Михаил Иванович Трепашкин - московский адвокат, бывший сотрудник КГБ и ФСБ. Эксперт Общественной Комиссии по расследованию взрывов домов в Москве и Волгодонске и событий в Рязани. Арестован 22 октября 2003 года, накануне заседания суда, где он планировал предъявить факты, которые могли дать основание утверждать о причастности спецслужб к организации взрывов жилых домов в сентябре 1999 года. Предлог для ареста - в его машине был обнаружен пистолет. Сам Трепашкин утверждает, что пистолет был подброшен. После незаконного задержания Трепашкин был помещен в пыточные условия: грязная камера 1,6х2 м, пытки голодом, холодом, лишением сна. 19 мая 2004 г. за незаконное хранение оружия и разглашение гостайны приговорен Московским окружным военным судом к 4 годам колонии-поселения, начиная с 1 декабря 2003 г. 4 ноября 2003 года бывшие политические узники, среди которых Елена Боннэр, Сергей Ковалев и Владимир Буковский, призвали Amnesty International признать Трепашкина политзаключенным.

вторник, 20 марта 2007 г.

Лариса Володимерова о последнем письме Трепашкина

Письмо Михаила Трепашкина, как всегда доказательное, важное для установления истины и для светлой памяти А.Литвиненко, вызывает горькое чувство, - подзабытое чувство советской реальности. В спешке и заточении пишет человек, вошедший в историю. Герой, правдолюбец, бесстрашный патриот в настоящем значении слова. Вынужденный оправдываться на каждом шагу – в суде, камере, письмах. Отвечать лгунам-оппонентам, которых бы он не заметил на свободе или на Западе. Недавний сиделец, Давид Кудыков неоднократно указывал на невозможность своей перепалки с теми, кого он презирает: с властью и ФСБ... А Михаилу Трепашкину постоянно внушают, будто он - адвокат, защищавший других - нарушил закон и виновен. Разве придет в голову здравомыслящему российскому читателю или жителю Европы-Америки, что в принципе это возможно?!

Из письма Михаила Трепашкина: «Ковалев Н.Д., бывший директор ФСБ РФ, а ныне депутат Госдумы РФ от «Единой России» гоняет еще одно «фуфло» - будто я крышевал в банке «Сольди» в ноябре 1995 года. По моей просьбе 2 года проверяли сей факт, но он не подтвердился! Ковалев Н.Д. знает это, но гоняет заведомую ложь, ибо понимает, что депутатская неприкосновенность дает ему защиту от уголовно наказуемой клеветы». - Депутат перестанет быть таковым; президент – соответственно, тоже. Утратится неприкосновенность. Мы всех их будем судить! А М.Трепашкин, все нынешние политзаключенные, Анна Политковская и Александр Литвиненко - останутся народными героями, символом правды и мужества.

Каждое слово, написанное и переданное М.Трепашкиным, - подвиг. Все мы знаем о его тяжелейшем состоянии – и о произволе, творимом администрацией ИК-13, истязающей заключенных. Срок заточения Михаила официально истекает 30 ноября 2007 года, но администрацией колонии он продлен на восемнадцать дней, "незаконно" проведенных Трепашкиным на свободе после его условно-досрочного освобождения, впоследствии отмененного судом. – Власть творит любой произвол, давно ни с кем не считаясь. Таким образом, администрация колонии ИК-13 планирует выпустить М.Трепашкина на свободу 19 декабря. Никто не знает, какие еще «провинности» придумает для него лично Патрушев, к которому Михаил обратился с выдающимся по силе правды письмом, и которое наш уважаемый читатель Казбек комментирует так:

«Нужно воспрепятствовать повторному подлогу со стороны Ольги Чернышовой, принимающей и тормозящей документы на входе в ПАСЕ. Этот ПОДЛОГ такой же факт, как и «клевета Мерзляковой Татьяны Георгиевны – уполномоченной по правам человека Свердловской области» в отношении М.Трепашкина. Оказывается, Мерзлякова еще и «член бюро Европейского института омбудсмена». Н-да, вы только посмотрите, куда только не проникли путинские паразиты! Трепашкин, видно, пошел ва-банк. Вопросы, поставленные им перед кремлевскими упырями, такой же разоблачительной силы, как и «свидетельские показания» Литвиненко и Политковской. Он, как истинный чеченец, сознательно вступил в схватку с многократно превосходящим его (по ресурсу, не по духу!) кровавым монстром. В любом исходе моральная победа ему обеспечена. Я желаю ему стойкости. Правда на его стороне. При случае, передайте ему, что Казбек с ним в его борьбе».

