Михаил Иванович Трепашкин - московский адвокат, бывший сотрудник КГБ и ФСБ. Эксперт Общественной Комиссии по расследованию взрывов домов в Москве и Волгодонске и событий в Рязани. Арестован 22 октября 2003 года, накануне заседания суда, где он планировал предъявить факты, которые могли дать основание утверждать о причастности спецслужб к организации взрывов жилых домов в сентябре 1999 года. Предлог для ареста - в его машине был обнаружен пистолет. Сам Трепашкин утверждает, что пистолет был подброшен. После незаконного задержания Трепашкин был помещен в пыточные условия: грязная камера 1,6х2 м, пытки голодом, холодом, лишением сна. 19 мая 2004 г. за незаконное хранение оружия и разглашение гостайны приговорен Московским окружным военным судом к 4 годам колонии-поселения, начиная с 1 декабря 2003 г. 4 ноября 2003 года бывшие политические узники, среди которых Елена Боннэр, Сергей Ковалев и Владимир Буковский, призвали Amnesty International признать Трепашкина политзаключенным.

суббота, 28 апреля 2007 г.

Письмо Михаила Трепашкина Андре Глюксманну

Господину Андре Глюксманну,
французскому философу

от гражданина России
Трепашкина Михаила Ивановича,
адвоката, незаконно осужденного
по сфабрикованным обвинениям
и содержащегося в камере 13
ФГУ ИК-13 г. Нижнего Тагила, Урал


Уважаемый господин Глюксманн! Я искренне благодарен Вам за поддержку в моей борьбе за честь и достоинство, за права человека с нынешними властями России. Зная о том, что Вы интересуетесь натурой Президента России Путина В.В., чтобы определить его политический путь, я давно собирался написать Вам.

Я полностью солидарен с Вашими выводами, опубликованными на сайте «Новости России» от 13 марта 2007 года, о том, что натуру Путина В.В. да и его политику определяют фразы:

* «чекистов бывших не бывает» и

* что распад СССР – «крупнейшая геополитическая катастрофа ХХ века».

Учитывая характер Путина, можно предположить, что его грызет зависть, что он не стал руководителем Союза ССР. Но однозначно можно утверждать, что он является человеком, живущим еще в том старом чекистском мире, из которого когда-то вышел, и всячески проводит эту политику в работе управляемых им органов государственной безопасности.

Как следствие такой политики, таких взглядов является то, что сотрудники, казалось бы, новой Федеральной службы безопасности России, призванной обеспечивать новое российское капиталистическое общество в соответствии с новой Конституцией Российской Федерации, где права человека занимают главенствующее положение, на деле при Путине и его друге Патрушеве Н.П. снова стали работать на принципах и методах советских времен, когда органы госбезопасности верно служили лидеру КПСС и давили всех несогласных, грубо игнорируя права человека. Такие понятия, как «государство – это мы» (понимая прежде всего интересы людей), уже ушли в небытие. Снова основными стали понятия: «Государство – это я» (понимая Путина В.В. и его близкое окружение, как во времена Брежнева).

Органы ФСБ РФ до того прониклись этим недалеким прошлым, что стали считать, что они живут при СССР. Не подумайте, что я что-либо преувеличиваю. У меня для таких заявлений есть очень яркие доказательства. Я приведу два из огромнейшего числа таких доказательств.

1. 28 января 2002 года, чтобы отвести меня как адвоката от участия в деле по подрыву домов в Москве в сентябре 1999 года, где я представлял интересы потерпевших, органы ФСБ РФ и Главной военной прокуратуры в увязке с находившимся в Лондоне Литвиненко А.В. (т. е. на основании выделенных из его дела материалов) возбудили в отношении меня уголовное дело, указав в обвинении: «Трепашкин, проходя в 1993-1997 годах службу в Следственном управлении и Управлении собственной безопасности КГБ СССР и ФСБ России…»

Серьезные, казалось, должностные лица – генералы, следователи Главной военной прокуратуры и ФСБ РФ забыли, что:

а) ни в 1993, ни в 1994, ни в 1995, ни в 1996, ни в 1997 годах не было

ни Следственного управления КГБ СССР!

ни КГБ СССР!

ни Советского Союза!

б) что СССР распался еще в 1991 году.

Не менее года я детально описывал в своих жалобах, со ссылками на конкретные нормы закона, прилагая новую российскую Конституцию 1993 года, что не было у нас в 1993-1997 гг. Советского Союза. Еле-еле доказал.

2. Я сейчас отбываю наказание по ч. 1 ст. 283 Уголовного кодекса РФ (разглашение сведений, составляющих государственную тайну Российской Федерации) за то, что в августе 2001 года якобы показал полковнику ФСБ РФ три документа КГБ СССР (не имеющие отношения к российским органам, в том числе к архивам), в которых якобы содержались сведения о трех бывших агентах КГБ СССР. Уже сама ситуация идиотская, ведь как может быть государственная тайна России в документах другого государства?

Но еще более чудовищно то, что в обвинении записано, что преступление мое кроется в нарушении обязательства от 12 августа 1979 года, данного органам КГБ СССР! О чем обязательство? – О том, что я обязуюсь хранить в тайне сведения, составляющие государственную тайну СССР! А в случае нарушения этого обязательства, указано в обязательстве, я понесу ответственность по Закону СССР «О государственной тайне» 1960 года.

«Хорошо, - сказал я следователям, прокурорам и судьям. – Если я нарушил обязательство – подписку перед органами КГБ СССР, то и судите меня, как прямо указано в этой подписке, по Закону СССР «О государственной тайне» 1960 года». На это мне ответили (и это записано в приговоре), что те сведения КГБ СССР, которые якобы разгласил Шебалину В.В., в период моей службы по законам СССР государственной тайны не составляли. То есть подписки-обязательства перед органами КГБ СССР я не нарушил! Почему же меня привлекли к уголовной ответственности и уже столько удерживают под стражей? И тут дебил из ДПУ ФСБ РФ Шелег В.С. отвечает, что КГБ СССР является органом, осуществляющим в соответствии со ст. 12 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» контрразведывательную и оперативно-розыскную деятельность в России! В указанном законе такого нет. Да и как органы не существующего уже 16 лет Советского Союза могут работать на территории России? В общем, сумасшествие, шизофрения, минимум даунизм. Однако это беззаконие узаконили судьи Военной коллегии Верховного суда РФ Шалякин, Хомчик, Петроченков, Захаров, Коронец и, если не ошибаюсь, Серов или Серков из заместителей Председателя Верховного суда РФ. С учетом описанного юридического маразма можете себе представить, кто нас судит. Скорее всего, такое дикое судебное решение в отношении меня было принято по указке свыше, возможно, лично от Путина В.В. Но судьям все же не надо уподобляться даунам и писать такой бред.

