Михаил Иванович Трепашкин - московский адвокат, бывший сотрудник КГБ и ФСБ. Эксперт Общественной Комиссии по расследованию взрывов домов в Москве и Волгодонске и событий в Рязани. Арестован 22 октября 2003 года, накануне заседания суда, где он планировал предъявить факты, которые могли дать основание утверждать о причастности спецслужб к организации взрывов жилых домов в сентябре 1999 года. Предлог для ареста - в его машине был обнаружен пистолет. Сам Трепашкин утверждает, что пистолет был подброшен. После незаконного задержания Трепашкин был помещен в пыточные условия: грязная камера 1,6х2 м, пытки голодом, холодом, лишением сна. 19 мая 2004 г. за незаконное хранение оружия и разглашение гостайны приговорен Московским окружным военным судом к 4 годам колонии-поселения, начиная с 1 декабря 2003 г. 4 ноября 2003 года бывшие политические узники, среди которых Елена Боннэр, Сергей Ковалев и Владимир Буковский, призвали Amnesty International признать Трепашкина политзаключенным.

пятница, 28 сентября 2007 г.

Жалоба на отказ в возбуждении уголовного дела и должностной подлог

Прокурору г. Москвы
Сёмину Ю.Ю.
115184, г. Москва,
ул. Новокузнецкая, д. 27,
от Трепашкина Михаила Ивановича,
1957 года рождения, адвоката,
полковника запаса, ветерана и
пенсионера ФСБ, награждённого
боевыми правительственными
наградами, в частности, медалями
"За отличие в воинской службе
1 степени" и "За отвагу"
в 1995 году, незаконно осуждённого
по сфабрикованным обвинениям
в совершении деяний средней
тфжести - ч.1 ст. 222 и
ч.1 ст. 283 УК РФ к 4 годам колонии-
поселения, отбывающего наказание
в камере №13 ПФРСИ ФГУ ИК-13
г. Нижнего Тагила


ЖАЛОБА

на незаконный отказ в возбуждении
уголовного дела и должностной подлог
(в порядке ст.ст. 123-124 УПК РФ).

19 августа 2007 года в Общероссийское общественное движение "За права человека" поступил ответ ВрИО начальника Управления организации дознания ГУВД г. Москвы (исх. №59/3 11-14 от 13 августа 2007 года) и постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по признакам ст. 129 УК РФ (публичная клевета) в отношении депутата Госдумы ФС РФ Абельцева С.Н.

Постановление вынесено по заявлению ООД "За права человека" о совершении Абельцевым С.Н. публичной клеветы с использованием газеты "Аргументы и факты" о том, что якобы я за деньги торговал секретами России, опозорив честь офицера спецслужб.

Считаю данное постановление дознавателя Р.С. Пелипенко незаконным, вынесенным без надлежащей проверки изложенных в заявлении ООД "За права человека" фактов, а также содержащим служебный подлог и направленным на сокрытие преступления, совершённого умышленно Абельцевым С.Н., в частности:

1. В постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела указывается, что я осуждён якобы за нарушение правил секретности, совершённое из КОРЫСТНЫХ соображений. Я прилагаю выписку из приговора, по которому отбываю наказание, где имеется полный текст моего обвинения.

Обратите внимание: нет там ни корыстных соображений, ни торговли секретами. Нет там никаких правил, которые я якобы нарушил.

Я с мая 1997 года не служу в органах ФСБ РФ. Как я мог в 2001-2002 гг. нарушать правила секретности, если у меня вообще не было работы, связанной с гостайной России?

Указав в постановлении заведомо ложные сведения о корыстных соображениях, дознаватель совершил деяния, подпадающие под признаки состава преступления, предусмотренного ст. 292 УК РФ, чтобы скрыть преступление, умышленно совершённое С.Н. Абельцевым, которому я ещё до его выступления в газете "Аргументы и факты" направлял подробную информацию о своём обвинении и его фабрикации.

2. Я никогда не участвовал ни в одной пресс-конференции "с участием Б.А. Березовского и на его стороне".

Это также клеветнический служебный подлог!

Дознаватель, стремясь увести С.Н. Абельцева от умышленной клеветы, указал заведомую ложь, подтянув данные о пресс-конференции сотрудников УРПО ФСБ РФ в Интерфаксе 17 ноября 1998 года, куда я был приглашён в качестве предполагаемой жертвы их преступлений по указанию руководства. Замечу, что я никого из этих сотрудников ФСБ РФ ранее не знал. И Березовского там не было, они лишь рассказывали, что в списке лиц, которых им поручило "убрать" руководство, были Березовский Б.А., я как начальник следотдела УФСНП РФ по Московской области, а также Джабраилов, которого нужно было похитить для обмена.

Березовского я до этого времени тоже не знал!

