Михаил Иванович Трепашкин - московский адвокат, бывший сотрудник КГБ и ФСБ. Эксперт Общественной Комиссии по расследованию взрывов домов в Москве и Волгодонске и событий в Рязани. Арестован 22 октября 2003 года, накануне заседания суда, где он планировал предъявить факты, которые могли дать основание утверждать о причастности спецслужб к организации взрывов жилых домов в сентябре 1999 года. Предлог для ареста - в его машине был обнаружен пистолет. Сам Трепашкин утверждает, что пистолет был подброшен. После незаконного задержания Трепашкин был помещен в пыточные условия: грязная камера 1,6х2 м, пытки голодом, холодом, лишением сна. 19 мая 2004 г. за незаконное хранение оружия и разглашение гостайны приговорен Московским окружным военным судом к 4 годам колонии-поселения, начиная с 1 декабря 2003 г. 4 ноября 2003 года бывшие политические узники, среди которых Елена Боннэр, Сергей Ковалев и Владимир Буковский, призвали Amnesty International признать Трепашкина политзаключенным.

пятница, 7 сентября 2007 г.

"Я ВСТРЕЧАЛСЯ С ЦЕЧОЕВЫМ, ТРУП КОТОРОГО ОБНАРУЖЕН В ШКОЛЕ №1 ГОР. БЕСЛАНА"

Прочитал в "Новых Известиях" о том, что значительная часть боевиков, совершивших захват школы №1 в гор. Беслане в сентябре 2003 года, была перед этим посажена за различные преступления в исправительные колонии, но вдруг оказалась на свободе. И решил написать эту маленькую заметку.

Дело в том, что среди перечисленных фамилий я встретил одну очень мне запомнившуюся - Цечоев. По оперативным данным, он - профессиональный захватчик заложников, о котором мне стало известно ещё в 1995-1996 гг.

Тогда группой в 8 человек, рано утром, рядом со станцией метро "Маяковская" в Москве, у подъезда своего дома №4/10 по ул. Садово-Триумфальная был взят в заложники предприниматель Агафонов Александр Сергеевич (с двумя мобильными телефонами) и увезён в неизвестном направлении. Вскоре раздался звонок его тестю и заму по бизнесу Славину Игорю Юрьевичу с требованием: 50.000 долларов США в течение часа или будут прострелены обе коленные чашечки Агафонова. Славин взял паузу, якобы для сбора денег, и позвонил мне через одну нашу общую знакомую, бывшую сотрудницу КГБ СССР, с просьбой о помощи. Я в то время работал в отделе по защите сотрудников ФСБ РФ, членов их семей и конфеденциальных источников Управления собственной безопасности Федеральной службы безопасности (ФСБ) России. Доложил своему руководству. Мне дали команду передать сигнал в РУОП ГУВД гор. Москвы. Однако в РУОПе, где меня хорошо знали по многим совместным операциям, согласовав вопрос с руководителями ФСБ РФ, предложили вместе с их 5-м отделом приступить к освобождению заложников. Я вместе со своим источником из криминальной среды "Х. Аланом" вели переговоры с захватившими Агафонова в заложники лицами, выступая в качестве его "крыши". В значительной степени благодаря "Х. Алану" удалось узнать многое о захвативших заложников и протянуть время. (Замечу, что через несколько лет "Х. Алана" в Москве задержали сотрудники милиции и, заподозрив в поддельности регистрации, так избили, что он умер прямо в "клетке" отделения милиции. А ведь этот человек спас жизни очень многим москвичам!)

Я не буду описывать дальнейшие подробности операции, которую завершали уже и сотрудники отдела по борьбе с бандитизмом УФСБ РФ по гор. Москве и Московской области. В общем, Агафонов был освобождён целым, живым и невредимым. Семь человек из числа удерживавших Агафонова в заложниках были задержаны сразу, а один позже (поэтому уголовных дел было два и по обоим я выступал в Московском городском суде в качестве свидетеля).