Уважаемый господин Глюксманн! Я из-за описанного маразматического беспредела удерживаюсь в местах лишения свободы уже 3 года 6 месяцев (с 22 октября 2003 года). В России сейчас отсутствует судебная власть, правосудие как таковое. А есть административный карающий орган власти, называемый по-прежнему судом. Поэтому я не могу добиться отмены преступно сфабрикованного приговора и пересмотра дела справедливым гражданским судом с соблюдением общепринятых норм международного права.

Я обращаюсь к Вам с просьбой. Учитывая мою ситуацию и явно незаконный приговор, подготовить дополнительные материалы для доклада в ПАСЕ депутатом фракции Европейской народной партии г-ном Христосом Пургуридесом по теме «Вопросы справедливого судебного разбирательства в уголовных делах о шпионаже или разглашении государственной тайны», который по не известной мне причине был снят с январской сессии ПАСЕ, и обратиться к докладчику с просьбой ускорить рассмотрение в ПАСЕ поднятой им темы несправедливого правосудия в России по политическим мотивам.

Кроме того, прошу обратиться к Комиссару Совета Европы по правам человека Томасу Хаммербергеру с просьбой о срочном реагировании в связи с незаконным содержанием меня в местах лишения свободы на протяжении 3 лет 6 месяцев по придуманным преступлениям, которых я вовсе не совершил.

С уважением и благодарностью за поддержку,
М.И. Трепашкин

12 апреля 2007 года
Камера № 13 ПФРСИ ФГУ ИК-13, гор. Нижний Тагил

Ярлыки:

Письмо Михаила Трепашкина В.К. Буковскому

Г-ну Буковскому В.К.

от Трепашкина Михаила Ивановича, адвоката, содержащегося в камере № 16 ПФРСИ ФГУ ИК-13 гор. Нижнего Тагила


Уважаемый Владимир Константинович! Всей той темой, о которой Вы описали в письме, я владею. Я именно об этом в суде и заявил представителю ФСБ РФ (по доверенности), начальнику отдела ДПУ ФСБ РФ Шелегу Василию Семёновичу: «Дебил! Ты хоть понимаешь, о чем идет речь, когда ты заявляешь, что ФСБ РФ является правопреемницей деловой репутации КГБ СССР? Это значит, что вы должны отвечать за все преступления 30-50-х годов НКВД СССР! Ибо сроки давности на преступления против человечности, за геноцид народов не распространяются. И вас надо в таком случае судить как членов единой преступной организации! Ты это хоть понимаешь?». Он глаза выпучил на меня и пробормотал: «Это почему же?». Я говорю: «Потому, что ты сейчас от имени ФСБ РФ утверждаешь в суде (!), что ФСБ РФ является преемницей не зданий, архивов и т. п., а деловой репутации (как указано в УПК РФ). Это ты понимаешь?». В глазах его было полное недоумение. Я понял, что с ним разговаривать бесполезно. Но я тогда же предупредил и Шелега В.С. как представителя ФСБ РФ (и одновременно КГБ СССР), и судью Московского окружного военного суда Седова С.П., что если они обвинят в «разглашении гостайны СССР, то с этим решением я обязательно выйду на жертв репрессий и они предъявят претензии ФСБ РФ, используя приговор. Судья лишь усмехнулся, сволочь, и потом в приговоре на целый абзац перечислил нормативные акты, которые, по мнению суда, подтверждают правопреемство деловой репутации ФСБ РФ от КГБ СССР (см. лист 11 моего приговора от 19.05.07 г., есть на сайтах). Я знаю все эти документы, как «отче наш», там речь идет о другом правопреемстве! Но… приговор вступил в силу, его узаконила Военная коллегия Верховного суда России!

Обещанное надо выполнять. Но я пока в тюрьме. А уж очень хочется шевельнуть тему с учетом такого решения. Буду признателен, если хотя бы в СМИ в ближайшее время Вы озвучите такое интересное для потерпевших от репрессий НКВД-КГБ СССР решение суда (узаконенное высшей судебной инстанцией России) по моему делу и выскажете, что она дает этим потерпевшим в плане возможных действий.

Даже это уже должно шевельнуть дубовость обнаглевших сотрудников ФСБ РФ и военных судей.

И, надо учесть, мое дело в недалеком будущем будет в Европейском суде по правам человека (жалоба уже коммуницирована). Это еще один повод поговорить об упомянутой выше преемственности с учетом дел о Катыни и т. д. Или я не прав?

Если будут вопросы дополнительные, то я их жду через адвоката Косик Л.Б.

Но мне очень хотелось бы встряхнуть эту тему.

С уважением, М.И. Трепашкин

19 апреля 2007 года

Ярлыки:

Михаила Трепашкина врач в тюрьме заверяет о его… выздоровлении?!

МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЙ ЦЕНТР ПРАВ ЧЕЛОВЕКА -
отделение Общероссийского Общественного Движения
«ЗА ПРАВА ЧЕЛОВЕКА»

РОССИЯ: 620137, гор. Екатеринбург, а/я 382, т/ф (343) 365-11-47, Е-mail: vashin@rambler.ru

Михаила Трепашкина врач в тюрьме заверяет о его… выздоровлении?!

(Краткое информационное сообщение об итогах встречи 24 апреля)


24 апреля состоялась очередная встреча представителя МЦПЧ в изоляторе ИК-13 в городе Нижний Тагил с политзаключенным Михаилом Трепашкиным.

Можно отметить позитивным фактом отсутствие воспрепятствования правозащитнику для встречи с М.И. Трепашкиным в тюремном изоляторе со стороны администрации, какие были в прошлые посещения. Единственное, на что обратил внимание в мрачных переходах по территории, так это прохождение мимо сторожевой овчарки в одном из них, выставленной с непонятными целями.

Сам Михаил выглядит внешне неважно: серо-желтоватый цвет лица с подсиненными отеками под глазами. Все также мучается от ежедневных астматических удушающих приступов и для облегчения пользуется часто ингалятором, в том числе с применением нового лекарства «серетида».

Тем не менее, он был готов активно обсуждать текущие вопросы по защите своих прав и по досрочному освобождению.

Считаю, что на данном этапе проблемы со здоровьем Михаила Трепашкина стали особо приоритетными в наших гражданских действиях. Не только возмутительным, но откровенно преступными считаю действия правоохранительных органов области и России, ГУФСИН, в частности, врача из Нижнего Тагила Корневой Р.Т.и начальника МСЧ ФСУ ИК-13 Ткачук С.В., которые, вопреки много лет назад установленным компетентными медицинскими учреждениями в Москве еще в 1998 г. диагнозе: «бронхиальной астме средне-тяжелой тяжести, хронический обструктивный бронхит», подтверждении его обострения добросовестными врачами в Нижнем Тагиле «в 1Y степень с дыхательной недостаточностью тяжести 111-1Y». – необоснованно заявляют, что у М. Трепашкина - «бронхиальная астма легкой степени».

Из данного факта следует вывод (без проведения независимой от властей компетентного медицинского обследования) - Михаил Трепашкин в тюремных условиях - выздоравливает… Абсурд!

Несомненно, за фальсификацию степени и тяжести заболевания политзаключенного, за другие преступные деяния - виновные подлежат уголовному преследованию и законному наказанию. В попытках и действиях по дискредитации политзаключенного М.Трепашкина причастны практически представители всех органов власти России, включая судебную и прокуратуру. Даже Уполномоченный по правам человека в Свердловской области Мерзлякова Т.Г. в своем отчетном Докладе о деятельности… в 2006 г. отмечает «войну на уничтожение в компании по защите осужденного М.И. Трепашкина…, если бы не вмешательство в это дело ряда известных своим радикализмом правозащитников, с помощью СМИ подогревающих атмосферу вокруг бывшего полковника ФСБ, то он давно был бы условно-досрочно освобожден».

В отношении продолжения юридически значимых действий по защите и на законных основаниях - отмены обвинительного приговора и досрочному освобождению М. Трепашкина, была отмечена положительная и критическая стороны текущих действий и официальных заявлений правозащитников, в том числе направленных нами в адрес Генеральной прокуратуры, Директору ФСБ РФ и прокуратуру Московской области - по фактам ложных обвинений, принятых «за основу» судебными органами, как «доказательства», якобы совершенных преступлений, за которые лишен свободы.

Во время встречи были намечены и другие практические действия по юридической защите М. Трепашкина, как дополнения и уточнения к длящимся действиям в настоящее время, в том числе касающихся обжалования обвинительного приговора в надзорном и ином законном порядке.

Михаил Трепашкин выразил глубокую сердечную благодарность всем – всем гражданам России и зарубежных стран, приславших 7 апреля многочисленные поздравления с 50-летием со Дня Рождения. М.И. Трепашкин был проинформирован о том, что на проходивших 7 апреля конференции в Махачкале (Дагестан) – с участием представителей правозащитников из республик и краев Северного Кавказа, а также конференции в Екатеринбурге – с участием правозащитников Свердловской области – все их участники приняли специальные резолюции по поддержке защиты политзаключенного Михаила Трепашкина, а также поздравления с юбилейным Днем рождения!

К сожалению, есть основания полагать, что не все поздравления, направленные Михаилу Трепашкину по случаю Дня рождения, доставлены адресату в ИК-13. Например, было сообщение, что правозащитник Сергей Смердин направлял из г. Екатеринбурга М. Трепашкину поздравление, которое пока не было вручено. Указанный факт «недоставки адресату» требует дополнительных выяснений причин их состоятельности, как и другие подобные факты , связанные с поддержкой защиты прав политзаключенного М.И. Трепашкина, отбывающего незаконное лишение свободы в уральской ИК-13..

За время «сидения» в ИК-13 у М. Трепашкина накопилось немало фактов нарушения, «попрания» законности в отношении лично его как человека и гражданина России!


Председатель совета координаторов,
координатор ООД «За права человека» по УрФО В.А. Шаклеин

Ярлыки:

суббота, 21 апреля 2007 г.

Ответ из ФСИН России

Вх. № 1497
16 апр. 2007

МИНЮСТ РОССИИ
ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА
ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЙ
(ФСИН РОССИИ)

Житная ул., 14, Москва, ГСП-1, 119991
тел. (495) 982-19-00
факс 982-19-30
03.04.2007 № 10/22 - 9432/06
На №___________________________



Исполнительному директору
ООД "За права человека"
Л.А. Пономареву

Малый Кисловский пер., д. 7, стр. 1,
пом. 21, г. Москва, 125009


ФСИН РОссии рассмотрело Ваше обращение от 16.02.2007 б\н к Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации в защиту осужденного Трепашкина Михаила Ивановича, отбывающего наказание в ФГУ ИК-13 ГУФСИН России по Свердловской области.

Осужденный Трепашкин М.И. состоит под диспансерным наблюдением в медицинской части учреждения по поводу имеющихся у него хронических заболеваний.

14 марта 2007 г. Трепашкин М.И. был комиссионно осмотрен, с выездом на место, заместителем начальника медицинского управления ФСИН России В.Н. Плюсовым, начальником медицинского управления ГУФСИН России по Свердловской области И.А. Комарницким и независимым специалистом, врачом-пульманологом городской поликлиники г. Нижнего Тагила Р.Ф. Урневой, имеющей высшую врачебную категорию и стаж работы по специальности более 30 лет.

Трепашкину М.И. были проведены необходимые исследования: компьютерная спирография легких, электрокардиографическое исследование сердца, биохимические и клинические анализы крови, анализ мочи. На основании данных осмотра и результатов исследований установлено, что у Трепашкина М.И. имеется хроническое заболевание легких, которым он страдает с 1998 года.

Заболевание, имеющееся у осужденного Трепашкина М.И., по степени нарушений функций органов и систем организма не входит в Перечень заболеваний, препятствующих отбыванию наказания, утвержденный Постановлением Правительства Российской Федерации от 06 февраля 2004 г. № 54 "О медицинском освидетельствовании осужденнных, представляемых к освобождению от отбывания наказания в связи с болезнью".

Следует отметить, что осужденный Трепашкин М.И. рекомендации врачей по приему лекарственных препаратов для базисного лечения заболевания не выполняет. Лекарственные препараты принимает периодически, в основном при появлении ярко выраженной симптоматики.

В настоящее время заболевание протекает в легкой форме и не требует стационарного лечения.

Трепашкин М.И. получает амбулаторное лечение. Состояние его здоровья расценивается как удовлетворительное, стабильное. Информация о тяжелом течении заболевания у Трепашкина М.И. не соответствует действительности.

С уважением, -
заместитель директора
А.С. Кононец

Ярлыки:

Автобиография Михаила Трепашкина

Мне никогда совесть не позволила бы писать о своей службе в органах госбезопасности, о некоторых операциях и наградах, если бы не пришлось защищать свои честь и достоинство от преступной фабрикации организованной преступности в России, члены которой смогли забраться на высокие государственные посты.

Да поймут и простят меня порядочные люди и честные сотрудники госбезопасности. (Гостайна отсутствует.)


М.И. Трепашкин,
полковник запаса,
ветеран и пенсионер ФСБ РФ.


Биографическая справка
(выдержки)


1. Трепашкин Михаил Иванович. Родился 7 апреля 1957 года в д. Мальково Лиозненского района Витебской области. Белорус. Отец и мать участники Великой Отечественной войны.

2. С 1974 года учился на 2-м курсе режиссерского отделения ВКПУ (г. Витебск, ул. Чехова).

3. С 3 мая 1975 года по 5 мая 1978 года служба в Военно-Морском Флоте СССР:

- в декабре 1975 года с отличием окончил 506 УКОПП имени С.М. Кирова по специальности "гидроакустик" и курсы легководолазной подготовки Дважды Краснознаменного Балтийского флота (гор. Ленинград);

- с декабря 1975 года по май 1978 года служба на атомной подводной лодке К-462 3 дивизии 1 флотилии Краснознаменного Северного флота, старший специалист-гидроакустик.


Из характеристик данного периода времени, находящихся в уголовном деле:

В 1976 году принимал участие в крупномасштабной морской операции по предотвращению высадки американского десанта в Ливане в целях его оккупации "Крым-76". Дежурил у военно-морских баз ПЛАРБ США "Рота" (Испания) и "Холи Лох" (Шотландия).

За участие в дальних походах и успешное выполнение заданий Родины награжден в 1976 году нагрудным знаком "За дальний поход". Специалист 1 класса на уровне мастера военного дела. Отличник ВМФ. Носил звание "Лучший гидроакустик флота - последователь А. Шумихина". Чемпион подводной спартакиады 1976 года. За усовершенствование систем БИГАС (боевого использования гидроакустических систем) получил 2 удостоверения РИЗ (рационализаторов и изобретателей).


- Уволился в звании старшины II статьи в мае 1978 года.

4. В 1977 году окончил отделение журналистики при политотделе флотилии. Являлся внештатным военным корреспондентом газеты "Подводник Заполярья".

5. В 1977 году находился на базе спецподготовки военных советников в Анголу и Мозамбик при военном институте иностранных языков Минобороны СССР.

6. С июня 1978 года по 1 августа 1979 года работал в специализированном ССМУ-2 треста "Белсвязьстрой" (гор. Витебск) монтажником связи - кабельщиком III разряда.


7. С 1 августа 1979 года по 1 августа 1984 года - слушатель следственного факультета Высшей школы КГБ СССР им. Ф.Э. Дзержинского.

Из характеристики периода учебы:

Высшую школу КГБ окончил с отличием.

Активно занимался научно-исследовательской деятельностью, завоевывая призовые места на различных конкурсах научных работ. Одна из них получила приз за 1 место по КГБ СССР. Работы по истории органов госбезопасности, истории КПСС, философии и научному коммунизму, уголовному праву и процессу, криминалистике и др.

Инструктор по рукопашному бою.


- В 1980-1982 гг. окончил Университет лекторов гор.Москвы (диплом № 1791 от 15 июня 1982 г.). Являлся лектором общества «Знание», читал лекции по линии РК КПСС Фрунзенского, Ленинградского и Гагаринского районов гор.Москвы;

- В августе-сентябре 1980 и 1981 гг. дважды выезжал в составе коммунистического студенческого строительного отряда на остров Сахалин. Строили взлётную полосу на аэродроме Южно-Сахалинска, паромную переправу, детский сад, жилой дом и дорогу в г. Холмске и большое овощехранилище недалеко от Холмска в сторону Чехова, где трудился когда-то известный советский селекционер яблок. Работали круглосуточно, работали за идею, работали по принципу:

Нам солнца не надо,
нам партия светит,
нам денег не надо,
работу давай!

Несколько десятков человек (примерно 120-150), как одержимые, трудились бесплатно во благо жителей Сахалина. Правда, за трудовые успехи мне был вручен популярный в то время фотоаппарат "Zenit" (зеркалка!), а также грамота, 10 кг рыбы горбуша и банка красной икры.

В период пребывания на Сахалине я узнал основы карате, кунг фу (стиль 5 зверей, Шаолинь), научился работать с палками, нун-чаку и сай.

А узнать атмосферу города Холмска, где я больше всего проводил время, мне помогли 3 прекрасные девушки: кореянка Вера, цыганка Богулёва Лена и русская Ивина Татьяна.

В числе руководителей нашего КССО был тогдашний член комитета ВЛКСМ ВКШ КГБ СССР Николай Панков, нынешний заместитель Министра обороны РФ по воспитательной работе;

- В июле-августе 1980 года участвовал в обеспечении безопасности Олимпийских игр в гор. Москве ("СБП" - служба безопасности и правопорядка). Работал в интернациональной зоне олимпийской деревни (спортивные сооружения, места отдыха, увеселительные и культурно-зрелищные учреждения, учреждения религиозного культа, бары, рестораны, другие предприятия общепита, магазины и т.д.). За успешную работу награждён благодарностью Председателя КГБ СССР Чебрикова В.М.;


8. С 1 августа 1979 года по июль 1997 года - служба в органах госбезопасности: КГБ СССР, МСБ, АФБ РФ, МБВД РФ, МБ РФ, ФСК РФ и ФСБ РФ:

- В августе 1984 года начал работу с должности младшего следователя 2 отдела Следотдела КГБ СССР (Лефортово). 2-ой отдел занимался расследованием дел по крупным международным контрабандным группам, занимающимся нелегальным вывозом за границу культурных ценностей (икон, картин, антиквариата и т.п.), а также дел по организованной преступности и получивших общественный резонанс.

В маленьком полутёмном кабинете №315 на 2 этаже я проработал до февраля 1994 года. Работа на следствии была прервана в связи с упразднением следствия в органах госбезопасности на основании Указа Президента России Ельцина Б.Н. от 21 декабря 1993 года. Работу на следствии в органах госбезопсности я закончил в должности старшего следователя по особо важным делам, руководил крупными следственными бригадами и участвовал в группах по другим делам.


Перехваченными у контрабандистов ценностями на астрономические суммы, в том числе имеющими культурную и историческую значимость, были снабжены:
  • Музеи Московского Кремля;
  • Государственный Исторический музей;
  • Музей древнерусского искусства им. А. Рублёва;
  • Загорский музей-заповедник "Троице-Сергиева лавра";
  • Третьяковская галерея;
  • Музей искусства народов Востока и др.
- С 21 декабря 1993 года по март 1994 года в здании, уже принадлежавшем специальному следственному изолятору МВД РФ "Лефортово" (начальник полковник Капитанов) занимался передачей находившихся в производстве уголовных дел в органы МВД РФ и Генеральную прокуратуру РФ (следователю Родионову);

Из событий того времени:

В конце 1991 года в числе 3-х следователей "Лефортово" (Трепашкин М.И., Цинцадзе Г.И., Длужевский Е.Г .) попал под служебное разбирательство как "допустивший высказывания в поддержку ГКЧП" за сохранение Советского Союза;

С момента распада СССР и упразднения КГБ СССР я перестал всей своей сущностью служить органам госбезопасности (меня не интересовал карьерный рост), а работал словно на условиях контракта, т.е. поручили участок - отработал и т.д. КГБ СССР, где я служил и кому присягал, не выполнил свои функции - сохранение безопасности Советского Союза. Обо всех происходящих процессах имелась полная информация, но Крючков трусливо ждал указаний сверху (как учили в ЦК КПСС), а Горбачёву даже лень было прочитать его докладные записки. В таком ожидании СССР распался и было много жертв, а реформировать Союз нужно было, но другим путём. Я очень болезненно переживал кровавые бойни в Фергане, Карабахе, др. местах.


19 августа 1992 года я подал рапорт об увольнении из органов госбезопасности по указанным выше основаниям. Тем более, что самая трудоспособная, самая активная, самая талантливая часть следователей 2-го отдела уволилась по идейным соображениям, не единичными были случаи самоубийства. Мне в увольнении отказали, так как не было замены по тем сложным делам, по которым я работал не один год. Я остался лишь по просьбе старшего группы Чернова В.В. и решил "дотянуть" 3 года до пенсии. Но с тех пор я не давал ни одного обязательства (как в КГБ СССР) ни МБ РФ, ни ФСК РФ, ни ФСБ РФ! Я не имел морального права присягать дважды.

В середине 80-х годов, когда начались гонения на Коммунистическую партию, будучи убежденным материалистом и видя свое предназначение в служении простому советскому народу, я вступил в КПСС, считая, что она наконец-то очищается от "совбуров" (советской буржуазии, стоящей у кормушки и питающейся за счет простых людей). До сих пор я считаю марксизм самым гуманным и человеколюбивым учением. Просто он всячески искажался приспособленцами различных мастей. Но когда органы госбезопасности объявили беспартийными, наша парторганизация распалась;

В октябре 1993 года был в Останкино, на ул. Подбельского, у Белого дома, чтобы своими глазами видеть происходящее;


- 3 марта 1994 года по контракту я был принят на службу в 5 отдел Управления собственной безопасности Федеральной службы контрразведки России. Отдел только формировался для физической защиты сотрудников ФСК РФ, членов их семей, конфиденциальных источников, а также свидетелей и судей. Позже название его чуть поменялось. Я прибыл на невысокую должность - старшего оперуполномоченного по особо важным делам в направление, занимавшееся информационно-аналитической и правовой работой. По сути я занимался больше всего дознанием и руководил мероприятиями при реализации дел оперативного учета и по срочным сигналам;

- В апреле 1994 года по особому указанию руководства ФСК РФ (С.В. Степашина) и УСБ ФСК РФ (В.И. Варламова) я занялся поиском и пресечением преступной деятельности группы диверсантов, занимающейся взрывами в России и Азербайджане. Один из членов этой группы - исполнитель диверсий, бывший морской разведчик Балтфлота Хатковский Игорь был задержан и арестован в Баку. Организаторы группы были задержаны и арестованы в мае 1994 года в Москве, в том числе Симонян Борис, сотрудник Управления по борьбе с терроризмом (УБТ) ФСК РФ, хранивший взравчатку для диверсий у себя в сейфе на работе по адресу: г. Москва, ул. Большая Лубянка, дом 1\3 (сидел за одинм рабочим столом с Шебалиным В.В.). Ещё у одного сотрудника спецслужб подполковника Оганесяна Дж. в гор. Москве по Дмитровскому шоссе было изъято столько взрвчатки - пластида, что хватило бы снести несколько кварталов. Было установлено, что этой группой, помимо прочего, планировались взрывы в Баку метро, электрокабелей и газопровода в таком месте, где должны были последовать огромнейшие разрушения и массовая гибель людей.

24 июня 1994 года за пресечение деятельности названной диверсионной группы и реализацию еще ряда дел досрочно присвоено звание "подполковник юстиции". (По данному делу было очень много публикаций и телепередач в Азербайджане.)

- В декабре 1994 года в составе группы сотрудников Минобороны России и ФСК РФ я выезжал со спецпоручением в Приднестровье. Туда ехал ярым сторонником командующего 14 РА Лебедя А.И., а вернулся с противоположным мнением. Отчет о поездке был опубликован в декабре 1994 года в "Независимой газете" под названием "Силовые структуры запутались в собственных интригах". После этой командировки с должностей были сняты генерал Лебедь А.И. и начальник комендатуры Тираспольского гарнизона полковник Бергаман М.М.

- За успешную реализацию ряда дел оперативного учёта в 1994 году награждён медалью "За отличие в воинской службе 1 степени";

- В 1995 году за агентурно-оперативную комбинацию, связанную с риском для жизни, закончившуюся изъятием в гор. Москве склада со взрывчаткой, огнемётами, гранатомётами, другим оружием и боеприпасами, чем были предотвращены террористические акции, награждён медалью "За отвагу";


- 12 июля 1995 года вместо Федеральной службы контрразведки России была создана ФСБ РФ. Наш 5-й отдел стал 3-м отделом УСБ ФСБ РФ. Я был назначен на должность старшего консультанта этого отдела фактически с теми же функциями, что и ранее;

- 1 декабря 1995 года мною была проведена операция в гор. Москве по поимке лиц, собиравших деньги для ведения войны в Чечне и нелегальной поставки туда партий оружия и боеприпасов. Операция проводилась при участии РУОП ГУВД гор. Москвы (ул. Шаболовка, дом 6, Рушайло В.Б.). С поличным при вымогательстве с КБ "Сольди" 1,8 млрд. рублей и 30.000 долларов США с сотрудника этого банка Шевченко А.Э. была задержана основная группа, в которую входило 5 полевых командиров С. Радуева ("Иса", "Абдул", "Умар", "Турпал" и "Герой"), а также ряд сотрудников силовых структур, в том числе начальник отдела Генштаба Минобороны России полковник Голубовский, консультант Академии Генштаба генерал Тарасенко и другие (часть материалов была опубликована в "Комсомольской правде" за 12 мая 1997 года в статье В.А. Сокирко "Генштаб помогал дудаевской армии"). Для контроля за обстановкой в банке вымогатели использовали штатную радиозакладку ФСБ РФ с инвентарным номером.

После задержания были получены показания об убийствах, совершённых членами группы, в том числе с пытками солдат в Чечне (подвязывали головой вниз и отрезали кусками мясо, пока не умрёт), о нелегальных поставках оружия со склада в гор. Электрогорске Московской области (якобы по документам ликвидированного) в горную часть Чечни через Ингушетию (занимался "Турпал"), о создании в Москве складов с оружием и т.д. Но деньги, полученные от торговли оружием и преумноженные в казино гор. Москвы, связи высокопоставленных чиновников сыграли свою роль.