Участники пресс-конференции, а это были сотрудники УРПО ФСБ РФ Литвиненко, Шебалин (человек в маске), Понькин, Щеглов и Латышонок (люди в очках) заявили, что лично генерал Макарычев А.К. через начальника отдела Гусака А.И. приказал проломить мне голову, чтобы не судился с руководством ФСБ РФ, и забрать у меня материалы.

Я действительно судился с тремя генералами армии ФСБ РФ: Барсуковым М.И., Ковалёвым Н.Д., Патрушевым Н.П. и суд выиграл. Решение было 1 апреля 1998 года.

Суть суда: В период первой чеченской войны, наряду с боевыми действиями на Кавказе, планировалось осуществить сепаратистами-дудаевцами боевые действия в Москве. Об этом я узнал от своих источников. Совместно с 4-м отделом РУОП (Осипов, Медведев - руководители), которых я взял в помощники, ибо у нас в то время не было предварительного следствия, мы провели ряд оперативных комбинаций и успели изъять ряд складов с оружием. Достаточно сказать, что только на одном из них, на улице Волочаевской в г. Москве были изъяты, помимо взрывчатки и стрелкового оружия, огромнейшее количество огнемётов и гранатомётов ("Муха", "Шмель"), которые лежали словно водопроводные трубы на стройке. Можете представить, какую бойню готовили в Москве. За эти мероприятия и предотвращение терактов я получил медаль "За отвагу". После этого боевики, оставшиеся на свободе, решили закупить у высокопоставленных офицеров Генштаба Минобороны РФ новые партии оружия со складов в городе Электрогорске Московской области. Для этого генштабисты оформили бумаги (кажется, "задним числом"), что склад был ликвидирован за ненадобностью. Чтобы получить деньги, боевики прибыли в КБ "Сольди" (Оружейный пер., г. Москва) и потребовали передать им 1,8 млрд. рублей. 1 декабря 1995 года мы взяли их с поличным. В ходе этой операции (угол. дело по ч.5 ст. 146 УК РСФСР - вымогательство) были задержаны не только 5 полевых командиров из бригады Салмана Радуева ("Абдул", "Иса", "Турпал", "Умар" и "Герой"), но также генерал Генштаба МО РФ Тарасенко, полковник Голубовский из этого же ведомства, чины из МВД и ФСБ РФ, а также начальник службы безопасности казино "Голден Пэлас" и "Кристалл" Карен Азизбекян. Они не стеснялись, рассказывали о своих преступлених, но заявляли, что за ними такие силы, что скоро мы пожалеем о содеянном.

Начальник РУОП Рушайло В.Б. направил письмо о моём награждении за удачно проведённую операцию. Но деньги и генеральская солидарность, чёрный оружейный бизнес заработали и меня отстранили от дела, заявив, что, задерживая чеченских боевиков, я, якобы, злоупотребил своими полномочиями (!?). Вскоре почти все задержанные с помощью Главной военной прокуратуры были отпущены. Мне в частном порядке удалось договориться со следователем об оставлении хотя бы мелких исполнителей (кто бил банкиров, требуя деньги) и одного из полевых командиров Новикова Висрутдина Джунандовича по прозвищу "Герой". За него в декабре 1996 г. из рук Салмана Радуева удалось вернуть 3 бойцов Пензенского ОМОНа, из числа 22-х человек во главе с майором Зотовым, захваченных в плен на границе Чечни и Дагестана 12.12.1996 года. Акт обмена у меня сохранился.

Остальные боевики в результате шума разбежались. "Абдул" с подручными рванул в Турцию. "Иса" - в Литву. Война в Москве не состоялась. Но меня, по инициативе прибывшего из ГПУ Администрации Президента России на должность начальника УСБ ФСБ РФ Патрушева Н.П., наказали. Я должен был уволиться из ФСБ РФ с почестями и льготами в мае 1997 года. После этого я подал в суд, что боевиков отпустили незаконно (фигурировали и большие суммы взяток), а меня за это когда-то наказали необоснованно. 1 апреля 1998 года состоялось решение суда, которым признана моя правота.

Так как в суде я снова поднимал вопрос о продажных генштабистах и возможной войне в Москве, о влиятельных силах, заставивших даже руководителей ФСБ РФ выдавить меня из ФСБ, то на меня было немало покушений. Об одном из них я узнал в Главной военной прокуратуре, где расследовалось, по указанию главы Администрации Президента России, уголовное дело по факту готовившегося покушения на Исполнительного секретаря СНГ Березовского Б.А. Это было в октябре 1998 года. А 17 ноября того же года несостоявшиеся киллеры дали пресс-конференцию в Интерфаксе, куда меня пригласили, чтобы показать, кого и за что им приказано было уничтожить. Вот такое моё участие в пресс-конференции. И не было там никакого Березовского Б.А. И о нём я ничего там не говорил, ибо я его только что узнал как такого же потерпевшего по делу.