С М.Трепашкиным солидарны миллионы тех, кто считает себя ответственным за будущее не только России, но мира. Постоянно идут подписи в его защиту. Тем более, что, по сообщению Екатеринбургского Движения Против Насилия (ДПН), 3 марта М.Трепашкин писал:

«...Главная военная прокуратура пытается влиять на все процессы по моему делу в городе Нижнем Тагиле. И пока это ей успешно удается. Ведь Нижний Тагил напичкан военным производством, войсковыми частями, и влияние военной прокуратуры здесь велико. Следует вспомнить, что прокурор Свердловской области П. П. Кукушкин пришел из военной прокуратуры.

Каким образом, в частности, Главная военная прокуратура (которая фабриковала мне обвинение) влияет на процесс по перережимке? Обратите внимание на постоянно присутствующего в зале (суда, - ЛВ) мужчину примерно 50-летнего возраста, в гражданской одежде, какой-то южной национальности.

Это - господин Алишеров. Насколько мне известно, он представляет прокуратуру Нижнетагильского гарнизона. Он все записывает. Раздевается в кабинете судьи и туда же спешит при перерывах. Он советует судье, как поступать в той или иной ситуации. В общем, он получает указания из Главной военной прокуратуры и реализует их через судью Ильютика Д. А.».

Известный активист ДПН Глеб Эделев комментирует сообщение:

«Сразу же в ином свете предстали предо мной рассказы Миши о том, как его "пасут" в зоне. Рядом с ним всегда находятся "прикормленные" администрацией люди, которые фиксируют не только разговоры Трепашкина, но и его психологическое состояние: как себя ведет, как разговаривает, жестикулирует ли при общении с другими заключенными. Миша рассказал такой случай: когда он стал себя чувствовать чуть лучше, то решил заняться физкультурой, чтобы совсем не потерять форму. Об этом было сразу же доложено в администрацию. "Готовится к побегу" - решили там. Надзор за Михаилом был сразу же ужесточен».

9 марта решением Тагилстроевского районного суда Нижнего Тагила Свердловской области (судья Ильютик Дмитрий Александрович) был ужесточен режим содержания политзаключенного Михаила Трепашкина. Суд признал Трепашкина злостным нарушителем режима и перевел его из колонии-поселения в колонию общего режима. Фактически же это условия строгого режима, - беспримерное издевательство над тяжело больным человеком.

Ни одна (!) жалоба защиты на наложенные администрацией колонии дисциплинарные взыскания не была удовлетворена судом. Единственный (!) большой перерыв в судебном заседании, длящемся почти целый день, был связан с необходимостью снять у М.Трепашкина приступ астмы.

В судебном заседании приняли участие все московские защитники Трепашкина - Елена Липцер, Сергей Бровченко, Лев Пономарев и местный адвокат Любовь Косик. Защита представила в суд новые медицинские документы, подтверждающие все более ухудшающееся состояние здоровья
Михаила Трепашкина. Это ходатайство судья удовлетворил, что не повлияло на окончательное решение. Обращаем на это особое внимание Human Rights First, «Международной амнистии», Страсбургского суда и западных медицинских организаций, призванных следить за соблюдением Конвенций и прав человека, а также Движения и организаций против насилия и применения пыток.

