Михаил Иванович Трепашкин - московский адвокат, бывший сотрудник КГБ и ФСБ. Эксперт Общественной Комиссии по расследованию взрывов домов в Москве и Волгодонске и событий в Рязани. Арестован 22 октября 2003 года, накануне заседания суда, где он планировал предъявить факты, которые могли дать основание утверждать о причастности спецслужб к организации взрывов жилых домов в сентябре 1999 года. Предлог для ареста - в его машине был обнаружен пистолет. Сам Трепашкин утверждает, что пистолет был подброшен. После незаконного задержания Трепашкин был помещен в пыточные условия: грязная камера 1,6х2 м, пытки голодом, холодом, лишением сна. 19 мая 2004 г. за незаконное хранение оружия и разглашение гостайны приговорен Московским окружным военным судом к 4 годам колонии-поселения, начиная с 1 декабря 2003 г. 4 ноября 2003 года бывшие политические узники, среди которых Елена Боннэр, Сергей Ковалев и Владимир Буковский, призвали Amnesty International признать Трепашкина политзаключенным.

воскресенье, 30 сентября 2007 г.

Соображения по поводу обвинения Павла Рягузова

"СОТРУДНИКИ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНЫХ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ ФСБ РФ НЕРЕДКО ОКАЗЫВАЛИ ПОМОЩЬ УБИЙЦАМ В ВЫСЛЕЖИВАНИИ СВОИХ ЖЕРТВ"

Я не могу утверждать о виновности или невиновности в совершении каких-либо преступлений сотрудника оперативно-поискового подразделения (наружное наблюдение или наружная разведка) ФСБ РФ подполковника Рягузова. Однако хотелось бы заметить, что сотрудники этих подразделений нередко фигурировали, ещё в период моей службы в Управлении собственной безопасности ФСБ РФ, по оперативным делам в качестве пособников организованных преступных группировок г. Москвы, за деньги отслеживая бизнесменов (их места пребывания, адреса проживания, связи, наличие компромата и т.д.) и других жертв. Тем не менее, начальник УСБ ФСБ РФ Патрушев Н.П. и бывший в то время Директором ФСБ РФ Ковалёв Н.Д. (ныне депутат Госдумы РФ) скрывали такие факты, ибо за этими деяниями нередко стояли либо разбои и убийства отслеживаемых предпринимателей, либо вымогательства. А руководители не желали, чтобы на руководимом ими ведомстве были "пятна".

Если кто-то обратит внимание на мой приговор от 19 мая 2004 года, то там фигурируют четыре сводки прослушивания телефонных переговоров и заготовка справки по делу оперативного розыска (ДОР) "Братаны", которые следователю Главной военной прокуратуры принёс полковник ФСБ РФ Шебалин В.В. и заявил, что эти пять документов я, как адвокат, передал ему на хранение (в действительности они были в архиве УСБ ФСБ РФ).

Так вот, в этих сводках и справке речь как раз и шла речь о том, что сотрудники ОПУ ФСБ РФ С. (действующий) и А. (уволенный) помогали членам "Гольяновской организованной преступной группировки" (ОПГ) следить за бизнесменами, собирать на них компрометирующие материалы и т.д. А за эти услуги они получали дополнительную (кроме платы за службу в ФСБ РФ) плату из расчета 100 долларов за час слежки. Из содержания телефонных переговоров между членами ОПГ и сотрудником ФСБ С. видно, что начальники ФСБ РФ знали о "подработках" своих подчинённых, но молчали, так как сами получали часть заработанных таким путём денег.

По причине того, что сотрудники ОПУ ФСБ РФ С. и А. были замешаны в ряде других тяжких преступлений, в том числе причастны к ряду убийств, совершённых членами "Гольяновской ОПГ", хранили оружие для убийства, я, совместно с сотрудниками 4-го отдела РУОПа, намеревался захватить их с поличным, когда они, пользуясь служебными удостоверениями, привезут оружие на очередную бандитскую разборку. Однако когда я доложил об этом руководству УСБ, то у меня забрали материалы, уволили действующего сотрудника С. (сорвав планируемую операцию по взятию с поличным), после чего вернули мне дело ДОР "Братаны" - с пометкой "В акт", для уничтожения. Я подготовил все необходимые документы, но уничтожать материалы не стал: это явное сокрытие доказательств по тяжким и особо тяжким преступлениям. Я передал всё в секретариат и УРГУ УСБ ФСБ РФ, чтобы они решали, что делать с материалами. Они их тоже не рискнули уничтожить, и материалы лежали в архиве без движения с февраля 1996 года до декабря 2002 года.

Когда я в конце августа - начале сентября 2002 года предупреждал о готовящейся в Москве террористической акции, я сослался на указанное ДОР "Братаны", что там также имеется материал о вооружённом чеченце, действующем в Москве. После "Норд-Оста", когда я зашумел по поводу того, что моя информация не стала руководством к действию, и в результате - 129 трупов, из ДОР "Братаны" были изъяты пять упомянутых ранее документов; они были переданы Шебалину, который отнёс их в Главную военную прокуратуру и передал с заявлением, что получил их от меня на хранение в феврале 2002 года (!?). Хотя по документам видно, что они - из архива. После этого оперработники ФСБ РФ, вызванные в качестве "экспертов", признали их содержащими государственную тайну России, и я сижу за это в тюрьме.

Даже если и следовать логике ФСБ и ГВП, то получится, что Шебалин передал от меня документы о сокрытии руководителями ФСБ РФ тяжких и особо тяжких преступлений, к которым были причастны сотрудники ОПУ ФСБ РФ, совершившие деяния, подобные тем, в которых сейчас Генпрокуратура РФ обвиняет Павла Рягузова в деле об убийстве А.С. Политковской. Почему же вместо этих сотрудников, вместо руководителей ФСБ, скрывших преступление, в тюрьме сижу я? И почему гостайной России объявили сведения об убийствах людей и других преступлениях, которые, в соответствии с Законом РФ "О государственной тайне" не подлежат засекречиванию под угрозой уголовной ответственности за необоснованное засекречивание?

Если бы в своё время руководители ФСБ и ГВП дали ход делам о пособничестве сотрудников ОПУ ФСБ РФ в убийствах, возможно, и не возникло бы такой ситуации, как с подполковником П. Рягузовым. А если он действительно виновен, то можно было и предотвратить убийство Политковской, если бы было своевременно возбуждено уголовное дело по незаконным действиям сотрудников ОПУ ФСБ РФ, исполняющих преступные заказы за деньги.

И получается, что я сижу в тюрьме за попытки предупредить и пресечь преступления, а те, кто всячески способствовал их совершению, выступают обвинителями. Как в "стране чудес" - всё наоборот!

М.И. Трепашкин

25 сентября 2007 года.

Ярлыки:

Комментарии: 0:

Отправить комментарий

Подпишитесь на каналы Комментарии к сообщению [Atom]

<< Главная страница