Так вот, по этим делам в совершении особо тяжких преступлений и проходил Цечоев, оказавшийся затем в школе гор. Беслана.

ФСИН России с удовольствием выписывает "персональные спецнаряды" на таких, как я - преследуемых по политическим мотивам за критику руководителей ФСБ РФ, а настоящих опасных преступников с радостью отпускает по условно-досрочному освобождению. Думаю, что таким путём быстро оказалась на свободе и группа Цечоева. И сразу вспомнилось, как захватывали заложников ранее, и пошли на знакомое дело, оказавшееся на этот раз слишком кровавым. Ибо на этот раз переговоры вести никто не стал, раздавались лишь односторонние требования. Жаль, что жертвами профессиональных амбиций (появиться бы им раньше, когда нужно было отслеживать террористов) стали дети.


М.И. Трепашкин
26 августа 2007 года.

Ярлыки:

Комментарии: 1:

В 15 марта 2008 г., 13:25 , Blogger Дм.Воробьевский сказал(а)...

Свои прилагаемые публикации о Беслане и "Норд-Осте" (из воронежской самиздатской газеты "Крамола") предлагаю для любых перепечаток.

ЗАГРАНИЦА НЕ ПОМОЖЕТ
В феврале 2005 года в "Крамоле" была опубликована моя статья "Это не терроризм. Это террор". В ней приводились очевидные факты, явно свидетельствующие о том, что чудовищный теракт в Беслане и предшествовавшие ему взрывы двух пассажирских самолётов были организованы российскими властями. Разумеется, "Крамола" с её однотысячным тиражом не в состоянии широко обнародовать эту статью, поэтому я разослал её во многие десятки более крупных СМИ. Увы, насколько мне известно, её перепечаток не было нигде, не считая некоторых сайтов в Интернете. Посылал я "Крамолу" с этой статьёй и на несколько зарубежных русскоязычных радиостанций, в том числе на "Свободу". Это радио я считаю сравнительно объективным, что подтверждается, кстати, и тем, что уже лет 10 (со времён 1-ой чеченской войны) его вновь периодически глушат. Но, увы, есть немало разных "табу" И ДЛЯ "Свободы".
Письмо моё с той "Крамолой" там получили, о чём я узнал 10 мая из радиопередачи Анатолия Стреляного "Ваши письма". Но в эфире была прочитана лишь второстепенная часть моего письма, а также отрывок из одного старого номера "Крамолы", который я заодно тоже приложил к тому письму. Основная часть письма и номер "Крамолы" со статьёй о Беслане и взорванных самолётах были полностью проигнорированы в эфире "Свободы". При этом был сделан довольно явный намёк на причину такого игнорирования, который заключался в следующем.
Минуты за 2-3 до прочтения в эфире отрывков из того моего письма там было обнародовано и письмо одной оппозиционерки (увы, не помню её фамилии), которое Анатолий Стреляный прокомментировал следующим образом: мол, слава богу, что Вы и Вам подобные не знаете про все дела нынешней российской власти, а то бы, мол, вы устроили б столь кровавый бунт, что стало бы ещё хуже, чем теперь. То есть, пусть, мол, россйиские правители и дальше "мочат" народ в каких угодно "сортирах", но мы, мол, на своей "Свободе" будем об этом помалкивать, дабы народ российский не вздумал сделать "ещё хуже", не вздумал сопротивляться террору...
Кстати, правдивость той моей статьи была многократно подтверждена в последние месяцы, особенно - в ходе владикавказского суда над участником бесланского теракта Нурпаши Кулаевым. В ряде газетных репортажей с этого суда было обнародовано множество дополнительных фактов, прямо свидетельствующих о том, что террористический захват школы в Беслане был организован властями России (очевидно - для достижения известных политических целей, для укрепления диктаторской "вертикали власти"). Под этими газетными репортажами я имею в виду, например, материал Игоря Дмитриева "Бесланное правосудие" из газеты "Версия" за 13 июня, а также большую сенсационную (но почему-то почти забытую уже) статью Елены Милашиной под названием "Чьи приказы исполнял Полковник?", опубликованную в "Новой газете" за 1 августа. Среди прочих фактов, обнародованных в этих публикациях, есть, например, такой, подтверждённый многими бывшими заложниками: бесланскими террористами руководила группа людей славянской внешности, которая в ночь перед спецназовским штурмом школы беспрепятственно покинула её и уехала в неизвестном направлении...
В завершение упомяну о следующем обстоятельстве. 30 ноября организация бывших бесланских заложников и их родственников - "Голос Беслана" - выступила со своим публичным заявлением, адресованным, в частности, Президенту и Конгрессу США, Европейскому союзу и Европейскому парламенту (опубликовано в "Новой газете" за 5 декабря). В этом заявлении сказано, что "с помощью терактов наша власть решает свои политические и коммерческие проблемы", а в его конце выражается надежда на то, что государства Европы и США, обладающие съёмками бесланской школы, сделанными со спутников в начале сентября 2004 года, помогут бесланцам в расследовании того кровавого теракта. Полностью поддерживая основное содержание этого заявления, я, увы, исходя из своего опыта, не вижу оснований для такой надежды. Да и вообще едва ли можно всерьёз предположить, что властители США и Европы станут способствовать расследованию, в результате которого их закадычный "друг Владимир" оказался бы вдруг не только другом, но ещё и главарём террористов...