16-18 декабря 1995 года в соответствии с приказом №0213 в отношении меня по инициативе нового начальника УСБ ФСБ РФ Патрушева Н.П. было инициировано служебное разбирательство (превышение должностных полномочий при задержании в Москве боевиков) и я был отстранен от ведения дела. Не подействовало и то, что буквально рядом с Лубянкой на ул. Сретенка велось уголовное дело СО 3-РУВД по вымогательству (ч. 5 ст. 148 старого УК РФ) и что начальник РУОП ГУВД гор. Москвы генерал-майор милиции Рушайло В.Б. не только прислал письмо с просьбой о моём поощрении за удачно проведённую операцию, но и лично звонил по этому поводу бывшему в то время Директору ФСБ РФ Барсукову М.И.

Военных выпустила военная прокуратура, ну и остальных почти всех выпустили, материалы об их признаниях подчистили. Под стражей остался лишь Новиков Висруди Джунадович (фамилия была изменена, кличка "Герой"), которого Салман Радуев в декабре 1996 года обменял на 3-х бойцов пензенского ОМОНа, да ещё с пяток человек. Копия акта обмена имеется на сайте svoboda.ural.ru.

За задержание с поличным вымогателей 8 февраля 1996 г. мне было объявлено о служебном несоответствии, которое я оспорил рапортом 15 марта 1996 года (в это время меня ознакомили с приказом). И лишь 1 апреля 1998 года судом было признано, что наказание наложено необоснованно;

- В августе-сентябре 1996 года в связи с организационно-штатными изменениями на базе 3 отдела УСБ ФСБ РФ по личному распоряжению Секретаря Совета Безопасности России Лебедя А.И. было создано новое управление - Управление перспективных программ ФСБ РФ (осенью 1997 года преобразовано в УРПО ФСБ РФ). Я хотя и числился за УПП ФСБ РФ, но в штат так и не был включён. Туда уже набрали новых сотрудников (Гусак, Литвиненко, Шебалин, Понькин и др., о которых я узнал уже после увольнения, в октябре 1998 года);

- 12 мая 1997 года приказом ФСБ РФ я был уволен из органов госбезопасности в связи с организационно-штатными изменениями, с исключением из списков ФСБ РФ с 7 июля 1997 года.

* За время службы я побывал со спецзаданиями в т.н. "горячих точках" в Армении, Азербайджане и Приднестровье. При увольнении получил удостоверение "Ветеран военной службы" и "Пенсионер ФСБ РФ".

9. После увольнения из ФСБ РФ начал оформляться на службу в органы ФСНП РФ и одновременно работал в одной из фармацевтических фирм юристом. Кроме того, сотрудничал с фондом "Милосердие" и "Фондом социальной поддержки молодёжи".

10. 19 января 1998 года издан приказ о назначении меня на должность начальника следственного отдела Управления Федеральной службы налоговой полиции России по Московской области, где я проработал до 30 августа 2000 года, уволившись в звании полковника на пенсию.

11. 31 января 2001 года я стал адвокатом Межрегиональной коллегии адвокатов "Межрегион" (которая позже переименована в Московскую коллегию адвокатов "Межрегион", где проработал до дня ареста - 22 октября 2003 года. Провёл более 100 дел. На день задержания остались незавершёнными в результате незаконного ареста (что установлено Мособлсудом) более 40 адвокатских дел.

12. С 22 октября 2003 года по настоящее время по сфабрикованному уголовному делу в совершении деяний средней тяжести - ч. 1 ст. 222 и ч. 1 ст. 283 УК РФ нахожусь под стражей и охраной в условиях особой изоляции.

Помимо России я был в Азербайджане, Армении, Белоруссии, Украине и ПМР. В других странах никогда не был, если не считать службу в ВМФ.

За 25 лет службы Отечеству получил медали "За безупречную службу" нескольких степеней, бронхиальную астму (акт ЦВВК 2000 г.) и комнату в коммуналке 14,2 м2, где прописано 4-ро детей. Дачи не имею, гаража тоже (это для тех, кто старается перепутать меня с ФСБшными олигархами).

Кое-какие данные об интересующих некоторых лиц знакомствах:

- С Политковской Анной Степановной познакомился в 1996 году в редакции "Общей газеты";

- С сотрудниками УРПО ФСБ РФ Литвиненко, Шебалиным, Понькиным, Щегловым, Латышонком познакомился 3-4 октября 1998 года у Главной военной прокуратуры в связи с расследовавшимся тогда уголовным делом по факту покушения на Исполнительного секретаря СНГ Березовского Б.А. Я проходил в числе предполагаемой жертвы ФСБ РФ, о чем сотрудники УРПО Гусак, Литвиненко и Понькин ещё в апреле 1998 года, задолго до нашего знакомства, дали интервью тележурналисту ОРТ Доренко С.Л. Факт готовившегося на меня покушения подтвердился, но дело прекратили, так как я остался жив;

- С Березовским Борисом Абрамовичем я познакомился в середине октября 1998 года как с Исполнительным секретарём СНГ и потерпевшим по тому же делу. Виделся с ним примерно 6 раз в 1998 году и, возможно, в 1999 году, каждый раз с сотрудниками УРПО;

- С Ходорковским М.Б. пути пересекались один раз в 1993 году. Я вёл большое уголовное дело в отношении должностных лиц МПО "Ювелирпром" и там была одна сделка с нарушением закона между МЭЮЗом и АКБ "Менатеп" (Ходорковский, Симоновский). Был информирован Центральный банк России.

Надеюсь, что данная краткая биографическая справка позволит не путать меня с иными лицами и позволит избежать ошибок в написании даты увольнения, времени службы и т.д.

Я изложил часть фактов биографии, надеясь их в дальнейшем пополнить.

Если у кого-то есть вопросы по изложенному, вы их можете направить по эл. адресу или через "Гостевую книгу". Я отвечу.

М.И. Трепашкин.


ХРОНОЛОГИЯ НЕКОТОРЫХ СОБЫТИЙ ПО УГОЛОВНОМУ ПРЕСЛЕДОВАНИЮ:


* 22 января 2002 года у меня по месту проживания в снимаемой квартире (гор. Москва, ул. Затонная, дом 17) следователями Главной военной прокуратуры и оперативниками УСБ ФСБ РФ был произведен обыск по уголовному делу в отношении находившегося в Лондоне бывшего сотрудника ФСБ РФ Литвиненко А.В. В постановлении о производстве обыска было указано, что он проводится в целях в целях поиска данных о местонахождении Литвиненко.

(Пьяные дауны перепутали Лондон и микрорайон "Нагатинский затон" г. Москвы и приехали искать у меня Литвиненко.)

Литвиненко не нашли. Тогда описали явно подброшенные патроны, нагло заявив: "Это у нас стандартный набор для обысков у всех офицеров запаса" и изъяли мои давние конспекты по марксизму-ленинизму и образцы уголовно-процессуальных документов.

* 28 января 2002 года в отношении меня было возбуждено уголовное дело на основании материалов, выделенных из уголовного дела на Литвиненко А.В. (я там даже свидетелем не проходил).

