Михаил Иванович Трепашкин - московский адвокат, бывший сотрудник КГБ и ФСБ. Эксперт Общественной Комиссии по расследованию взрывов домов в Москве и Волгодонске и событий в Рязани. Арестован 22 октября 2003 года, накануне заседания суда, где он планировал предъявить факты, которые могли дать основание утверждать о причастности спецслужб к организации взрывов жилых домов в сентябре 1999 года. Предлог для ареста - в его машине был обнаружен пистолет. Сам Трепашкин утверждает, что пистолет был подброшен. После незаконного задержания Трепашкин был помещен в пыточные условия: грязная камера 1,6х2 м, пытки голодом, холодом, лишением сна. 19 мая 2004 г. за незаконное хранение оружия и разглашение гостайны приговорен Московским окружным военным судом к 4 годам колонии-поселения, начиная с 1 декабря 2003 г. 4 ноября 2003 года бывшие политические узники, среди которых Елена Боннэр, Сергей Ковалев и Владимир Буковский, призвали Amnesty International признать Трепашкина политзаключенным.

вторник, 10 июля 2007 г.

«Марионетка военной прокуратуры оказался в неприятной ситуации из-за последних»

В ходе всего процесса по рассмотрению моих жалоб и ходатайства администрации ФГУ ИК-13 гор.Нижнего Тагила о замене мне режима колонии-поселения на общий в зале судебного заседания находился представитель военной прокуратуры Нижнетагильского гарнизона г-н Сабитов Алишер, кроме последнего заседания 9 марта 2007 года (по причинам, о которых я скажу чуть ниже). Алишер Сабитов буквально конспектировал весь ход процесса, в перерывах между заседаниями постоянно находился в комнате председательствующего по делу – судьи Тагилстроевского районного суда гор.Нижнего Тагила Ильютика Д.А., изучал и там все судебные материалы, давая, скорее всего, советы судье, как поступить в отношении меня.

Алишер Сабитов в суде находился не по частному любопытству. Еще в августе 2005 года бывший тогда Главный военный прокурор Савенков А.Н., опасаясь разоблачения своих преступлений по фабрикации моего уголовного дела, дал письменные указания военному прокурору Нижнетагильского гарнизона подполковнику юстиции Шулятникову В.В. о том, чтобы в отношении меня был организован прессинг в ИК-13 вплоть до физического уничтожения. Открытым текстом было заявлено, что если меня выпустят живым из клетки, то «все сядут» за свои преступления (об этом немало писали в СМИ). С подобной просьбой Главный военный прокурор Савенков тогда же обратился и к своему коллеге – и.о. прокурора Свердловской области П.П.Кукушкину. Последний на радостях от такой чести (сам Савенков А.Н. – заместитель Генпрокурора России к нему обратился) даже выступил в Свердловской облдуме, развесив «липу на уши» депутатам о характере моего дела и пообещав наглухо запереть меня в колонии. Это выступление-обещание было в тот промежуток времени, когда я был отпущен по условно-досрочному освобождению на вполне законных основаниях (указивка на беспредел чуть опоздала).

Получив такие указания «сверху», Кукушкин и Шулятников рьяно бросились их выполнять. События их кукловодческих операций на протяжении 2-х лет многократно звучали в местных уральских СМИ (судебный беспредел, «липовые» прокурорские проверки, фабрикации чиновниками ГУ ФСИНа и ФСИН России…). Военный прокурор Нижнетагильского гарнизона Шулятников В.В. о своих противоправных поручениях сразу же уведомил начальника ИК-13 письмом № 25-15 от 31 августа 2005 года, записав, что такие «мероприятия» ко мне должны применяться за то, что я – «бывший адвокат Березовского». Таковы были источники начавшегося в отношении меня правового беспредела в Свердловской области, рабски наклонившейся задним местом к указивке Савенкова А.Н. (который уже не является Главным военным прокурором). Оставшиеся после Савенкова в ГВП другие сообщники преступлений по прежнему контролируют организацию беспредела по отношению ко мне в гор.Нижнем Тагиле. Способствует этому то, что в регионе много военных объектов и военная прокуратура здесь имеет вес и влияние на гражданские суды. Вот и судья Ильютик Д.А., может без удовольствия, но безропотно всегда выполнял указания военных. Алишер Сабитов из военной прокуратуры лишь 9 марта 2007 года уступил место советника председательствующего другому сотруднику военной прокуратуры Нижнетальского гарнизона, так как сам в это время в срочном порядке писал решение по моему делу об изменении мне режима колонии-поселения на общий («помогал» судье Ильютику Д.А. и исполнял указивку Москвы). Ну, а так как Главная военная прокуратура всегда отличалась грубым игнорированием требований Федеральных законов и нарушением прав граждан, то и в моем деле они, видимо, посоветовали судье Ильютику не знакомить меня с протоколом судебного заседания и не вручать его копию. Возможно, что часть протокола судебного заседания за 2006 год вообще где-то потерялась у военных «контролеров-кукловодов», поэтому Ильютик, доверившись военным прокурорам, просто не смог выполнить требования ч.8 ст.259 УПК РФ и прислать мне копию ни в марте, ни в апреле, ни в мае 2007 года, и так направил материалы в Свердловский областной суд («авось прокатит»), проигнорировав требования Закона. Но судебная коллегия по уголовным делам областного суда вернула дело обратно. Марионетка военной прокуратуры оказался подставленным своими же кукловодами.

М.И.Трепашкин
10 июля 2007 года.

Ярлыки:

Комментарии: 0:

Отправить комментарий

Подпишитесь на каналы Комментарии к сообщению [Atom]

<< Главная страница