Дмитрий Воробьевский (февраль 2006 г.)



--------------------------------------------------------------------------------



ЭТО НЕ ТЕРРОРИЗМ. ЭТО ТЕРРОР
Возможно, кто-то из читателей не слышал, в чём заключается разница между этими понятиями. Она - не слишком принципиальна, но всё же весьма существенна. Обычно террор и терроризм различают не только масштабами этих кровавых явлений, но - главное - степенью участия в них государственных структур.
В конце августа - начале сентября в России, как известно, прошла очередная серия крупных терактов, начавшаяся взрывами двух пассажирских самолётов, а завершившаяся бесланским морем крови и лжи, да ещё путинским объявлением о так называемых "мерах по укреплению единства страны". Точнее - мерах по укреплению тирании.
Сперва, надо вспомнить об одном вроде бы уже забытом весьма существенном факте, имевшем место в самом начале данной серии терактов. Я имею в виду очень нашумевшую всего за 2-3 дня историю, касающуюся неких шестерых людей, зарегистрировавшихся вечером 24 августа на один из тех двух трагических авиарейсов ("Москва-Сочи"), но в самый последний момент почему-то отказавшихся сесть в самолёт. Наиболее подозрительное, на мой взгляд, заключается даже не в самом этом факте, а в том, что примерно с вечера 27 августа все основные российские телеканалы и другие крупные СМИ вдруг абсолютно перестали упоминать о поисках той спасшейся шестёрки. Уточняю: перестали упоминать задолго (за 4 дня) до новых российских террактов, так что они не могли отвлечь от данной истории внимание СМИ. Я не могу себе представить, как без категорических указаний "сверху", подкреплённых недвусмысленными угрозами, огромное количество журналистов могло бы вдруг одновременно потерять всякий интерес к этой потрясающей истории. Видимо, очень вероятно, что через ту шестёрку можно выйти на истинных организаторов приписываемых чеченским сепаратистам взрывов тех самолётов. Возможно, например, что кто-то из этих организаторов находился перед вылетами тех самолётов в аэропорту и, случайно узнав среди обречённых пассажиров каких-то своих родственников или "дружбанов", предупредил их о грядущей катастрофе. Во всяком случае, по-моему, очевидно, что чем дольше и тщательнее российские власти скрывают подробности "чудесного спасения" той шестёрки, тем больше вероятность прямой причастности этих властей к организации тех авиакатастроф. (Кстати, журналисты официально зарегистрированных СМИ могут проверить это, обратившись к властям с официальным журналистским запросом насчёт обстоятельств той истории со спасшейся шестёркой; думаю, что никакого внятного ответа они на такой запрос не получат).
Разумеется, ввиду почти полной одновременности российских августовско-сентябрьских террактов, очень вероятно,что они представляют из себя единое целое, то есть скоординированы между собой. Следовательно, причастность властей к организации хотя бы одного из них почти гарантирует такую же причастность и к организации остальных. Кстати, версия о такой причастности подтверждается и обнародованным в сентябре в ряде СМИ - например, в "Новой газете" и в газете "Время новостей" - следующим фактом: многие, указанные пофамильно, из убитых в Беслане террористов каким-то образом попали туда прямо из российских тюрем и лагерей, хотя ни о каких массовых и даже единичных побегах заключённых чеченцев речи не идёт. Этот факт столь очевиден, что власти вроде бы и не пытаются его опровергать, а либо молчат по этому поводу, либо бормочут что-то невразумительное о какой-то фантастической амнистии, по которой, мол, осуждённых на 10-15 лет освобождают уже через год или пару лет отсидки. Но российские СМИ (в том числе вроде бы и вышеназванные) почему-то не делают из этого весьма красноречивого факта явно напрашивающийся вывод (или хотя бы предположение) об авторстве бесланского терракта.
