Михаил Иванович Трепашкин - московский адвокат, бывший сотрудник КГБ и ФСБ. Эксперт Общественной Комиссии по расследованию взрывов домов в Москве и Волгодонске и событий в Рязани. Арестован 22 октября 2003 года, накануне заседания суда, где он планировал предъявить факты, которые могли дать основание утверждать о причастности спецслужб к организации взрывов жилых домов в сентябре 1999 года. Предлог для ареста - в его машине был обнаружен пистолет. Сам Трепашкин утверждает, что пистолет был подброшен. После незаконного задержания Трепашкин был помещен в пыточные условия: грязная камера 1,6х2 м, пытки голодом, холодом, лишением сна. 19 мая 2004 г. за незаконное хранение оружия и разглашение гостайны приговорен Московским окружным военным судом к 4 годам колонии-поселения, начиная с 1 декабря 2003 г. 4 ноября 2003 года бывшие политические узники, среди которых Елена Боннэр, Сергей Ковалев и Владимир Буковский, призвали Amnesty International признать Трепашкина политзаключенным.

четверг, 19 июля 2007 г.

М.Трепашкин: Возвращаясь к теме убийства Яндарбиева в Катаре

На тему внесудебной расправы - убийства Яндарбиева в Катаре общественно-опасным способом - подрывом его автомашины я писал немало. Правильно, что внесудебная расправа расценена была как уголовно-наказуемое преступление, ибо нарушено право человека на жизнь. К величайшему сожалению, не дана должная оценка тому, что право на жизнь нарушено государством на территории другого государства. И, кроме того, остаются безнаказанными действия тех должностных лиц России, которые дали указание совершить преступление - убийство!

А вернуться к этой теме я решил, потому что в публикациях на <<Чеченпресс>> уважаемая мною правозащитница и писательница Лариса Володимерова, а также ряд других правозащитников пишут о террористическом акте против Яндарбиева, но упускают тот момент, который с самого начала вызвал у меня жуткое душевное неприятие названного преступления - подрывников не остановило то, что в автомашине находился ребенок - малолетний сын Яндарбиева. Он ведь не совершал ничего преступного! И этот факт не оправдывает действия подрывников, ни при каких обстоятельствах, ибо они - детоубийцы! Меня до глубины души поразило именно это. Забрать жизнь невинного ребенка ради того, чтобы расправиться, пусть даже с преследуемым преступником (честно признаться, я не знаю, за какие конкретно действия приговорил Путин Яндарбиева к внесудебному лишению жизни) - непростительное преступление!
Хорошо, что ребенок хоть выжил.

Вот это меня, человека не знающего сути отношений с Яндарбиевым, тронуло и возмутило больше всего. И до сих пор я возмущен, что эта тема слабо обсуждается. Повтор произошел в Беслане. Пусть тема не совсем схожа. Но ради
спасения детей, нужно было пойти на уступки террористам (если это был не кровавый спектакль властных чинов). Вырисовалась четкая тенденция политики властной России - умаление прав детей даже на жизнь!

Из истории органов госбезопасности СССР я могу назвать десятки случаев, когда повально ругаемые ныне чекисты отдавали свои жизни за жизни детей, проваливались разведчики, спасая детей! Почему не видно сейчас таких
чекистов? Кто и почему превращает их в убийц. Вот над чем надо поразмыслить!

За убийства детей, покушения на их жизнь, создание угроз для их жизней (следует вспомнить сына Литвиненко А.В.) необходимо спрашивать особо и держать такие преступления на контроле.

М.И. Трепашкин
29 июня 2007 года.

Ярлыки:

Комментарии: 0:

Отправить комментарий

Подпишитесь на каналы Комментарии к сообщению [Atom]

<< Главная страница