Михаил Иванович Трепашкин - московский адвокат, бывший сотрудник КГБ и ФСБ. Эксперт Общественной Комиссии по расследованию взрывов домов в Москве и Волгодонске и событий в Рязани. Арестован 22 октября 2003 года, накануне заседания суда, где он планировал предъявить факты, которые могли дать основание утверждать о причастности спецслужб к организации взрывов жилых домов в сентябре 1999 года. Предлог для ареста - в его машине был обнаружен пистолет. Сам Трепашкин утверждает, что пистолет был подброшен. После незаконного задержания Трепашкин был помещен в пыточные условия: грязная камера 1,6х2 м, пытки голодом, холодом, лишением сна. 19 мая 2004 г. за незаконное хранение оружия и разглашение гостайны приговорен Московским окружным военным судом к 4 годам колонии-поселения, начиная с 1 декабря 2003 г. 4 ноября 2003 года бывшие политические узники, среди которых Елена Боннэр, Сергей Ковалев и Владимир Буковский, призвали Amnesty International признать Трепашкина политзаключенным.

вторник, 13 марта 2007 г.

Свидетельство Сергея Коробаева

В Тагилстроевский районный суд
Гор. Нижнего Тагила
Свердловской области
От Коробаева Сергея Константиновича,
проживающего по адресу: (адрес в редакции - прим. ред.)

ЗАЯВЛЕНИЕ

Могу засвидетельствовать, что в ФГУ ИК-13, в 19 отряде, отправление всех жалоб, заявлений и писем осуществляется через начальника отряда Головина А.Ю., поэтому многие из них до адресата не доходят, исчезают.

Мне известно, что в декабре 2005 года исчезло ряд жалоб от Трепашкина М.И. и Рожина Д.И. Они не один раз обсуждали этот вопрос в моём присутствии, когда стояли все вместе перед ежедневной проверкой на улице перед входом в общежитие.

Хочу так же заявить, что под угрозой избиения, я вынужден был писать объяснение, о том, что мою жалобу в Европейский суд по правам человека и заместителю генерального прокурора РФ по Урал ФО Золотову Ю.М., я направлял через Трепашкина М.И. и адвоката Косика Л.Б. В действительности, я не знаю, как Трепашкин М.И. отправил жалобу. Возможно закрытым письмом вместе со своей жалобой.

7 апреля 2006г.
Коробаев С.К.



В Тагилстроевский районный суд
города Нижнего Тагила
Свердловской области

От Коробаева Сергея Константиновича,
проживающего по адресу: (адрес в редакции - прим. ред.)


ЗАЯВЛЕНИЕ

С августа 2005 года и по настоящее время, я находился, вместе с Трепашкиным М.И., в одном отряде на участке колонии-поселения при ФГУ ИК-13.

Друзьями мы никогда не были, но отношения между нами были нормальные. Со всей ответственностью за свои слова, я могу свидетельствовать о следующем:

В отношении Трепашкина М.И., с момента повторной его доставки в ИК-13, была организована настоящая травля со стороны администрации ФГУ ИК-13 (Белобородов, Головин А.Ю.) и Нижнетагильской прокуратуры по надзору за соблюдением законов в ИУ (Фирсов, Клеменьтьев). Неоднократно раздавались угрозы: «забрать у него здоровье», «укатать через Шизо» или просто «похоронить». Всем осужденным говорили, что из-за жалоб Трепашкина М.И. никого не будут отпускать по УДО, явно натравляя их на Трепашкина, как на виновника.

Прессингу подвергались и те, кто поддерживал Трепашкина в его борьбе с незаконными условиями содержания осужденных.

Я свидетельствую, что для того, чтобы Трепашкину было отказано в условно –досрочном освобождении, чтобы искусственно сделать из него «злостного нарушителя режима содержания» путём фабрикации правонарушений, которых он не совершал, начальник отряда Головин А.Ю., заставлял писать ложные доносы на Трепашкина. А кто отказывался, то подвергался необоснованным наказаниям и преследованиям. Пока эти осуждённые находятся в колонии, они боятся говорить правду из-за преследований.

