Михаил Иванович Трепашкин - московский адвокат, бывший сотрудник КГБ и ФСБ. Эксперт Общественной Комиссии по расследованию взрывов домов в Москве и Волгодонске и событий в Рязани. Арестован 22 октября 2003 года, накануне заседания суда, где он планировал предъявить факты, которые могли дать основание утверждать о причастности спецслужб к организации взрывов жилых домов в сентябре 1999 года. Предлог для ареста - в его машине был обнаружен пистолет. Сам Трепашкин утверждает, что пистолет был подброшен. После незаконного задержания Трепашкин был помещен в пыточные условия: грязная камера 1,6х2 м, пытки голодом, холодом, лишением сна. 19 мая 2004 г. за незаконное хранение оружия и разглашение гостайны приговорен Московским окружным военным судом к 4 годам колонии-поселения, начиная с 1 декабря 2003 г. 4 ноября 2003 года бывшие политические узники, среди которых Елена Боннэр, Сергей Ковалев и Владимир Буковский, призвали Amnesty International признать Трепашкина политзаключенным.

четверг, 11 октября 2007 г.

Рассмотрение кассационной жалобы переносится еще на месяц

МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЙ ЦЕНТР ПРАВ ЧЕЛОВЕКА -
отделение Общероссийского Общественного Движения
«ЗА ПРАВА ЧЕЛОВЕКА»
РОССИЯ: 620137, гор. Екатеринбург, а/я 382, т/ф (343) 365-11-47, Е-mail: vashin@rambler.ru


9 октября 2007 г. состоялась моя встреча с политзаключенным М.И. Трепашкиным, находящимся в СИЗО-1 г. Екатеринбурга. Вопреки моим ожиданиям, данная наша встреча, очевидно, будет не последней до того дня, когда должно состояться судебное заседание по рассмотрению кассационной жалобы Михаила Ивановича в Свердловском Областном суде. Не исключена гипотетическая вероятность того, что заседание по рассмотрению кассационной жалобы может и вовсе не состояться вплоть до дня выхода Михаила Трепашкина на свободу, т.е. до 30 ноября текущего года.

Но на возможности такого поворота событий мы остановимся после того, как я проинформирую вас об итогах самой встречи.

Сам Михаил Трепашкин, как и в прошлые мои визиты к нему, был рад нашей встрече.

Во время нашей с ним встречи 9 октября выяснилось, что М. Трепашкин не получал судебной повестки, как положено согласно ч. 2 ст.375 УПК РФ, с извещением о своем участии в кассационном судебном разбирательстве в Свердловском Областном суде 10 октября. На нашей встрече было принято решение, чтобы я, после ее окончания, выяснил все обстоятельства данного беззакония, т.е. о причинах отсутствия системы установленной законом системы оповещения в Спецотделе СИЗО-1 и в Областном суде.

Здоровье Михаила вновь подвергалось опасности 6-7 октября, во время очередного астматического приступа. Только своевременно предоставленные лекарства помогли ему выйти из кризиса.

К предстоящему кассационному рассмотрению в Областном суде Трепашкин относится спокойно, т.к. его результат фактически предопределен в том случае, если судьи будут следовать действующему законодательству РФ: должно быть отменено решение Тагилстроевского районного суда по ужесточению режима отбывания наказания – о переводе Трепашкина из колонии-поселения на общий режим (согласно ч.8 ст. 117 УИК РФ). Сейчас Трепашкин М.И. считается осужденным, более года не имеющим взыскания, и, таким образом, нет оснований для разбирательства этого дела.

Тем не менее, необходимо учесть, что с того момента, когда Тагилстроевский районный суд принял незаконное решение об ужесточении режима, Михаил Трепашкин беспрерывно, с 9 марта 2007 года, находится в тюремных одиночках в ИК-13, а также в СИЗО-1 после своего этапирования в июле 2007 года в г. Екатеринбург. Только активные законные протесты защитников заставили администрацию СИЗО-1 перевести М. Трепашкина из одиночной тюремной камеры в двухместную. Во второй приезд политзаключенного 27 сентября в СИЗО-1 его администрация не посмела, нарушая закон, снова помещать сидельца в камеру-одиночку, и его поселили в двухместную тюремную камеру.

