Михаил Иванович Трепашкин - московский адвокат, бывший сотрудник КГБ и ФСБ. Эксперт Общественной Комиссии по расследованию взрывов домов в Москве и Волгодонске и событий в Рязани. Арестован 22 октября 2003 года, накануне заседания суда, где он планировал предъявить факты, которые могли дать основание утверждать о причастности спецслужб к организации взрывов жилых домов в сентябре 1999 года. Предлог для ареста - в его машине был обнаружен пистолет. Сам Трепашкин утверждает, что пистолет был подброшен. После незаконного задержания Трепашкин был помещен в пыточные условия: грязная камера 1,6х2 м, пытки голодом, холодом, лишением сна. 19 мая 2004 г. за незаконное хранение оружия и разглашение гостайны приговорен Московским окружным военным судом к 4 годам колонии-поселения, начиная с 1 декабря 2003 г. 4 ноября 2003 года бывшие политические узники, среди которых Елена Боннэр, Сергей Ковалев и Владимир Буковский, призвали Amnesty International признать Трепашкина политзаключенным.

пятница, 23 марта 2007 г.

Заявление защитников М.И. Трепашкина

9 марта 2007 года по надуманным основаниям нашему подзащитному – политзаключённому адвокату Михаилу Трепашкину был ужесточен режим отбывания наказания, что является нарушением российского законодательства и свидетельствует о продолжении его преследования.

Трепашкин был осуждён 19 мая 2004 года Московским окружным военным судом по ч.1 ст. 222 и ч.1 ст. 283 УК РФ к 4 годам колонии–поселения. Это самое жестокое наказание для человека, впервые привлекаемого к уголовной ответственности за преступления, относящиеся к категории средней тяжести. По российскому законодательству, режим колонии–поселения предусматривает содержание осуждённых не только без стражи, но и без охраны (ст. 129 Уголовно –исполнительного кодекса РФ).

В нарушение норм УПК РФ, гарантирующих определённую адвокатскую неприкосновенность, и при полном отсутствии оснований, 22 октября 2003 года Трепашкин был заключён под стражу по статьям, не предусматривающим стражное наказание. На протяжении 1 года и 10 месяцев он удерживался в строгих условиях стражного содержания следственных изоляторов (СИЗО), изоляторов временного содержания (ИВС) и штрафного изолятора (ШИЗО). Для этого не было никаких законных оснований. И это, несомненно, является нарушением ст. 5 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

С 9 августа 2005 года и по 9 марта 2007 года Трепашкин находился в 19-м отряде ФГУ ИК-13 общего режима в городе Нижнем Тагиле. Это так называемый «участок колонии–поселения», созданный в режимной зоне путём переименования «расконвойки» - режима отбывания наказания для положительно характеризующихся осуждённых за тяжкие и особо тяжкие преступления. «Поселение» внутри режимной зоны – это юридический абсурд, ибо такая зона всегда предусматривает охрану. Весь указанный период времени, вопреки приговору суда и требований ч. 2 ст. 115, ч.1 ст.128 (в ред. до 03.04.2006 г.) и ст.129 УИК РФ, Трепашкин удерживался под охраной в локальной зоне общежития на территории режимной зоны ФГУ ИК–13 общего режима за колючей проволокой, без права выхода за её пределы, вместе с осуждёнными за убийство, бандитизм, изнасилование детей и другие тяжкие и особо тяжкие преступления. Такой режим явно не соответствует ни приговору суда от 19 мая 2004года, ни требованиям Федерального закона – ст.129 УИК РФ, определяющего режим колонии–поселения.

На жалобы Трепашкина о незаконном режиме и требование привести этот режим в соответствие со ст. 129 УИК РФ и приговором суда, администрацией ФГУ ИК–13 было принято решение о замене ему (по сфабрикованным основаниям) режима на ещё более строгий - общий, который назначается, в соответствии с Уголовным кодексом России, лицам, совершившим тяжкие преступления (п. «б» ч. 1 ст. 58 УК РФ).

9 марта 2007года Тагилстроевский районный суд гор. Нижнего Тагила, будучи "приструнённым" за то, что в августе 2005 года освободил Трепашкина условно–досрочно, в этот раз не только вынес решение о назначении ему режима, предназначенного для лиц, совершивших тяжкие преступления, но и поместил его до вступления решения в силу под стражу в тюремную камеру ПФРСИ (помещение, функционирующее в режиме следственного изолятора) ФГУ ИК–13.