Призываем российских врачей: ваш трудный и безусловный долг – объединиться и выразить свое общее возмущение беспределом в детских интернатах, психбольницах и тюрьмах! Вас будут преследовать в любом случае – выскажетесь вы или нет. «Дело врачей» обязательно и логично последует из российского тоталитаризма. У всех вас есть шанс остаться Людьми, а не слугами палачей, - именно в медицине всегда находились честные, принципиальные, отказывавшиеся убить человека в угоду чьей-то наживе. Узники сталинских лагерей, теперь уже ничем не отличающихся от путинских, сохранили благодарность и имена своих бывших и редких спасителей, - ведь помочь можно мелочью, лишней тюремной пайкой, вовремя данной таблеткой, - неподписанным приговором. Сейчас снова пришло это время!

Мы также просим приобщить к делу и использовать при проведении Трибунала - уже, как нам стало известно, намеченным на конкретную дату - свидетельство Михаила Трепашкина о сегодняшнем беспределе в тюрьмах России:

"Чтобы представить стороннему лицу, что творится в ФГУ ИК-13, я расскажу о конкретном случае (типичном). При шмоне в одном из отрядов собака, находившаяся на приспущенном поводке, укусила за спину одного из осужденных. После оказания медицинской помощи он написал жалобу и понес отдавать ее начальнику отряда. Тот в ответ достал из стола порядка 20 объяснений осужденных, что потерпевший сам набросился на собаку и пытался укусить ее за спину. Обороняясь, она укусила его. Уже готов был и акт о том, что этот осужденный нарушил порядок отбывания наказания, за что водворяется в штрафной изолятор на 15 суток."

Жизнь заключенных состоит из таких «мелочей». Вот и еще одно свежее подтверждение с воли самоуправству и трусости власти. – Сообщает Галина Литау:

«Мы на днях получили от Михаила Трепашкина две очень красивых, но абсолютно чистых открытки с 8 марта. И не только мы. Сейчас этот вопрос обсуждается в рассылке. Говорят, что, возможно, он писал на листке, а листок вытащили. Очень похоже на правду».

Несмотря на изъятые строки, мы всё знаем о политзаключенных.

Заурбек Талхигов добрался до Коми, но, вместо полагавшейся ему по приговору суда зоны, был снова посажен в камеру. - Это после того, как он незаконно удерживался годами в тюрьме, в закутке на четверых, вслед за полуторами лет одиночки! С самой тяжелой формой гепатита и другими, невыясненными, диагнозами, без положенной по закону диеты – и фактически вообще без еды, так как Талхигов неоднократно ничего не ел в течение пяти дней, кроме черного хлеба с водой!

В очередной раз нужно отметить бездействие адвоката Сергея Насонова, попавшего в черный список российских юристов, сотрудничающих с режимом и пренебрегающих подзащитными. С.Насонов месяцами не выходит на связь в том числе и с Талхиговым. Значительно большую помощь и моральную поддержку оказывают политзаключенному другие адвокаты, имена которых сейчас назвать невозможно, - есть в России честные люди!

Наконец сменился адвокат у Бориса Стомахина, и мы будем следить за его активностью. Пзк Стомахин, получивший тяжелую травму позвоночника под прямым напором Омона, достоин пристального внимания правозащиты.

Вскоре мы планируем опубликовать данные о положении журналиста Андрея Новикова, помещенного в психбольницу, а также о самой карательной медицине в сегодняшнем Подмосковье. Напомню, что в ночь на 1 января Андрей был подвергнут избиению, в результате чего получил телесные повреждения. В избиении принимали участие уголовники, не имевшие информации о профессиональной деятельности и политических причинах преследования Андрея, так как Новиков не сообщал им деталей. Факт нападения, а так же отказ персонала оказать помощь во время происшествия, указывают на то, что инцидент был организован властями и осуществлен по сговору персонала с находящимися в больнице преступниками.

Подавая руку Путину, президенты цивилизованных стран обязаны отдавать себе и избирателям полный отчет в том, что они сотрудничают с фашизмом, не соблюдают Конвенции, поощряют нарушение прав человека, хотя, в том числе с нашей многолетней помощью, имеют детальную информацию о беспределе в России, возможном исключительно при попустительстве лично Путина-Патрушева.

