Михаил Иванович Трепашкин - московский адвокат, бывший сотрудник КГБ и ФСБ. Эксперт Общественной Комиссии по расследованию взрывов домов в Москве и Волгодонске и событий в Рязани. Арестован 22 октября 2003 года, накануне заседания суда, где он планировал предъявить факты, которые могли дать основание утверждать о причастности спецслужб к организации взрывов жилых домов в сентябре 1999 года. Предлог для ареста - в его машине был обнаружен пистолет. Сам Трепашкин утверждает, что пистолет был подброшен. После незаконного задержания Трепашкин был помещен в пыточные условия: грязная камера 1,6х2 м, пытки голодом, холодом, лишением сна. 19 мая 2004 г. за незаконное хранение оружия и разглашение гостайны приговорен Московским окружным военным судом к 4 годам колонии-поселения, начиная с 1 декабря 2003 г. 4 ноября 2003 года бывшие политические узники, среди которых Елена Боннэр, Сергей Ковалев и Владимир Буковский, призвали Amnesty International признать Трепашкина политзаключенным.

среда, 7 ноября 2007 г.

Определение Конституционного Суда РФ от 17 июля 2007 г.

Определение Конституционного Суда РФ от 17 июля 2007 г. N 573-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации на нарушение конституционных прав гражданина Шаклеина Владимира Андреевича положениями пункта 9 статьи 2 Федерального закона "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях" и пункта 7 статьи 36 Земельного кодекса Российской Федерации"


Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Л. Кононова, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева, рассмотрев по требованию Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации вопрос о возможности принятия данной жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. В своей жалобе на нарушение конституционных прав гражданина В.А. Шаклеина Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации оспаривает конституционность пункта 9 статьи 2 Федерального закона "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях", согласно которому под территориями, непосредственно прилегающими к зданиям и другим объектам, данный Федеральный закон понимает земельные участки, границы которых определяются решениями органов исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органов местного самоуправления в соответствии с нормативными правовыми актами, регулирующими отношения в сфере землеустройства, землепользования и градостроительства, а также положения пункта 7 статьи 36 Земельного кодекса Российской Федерации, который относит к полномочиям органа местного самоуправления обеспечение изготовления кадастровой карты (плана) земельного участка в случае ее отсутствия и утверждение проекта его границ с учетом фактически используемой площади земельного участка в соответствии с требованиями земельного и градостроительного законодательства.

Как следует из представленных материалов, постановлением мирового судьи судебного участка N 3 Верх-Исетского района города Екатеринбурга Свердловской области от 6 мая 2006 года, оставленным без изменения решением судьи районного суда от 19 июня 2006 года, В.А. Шаклеин за совершение правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 20.2 КоАП Российской Федерации (незаконное пикетирование), был подвергнут административному наказанию в виде штрафа в сумме десяти МРОТ (1 000 руб.). Заместителем председателя Свердловского областного суда и заместителем Председателя Верховного Суда Российской Федерации жалобы В.А. Шаклеина оставлены без удовлетворения.

Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации утверждает, что положения пункта 9 статьи 2 Федерального закона "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях" и пункта 7 статьи 36 Земельного кодекса Российской Федерации нарушают право В.А. Шаклеина на проведение пикетирования, и просит признать эти положения в части, исключающей возможность с достаточной степенью разумности и определенности установить границы территории, непосредственно прилегающей к объектам, у которых проведение публичных мероприятий запрещено, и предвидеть последствия реализации гражданами своего конституционного права на свободу мирных собраний, не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 31 и 55 (часть 3).

2. В Определении от 29 мая 2007 года N 428-О-О, касавшемся жалобы, гражданина В.А. Шаклеина на нарушение его конституционных прав пунктом 3 части 2 статьи 8 Федерального закона "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях", Конституционный Суд Российской Федерации указал, что установленное данным пунктом ограничение - запрет на проведение на территории, непосредственно прилегающей к зданиям, занимаемым судами, публичных мероприятий, в том числе пикетирования, - не может рассматриваться как не имеющее конституционного обоснования и нарушающее конституционные права граждан.

В жалобе Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации ставится вопрос о конституционности законодательного определения границ территории, на которой запрещено проведение публичных мероприятий, взаимосвязанный с вопросом о запрете на проведение публичных мероприятий на соответствующей территории.

3. Согласно части 2 статьи 8 Федерального закона "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях" к местам, в которых не допускается проведение публичного мероприятия, относятся: территории, непосредственно прилегающие к опасным производственным объектам и иным объектам, эксплуатация которых требует соблюдения специальных правил техники безопасности; путепроводы, железнодорожные магистрали и полосы отвода железных дорог, нефте-, газо- и продуктопроводов, высоковольтных линий электропередачи; территории, непосредственно прилегающие к резиденциям Президента Российской Федерации, к зданиям, занимаемым судами, к зданиям учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы; пограничная зона, если отсутствует специальное разрешение уполномоченных на то пограничных органов. Установление Федеральным законом приведенного перечня мест, в которых запрещено проведение публичных мероприятий, обусловлено обеспечением безопасности граждан и специальным правовым режимом этих мест.

В пункте 9 статьи 2 указанного Федерального закона под территориями, непосредственно прилегающими к зданиям и другим объектам, понимаются земельные участки, границы которых определяются решениями органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации или органов местного самоуправления в соответствии с нормативными правовыми актами, регулирующими отношения в сфере землеустройства, землепользования и градостроительства. Данная норма вполне определенно указывает на органы публичной власти, полномочные устанавливать границы соответствующей территории, и на нормативную правовую основу, которой при этом должны руководствоваться данные органы. Какая-либо неопределенность в вопросе о конституционности приведенной нормы не усматривается.

Пункт 7 статьи 36 Земельного кодекса Российской Федерации возлагает на органы местного самоуправления обязанность по инициативе соответствующих органов и лиц обеспечить на основании дежурной кадастровой карты (плана) и градостроительной документации изготовление кадастровой карты (плана) земельного участка и утвердить проект его границ, на основе которого устанавливаются границы земельного участка на местности; при этом границы и размеры земельного участка определяются органом местного самоуправления с учетом фактически используемой площади земельного участка в соответствии с требованиями земельного и градостроительного законодательства; границы земельного участка устанавливаются с учетом красных линий, границ смежных земельных участков (при их наличии), естественных границ земельного участка.

Приведенные законоположения, устанавливая в единстве с другими нормами данной статьи порядок приобретения физическими и юридическими лицами по решению исполнительного органа государственной власти или органа местного самоуправления права на земельные участки, которые находятся в государственной или муниципальной собственности и на которых расположены здания, строения и сооружения, сами по себе не нарушают право на проведение публичных мероприятий и, вопреки мнению заявителя, не могут рассматриваться как противоречащие статьям 31 и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

Вместе с тем положения пункта 7 статьи 36 Земельного кодекса Российской Федерации, применяемые во взаимосвязи с положениями пункта 9 статьи 2 и статьи 8 Федерального закона "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях", затрагивают право на проведение публичных мероприятий в случае его реализации в местах, где это запрещено Федеральным законом.

Оспариваемое положение пункта 7 статьи 36 Земельного кодекса Российской Федерации не предполагает произвольное определение границ земельного участка; в этом случае они должны устанавливаться, во-первых, в соответствии с требованиями земельного и градостроительного законодательства, во-вторых, на основании дежурной кадастровой карты (плана) и градостроительной документации, а в-третьих - решением исполнительного органа государственной власти или
органа местного самоуправления, а не каких-либо иных органов или собственника, арендатора здания, строения, сооружения, расположенного на земельном участке. При этом, исходя из взаимосвязи указанного положения Земельного кодекса Российской Федерации с положениями пункта 9 статьи 2 и статьи 8 Федерального закона "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях", такие решения должны быть объективно обусловлены, в том числе целями обеспечения беспрепятственного осуществления находящимися на соответствующей территории органами и организациями своих публичных функций.

Учитывая, что Федеральный закон "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях" к территориям, непосредственно прилегающим к зданиям и другим объектам, на которых запрещено проведение публичных мероприятий, относит земельные участки, границы которых определяются полномочными органами в соответствии с нормативными актами в сфере землеустройства, землепользования и градостроительства, отсутствие решения органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органа местного самоуправления об установлении границы соответствующего земельного участка и тем самым отсутствие самих границ означает, что не имеется правовых оснований считать в таких
случаях пикетирование или иное публичное мероприятие нарушением запрета проведения публичных мероприятий на территории, непосредственно прилегающей к зданиям со специальным правовым режимом, а следовательно, и оснований привлечения соответствующих лиц к юридической ответственности.

4. Согласно части второй статьи 36 и статье 96 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" основанием к рассмотрению Конституционным Судом Российской Федерации дела по жалобе на нарушение конституционных прав и свобод законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле, является
обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли этот закон Конституции Российской Федерации.

Применительно к оспариваемым в данной жалобе законоположениям такая неопределенность отсутствует. Сами по себе эти законоположения не допускают произвольное ограничение права на проведение публичных мероприятий и тем самым не нарушают конституционные права и свободы В.А. Шаклеина.

Спорные вопросы, касающиеся обоснованности определения границ территории, непосредственно прилегающей к тем или иным конкретным зданиям и другим объектам, на которой запрещено проведение публичных мероприятий, требуют установления и исследования фактических обстоятельств. Разрешение такого рода споров в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации не входит. Выяснение же того, обоснованно ли В.А. Шаклеин был привлечен мировым судьей к административной ответственности, относится к полномочиям вышестоящих судов общей юрисдикции, которые должны учитывать правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации, выраженную в настоящем Определении: при отсутствии установленных решением полномочных органов в соответствии с законодательством границ территории, на которой не допускается проведение публичных мероприятий, лица, участвующие в этих мероприятиях на данной территории, не могут быть привлечены к юридической ответственности за такое участие, если для этого нет иных оснований.

Исходя из изложенного и руководствуясь статьей 36, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель Конституционного Суда Российской Федерации
В.Д. Зорькин

Судья-секретарь Конституционного Суда Российской Федерации
Ю.М. Данилов

Ярлыки: ,

Комментарии: 0:

Отправить комментарий

Подпишитесь на каналы Комментарии к сообщению [Atom]

<< Главная страница