На мой взгляд, одного лишь данного факта достаточно для почти 100-процентной гарантии того, что это авторство принадлежит властям. Но есть и другие подобные факты, например - следующий: почему-то теперь говорят лишь о единственном задержанном в Беслане террористе, хотя в первые после кровавого штурма дни довольно крупные российские, а особенно североосетинские чиновники - в частности, начальник республиканского управления ФСБ Валерий Андреев, пресс-секретарь республиканского МВД Исмель Шаов и пресс-секретарь президента Северной Осетии Лев Дзугаев - многократно повторяли (судя по сообщениям многих СМИ), что в Беслане задержаны и "дают признательные показания" 3 террориста, включая одну женщину. А представители Генпрокуратуры в те же самые дни заявляли, что задержанных в Беслане террористов, мол, вообще нет. Складывается впечатление, что затем все эти чиновники как бы сторговались на одном задержанном - видимо на самом сговорчивом (заявившем, как известно, что их, мол, послал в Беслан Масхадов) и, вероятно, наименее осведомлённом об опасных для властей подробностях. А возможно - наоборот, на осведомлённом и наиболее надёжном агенте. Впрочем, при любом варианте, ещё не факт, что он доживёт до суда: с одним задержанным можно гораздо правдоподобнее организовать какой-нибудь "несчастный случай", чем сразу с тремя.
И почему-то вроде бы ни в каких СМИ никто не задаёт вопрос о том, куда "испарились" 2 других задержанных бесланских террориста. Не слышно в СМИ и обсуждения прочих подобных вопросов - как уже вышеназванных, так и, например, следующего: почему за 3 дня до терракта в Беслане тамошняя милиция воздвигла вокруг своего здания бетонные "баррикады". (Упоминание об этом я читал лишь в газете "Версия"). Есть и множество других аналогичных вопросов (об истинном количестве бесланских террористов и заложников, о пропавших без вести, о заранее спрятанном в школе оружии и т. п.), но даже и без них всего вышеизложенного, по-моему, более чем достаточно, чтобы, как минимум, считать основной, наиболее правдоподобной версией кровавейшей августовско-сентябрьской серии террактов полную её спланированность российскими властями. Но что-то почти не видно в российских СМИ даже каких-нибудь туманных намёков на эту версию, хотя в частных беседах к ней склоняется чуть ли не абсолютное большинство россиян. Впрочем, в российских СМИ уже, похоже, перестали упоминать о практически доказанных в них же фактах чуть более ранних гэбистских кровавых дел - о "Норд-Осте" и Ханпаше Теркибаеве, о взрывах жилых домов в Москве и Волгодонске, о рязанских "учениях" с гексогеном и т. п. На мой взгляд, лишь воцаряющийся в России всеобщий страх, уже почти подобный страху времён сталинского террора, является главной причиной такого журналистского молчания. Страх этот как бы бежит впереди нового массового террора, прокладывая ему путь.

