Михаил Иванович Трепашкин - московский адвокат, бывший сотрудник КГБ и ФСБ. Эксперт Общественной Комиссии по расследованию взрывов домов в Москве и Волгодонске и событий в Рязани. Арестован 22 октября 2003 года, накануне заседания суда, где он планировал предъявить факты, которые могли дать основание утверждать о причастности спецслужб к организации взрывов жилых домов в сентябре 1999 года. Предлог для ареста - в его машине был обнаружен пистолет. Сам Трепашкин утверждает, что пистолет был подброшен. После незаконного задержания Трепашкин был помещен в пыточные условия: грязная камера 1,6х2 м, пытки голодом, холодом, лишением сна. 19 мая 2004 г. за незаконное хранение оружия и разглашение гостайны приговорен Московским окружным военным судом к 4 годам колонии-поселения, начиная с 1 декабря 2003 г. 4 ноября 2003 года бывшие политические узники, среди которых Елена Боннэр, Сергей Ковалев и Владимир Буковский, призвали Amnesty International признать Трепашкина политзаключенным.

четверг, 17 мая 2007 г.

ФСИН России решает вопросы финансирования и карьеры некоторых сотрудников за счёт судеб людей России

В публикации «Как стать героем» Лариса Володимерова удивляется некоторым заявлениям уполномоченного по правам человека в Свердловской области г-жи Мерзляковой. В частности: «Пытки, наличие концлагерей в её подчинении г-жа Мерзлякова объяснила плохим финансированием». И далее: «Мерзлякова полностью исключает из круга проблем карьерные устремления многих представителей системы ФСИН».

У меня есть к этому коротенькие комментарии, которые отразят эти 2 проблемы по большинству регионов России.

1. В конце 2005 года и до середины 2006 года в ФГУ ИК-13 города Нижнего Тагила почти никого не отпускали по УДО (условно досрочному освобождению). С одной стороны, всё старались преподнести так, что, мол, из Москвы приказали вернуть Трепашкина, поэтому из-за него других не отпускают, боятся. Но, сотрудники ИК-13 (кто откровенно мог говорить) заявляли, чтобы руководителям колонии получить звания «»полковника», нужно набрать определённое количество осуждённых. И начали «трамбовать». С тысячи человек довели до 1400, потом до 1700 человек. Так, участок-поселение, где удерживали под охраной меня, строился на 40 человек. Администрация направляла туда осуждённых, из числа положительно характеризующихся, для работы, по хозяйственному обслуживанию всей колонии. В настоящее время туда «засунули» 138 человек. Звание «полковник внутренней службы» получил заместитель начальника колонии и главный мой преследователь Магеррамов А.Т. (помогли за особые заслуги в фальсификациях). У начальника колонии Золотухина С.С. что-то сорвалось, он остался подполковником внутренней службы. После этого осуждённых стали отпускать по УДО и количество людей в зоне уменьшилось.


Вопрос: так связаны карьерные устремления сотрудников ФСИН России с пыточными условиями содержания осуждённых, с преследованием неугодных или нет?

Видимо, лицемерит Татьяна Георгиевна Мерзлякова!

2. Вернусь чуть ранее, в СИЗО № 2 города Волоколамска. В собачьем питомнике нечем кормить собак, подготавливаемых для охраны арестантов. Их взяли в СИЗО № 2, но деньги на них не выделяют в таком количестве, чтобы накормить столько «огроменных» ротвейлеров, «кавказцев» и других рослых собак.

Нашли 2 выхода. Во-первых, пищу приказали готовить для арестованных так, чтобы её невозможно было есть. Пусть, мол, требуют передач от родственников и едят ими принесённую еду. Проводивший это «расследование» арестованный Тришин показал мне результат: нараздачу было приготовлено 4 чана с едой, 3 из них вернули обратно и понесли собакам. Во-вторых, на содержание каждого арестанта в сутки из госбюджета (деньги налогоплательщиков) выделяется определённая сумма, скажем, 500 руб. Но, ведь, можно снизить фактические затраты до 300 руб. Остальные деньги пустить на другие нужды СИЗО (либо личные и на взятки). Чем больше людей арестовать, тем более доходы. Вот и договариваются с судами и прокуратурами: давайте побольше людей в СИЗО, будет заведение держаться и будут деньги, а иначе всё развалится. И идёт вакханалия по России. Но, переполнением камер (до 70 см2 на человека), невозможностью обеспечить их быт, порождают условия, унижающие человеческое достоинство, издевательства, пытки. Я не буду их расшифровывать, они видны повсеместно. И в СИЗО под арест у нас берут каждого без достаточных юридических оснований. Это тоже очевидно по всей России.

Здесь, в ШИЗО, помещают по надусанным основаниям и из колонии поселения осуждённых запирают в зону по тем же причинам. За счёт 20ти человек в ШИЗО, если их кормить костями (как меня, когда был доставлен в ИК-13 летом 2005 года), можно прокормить ещё 20 человек, а вырученные деньги пустить, скажем, на взятки прокурорам и другим проверяющим, на бани с девочками для них и т.д.

Вопрос: так связаны финансовые «трудности» с пыточными условиями содержания, с незаконным помещением в ШИЗО, с рабским трудом содержащихся на «участке колонии-поселения» ИК-13 за мизерную плату?

04 мая 2007 года
М.И.Трепашкин


Документ поступил 11 мая 2007 года.
Его оригинал хранится в Адвокатском кабинете «Л.Косик».

Ярлыки: