Михаил Иванович Трепашкин - московский адвокат, бывший сотрудник КГБ и ФСБ. Эксперт Общественной Комиссии по расследованию взрывов домов в Москве и Волгодонске и событий в Рязани. Арестован 22 октября 2003 года, накануне заседания суда, где он планировал предъявить факты, которые могли дать основание утверждать о причастности спецслужб к организации взрывов жилых домов в сентябре 1999 года. Предлог для ареста - в его машине был обнаружен пистолет. Сам Трепашкин утверждает, что пистолет был подброшен. После незаконного задержания Трепашкин был помещен в пыточные условия: грязная камера 1,6х2 м, пытки голодом, холодом, лишением сна. 19 мая 2004 г. за незаконное хранение оружия и разглашение гостайны приговорен Московским окружным военным судом к 4 годам колонии-поселения, начиная с 1 декабря 2003 г. 4 ноября 2003 года бывшие политические узники, среди которых Елена Боннэр, Сергей Ковалев и Владимир Буковский, призвали Amnesty International признать Трепашкина политзаключенным.

пятница, 7 сентября 2007 г.

«Защитнику Шаклеину В.А. намеревались подбросить наркотики»

Главному управлению ФСИН России по Свердловской области жуть не нравятся независимые правозащитики, не пляшущие под их дудку наподобие уполномоченного по правам человека в области Мерзляковой Т.Г. и ее приближенных. «Костью в горле « у них является правозащитник-шестидесятник, председатель совета координаторов Уральского Межрегионального центра прав человека Владимир Андреевич Шаклеин. К тому же он стал систематически посещать меня в ПФРСИ, куда власти России упрятали меня от контактов с людьми. И стал требовать, выступая в качестве защитника по доверенности, восстановления грубо попранных моих прав человека. Даже письмо Директору ФСБ РФ Патрушеву Н.Д написал, задав конкретный вопрос, мол , почему Трепашкин сидит в тюрьме, если не работал с гостайной России и подписки не имеется (а это основополагающие обстоятельства, чтобы привлечь за разглашение гостайны России!).

Патрушев Н.П. не смог ответить на конкретный вопрос, ибо у меня действительно не имеется подписки о неразглашении, так как я работал лишь ведомственной тайной.

Вот и решили избавиться от надоедливого правозащитника. Где-то подальше.

24 июля 2007 года, посетив меня в ПФРСИ ФГУ ИК-13, заявил, что едет в гор. Новая Ляля, где защищает еще одного осужденного – Журилова Юрия Владимировича, содержащегося в ИК-54 и преследуемого сотрудниками ГУ ФСИН по Свердловской области за отправление жалоб в Администрацию Президента России на творимый в колониях беспредел. Владимир Андреевич посетовал на то, что в Новой Ляле по отношению к нему могут быть организованы провокации вплоть до убийства.

И действительно, 3 августа 2007 года в ФГУ ИК-54 правозащитнику Шаклеину В.А. намеревались в ходе личного обыска подбросить наркотики. Об этом тот факт, что заранее были сфабрикованы «оперативные данные», что Владимир Андреевич якобы будет проносить на территорию колонии запрещенные предметы «в виде сотового телефона и наркотических веществ». И помощника Нижнетагильского прокурора по надзору за исполнением законов в ИУ Чернавских И.А. заранее пригласили, чтобы в его присутствии проделать «операцию подброски» и сразу получить разрешение на возбуждение уголовного дела (см. прилагаемые документы). О том, что Нижнетагильская прокуратура по надзору за исполнением законов в ИУ занимается провокациями и фабрикациями материалов с различными «правонарушениями» в отношении осужденных, известно давно. И я много писал на эту тему. Достаточно вспомнить письмо самого прокурора (не помощников) Клементьева А.В. от января 2006 года о том, что якобы выражался нецензурной бранью в адрес Нижнетагильской прокуратуры. Я за это(что «покрыл прокурров матом») попал в ШИЗО, Мерзлякова Т.Г. через СМИ заверещала, что не будет защищать человека, оскорбившего прокурора, а оказалось, что письмо – мелкопакостная фабрикация старшего советника юстиции (целого полковника!) Клементьева. Выяснилась эта фальшь в суде. И вот новая попытка. Уже в отношении защитника. Можно предполагать, что с ведома того же Клементьева А.В.

Что в последний момент остановило беспредельщиков, сказать трудно.

Разумеется, Владимир Андреевич по факту вопиющего преступного действа сотрудников ИК-54, да еще в присутствии представителя прокуратуры Чернавских И.А. написал заявление в Свердловскую областную прокуратуру, копия прилагается). Там четко помнят слова Президента России о «диктатуре Закона», поэтому изза «уважения» к Путину В.В. все делают наперекор его словам. Зная, что запрещено в соответсвии с Указом Президента России от ноября 2006 года направлять жалобу в тот орган, действия сотрудников которого обжалуются, Свердловская областная прокуратура поручила «поверку» подчиненным Клементьева А.В.. Следователь Нижнетагильской прокуратуры по надзору за исполнением законов в ИУ юрист 2 класса Мелкозеров С.В. быстро вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении должностных лиц ФГУ ИК-54, записав интересную фразу: «Шаклеин В.А. был предупрежден о его личном досмотре и также досмотре его личных вещей, т.к. он (начальник оперативного отдела Никулин Ю.В. – М.Т.) обладал информацией о возможности проноса Шаклеиным В.А. на территорию жилой зоны запрещенных предметов в виде сотового телефона и наркотических веществ, не объясняя последнего Шаклеину В.А. (см. приложение).

Фактически этой фразой полностью подтвердились опасения Шаклеина о готовящейся провокации.

Ложное обвинение лица в совершении особо тяжкого преступления – покушения на сбыт наркотиков преследуется по закону (ч.3 ст306 УК РФ, до 6 лет лишения свободы).

В этой связи вырвавшийся из лап фальсификаторов Шаклеин В.А. добивается на основании Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» и ч.2 ст.24 Конституции России получения материалов о заведомо ложном доносе с последующим возбуждением уголовного дела.

М.И. Трепашкин
7 августа 2007 года

Ярлыки:

Комментарии: 0:

Отправить комментарий

Подпишитесь на каналы Комментарии к сообщению [Atom]

<< Главная страница