Дмитрий Воробьевский (2005 год).


P. S. А как же Басаев, вроде бы взявший на себя ответственность за кровавый Беслан? На этот счёт есть несколько версий. Наиболее правдоподобная, по-моему, такая: Басаев связан с некими людьми из Москвы, представляющимися ему тайными сторонниками чеченской независимости, а на самом деле являющимися обычными путинскими гэбистами. Возможно, они используют Басаева, приплачивая ему и даже помогая периодически в его лечении, чему есть немало свидетельств.
P. P. S. Здесь почти ничего не говорилось о том, зачем вообще могли понадобиться властям все эти кровавые дела, но, по-моему, это довольно очевидно. Особенно - после известных путинских "реформ", увязанных с бойней в Беслане. Но есть, на мой взгляд, и другие цели этих террактов, в частности - вселение в наиболее "продвинутую" часть народа (догадывающуюся об их истинном авторстве) не просто страха, а парализующего ужаса перед властью. Увы, похоже, что это удаётся. В целом, видимо, уже удалось.



--------------------------------------------------------------------------------



ВОЗВРАЩЕНИЕ К "НОРД-ОСТУ"
В прошлом номере "Крамолы", вышедшем в середине апреля 2003 года, была опубликована моя статья "Трагедия "Норд-Ост".Чей сценарий?", в которой на основе общеизвестных и легко проверяемых фактов доказывалась прямая причастность российских "органов" к организации того кровавого теракта. Спустя лишь пару недель - 28 апреля - эти доказательства были подкреплены огромным сенсационным материалом известной московской журналистки Анны Политковской, опубликованным в "Новой Газете". Он назывался "Кто остаётся в живых" и был основан на подробных откровениях участвовавшего в "норд-остовском" теракте агента российских "органов", сотрудника путинской президентской администрации и редакции правительственной "Российской Газеты" Ханпаша Теркибаева, заподозрившего, видимо, что использовавшие его российские власти решили на всякий случай от него по-тихому избавиться (т.е. "замочить", выражаясь официальным языком). Возможно, этими откровениями, подтверждение правдивости которых "Новая Газета" получила и из многих других источников, он всё же продлил себе жизнь, но лишь на полгода или чуть больше: в декабре российские власти, так и не допросив его официально по делу "Норд-Оста", так и не ответив на запросы "Новой Газеты" ничего вразумительного, объявили, что он, мол, погиб в автомобильной катастрофе. Впрочем, есть подозрение, что ответ властей "Новой Газете" всё же имел место - ещё в начале июля - и заключался в следующем: с помощью неизвестного яда был убит участвовавший в расследовании "Норд-Оста" заместитель её главного редактора, депутат Госдумы от "Яблока" Юрий Щекочихин.
Исходя из вышеизложенного, мне остаётся лишь присоединиться к утверждению Анны Политковской в "Новой Газете" за 22 декабря: "Лично я никогда не смогу поверить в то, что спецслужбы непричастны к организации терактов". Разумеется, я не могу поверить и в то, что эти абсолютно "отмороженные" (даже по бандитским меркам) "спецслужбы" действуют без прямых и конкретных указаний В. Путина и его ближайших гэбистских "соратников". Я подозреваю, что регулярные кровавейшие теракты нужны им не только ради шкурных "политических" целей (разжигание античеченской истерии, поднятие своих "рейтингов", дальнейшее "закручивание гаек" под предлогом борьбы с терроризмом), но и по сугубо, так сказать, физиологическим причинам: видимо, подобно садистским маньякам, они уже не могут комфортно себя чувствовать без регулярных кровавых зверств. И самое печальное, по-моему, заключается в том, что всё вышесказанное - не какие-то измышления злобствующего "очернителя", а очевиднейшая правда.


