Михаил Иванович Трепашкин - московский адвокат, бывший сотрудник КГБ и ФСБ. Эксперт Общественной Комиссии по расследованию взрывов домов в Москве и Волгодонске и событий в Рязани. Арестован 22 октября 2003 года, накануне заседания суда, где он планировал предъявить факты, которые могли дать основание утверждать о причастности спецслужб к организации взрывов жилых домов в сентябре 1999 года. Предлог для ареста - в его машине был обнаружен пистолет. Сам Трепашкин утверждает, что пистолет был подброшен. После незаконного задержания Трепашкин был помещен в пыточные условия: грязная камера 1,6х2 м, пытки голодом, холодом, лишением сна. 19 мая 2004 г. за незаконное хранение оружия и разглашение гостайны приговорен Московским окружным военным судом к 4 годам колонии-поселения, начиная с 1 декабря 2003 г. 4 ноября 2003 года бывшие политические узники, среди которых Елена Боннэр, Сергей Ковалев и Владимир Буковский, призвали Amnesty International признать Трепашкина политзаключенным.

пятница, 23 марта 2007 г.

Европейский суд: вопросы Правительству РФ по жалобе № 2

Вопросы Правительству Российской Федерации по жалобе № 14248/05 «Трепашкин против России» (II)

1. Соответствовали ли условия содержания заявителя после 1 декабря 2003 требованиям статьи 3 Конвенции? Были ли условия перевозки в здание суда и обратно совместимы с этими положениями?

2. Соответствовало ли содержание заявителя под стражей с 19 декабря 2003 г. до направления его в колонию-поселение требованиям параграфу 1 «с» статьи 5, параграфам 3 и 4 статьи 5 Конвенции, в частности:

- было ли содержание под стражей заявителя «законным» и основанном на «обоснованном подозрении» в отношении него?

- имелись ли «относимые и достаточные» основания для санкционирования содержания заявителя под стражей 1 декабря 2003 года и продления этой санкции после того, как заявитель был осужден 19 мая 2004 года?

- был ли пересмотр правомерности содержания заявителя под стражей незамедлительным и надлежащим в соответствии с требованиями параграфа 4 статьи 5 Конвенции?

3. Было ли судебное разбирательство в отношении заявителя по делу № 1 «справедливым» в соответствии со статьей 6 Конвенции. В частности, соблюдался ли принцип «равенства сторон» между защитой и обвинением: Имел ли заявитель достаточную и соответствующую информацию относительно обвинений против него? Имел ли заявитель «достаточное время и условия» для подготовки к суду, консультации со своими защитниками и доступ к материалам дела? Имел ли заявитель возможности на вызов и допрос свидетелей? Правительству предлагается представить протокол судебного заседания и обвинительное заключение по делу № 1. Если Правительство считает, что некоторые материалы дела являются секретными, то Правительство может попросить о конфиденциальности в отношении этих документов.

4. Принимая во внимание утверждение заявителя, что в декабре 2003 года он был вынужден отозвать свою жалобу на условия содержания под стражей, является ли это препятствием реализации права заявителя на индивидуальное обращение, гарантированное статьей 34 Конвенции?

Ярлыки:

Комментарии: 0:

Отправить комментарий

Подпишитесь на каналы Комментарии к сообщению [Atom]

<< Главная страница