Михаил Иванович Трепашкин - московский адвокат, бывший сотрудник КГБ и ФСБ. Эксперт Общественной Комиссии по расследованию взрывов домов в Москве и Волгодонске и событий в Рязани. Арестован 22 октября 2003 года, накануне заседания суда, где он планировал предъявить факты, которые могли дать основание утверждать о причастности спецслужб к организации взрывов жилых домов в сентябре 1999 года. Предлог для ареста - в его машине был обнаружен пистолет. Сам Трепашкин утверждает, что пистолет был подброшен. После незаконного задержания Трепашкин был помещен в пыточные условия: грязная камера 1,6х2 м, пытки голодом, холодом, лишением сна. 19 мая 2004 г. за незаконное хранение оружия и разглашение гостайны приговорен Московским окружным военным судом к 4 годам колонии-поселения, начиная с 1 декабря 2003 г. 4 ноября 2003 года бывшие политические узники, среди которых Елена Боннэр, Сергей Ковалев и Владимир Буковский, призвали Amnesty International признать Трепашкина политзаключенным.

суббота, 28 апреля 2007 г.

Письмо Михаила Трепашкина В.К. Буковскому

Г-ну Буковскому В.К.

от Трепашкина Михаила Ивановича, адвоката, содержащегося в камере № 16 ПФРСИ ФГУ ИК-13 гор. Нижнего Тагила


Уважаемый Владимир Константинович! Всей той темой, о которой Вы описали в письме, я владею. Я именно об этом в суде и заявил представителю ФСБ РФ (по доверенности), начальнику отдела ДПУ ФСБ РФ Шелегу Василию Семёновичу: «Дебил! Ты хоть понимаешь, о чем идет речь, когда ты заявляешь, что ФСБ РФ является правопреемницей деловой репутации КГБ СССР? Это значит, что вы должны отвечать за все преступления 30-50-х годов НКВД СССР! Ибо сроки давности на преступления против человечности, за геноцид народов не распространяются. И вас надо в таком случае судить как членов единой преступной организации! Ты это хоть понимаешь?». Он глаза выпучил на меня и пробормотал: «Это почему же?». Я говорю: «Потому, что ты сейчас от имени ФСБ РФ утверждаешь в суде (!), что ФСБ РФ является преемницей не зданий, архивов и т. п., а деловой репутации (как указано в УПК РФ). Это ты понимаешь?». В глазах его было полное недоумение. Я понял, что с ним разговаривать бесполезно. Но я тогда же предупредил и Шелега В.С. как представителя ФСБ РФ (и одновременно КГБ СССР), и судью Московского окружного военного суда Седова С.П., что если они обвинят в «разглашении гостайны СССР, то с этим решением я обязательно выйду на жертв репрессий и они предъявят претензии ФСБ РФ, используя приговор. Судья лишь усмехнулся, сволочь, и потом в приговоре на целый абзац перечислил нормативные акты, которые, по мнению суда, подтверждают правопреемство деловой репутации ФСБ РФ от КГБ СССР (см. лист 11 моего приговора от 19.05.07 г., есть на сайтах). Я знаю все эти документы, как «отче наш», там речь идет о другом правопреемстве! Но… приговор вступил в силу, его узаконила Военная коллегия Верховного суда России!

Обещанное надо выполнять. Но я пока в тюрьме. А уж очень хочется шевельнуть тему с учетом такого решения. Буду признателен, если хотя бы в СМИ в ближайшее время Вы озвучите такое интересное для потерпевших от репрессий НКВД-КГБ СССР решение суда (узаконенное высшей судебной инстанцией России) по моему делу и выскажете, что она дает этим потерпевшим в плане возможных действий.

Даже это уже должно шевельнуть дубовость обнаглевших сотрудников ФСБ РФ и военных судей.

И, надо учесть, мое дело в недалеком будущем будет в Европейском суде по правам человека (жалоба уже коммуницирована). Это еще один повод поговорить об упомянутой выше преемственности с учетом дел о Катыни и т. д. Или я не прав?

Если будут вопросы дополнительные, то я их жду через адвоката Косик Л.Б.

Но мне очень хотелось бы встряхнуть эту тему.

С уважением, М.И. Трепашкин

19 апреля 2007 года

Ярлыки:

Комментарии: 0:

Отправить комментарий

Подпишитесь на каналы Комментарии к сообщению [Atom]

<< Главная страница