Возвращаясь к издевательствам власти над М.Трепашкиным - и оправдывая свое запоздание со статьей рабочим переездом в Индокитай, - приведу письмо Г.Литау (прошу прощения у адвоката за публикацию и второго письма, содержащего крайне важные для оглашения факты):

«Здравствуйте, Лариса! Куда-то Вы пропали, а нам сейчас как никогда нужна Ваша помощь, нужно вмешательство из-за границы. Прочитайте, что пишет адвокат:

...Срочно, прошу всех, кто куда может - обращайтесь. Всё хорошо - камера покрашена, обращение - на уровне, врач - пожалуйста. Но диагноз не соответвует действительтности, соответственно нет никакого лечения. На меня ноль внимания - я с врачом квалифицированным спорить не способна. А врач - из городской больницы, не колонистский. Те, кто захочет МТ увидеть, может получить свидание, пока решение не вступило в силу, по разрешению судьи.

...Сегодня я была у М.Трепашкина. Он закрыт в одну из камер изолятора колонии, на территории общего режима. В камере находится один. Камера 10х8, без вентиляции, с маленьким плотно закрытым окном. Условия, с его слов сносные, но он задыхается, у него постоянные приступы удушья, обстрилась бронхиальная астма. За сегодняшний день у него было три приступа удушья. При мне он на вдохе дышал с сипением, дышать ему, видно невооружённым глазом, тяжело. При мне ему привезли врача пульмонолога из городской больницы №3. Эта врач не лечила его. Она отличается тем, что выполняет просьбы администрации. При очевидном обострении она поставила диагноз: дыхательная недостаточность 1-2-й степени, лёгкое течение заболевание. Тут же говорит о том, что у него не было базового лечения, что его нужно лечить в пульмонологическом отделении. Зам начальника колонии по лечебной работе С.В.Ткачук соглашается, но говорит о том, что они имеют из Москвы, от военной прокуратуры строжайшие указания ни в коем случае не вывозить его за пределы колонии.

Он мне говорил ещё до всех этих решений суда и до помещения в изолятор: он будет переведён в зону, и что поместят его в ПФРСИ (помещение, функционирующее в режиме следственного изолятора) в камеру №13. Всё случилось, но то, что он знал и знает, что с ним произойдёт - в этом меня убедил номер камеры. Он - в камере №13. Сейчас он мне сказал шёпотом, что его изолировали и взяли под плотный контроль, чтобы он ни с кем не общался. Что его не хотят выпускать из колонии, причём вообще никогда. Он опасается, что он и в самом деле не выдержит этих бесконечных приступов и погибнет в этой колонии. Раньше он этого никогда не говорил.

Наша Уполномоченная по правам человека этим никак не озобочена. Она больше не вмешивается в эту историю. Сделайте, пожалуйста, всё, что возможно. Необходимо ускорить разрешение дела в Европейском Суде».

Приводя письмо Г.Литау, я обращаюсь к Сайд-Эмину Ибрагимову с просьбой приложить все силы для ускорения прохождения дела в Европейском суде, не откладывая ни на день.

Кроме того, обращаю внимание организаций: жизнь Михаила Трепашкина находится в постоянной опасности. Также есть все основания привлечь внимание Запада к усиливающемуся беззаконию по отношению к Заурбеку Талхигову и другим пзк.

Уважаемые юристы, правозащитники, врачи и политики! Нидерландский стихтинг «Марекса», объединяющий правозащитников разных стран, предупреждает: в случае ухудшения состояния любого из российских политзаключенных, а особенно – тяжело больных и уже подвергавшихся отравлению или попытке убийства, мы будем иметь все основания считать в этом повинными напрямую президента России Путина и директора ФСБ Патрушева. Никакие изменения положения пзк невозможны в России без личного указания Путина-Патрушева!

Ярлыки:

Комментарии: 0:

Отправить комментарий

Подпишитесь на каналы Комментарии к сообщению [Atom]

<< Главная страница