Михаил Иванович Трепашкин - московский адвокат, бывший сотрудник КГБ и ФСБ. Эксперт Общественной Комиссии по расследованию взрывов домов в Москве и Волгодонске и событий в Рязани. Арестован 22 октября 2003 года, накануне заседания суда, где он планировал предъявить факты, которые могли дать основание утверждать о причастности спецслужб к организации взрывов жилых домов в сентябре 1999 года. Предлог для ареста - в его машине был обнаружен пистолет. Сам Трепашкин утверждает, что пистолет был подброшен. После незаконного задержания Трепашкин был помещен в пыточные условия: грязная камера 1,6х2 м, пытки голодом, холодом, лишением сна. 19 мая 2004 г. за незаконное хранение оружия и разглашение гостайны приговорен Московским окружным военным судом к 4 годам колонии-поселения, начиная с 1 декабря 2003 г. 4 ноября 2003 года бывшие политические узники, среди которых Елена Боннэр, Сергей Ковалев и Владимир Буковский, призвали Amnesty International признать Трепашкина политзаключенным.

четверг, 15 ноября 2007 г.

Репортаж из зала суда

Вот и закончился суд. Свершилось "правосудие", так сказать. Началось заседание с выступления представительницы прокуратуры, которая в начале своего выступления согласилась, что не стоило 9 марта объединять рассмотрения ходатайства администрации ФГУ ИК-13 и жалобы Михаила Трепашкина. Но по существу она заявила, что все правильно, что М. Трепашкин является злостным нарушителем и его перевод на общий режим был оправдан. Что рассмотрено дело 9 марта было достаточно скрупулезно. Кроме того, представительница прокуратуры сообщила, что вступление в законную силу судебного решения вообще не обязательно для его исполнения. Поэтому то, что М. Трепашкин больше полугода отсидел в ПФРСИ, по ее мнению, вполне законно. Насчет "погашения" "взысканий" в связи с истечением срока давности прокурорская работница заявила, что главное то, что на момент рассмотрения 9 марта "взыскания" не были "погашены".

Кроме того, она назвала освобождение МИТ по УДО в 2005 году незаконным (?) и закончила она свою речь тем соображением, что отменять постановление уже "нецелесообразно", так как скоро М. Трепашкин освобождается, и пропадет предмет спора.

Потом слово предоставили Михаилу Трепашкину. Он возразил "прокурорше" следующее.

Во-первых. УДО не является незаконным. В противном случае непонятно, почему не сидят те, кто его освободили? То есть за людей, вынесших незаконное решение об УДО, должен нести наказание Трепашкин. Таким образом, речь может идти лишь об обоснованности или необоснованности решения, но никак не о "незаконности".

Во-вторых. Почему не были вызваны в суд и не были допрошены в законном порядке те осужденные, которые писали так называемые "докладные"?

В-третьих, Михаил Трепашкин заявил, что вместо того, чтобы следить за законностью, прокуратура прикрывает нарушителей закона и содействуете фальсификации.

Кроме того Трепашкин опять повторил свое заявление о том, что его "взыскания" построены на показаниях осужденных-"тяжелостатейников", которые, во-первых, стопроцентно зависимы от администрации, а во-вторых, согласно своим преступлениям, вообще не должны были появиться в колонии-поселении.

Последней взяла слово защитник О. Моисеева. Она заявила, что тезис о "нецелесообразности" отмены постановления, прозвучавший из уст представителя прокуратуры, вообще не является юридическим и не может быть учтен судьями.

Потом последовал довольно длительный перерыв. Не меньше полутора часов совещались судьи. И вот наконец нас пригласили на зачтение приговора. Суть его заключается в следующем:

1. Никаких восемнадцати дней за УДО Михаилу Трепашкину не прибавляется. Таким образом срок его освобождения - 30 ноября.

2. Постановление Тагилстроевского суда от 9 марта о переводе на общий режим остается в силе. Но решение о его помещении в ПФРСИ отменяется. Таким образом, видимо, предложено считать, что Трепашкин полгода в нем не провел. Мало ли, что он там мучился! Свердловский областной суд эту меру наказания отменил. Пусть даже и задним числом.

Подведем итог. Михаилу Трепашкину осталось сидеть две недели. Сейчас ему, видимо, предстоит этап в Нижний Тагил и, наверное, тот самый карантин, где с ним вполне могут и расправиться. Нам остается только надеяться, что Трепашкин выйдет он оттуда живым и вменяемым.

Михаил КРИГЕР

Ярлыки:

Комментарии: 0:

Отправить комментарий

Подпишитесь на каналы Комментарии к сообщению [Atom]

<< Главная страница