Мне известно, что на Трепашкина начальник отряда Головин А.Ю. заставлял писать ложные доносы следующих лиц:

1. Сулейманова Игоря. Сулейманов Игорь отказался – за это ему не давали свидания с женой;

2. Лешкова Сергея. Лешков Сергей отказался и заявил,что пока он в колонии, на эту тему ни с кем говорить не будет;

3. Цыбенова Дугара, Цыбенов Дугар отказался, за что было сфабриковано наказание в виде выговора за то, что он якобы не вышел на зарядку;

4. Крючкова. Он сам потом говорил, что был вынужден написать на Трепашкина ложный донос под давлением и угрозами Головина А.Ю.;

5. Кирьянова. Кирьянову было обещано за это отпустить его по УДО, что и было сделано;

6. Лисицына, Зверева и Кашина. Я сам был свидетелем тому, что начальник отряда уговорил их написать ложные доносы, что якобы Трепашкин в январе месяце (26 числа) ругался на прокурора Фирсова;

7. Героранова Олега и Исакова Жору, что Трепашкин, якобы, не поздоровался с психологом ИК-13 Устиновым.

Практически все в отряде знают об этом, но пока они сидят в колонии, боятся говорить об этом из-за преследований. Как со стороны администрации ФГУ ИК-13, так и прокуратуры, которая знает о липачестве, но скрывает все эти злодеяния Головина А.Ю.

26 января 2006 года в конце дня, меня вызвали на 2-й этаж в кабинет начальника Головина А.Ю., где со мной хотел побеседовать помошник прокурора Фирсов О.В.

Когда я поднялся туда, то там находился Трепашкин. Я стоял у двери. Ждал минут 15-20. За это время из-за двери не было слышно ни звука, так как дверь толстая и плотно закрывается.

В соседнем кабинете занимались какими-то строительно-ремонтными работами осуждённые Зверев, Кашин и Лисицын, которые только что вышли на посёлок из зоны общего режима. Они в кабинет, где беседовал Трепашкин с прокурором, не заглядывали и ничего слышать не могли, если не слышно было мне даже вблизи.

Минут через 15 -20, Трепашкин вышел из кабинета и, увидев меня, спросил: «тебя тоже вызывает?». Я ответил утвердительно и зашел в кабинет. Фирсов куда-то торопился, поэтому беседу со мной не проводил, сказал, что вызовет для беседы в следующий раз.

В дальнейшем он меня так и не вызвал, поэтому я так и не понял, зачем он меня тогда пригласил. Это было так быстро, что я спустился на 1-й этаж сразу за Трепашкиным.

Через несколько дней, примерно 30 января 2006 года, меня вызвал начальник отряда Головин А.Ю. и сказал, что надо написать объяснение по событиям 26 января 2006 года, что в этот день Трепашкин, якобы, ругался на прокурора. Я удивился, так как Трепашкин вообще не употребляет в речи матерные слова, и я не слышал, чтобы он ругался, хотя в тот день стоял у двери.

Тогда начальник отряда сказал, что объяснения напишут Лисицын, Кашин и Зверев (хотя они и не могли слышать, о чём говорил Трепашкин с прокурором), а мне нужно лишь подтвердить, что они работали у двери. Это я написал. Так как боялся преследований и наказаний, вплоть до побоев со стороны администрации (меня били до этого неоднократно ст. л-т Каюда Р.И. и Головин А.Ю.)

Я знаю, что проводилась даже проверка, можно ли было слышать, что творится в кабинете начальника отряда, через стену из соседнего кабинета и через дверь. Ничего слышно не было. Но в каком-то акте написали, что слышно. Это ложь!

Могу свидетельствовать, что правонарушение было сфабриковано на Трепашкина и он был посажен в ШИЗО по сфальсифицированным ложным доносам.

Таким же образом фабриковались на него и другие показания. Головин А.Ю. таким же образом липовал показания и на других неугодных лиц. Я об этом указывал помошнику прокурора Фирсову О.В., но он не захотел это записывать.

Сказанное мною могут подтвердить освободившиеся из ИК -13 и независимые в настоящее время от администрации: Рожин Д.И., Чернышев С.М., Исмаилов А.М., Чайков А.В. и другие.

Я могу показать, что Трепашкин ведет себя законопослушно и строго выполняет все требования администрации. На других осуждённых он отрицательного воздействия не оказывает.

Администрация не один раз намекала, что, когда Трепашкина загонят в зону, то на поселке станет лучше.

Прошу данное моё заявление рассматривать как собственноручные показания в суде.

Об ответственности за заведомо ложный донос, за дачу заведомо ложных показаний, я знаком.

7 апреля 2006 год
Коробанов С.К.

Ярлыки:

Комментарии: 0:

Отправить комментарий

Подпишитесь на каналы Комментарии к сообщению [Atom]

<< Главная страница