ПФРСИ в системе уголовно–исполнительной системы РФ существует для содержания осуждённых, совершивших преступления в период отбывания наказания. ПФРСИ – это тюрьма, что следует из смысла ч. 2 ст. 58 УК РФ. Фактически Трепашкин в настоящее время отбывает тюремное наказание вместо колонии–поселения, которое ему по приговору суда не назначалось.

Мы призываем общественность, правозащитников обратить внимание на беззакония, творимые в отношении Трепашкина на протяжении многих лет - с 2002 по 2007-ой годы.

Почти половину назначенного ему судом срока наказания Михаила Трепашкина содержат не в колонии–поселении, а в тюремных условиях ПКТ (помещение камерного типа), из-за чего у него ухудшилось зрение от постоянного электрического освещения и бронхиальная астма от нехватки свежего воздуха.

Мы утверждаем, что адвокат Михаил Ивановия Трепашкин - невиновен и преследуется за адвокатскую деятельность, связанную с защитой потерпевших от подрыва домов в Москве в сентябре 1999 года.

По факту необоснованных преследований адвоката Трепашкина и незаконного исполнения наказания в пыточных условиях, защита намерена обратиться к Специальным докладчикам ООН по вопросам незаконного исполнения наказаний, по применению пыток и по независимости адвокатов.

Мы требуем немедленного прекращения преследований адвоката Трепешкина, пересмотра его приговора и освобождения, а также призываем поддержать наши требования.

Защитники М.И. Трепашкина:

Любовь Борисовна Косик, адвокат
Елена Львовна Липцер, адвокат
Сергей Васильевич Бровченко, адвокат
Лев Александрович Пономарёв
Ольга Леонидовна Моисеева
Сергей Владимирович Кузнецов
Владимир Андреевич Шаклеин
Дмитрий Игоревич Рожин


21 марта 2007 года


Заявление поддержали:

Михаил Кригер, координатор Общественного комитета в защиту политзаключенного адвоката Михаила Трепашкина.
Е.Г.Боннэр
В.И. Куренков, председатель Тульского правозащитного центра
Наталья Горбаневская, Париж
Анна Каретникова, писатель, «Антивоенный клуб»
С.В. Вальков, "Ивановское областное общество прав человека"
Ю.В. Самодуров, директор Музея и общественного центра "Мир, прогресс, права человека" имени А.Д. Сахарова
священник Г.П. Якунин, Комитет в защиту свободы совести
О.П.Орлов, Председатель Совета Правозащитного центра "Мемориал"
Л.А. Башинова, журналист
С.Е. Сорокин, Движение против насилия
Б.В. Лахнов, ОПО Клуб «За честь и достоинство» (г. Камень-на-Оби, Алтайский край);
В.А. Шаклеин, МРОО «Межрегиональный центр прав человека»;
Е.К. Бородин, к.ю.н., доцент, Ставрополь
Т.М. Власова, Московское купеческое общество
В.В.Белоцерковский, писатель, Германия;
Л.Е.Рыбина, Тамбовский правозащитный центр;
Г.А.Реньш, председатель Информационно-правозащитного центра (Курган);
В.В.Постников, Тюменская правозащитная газета "Именем закона";
Ю.В. Бровченко, Фонд «Гласность»
В.А.Бычков, депутат Пензенской городской Думы.
Ю.В. Вобликов, Пензенская группа МОПЧ
Олеся Ханина, лингвист, Лейпциг/Эдинбург/Москва
Августа Романова, математик, Мюнхен
Дмитрий Романов, музыкант, Мюнхен
Леонид Фрид, программист, Мюнхен
Ю.И. Берлин, преподаватель, Архангельск
Венедикт Достовалов, Надежда Доновская, Псков, "Вече"
А.Н.Ткаченко, адвокат "Ростовского юридического центра" Ростовской областной коллегии адвокатов
Дмитрий Беломестнов, журналист, Москва
Александр Лавут, "Мемориал"
Галина Литау, студентка юрфака, Татьяна Литау, г. Славгород Алтайского края
Григорий Пасько, журналист
Елена Санникова, правозащитник
Б.П. Пустынцев и Ю.И.Вдовин, «Гражданский контроль», Санкт-Петербург
И.Л.Терентьев, инженер, Санкт-Петербург
Таганкина Нина, Московская Хельсинкская группа

Ярлыки:

Комментарии: 0:

Отправить комментарий

Подпишитесь на каналы Комментарии к сообщению [Atom]

<< Главная страница