Михаил Иванович Трепашкин - московский адвокат, бывший сотрудник КГБ и ФСБ. Эксперт Общественной Комиссии по расследованию взрывов домов в Москве и Волгодонске и событий в Рязани. Арестован 22 октября 2003 года, накануне заседания суда, где он планировал предъявить факты, которые могли дать основание утверждать о причастности спецслужб к организации взрывов жилых домов в сентябре 1999 года. Предлог для ареста - в его машине был обнаружен пистолет. Сам Трепашкин утверждает, что пистолет был подброшен. После незаконного задержания Трепашкин был помещен в пыточные условия: грязная камера 1,6х2 м, пытки голодом, холодом, лишением сна. 19 мая 2004 г. за незаконное хранение оружия и разглашение гостайны приговорен Московским окружным военным судом к 4 годам колонии-поселения, начиная с 1 декабря 2003 г. 4 ноября 2003 года бывшие политические узники, среди которых Елена Боннэр, Сергей Ковалев и Владимир Буковский, призвали Amnesty International признать Трепашкина политзаключенным.

среда, 14 ноября 2007 г.

Последние известия с Урала

Сегодня, 14 ноября, состоялось рассмотрение кассационной жалобы Михаила Трепашкина по постановлению Тагилстроевского суда об ужесточении режима.

Рассмотрение дела отложено до 9ч 30мин 15 ноября. Заседание началось в 15 часов, то есть на час позже. Дело в том, что защитник Кузнецов поехал в СИЗО требовать, чтобы Михаила Трепашкина перевезли в суд. Однако удовлетворился тем, что сам остался там же в СИЗО рядом с М. Трепашкиным. Защита распределилась следующим образом. М. Трепашкин с Кузнецовым в СИЗО (Трепашкин в клетке), Моисеева - в зале суда.

По заявлению Кузнецова, М. Трепашкина подняли в 5 утра и доставили в клетку, из которой он и участвовал в процессе. Таким образом только до начала заседания МИТ провел в клетке 10 часов. В связи с этим, был довольно забавный эпизод, когда судья по просьбе представительницы прокуратуры попросила Кузнецова удалить жвачку изо рта. На что Кузнецов ответил, что удалил бы, да воды не дают. Судья все же попросила убрать жвачку. Кузнецов: "А воду дадут?" Судья: " Это все к администрации СИЗО". Но вроде сговорились все же.

Начался процесс с ходатайств. Защитники просили предоставить им время для ознакомления с материалами дела и возможность пообщаться с М. Трепашкиным втроем. Суд разрешил им десятиминутное совещание, при котором Трепашкин с Кузнецовым были на экране монитора, а Моисеева в суде.

После десятиминутного перерыва на совещание защитников заседание продолжилось. Оно состояло из выступления Трепашкина, в котором он перечислил все свои жалобы по поводу постановления от 9 марта. Трепашкин снова повторил, что взыскания были сфабрикованы и привел тому массу доказательств. Кроме того, как юрист он подкреплял все свои претензии к решению Тагилстроевского судьи Илютика от 9 марта ссылками на статьи УК и на решение Пленума Верховного суда. Почти все эти доводы уже изложены в этой публикации.

Во время речи Трепашкина судья несколько раз просила его не повторять жалоб, а говорить короче, ссылаясь на то, что все они юристы и понимают все с одного раза. Однако Михаил Трепашкин все, на мой взгляд, изложил. После этого оба защитника поддержали требования Трепашкина, у представительницы прокуратуры вопросов не оказалось. Потом наступила очередь прокурорской сотрудницы. Но тут вспомнилось, что СИЗО работает до 17 часов, и продолжение заседания было перенесено на 9 часов 30 минут 15 ноября.

Таким образом мы ожидаем завтра решения суда по постановлению Тагилстроевского суда от 9 марта об ужесточении режима и выяснения вопроса о сроке освобождения Михаила Трепашкина. Дело в том, что в решении от 9 марта суья Илютик почему-то в срок отбывания наказания включил 18 дней, решив "восстановить справедливость" в понимании правоохранителей, в связи с тем, что М. Трепашкин по УДО отбыл на свободе 18 дней.

Михаил КРИГЕР

Ярлыки:

Комментарии: 0:

Отправить комментарий

Подпишитесь на каналы Комментарии к сообщению [Atom]

<< Главная страница