Михаил Иванович Трепашкин - московский адвокат, бывший сотрудник КГБ и ФСБ. Эксперт Общественной Комиссии по расследованию взрывов домов в Москве и Волгодонске и событий в Рязани. Арестован 22 октября 2003 года, накануне заседания суда, где он планировал предъявить факты, которые могли дать основание утверждать о причастности спецслужб к организации взрывов жилых домов в сентябре 1999 года. Предлог для ареста - в его машине был обнаружен пистолет. Сам Трепашкин утверждает, что пистолет был подброшен. После незаконного задержания Трепашкин был помещен в пыточные условия: грязная камера 1,6х2 м, пытки голодом, холодом, лишением сна. 19 мая 2004 г. за незаконное хранение оружия и разглашение гостайны приговорен Московским окружным военным судом к 4 годам колонии-поселения, начиная с 1 декабря 2003 г. 4 ноября 2003 года бывшие политические узники, среди которых Елена Боннэр, Сергей Ковалев и Владимир Буковский, призвали Amnesty International признать Трепашкина политзаключенным.

суббота, 15 декабря 2007 г.

Cвидетельство осуждённого Сулейманова по делу Трепашкина

В Тагилстроевский районный суд города Нижнего
Тагила Свердловской области
от осужденного Сулейманова Игоря Викторовича,
25.07.1974 г.рождения, по ст.292 УК РФ к 1 году
лишения свободы, начало срока 12.08.2005 г., конец
срока 11.08.2006 г., колония-поселение, отряд № 19


З а я в л е н и е

Прошу Тагилстроевский районный суд при рассмотрении жалоб Трепашкина М.И. на незаконность наложения на него взысканий учесть данное мое заявление, в качестве собственноручных показаний по обстоятельствам дела.

В ФГУ ИК-13 отряд № 19 нахожусь с 11.10.2005 г. Трепашкина М.И. знаю как осужденного колонии-поселения чисто визуально. Живем в разных комнатах общежития, никогда с ним вместе не работал.

11.01.2006 г. ко мне на свидание (длительное) приехала гражданская жена (совместно проживаем с 2000 г., есть совместный ребенок). Меня вызвал к себе начальник отряда майор внутренней службы Головин А.Ю. и сказал, чтобы я написал заявление на длительное свидание и он его подпишет, а заодно чтобы я написал докладную на Трепашкина М.И., что он якобы выражался нецензурной бранью в коридоре общежития и нарушал общественный порядок. Я отказался писать такое объяснение, содержащее ложные сведения. В ответ на мой отказ Головин А.Ю. сказал, что если я не напишу такое объяснение, то он не подпишет мне заявление на длительное свидание.

Получив мой категорический отказ, Головин А.Ю. из личной мести сказал моей жене, что он вынужден отказать мне в длительном свидании, так как у меня ненадлежащее поведение для осужденного, а выражается оно в том, что не пошел на встречу Головину А.Ю. и не написал ложное объяснение в отношении ос.Трепашкина М.И.

Длительное свидание мне было предоставлено, так как у моей жены при себе были документы, подтверждающие наши семейные отношения.

Свои показания я готов лично подтвердить в суде. О данном факте осведомлена моя жена Салмина Лариса Владимировна, проживающая в городе Екатеринбурге, ул.Победы, 31-202.

Чуть позже я узнал, что на Трепашкина М.И. написали ложные объяснения осужденные Лисицын (в данное время за распитие спиртных напитков ему изменен режим содержания на общий), Кирьянов, Кашин, Зверев и Трепашкина на основании данных ложных объяснений дважды помещали в ШИЗО.

О данном факте с требованием написать ложное объяснение на Трепашкина я писал объяснения и заявление в Нижнетагильскую прокуратуру по надзору за исполнением законов в ИУ, в частности, объяснение брал помощник прокурора Фирсов Олег Владимирович.

Могу также свидетельствовать, что начальник отряда Головин А.Ю. неоднократно выбрасывал жалобы осужденных вместо их отправки адресатам, так как жалобы были на администрацию ИК-13.

Насколько мне известно, администрацией ФГУ ИК-13 специально фабриковались взыскания в отношении осужденного Трепашкина М.И. с целью не отпустить на УДО и изменить ему режим содержания на общий. Это знают все в отряде, включая самих сотрудников ИК-13.

Для фабрикации наказаний начальник отряда Головин А.Ю. использует осужденных, которым изменен режим содержания с общего на колонию-поселение. Данные осужденные по просьбе Головина А.Ю. или под его диктовку могут написать любое ложное объяснение на любого неугодного осужденного. Как я указывал, такие докладные писали и пишут Лисицын, Кашин, Исаков, Кирьянов, Захаров, Кузьмин, Зверев.

Я знаю об ответственности за дачу ложных показаний.

Данное заявлениие я передаю осужденному Трепашкину М.И. для использования его в суде.


(подпись) Сулейманов
25.05.2006 г.

Ярлыки:

Комментарии: 0:

Отправить комментарий

Подпишитесь на каналы Комментарии к сообщению [Atom]

<< Главная страница