организации? Преступникам?

Вам не кажется сумасшествием, что меня, адвоката, обвиняете в разглашении планов ФСБ РФ... полковнику ФСБ РФ Шебалину В.В., служившему в особо секретном подразделении УРПО ФСБ РФ?

4. Вы обвиняете меня в разглашении в 2001 году данных о трёх лицах, якобы сотрудничавших с органами, осуществляющими контрразведывательную и оперативно-разыскную деятельность.

Скажите людям и мне (я до сих пор не знаю), с какими органами якобы сотрудничали указанные три лица?

УРАФ ФСБ РФ дваджы секретными письмами уведомляли суд, что у них нет сведений о сотрудничестве названных лиц с КГБ СССР (а документы 80-х годов) либо с ФСБ РФ?!

Всё свидетельствует о том, что данные о якобы сотрудничестве трёх лиц с органами, осуществляющими контрразведывательную или оперативно-розыскную деятельность, придуманы!

Уведомите, с какими российскими органами из числа перечисленных в ст. 12 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности", якобы сотрудничали Львов, Калинин и Бутаков (или Бутяков, даже фамилия неизвестна)?

Вы меня осудили за придуманное разглашение сведений о сотрудничестве трёх неизвестных лиц, не граждан России, с не российскими органами?! Я думаю, что как Директор ФСБ РФ Вы знаете, что Закон РФ "О государственной тайне" касается лишь российских органов, защищает лишь сведения российских органов!

Я в дальнейшем пришлю Вам ещё ряд конкретных фактов, свидетельствующих о преступной фабрикации моего уголовного дела.

Не желая, как говорится, "выносить сор из избы", я несколько раз писал Вам письма и заявления с просьбой разобраться с преступной фабрикацией дела, но реакции не последовало. Из этого я сделал вывод, что за этой преступной фабрикацией стоите Вы лично (а может быть, совместно с Путиным В.В., которому тоже писал о беспределе).

По аналогии с моим делом, Вы фабрикуете и другие дела, делая нормальных людей "преступниками", "экстремистами", "террористами".

Не получив ответа на предыдущие письма, я решил обратиться к Вам через СМИ. Ибо из этого письма и люди узнают много правды, которую Вы прячете. Люди, как и я, будут ждать Ваших ответов на поставленные вопросы.


М.И. Трепашкин
23 февраля 2007 года

Ярлыки:

Комментарии: 0:

Отправить комментарий

Подпишитесь на каналы Комментарии к сообщению [Atom]

<< Главная страница