Михаил Иванович Трепашкин - московский адвокат, бывший сотрудник КГБ и ФСБ. Эксперт Общественной Комиссии по расследованию взрывов домов в Москве и Волгодонске и событий в Рязани. Арестован 22 октября 2003 года, накануне заседания суда, где он планировал предъявить факты, которые могли дать основание утверждать о причастности спецслужб к организации взрывов жилых домов в сентябре 1999 года. Предлог для ареста - в его машине был обнаружен пистолет. Сам Трепашкин утверждает, что пистолет был подброшен. После незаконного задержания Трепашкин был помещен в пыточные условия: грязная камера 1,6х2 м, пытки голодом, холодом, лишением сна. 19 мая 2004 г. за незаконное хранение оружия и разглашение гостайны приговорен Московским окружным военным судом к 4 годам колонии-поселения, начиная с 1 декабря 2003 г. 4 ноября 2003 года бывшие политические узники, среди которых Елена Боннэр, Сергей Ковалев и Владимир Буковский, призвали Amnesty International признать Трепашкина политзаключенным.

пятница, 7 сентября 2007 г.

"Я ЧЕЛОВЕКОЛЮБ!"

Читаю иногда отзывы на правозащитном сайте в мою защиту и вижу, что есть лица, злобно обвиняющие меня в "чрезмерной любви к чеченцам". Я не удержался и решил написать о своём отношении к чеченцам и иным национальностям. В общем, заметки "по национальным отношениям".

Я воспитан в советские времена интернационалистом. Родился и вырос я на границе Смоленской области России и Витебской области Белоруссии, где был очень многонациональный состав: белорусы, латыши, эстонцы, евреи, литовцы, русские, поляки, украинцы, цыгане. Процентов 60, конечно же, были белорусы. Процентов 30 - выходцы из прибалтийских стран, преимущественно латыши и эстонцы (Кребсы, Пульки, Аунупы, Томберги, Шакалисы и т.д.). Ещё при царском режиме крестьяне батрачили у помещиков - латышей, литовцев, поляков. Старики рассказывают, что работали у них с охотой, они платили нормально, ненависти ни у кого не было. Евреи проживали в крупных посёлках и Витебске (ведь через Витебск проходила полоса оседлости). И никогда не возникало взаимной ненависти!

Служил я на флоте, тоже в многонациональном составе (украинцы, белорусы, русские, армяне, азербайджанцы, мордовцы, татары, дагестанцы и др.). Правда, в 506 УКОППе им. С.М. Кирова в Ленинграде, т.е. в "учебке", был затронут вопрос о национальности. Я учился на акустика. Это считалось "люксовой" специальностью, и набирали преимущественно украинцев, белорусов и русских. Помнится, старшина нашей 9-й роты, ветеран военно-морской разведки, стал проверять, кого прислали в "учебку" с форта "Красная Горка" (там мы проходили предварительный отбор). Белорусы из Минска имели фамилии Бручас, Сташайтис, Маткяшкойт, а потом - Мирзабекьян. Старшина роты аж подпрыгнул: "А этот как сюда попал? Ну-ка, шаг из строя!" Из строя вышел высокий блондин. "Ты откуда?" - "Из Орши". "Кто по национальности?" - "Белорус". "А почему фамилия такая?" - "Не знаю". В общем, Мирзабекьяна в элитной роте оставили. Но это был единственный случай, который серьёзно никто не воспринял, как национальную рознь.

В период службы на атомной подводной лодке в Заполярье я одинаково ровно поддерживал добрые отношения с русскими, украинцами (каковых было больше всего), татарином Сиразиевым Нуртином, чувашом Фёдоровым Александром, дагестанцем Мамедовым, арямянами Асланяном и Саакяном, казахом Букуровым и др.

С чеченцами я впервые познакомился при поступлении в Львовское высшее военно-политическое училище, на отделение журналистики, в 1974 году. Среди абитуриентов был русоволосый, общительный парень, альпинист. На перекладине подтягивался на одной руке. Чеченец, горец. Не поступил.

Потом в Высшей школе КГБ СССР, на следственном факультете, вместе со мной учился в одной группе чеченец Узиев Аркадий. Этот уже черноволосый, со строгим взглядом. Но добрый и хорошо учился. Общительный и человечный. Судьба его мне неизвестна.

Вот и все мои контакты с чеченцами, если не считать знакомства в одной компании в Москве с девушкой по имени Айна, родившейся в гор. Грозном. В 17 лет у неё уже имелась седина на висках. Я так и не решился спросить, с чем это связано. По поведению она ничем не отличалась от остальных, не замкнутая, не обозлённая, не тихоня. И компания явно не националистическая.