* 17 марта 2003 года Московский гарнизонный военный суд отказал Главной военной прокуратуре в даче согласия на привлечение меня как адвоката к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 222 и ч. 1 ст. 283 УК РФ.

* 24 марта 2003 года, несмотря на отказ суда в даче согласия, следователь Главной военной прокуратуры Владимиров В.Ю. вместо прокурора (как того требует п. 10 ч. 1 ст. 448 УПК РФ) привлёк меня в качестве обвиняемого по делу.

* 1 декабря 2003 года начался процесс по делу в Московском окружном военном суде. Тогда же я был повторно заключён под стражу из-за подброшенного в Дмитровском районе Московской области пистолета ко мне в автомашину.

* 19 мая 2004 года я был осуждён судьёй Московского окружного военного суда Седовым С.П. (единолично) по ч. 1 ст. 222 и ч. 1 ст. 283 УК РФ к 4 годам колонии-поселения.

* 9 и 13 сентября 2004 года (по датам подрыва домов в Москве в 1999 году) Военная коллегия Верховного суда РФ рассмотрела мою кассационную жалобу на приговор, не дав мне изложить свою позицию (я был отключен от видео-прессконференцсвязи) и оставил приговор в силе.

* 23 июля 2005 года я был направлен для отбывания наказания в ФГУ ИК-13 персональным спецнарядом, подписанным первым заместителем директора ФСИН РФ Краевым В.К.

М.И. Трепашкин

пятница, 20 апреля 2007 г.

М.И. Трепашкин: ОГРОМНЕЙШЕЕ ВСЕМ СПАСИБО!

10 и 11 апреля 2007 года мне принесли сразу десятки телеграмм, открыток, писем, поздравительных телеграмм от знакомых и ранее незнакомых лиц с Днём рождения!

По отметкам видно, что они поступили 6, 7, 8 и 9 апреля, но долго проходили цензуру. Поздравления со всех концов России, начиная с Владивостока (ОГР, Находка) и заканчивая Псковской глубинкой, а также из Швеции.

Я никогда в жизни не получал столько поздравлений! Огромнейшее всем спасибо!

11 апреля 2007 года
М.И.ТРЕПАШКИН

Ярлыки:

четверг, 19 апреля 2007 г.

Заключение эксперта НЭПС Насонова С.А.

В поступивших в НЭПС обращениях Общероссийского общественного движения «За права человека», а также Трепашкина М.И. поставлен вопрос о правомерности наложения взысканий на осужденного Трепашкина М.И. за передачу своему адвокату-защитнику рукописного текста жалобы в Генеральную прокуратуру РФ, а также заявления в Верховный Суд РФ.

Как следует из представленных документов, за совершение указанных действий, Трепашкин М.И. помещался в штрафной изолятор, соответственно, сроком на пять и пятнадцать суток.

Изучив обращение и прилагаемые к нему документы, считаю возможным дать следующее заключение.

Согласно ст. 91 УИК РФ для корреспонденции, исходящей от осужденного, отбывающего наказание, устанавливается несколько различных правовых режимов ее отправления и получения.

Один из этих правовых режимов распространяется на переписку осужденного с родственниками и иными лицами, и предусматривает ее цензурирование. В ч. 1 ст. 91 УИК РФ подчеркивается, что «получаемая и отправляемая осужденными корреспонденция подвергается цензуре со стороны администрации исправительного учреждения». Цензура корреспонденции предполагает право администрации читать направляемые письма (телеграммы), принимать меры по пресечению доведения указанных в письмах и телеграммах сведений до адресата.

Однако указанная статья УИК РФ предусматривает и другой правовой режим отправления осужденным корреспонденции - если эта корреспонденция направляется его адвокату. Согласно ч.2 ст. 91 УИК РФ, «переписка осужденного с защитником или иным лицом, оказывающим юридическую помощь на законных основаниях, цензуре не подлежит, за исключением случаев, если администрация исправительного учреждения располагает достоверными данными о том, что содержащиеся в переписке сведения направлены на инициирование, планирование или организацию преступления либо вовлечение в его совершение других лиц. В этих случаях контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений осуществляется по мотивированному постановлению руководителя исправительного учреждения или его заместителя».

Запрет цензуры в отношении писем осужденного к адвокату означает отсутствие у администрации исправительного учреждения права перлюстрировать такие письма, знать их содержание, каким-либо образом запрещать или ограничивать такую переписку. Именно поэтому письма адвокату осужденный вправе передавать в запечатанном виде (п. 50 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, утв. Приказом Министерства юстиции РФ от 03.11.2005 N 205).

На наш взгляд, положения п. 61 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, необходимо толковать исключительно в контексте правового режима отправления осужденным корреспонденции. Согласно п. 61 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений: «Все письменные предложения, заявления, ходатайства и жалобы направляются по адресу через администрацию ИУ. Они регистрируются в отделах специального учета или в канцелярии колонии»

Представляется, что указанное в п. 61 Правил положение теряет свой смысл, в случаях, когда корреспонденция осужденного не подлежит цензуре, в том числе в случае переписки с адвокатом.

За исключением ситуаций, когда постановлением руководителя исправительного учреждения или его заместителя установлена необходимость проверки такой корреспонденции, письма осужденного адвокату всего лишь регистрируются «в отделах специального учета или в канцелярии колонии». Формальная регистрация таких писем осужденного не образует специального требования режима отбывания наказания, поскольку эта регистрация образует лишь дополнительную гарантию права осужденного на отправку корреспонденции, а не какое-либо ограничение его права на переписку. В связи с этим, вряд ли можно расценивать передачу осужденным письма непосредственно своему адвокату, минуя администрация ИУ, как нарушение какого-либо требования режима отбывания наказания.

Более того, указанное правило, закрепленное в п. 61 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, в его расширительном толковании (как распространяющееся на коммуникацию осужденного с адвокатом), способно привести к нарушению права осужденного на получение квалифицированной юридической помощи (право на защиту).

Конституция РФ, УПК РФ и УИК РФ гарантируют право осужденного на общение со своим защитником и получение квалифицированной юридической помощи. Одним из неотъемлемых свойств такого общения является его конфиденциальность. Требование обеспечения конфиденциальности общения осужденного с адвокатом обусловлено положениями ст. 8 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре», согласно которой «адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю».

Аналогичное требование (обеспечения конфиденциальности общения адвоката и осужденного) закреплено и в нормах международного права и международных договорах РФ, которые согласно ч. 4 ст. 15 Конституции РФ являются составной частью ее правовой системы.

В соответствии с п. 93 Минимальных стандартных правил обращения с заключенными, принятых 30 августа 1955 г. в Женеве на Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, одобренных Экономическим и социальным советом в его резолюциях 663 С (XXIV) от 31 июля 1957 г. и 2076 (LXII) от 13 мая 1977 г., свидания заключенного с его юридическим советником должны происходить на глазах, но за пределами слуха сотрудников полицейских или тюремных органов.