Дмитрий Воробьевский (начало 2004 г.)
P.S. На "Норд-Осте", как, кстати, и в истории 1999 года со взрывами жилых домов, особенно - с попыткой взрыва дома в Рязани, террористы из "органов" попались, как говорится, "с поличным". (Недаром недавно под Москвой был арестован тираж книги о тех взрывах - "ФСБ взрывает Россию" - в рамках "уголовного дела" по статье о "разглашении государственной тайны"). Но и почти все другие крупные российские теракты последних лет вызывают, мягко говоря, вопросы и сомнения. Например, через день после крупного взрыва в дагестанском городе Каспийске (9 мая 2002 г.), унёсшего жизни более 40-ка человек (в том числе из Воронежа), практически все российские телеканалы сообщили о задержании милицией Каспийска автомобиля с мощной миной и дистанционным взрывателем, аналогичными тем, что были использованы при том теракте. Это сообщение многократно повторялось в течении почти 2-х суток, но потом публично выступил начальник ФСБ Патрушев и объявил, что люди, находившиеся в том автомобиле, к террористам, мол, отношения не имеют. А к кому они имеют отношение, так и осталось тайной: российские СМИ вдруг моментально "забыли" о той задержанной в Каспийске машине. И примеров таких "странностей" - очень много.


--------------------------------------------------------------------------------



ТРАГЕДИЯ "НОРД-ОСТ". ЧЕЙ СЦЕНАРИЙ?
Речь здесь - конечно, не о сценарии знаменитого мюзикла, вроде бы не относящегося к жанру трагедии, а об известных трагических событиях в Москве 23-26 октября 2002 года, когда огромное здание со зрителями и артистами этого мюзикла было захвачено террористической группой Мовсара Бараева, потребовавшей прекращения бойни в Чечне. Российские власти утверждают, что газ перед спецназовским штурмом здания на Дубровке был применён для того, чтобы мгновенно "вырубить" террористов, лишив их возможности нажать на кнопку взрывного устройства, способного, мол, взорвать всё здание с заложниками. Но, судя по рассказам многих бывших заложников - например, Ирины Куминовой, Андрея Ушакова и Ольги Рудаковой, выступивших по телеканалк "ТВС" 29 и 31 октября, Ольги Хухриной, выступившей 28 октября по "НТВ", и Ильи Лысака, интервью с которым напечатано в "Новой газете" за 18 ноября 2002 года, - террористы, почувствовав газ, вовсе не "вырубились", а "забегали, прижимая к лицам платки", "стали надевать респираторы" "принялись совещаться", и у них было, как минимум, от 5 до 10 минут (до начала штурма) - более чем достаточное время для нажатия кнопок взрывателей. Кроме того, по данным ряда учёных Запада - например, выступившего 27 октября по "Би-Би-Си" профессора Белфастского Королевского университета Кэвета Сэренна, - вообще не существует такого газа, которым можно мгновенно (или хотя бы за несколько секунд) отключать сознание людей (тем более - в огромном театральном здании).
Естественно, возникают следующие вопросы: почему террористы-смертники не взорвали здание с заложниками, когда почувствовали газ или когда начался штурм, и почему власти дали приказ о пуске газа и о штурме, зная, что у террористов будут многие минуты на нажатие кнопок взрывных устройств? Сразу на оба этих вопроса, по-моему, есть лишь один правдоподобный ответ - следующий: взрывчатка (или, возможно, начинка взрывателей) у террористов была негодная, и российские власти, давая приказ о пуске газа и штурме, прекрасно об этом знали. А знать об этом они, по-видимому, могли лишь в том случае, если сами давали указание снабдить этих террористов через каких-то своих агентов этой "взрывчаткой". Данная версия может объяснить все, казалось бы - необъяснимые противоречия и странности, связанные с терактом на "Норд-Осте", а