Михаил Иванович Трепашкин - московский адвокат, бывший сотрудник КГБ и ФСБ. Эксперт Общественной Комиссии по расследованию взрывов домов в Москве и Волгодонске и событий в Рязани. Арестован 22 октября 2003 года, накануне заседания суда, где он планировал предъявить факты, которые могли дать основание утверждать о причастности спецслужб к организации взрывов жилых домов в сентябре 1999 года. Предлог для ареста - в его машине был обнаружен пистолет. Сам Трепашкин утверждает, что пистолет был подброшен. После незаконного задержания Трепашкин был помещен в пыточные условия: грязная камера 1,6х2 м, пытки голодом, холодом, лишением сна. 19 мая 2004 г. за незаконное хранение оружия и разглашение гостайны приговорен Московским окружным военным судом к 4 годам колонии-поселения, начиная с 1 декабря 2003 г. 4 ноября 2003 года бывшие политические узники, среди которых Елена Боннэр, Сергей Ковалев и Владимир Буковский, призвали Amnesty International признать Трепашкина политзаключенным.

четверг, 24 мая 2007 г.

Обращение к Саид-Эмину Ибрагимову


Президенту международной ассоциации
«Мир и права человека»
г-ну Ибрагимову Саид-Эмину
Франция, Страсбург
от гражданина России
Трепашкина Михаила Ивановича,
адвоката, незаконно осужденного
по сфабрикованным обвинениям
в совершении деяний средней тяжести – ч.1 ст. 222 и
ч.1 ст.283 УК РФ к 4 годам колонии-поселения,
содержащегося под стражей и охраной
с 22 октября 2003 года, в настоящее время
отбывающего наказание
в камере № 13 ПФРСИ ФГУ ИК-13,
( гор. Нижний Тагил, Урал)


Обращение
в связи с незаконным осуждением

Уважаемый г-н Ибрагимов! Властями России я уже три с половиной года удерживаюсь в местах лишения свободы по придуманным преступлениям, которых вовсе не совершал. Четвертый год мои маленькие дети растут без отца и все спрашивают мать: «Когда придет наша папа?» (когда меня арестовали младшей было один год от роду). Все это время я нахожусь в режиме человека из фильма «Матрица», т.е. ищу выход из положения, обращаясь за помощью в различные инстанции, к депутатам и правозащитникам. Но добиться пересмотра преступно сфабрикованного делане могу до сих пор. За поиски правды мне все ужесточают и ужесточают режим. Сейчас я помещен в условия тюремного режима, который назначается людям, совершившим особо тяжкие преступления, и рецидивистам.

Причины таких действий властей кроются в том, что в конце 2001 года я стал защищать интересы потерпевших от подрыва домов в Москве в сентябре 1999 года и заявил об ответственности за эти террористические акции руководителей ФСБ РФ. У меня были веские основания для таких заявлений, так как до того, как стать адвокатом, я длительное время работал следователем органов госбезопасности, потом оперативным работником, неоднократно выявлял и пресекал готовящиеся акции террора, за что имею боевые правительственные награды, в общем, я являлся специалистом в расследовании подобных преступлений.

Меня ни в коем случае не хотели допустить до суда в отношении Юсупа Крымшамхалова и Адама Деккушева, обвинявшихся в причастности к подрыву домов, где я должен был защищать интересы потерпевших от подрыва дома по ул. Гурьянова в Москве сестер Морозовых Е.А. и Т.А. Вначале мне подбросили в снимаемую квартиру несколько патронов и, возбудив уголовное дело по ч.1 ст. 222 УК РФ, а заодно, без каких-либо оснований, еще по ряду статей, начали шантажировать, предлагая уйти из дела по подрыву домов. Я не пошел на их аморальные предложения. Тогда, буквально за несколько дней до начала в Московском городском суде процесса над Крымшамхаловым и Деккушевым, мне в автомашину был подброшен «чеченский» пистолет с 7-ю патронами и, в нарушение норм об адвокатской неприкосновенности, я был арестован. Хотя я никогда не был в Чеченской республике, были подделаны документы, что обнаруженный у меня пистолет в 1996 году был утрачен «при разбойном нападении боевиков» на таможенный пост в гор. Грозном, а следовательно по их версии, я был связан с боевиками и готовил покушение на Путина В.В.

Разумеется, весь этот бред удалось разоблачить, но на это у меня ушло более полутора лет (с 22 октября 2003 года по 1 июля 2005 года). За это время закончился процесс над Деккушевым и Крымшамхаловым, кричавшим, что их обманули. Но, за это время, используя искусственно созданный фон криминальной личности (как же, с пистолетом ПМ собирался напасть на бронированный кортеж Президента России!?), Московский окружной военный суд осудил меня, без особых разбирательств, и за подброшенные патроны и за придуманную гостайну на 4 года колонии-поселения. Суд проходил с явно обвинительным уклоном, с нарушением всех норм по справедливому судебному разбирательству, и 19 мая 2004 года был вынесен обвинительный приговор.

Представитель Главной военной прокуратуры в приватной беседе не скрывал, что в моих деяниях состава преступления нет. Но есть заказ «сверху» (?) осудить меня в любом случае, чтобы лишить статуса адвоката.

Поэтому руководители Главной военной прокуратуры уже договорились с Военной коллегией Верховного Суда РФ об обвинительном приговоре по беспределу, т.е. сфабриковали его, а суд в Московском окружном военном суде – это для придания видимости законной процедуры.

Мой приговор – полное беззаконие, фальшь и ложь, не соответствующая обстоятельствам и материалам дела!

Описывать его несостоятельность может занять целый том. Ключевые моменты абсурда отражены в Открытом письме Президенту России, направленном от общественного комитета, созданного в Москве в мою поддержку в ноябре 2006 года. Я попрошу своего защитника Косик Любовь Борисовну приложить копию письма к данному моему обращению.

Уважаемый г-н Ибрагимов! Буду очень признателен, если Вы, международная ассоциация «Мир и права человека» окажете мне помощь в доведении ситуации творимого в отношении меня со стороны властей России, до комиссара Совета Европы по правам человека Томаса Хаммербергера, до спецдокладчиков ООН и Совета Европы по вопросам независимости адвокатов, по вопросам незаконного исполнения наказаний, а, по возможности, до Генерального секретаря Совета Европы Терри Девиса.

Материалов для этого накопилось более чем достаточно. По социальной сути я и мои дети оказались в заложниках преступных амбиций властей России, пытающихся скрыть свои злодеяния. Я без вины в пыточных условиях российских мест лишения свободы удерживаюсь 2003-й, 2004-й, 2005-й, 2006-й и уже 2007-й годы!

На мой взгляд, это повод кричать на весь мир о творимом в России беспределе. Пока все. Буду благодарен за любую помощь! В России вокруг моего обвинения идет информационная блокада. Если есть возможность прорывать ее через западные СМИ, то тоже буду очень признателен!

С уважением,

М. И. Трепашкин
8 апреля 2007 года
Камера № 13 ПФРСИ
ФГУ ИК-13, г. Нижний Тагил

Ярлыки:

Комментарии: 0:

Отправить комментарий

Подпишитесь на каналы Комментарии к сообщению [Atom]

<< Главная страница