Михаил Иванович Трепашкин - московский адвокат, бывший сотрудник КГБ и ФСБ. Эксперт Общественной Комиссии по расследованию взрывов домов в Москве и Волгодонске и событий в Рязани. Арестован 22 октября 2003 года, накануне заседания суда, где он планировал предъявить факты, которые могли дать основание утверждать о причастности спецслужб к организации взрывов жилых домов в сентябре 1999 года. Предлог для ареста - в его машине был обнаружен пистолет. Сам Трепашкин утверждает, что пистолет был подброшен. После незаконного задержания Трепашкин был помещен в пыточные условия: грязная камера 1,6х2 м, пытки голодом, холодом, лишением сна. 19 мая 2004 г. за незаконное хранение оружия и разглашение гостайны приговорен Московским окружным военным судом к 4 годам колонии-поселения, начиная с 1 декабря 2003 г. 4 ноября 2003 года бывшие политические узники, среди которых Елена Боннэр, Сергей Ковалев и Владимир Буковский, призвали Amnesty International признать Трепашкина политзаключенным.

вторник, 3 апреля 2007 г.

Письмо Михаила Трепашкина

Я содержусь в камере размером 10,8 м2, с маленьким примерно 70х45 см, расположенное от пола на высоте примерно 190 см. На окошке 4 ряда решёток с ячейками 4х4 см и стёкла в раме. Естественное освещение не обеспечивает нормальный свет в камере, поэтому постоянно горит электричество. Как ни ложись лампа постоянно в глаза (как в ИВС). Радио включается по графику, но в нём лишь нудная музыка, новостей ни разу не слышал за 2 недели. Большая проблема из-за отсутствия информации, от мира отключён. Разумеется, телевизора нет.

Прогулки 1 раз в сутки 1 час во дворике где-то 2х3 или 3х4 метра, т.е. маленькие. Из-за нехватки свежего воздуха всё тяжелее снимаются приступы удушья бронхиальной астмы.

Помывка и бритьё 1 раз в неделю. В камере нет даже небольшого зеркальца. Говорят: «До тебя тут ПКТ было, а им не положено ни зеркала, ни розетки». ПКТ – это вид режима наказания.

Есть столик, где можно писать. Но тускловатый свет и слабость из-за нехватки воздуха, поэтому нишу меньше, чем ранее.

Я опасался, что засадят под стражу и некому будет за меня описывать беззакония и бороться за моё освобождение. И как обстоит дело – не знаю.

Где-то прочитал, что камера 10х8 м2. Это не так, 10,8м2.

Содержусь один. Есть кипятильник, чай, бумага.

Огромнейшее спасибо Эделеву Г.В., что он сумел сделать передачу. Я уж было настроился на тюремную пайку и режим пищи (привык за 2 года к таким тюремным условиям вместо колонии-поселения). Уже легко могу перестраивать организм и на голод и на каменные мешки. Научился даже торопить (для себя) время. Но не могу ускорить встречу с семьёй, с детьми. В этом самая тяжёлая пытка.

Неужели банда военных беспредельщиков никогда за этот беспредел не ответит?

21 марта 2007 г.
М.И.Трепашкин

Ярлыки:

Комментарии: 0:

Отправить комментарий

Подпишитесь на каналы Комментарии к сообщению [Atom]

<< Главная страница