также истинные цели его главных организаторов. Думаю, что к этим целям относится и наблюдаемое теперь стремительное восстановление в России тоталитарного режима, которое, так сказать, гармонично сочетается с повсеместным раздуванием античеченской истерии и с усилением геноцида в Чечне. Исходя из данной версии, нетрудно объяснить и упорный отказ властей сообщить кому бы то ни было (даже врачам, лечащим бывших заложников) точный состав применённого газа: если бы он стал достоянием гласности, то учёные легко могли бы доказать не только его заведомую смертоносность, но и - главное - невозможность его использования для мгновенного отключения сознания террористов. Можно объяснить в рамках данной версии и потрясающую кровожадность спецназа, убившего, как объявлено, всех террористов, даже тех, которые были захвачены спящими или в бессознательном состоянии: их показания на следствии и суде могли бы оказаться весьма опасными. Довольно значителен при этом и такой факт: несколько недель после штурма по многим СМИ говорилось, в том числе и некоторыми официальными лицами, что двое или трое из нескольких десятков террористов всё же остались живы и теперь, мол, допрашиваются; а по телевидению (кажется, по "НТВ") сразу после штурма было показано, как одного из них, заломив руки за спину, спецназовцы выводят из здания театрального центра, но затем вдруг официально объявили, что убиты все террористы.
Есть и ещё один весьма существенный факт, полностью вписывающийся в вышеизложенную версию. В январе в "Новой газете" известный журналист и депутат Юрий Щекочихин сообщил в небольшой заметке, что из проверенных источников ему стало известно следующее: родственники одной из "норд-остовских" террористок узнали её по телевизору и очень этому удивились, т. к. она была осуждена за какое-то уголовное преступление, этапирована в один из далёких российских лагерей, где и должна была находиться ещё много лет, но почему-то оказалась на "Норд-Осте"... Однако, некоторые вопросы, на мой взгляд, всё же остаются. Например: какое количество жертв российские власти считали для себя "оптимальным", и сильно ли оно отличается от реальных цифр; куда делись десятки пропавших без вести заложников; и был ли убитый при штурме Мовсар Бараев использован российскими "органами", как говорится, "втёмную", или, подобно своему печально известному дяде Арби Бараеву, являлся их агентом? Не всё ясно и насчёт Шамиля Басаева, вроде бы заявившего о своей причастности к теракту на "Норд-Осте". Возможно, например, что он участвовал в формировании или финансировании отряда террористов, не зная истинных планов и целей главных организаторов теракта. Ещё я хочу добавить следующее. Конечно, любой теракт, при котором жертвами насилия являются невиновные люди, - явно преступен, независимо от сколь угодно благородных целей террористов. Но очевидно, что вообще любое убийство невиновных людей - тоже преступление, независимо от целей тех, кто его совершил (и даже в том случае, если оно совершено не умышленно, а "по неосторожности"). Но почему-то, даже несмотря на то, что вышесказанная мысль подтверждается и официальным "Уголовным кодексом", ни журналисты, ни правозащитники, ни депутаты ни в каких СМИ совершенно не пытаются (во всяком случае, мне о таких попытках неизвестно) поднять вопрос об уголовной ответственности тех, кто зачем-то убил газом, как минимум, сотни полторы невинных людей. Не говоря уж об уголовной ответственности за бессудный расстрел пленных террористов. Точнее - лишь подозреваемых в терроризме.

Дмитрий Воробьевский (апрель 2003 года).

 

Отправить комментарий

Подпишитесь на каналы Комментарии к сообщению [Atom]

<< Главная страница