В 1995-1996 гг. в городе Москве мне приходилось многократно пресекать тяжкие и особо тяжкие преступления, акции бандитизма, а также террористические акты. За всеми стояли организованные преступные группировки разных национальностей, но чаще всего приходилось сталкиваться с чеченцами, а также связанными с ними должностными лицами ГРУ Генштаба Минобороны России, ФСБ и МВД. Они делали чёрный бизнес на торговле оружием, провоцируя войну на Кавказе, в результате которой гибли мирные жители, противники кровавой бойни, в первую очередь, чеченцы. Но, поскольку я, как сотрудник правоохранительных органов, всегда сталкивался именно с криминальными чеченцами, у меня, как и у подавляющего числа других правоохранителей, развивался комплекс ненависти ко всем чеченцам.

Но, со временем, я преодолел этот синдром, понимая, что имел дело лишь с криминалитетом, который убивает людей различных национальностей без разбору, включая и своих же - чеченцев. А чиновникам силовых структур очень был выгоден такой криминалитет, ибо из-за его действий (вначале даже специально инициированных) можно было военными методами "мочить" любые национальные движения.

На многое другими глазами позволили взглянуть репортажи и рассказы А.С. Политковской. Они заставили призадуматься и проанализировать ситуацию. Я никогда не был в Чечне. Я отлавливал боевиков в Москве. Политковская была там. И она показала, что чеченская нация - это всё же иное, нежели то, с чем я сталкивался в Москве. Спровоцированные и поддерживаемые силовиками вооружённые боевики чаще являлись уничтожителями своей нации, ее людей, культуры.

Уже к концу 90-х у меня окончательно и бесповоротно сложилось мнение: среди чеченцев, как и среди людей любой другой национальности есть преступники, даже организованные преступные сообщества, и есть приличные люди, которые всегда составляют большинство.

В современное время только дети и тупорылые чиновники не могут понять, что корни националистических движений кроются в социальных проблемах и недостаточном образовании. Они могут породить в почти любом человеке национальную ненависть и шовинизм (кстати, до сих пор не могу понять, почему "шовИнизм" пишется через букву "и", ибо слово произошло, если не ошибаюсь, от фамилии офицера французской наполеоновской армии Николаза Шовеньи, беспощадно расправлявшегося с местным населением при оккупации стран Юго-Восточной Азии).

Если порыться в глубине души, то я склонен к славянофильству. Мне ближе всех интересы русских, белорусов, ураинцев. Но, с учётом сказанного выше, я никогда не откажу, как адвокат и правозащитник, в защите интересов и нарушенных прав человека любой другой национальности. Я - человеколюб! Я за то, чтобы все люди были защищены, жили мирно и счастливо. И будет всё так, как описано в "Мире" Фейхтвангера. Это краткое и ясное для понимания (как плакат) произведение стоило бы прочитать нынешним руководителям России, взявшим ориентацию на милитаризм, бряцание оружием, силу.

"Чеченский", "кавказский" феномен отчасти заключается в том, что нельзя было с амбициозных позиций силы заявлять: мы будем "мочить" вас даже в туалете. (Вообще-то, это из уголовных понятий, ибо там, чтобы "опустить" человека, т.е. сделать его второсортным, изгоем, его либо окропят мочой, либо в туалетном унитазе искупают - помочат в туалете). Что значит вместо разъяснений сразу заявить свободолюбивому, гордому, пусть даже заблуждающемуся в своих взглядах человеку, что, мол, будем "мочить в туалете"? - Это вызовет яростное неприятие. А как результат - сотни, тысячи трупов.

Нельзя нам в дальнейшем выбирать лидеров, отдающих предпочтение бездумной силе, а не человечности, логике и психологии людей. Великий китайский философ Лао-Цзы (VI-V вв. до н.э.) писал: "Совершенномудрый не обладает человеколюбием и предоставляет народу возможность жить собственной жизнью" (& 5). Поэтому народу надо самому обустраивать свою жизнь на Земле. Нужно быть человеколюбивым, чтобы достичь многого в познании окружающего мира. А мы более 70% времени, сил, средств тратим на противостояние друг дружке!?

И, чтобы строить нормальное гражданское общество, нельзя допускать к власти людей с болезненными амбициями, эгоцентриков, ненавидящих другого человека!

М.И. Трепашкин

30 августа 2007 года.

P.S. Было бы интересно получить отзыв на эту заметку:
националистов,
фашистов,
космополитов,
интернационалистов,
психологов,
"лиц кавказской национальности",
милитаристов,
пацифистов,
юристов,
правозащитников,
да и просто честных граждан.

Ярлыки:

Комментарии: 0:

Отправить комментарий

Подпишитесь на каналы Комментарии к сообщению [Atom]

<< Главная страница