Всё, о чём я написал, освещалось в СМИ:

- "Генштаб помогал дудаевской мафии", "Комсомольская правда", 12 мая 1997 года, 1-2 стр., автор Сокирко Виктор Анатольевич;

- "Борца с чеченским бандитизмом заставили уволиться из ФСБ", "Коммерсант", апрель 1998 г., автор Заладинская Екатерина Юрьевна;

- "Приказано молчать", "Литературная Газета", конец ноября - нач. декабря 1998 г., автор Андреев Игорь Алекссевич и др.

Проверкой занимались Катышев и Скуратов, но вскоре и их "ушли"...

К сожалению, новая чеченская война не осталась без последствий для Москвы. А ведь можно было это предотвратить, упредить.

По взрывам домов в сентябре 1999 года я увидел схожую с 1995 годом ситуацию. Более того, появились "знакомые" по старым делам люди.

Я, уже будучи адвокатом, в 2002 году с мая по август получил массу информации о появлении в городе множества вооружёных боевиков в Западном и Юго-Западном округах г. Москвы. Вначале я молчал, будучи наученным горьким опытом. Но в августе 2002 года от адвоката Евстигнеева Александра, знакомого по событиям 1995 года (он бывший сотрудник ОПУ ФСБ РФ), я узнал, что в Москве появился полевой командир "Абдул", специалист по террористическим актам.

Зная, что друг А. Литвиненко и участник известной пресс-конференции в Интерфаксе 17.11.1998 г. полковник ФСБ РФ Шебалин В.В. восстановился в органах госбезопасности, я решил с ним встретиться. Встреча была в конце августа - начале сентября 2002 года. Я ему рассказал о боевиках, о появлении "Абдула" и сказал, что готовится террористический акт. Он начал склонять меня к участию в какой-то "серьёзной группе", которая будет "еб...шить" (это его слово любимое) Литвиненко и Березовского, а также их окружение, мол, из-за этого его восстановили в органах, в качестве агента по контракту. Я ему ответил, что я никогда не подписываюсь на убийства, тем более, что Литвиненко тоже в Лондоне. Я посоветовал ему обратить внимание лучше на то, что может произойти здесь, в Москве. Он сказал, что информацию мою передаст. Тогда же я указал ДоР, где остальные данные на "Абдула" и его старые связи.

Но грянул "Норд-Ост". Я высказал претензии Шебалину, что не приняли мер. В ответ он взял из архивного ДоР несколько сводок (как спец Лефортово именно по расследованию дел о гостайне, могу отвественно заявить, что гостайны в них нет), принёс в ГВП и заявил, что именно их я передал ему "на хранение" (?!). Вот так мне заткнули рот...

Я честно и беззаветно отслужил Отечеству более 25 лет. Можете запросить из личного дела мою характеристику, чтобы убедиться в этом. Я чист перед совестью и людьми!

Посмотрите обвинение по приговору и Вы увидите всю фальшь дела, начиная с эпизода 1999 года, по которому в связи с амнистией 2000 г. даже нельзя было возбуждать уголовное дело!

Я никого не бил, не убивал, не обворовывал! Я отсидел срок из мести военной генеральской мафии. Но я буду твёрдо и настойчиво отстаивать свою честь и достоинство ветерана, офицера органов госбезопасности, гражданина России от клеветнических измышлений в мой адрес.

В столице люди знают о моих делах, поэтому я имею уважение среди людей, ветеранов спецподразделений "Вымпел" и "Альфа", совместно с которыми приходилось участвовать в оперативных мероприятиях и которые создали общественный комитет в мою защиту.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 45 Конституции России, ст.ст. 123-124 УПК РФ, -

ПРОШУ:

1. Отменить постановление дознавателя Управления организации дознания ГУВД г. Москвы Р.С. Пелипенко об отказе в возбуждении уголовного дела по ч.2 ст. 129 УК РФ в отношении Абельцева С.Н. как незаконное и необоснованное, содержащее ложные сведения.

2. Направить материалы для решения вопроса о возбуждении уголовного дела в Следственный комитет при Генеральной прокуратуре России в соответствии с п.1 ч.1 ст. 448 УПК РФ и п.7 ч.3 ст. 151 УПК РФ, так как Абельцев С.Н. является депутатом Государственной Думы ФС РФ.

Приложение:
1) выписка из приговора, на 1 листе;
2) копия жалобы ООД "За права человека" от 18.09.07 г., на 3-х листах.

М.И. Трепашкин

22 сентября 2007 года.

Ярлыки:

Комментарии: 0:

Отправить комментарий

Подпишитесь на каналы Комментарии к сообщению [Atom]

<< Главная страница