Основной темой обсуждения при нашей встрече была проблема отмены приговора военного суда, который, несмотря на отсутствие фактов совершения М. Трепашкиным преступлений, осудил его на 4 года лишения свободы. Единственный эпизод, который был реальным фактом в его судебном деле – это один патрон, отнятый у несовершеннолетних детей и уничтоженный в безопасном для окружающих людей месте, т.е. патрон от его должностного табельного пистолета, полагающегося ему как полковнику налоговой службы. Других реальных фактов преступлений в деле не имеется. Выдуманы правоохранительными органами как «хранение патронов», которые были подкинуты, так и якобы имевшее место «нарушение закона о государственной тайне». По фактам фабрикации уголовного дела против М. Трепашкина крайне необходимы экспертные заключения компетентных юридических организаций, таких как НЭПС.

На встрече шла речь о важности правовой поддержки М. Трепашкина различными гражданами и общественными организациями, российскими и зарубежными. Мы обратили, в этой связи, внимание на то, что отдельные известные организации, как, например, Российское и Международное общества «Мемориал» не уделили адекватного практического внимания правовой защите современных политзаключенных, тогда как во времена бывшего СССР они успешно защищали интересы граждан, погибших или подвергшихся репрессиям во времена бывшего СССР. В частности, М. Трепашкин писал на данную тему обращения в адрес отделений Нижнетагильского, Екатеринбургского и Международного Мемориала, получая в ответ теплые слова ободрения и гуманитарную помощь, но при этом он не получил ответов по существу – ответов, касающихся необходимости законных форм правовой защиты граждан, пострадавших от политических репрессий в современной России. Наша точка зрения заключается в том, что проблемы защиты граждан от политических репрессий должны стать важной частью общественного обсуждения и разрешения их, в рамках закона, совместно с органами власти.

После дружеского расставания с М. Трепашкиным его общественный защитник, посетил Особый отдел СИЗО-1, где его уведомили о том, что они не получали извещений о дате – 10 октября 2007 г. – кассационного заседания Свердловского Областного суда для последующей передачи информации о данном заседании осужденному М. Трепашкину.

Позднее, в Канцелярии по уголовным делам Свердловского Областного суда, удалось выяснить, что, действительно, 10 октября кассационное рассмотрение жалобы М. Трепашкина и его адвокатов не состоится.

Данное заседание намечено на 7 ноября, якобы по причине неготовности Свердловского Областного суда к рассмотрению в данный момент жалобы на решения Нижнетагильского районного суда по отмене ужесточения режима отбывания наказания «в связи с очень большим объемом документов и других материалов по делу от осужденного М. Трепашкина и его адвокатов и необходимостью ознакомления с ними участников процесса по данному уголовному делу, согласно действующему законодательству, до суда». На мой вопрос, почему осужденный М. Трепашкин, его адвокаты и защитники не были извещены о переносе заседания с 10 октября на 7 ноября, официального ответа не последовало.

В итоге выясняется, что мои личные встречи с политзаключенным Михаилом Трепашкиным, незаконно находящимся в тюремной камере СИЗО-1 г. Екатеринбурга, а не в колонии-поселении, т.е. не там, где он должен был находиться согласно приговору военного суда, оглашенному в 2003 году, могут состояться еще не один раз – в промежуток времени до 7 ноября 2007 г.

В заключение я могу предположить, что откладывание срока заседания Областного суда связано с неизвестным общественности решением каких-то органов власти: до конца срока, до 30 ноября, согласно приговору суда по делу Михаила Трепашкина, целенаправленно содержать его в тюремных условиях, под охраной, но не в колонии-поселении без стражи.


Председатель совета координаторов,
Координатор ООД «За права человека» по УрФО
В.А. Шаклеин

Ярлыки:

Комментарии: 0:

Отправить комментарий

Подпишитесь на каналы Комментарии к сообщению [Atom]

<< Главная страница