Право задержанного или находящегося в заключении лица на его посещение адвокатом, на консультации и на связь с ним без цензуры и в условиях полной конфиденциальности предусмотрено Сводом принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, утвержденным Резолюцией Генеральной ассамблеи ООН от 9 декабря 1988 г. N 43/173 (принцип 18).

Европейским судом по правам человека право обвиняемого на конфиденциальность свиданий со своим защитником рассматривается в качестве одного из основных требований справедливого судебного процесса в демократическом обществе, вытекающих из положений подп. "с" п. 3 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. В частности, в решении Европейского суда по делу С. отмечается, что если адвокат не имеет возможности связаться со своим клиентом и получить от него конфиденциальные инструкции, не подвергаясь надзору, то его помощь в значительной степени утрачивает свою полезность, в то время как Конвенция призвана гарантировать право, которое носит практический и действенный характер. Это положение касается любого лица, независимо от тяжести предъявляемого ему обвинения, в том числе и в терроризме (Судебное решение по делу "С. против Швейцарии" от 28 ноября 1991 г., Series A, N 220, p. 48. См. также решение по делу "Кан против Австрии" от 30 сентября 1985 г., Series A, N 96).

В другом решении Европейский суд по правам человека указал на ряд принципиальных положений, касающихся вскрытия и прочтения администрацией мест лишения свободы писем заключенного, адресованных им своему адвокату и адвокатом заключенному, заключающихся в следующем:

- вскрытие и чтение писем, направляемых С. своему адвокату и полученных от него (кроме тех, которые касались жалоб, направленных в Комиссию), составляло вмешательство в осуществление его права на тайну переписки;

- хотя определенные меры контроля над перепиской заключенных могут быть допустимы, регулярная перлюстрация переписки заключенного (особенно лицами, которые могут быть непосредственно заинтересованы в ее содержании) не соответствует принципам конфиденциальности и того иммунитета, которым пользуются профессиональные отношения между адвокатом и его клиентом, при этом не имеет значения, что переписка непосредственно не связана с судебным процессом;

- следовательно, такие письма могут быть вскрыты, но только если существует обоснованное подозрение, что они содержат недозволенные вложения, и могут быть прочитаны, только если существуют основания подозревать, что их содержание создает угрозу режиму безопасности в тюрьме или по иным причинам носит преступный характер;

- поскольку сохранение конфиденциальности в отношениях между адвокатом и его клиентом имеет приоритет перед абстрактной возможностью злоупотреблений этой конфиденциальностью, вскрытие и прочтение переписки С. с его адвокатом не было необходимым в демократическом обществе и представляет собой нарушение ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод;

- хотя не было установлено, вскрывались ли письма, направленные С. в Комиссию, практика вскрытия писем, полученных из Комиссии (даже если они не были прочитаны), представляет собой нарушение права С. на тайну его корреспонденции;

- уважение тайны этой переписки было важно, поскольку письма могли содержать обвинения в адрес тюремной администрации или персонала тюрьмы, и, если бы такие письма были прочитаны, возник бы риск применения репрессий по отношению к С.;

- поскольку не было настоятельной нужды вскрывать эти письма, их вскрытие не было необходимым в демократическом обществе и представляет собой нарушение ст. 8 Конвенции (судебное решение по делу "Кэмпбелл (Campbell) против Великобритании" 1992 г.).

В деле "Эрдем против Германии" Европейский суд по правам человека еще раз указал на то, что конфиденциальность корреспонденции между заключенным и его защитником является основным правом личности и напрямую затрагивает ее право на защиту. Вот почему, как было провозглашено Европейским судом ранее, исключение из этого принципа может допускаться лишь в исключительных случаях и должно сопровождаться адекватными и достаточными гарантиями против злоупотреблений (судебное решение по делу "Эрдем (Erdem) против Германии" от 5 июля 2001 г.).

В соответствии с п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. N 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» Конвенция о защите прав человека и основных свобод обладает собственным механизмом, который включает обязательную юрисдикцию Европейского суда по правам человека и систематический контроль за выполнением постановлений этого суда со стороны Комитета министров Совета Европы. В силу п. 1 ст. 46 Конвенции эти постановления в отношении Российской Федерации, принятые окончательно, являются обязательными для всех органов государственной власти Российской Федерации, в том числе и для судов.

Таким образом, привлечение осужденного Трепашкина М.И. к ответственности за то, что он не передал администрации ИУ текст документа, адресованный его адвокату и предназначенный для изучения адвокатом, является косвенной формой ограничения права лица на конфиденциальное общение со своим адвокатом. Необходимо подчеркнуть, что администрация ИУ, дважды налагая на Трепашкина М.И. взыскания, ни разу не привела каких-либо доказательств того, что документы, переданные осужденным своему адвокату, содержали недозволенные вложения либо их содержание создавало угрозу режиму безопасности в ИУ или по иным причинам носило преступный характер.

На основании вышеизложенного можно сделать вывод, что положения п. 61 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений (утв. Приказом Министерства юстиции РФ от 03.11.2005 N 205) не могут толковаться таким образом, как обязывающие осужденного передавать письменные документы, предназначенные его адвокату, исключительно через администрацию ИУ. В противном случае, положения указанного пункта Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, будут противоречить ч. 4 ст. 15, ст. 48 Конституции РФ, подп. "с" п. 3 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, ст. 8 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре».

16 апреля 2007 г.

Эксперт НЭПС, к.ю.н.
Насонов С.А.

Ярлыки:

Одиночного пикета у здания полномочного Представителя Президента РФ по УрФО

МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЙ ЦЕНТР ПРАВ ЧЕЛОВЕКА
отделение Общероссийского Общественного Движения
«ЗА ПРАВА ЧЕЛОВЕКА»

РОССИЯ: 620137, гор. Екатеринбург, а/я 382, т/ф (343) 365-11-47, Е-mail: vashin@rambler.ru

ИНФОРМАЦИОНОЕ СООБЩЕНИЕ

16 апреля в г. Екатеринбурге состоялась публичная акция протеста, в виде одиночного пикета у здания полномочного Представителя Президента РФ по УрФО Латышева П.П.

Пикет был организован ОО «Межрегиональный центр прав человека» - ООД «За права человека» по УрФО и осуществлен с 17.00 до 18.30 час. руководителем организации – Шаклеиным В.А.

Цель проведения общественной акции – выразить протест против грубых нарушений конституционных прав в РФ и принятых международных обязательств по соблюдению прав и свобод человека и гражданина в России, совершенных органами власти в России во время проведения мирных общественных акций: шествий, митингов и других законных действий граждан, в том числе в городах Н. Новгороде, 14 апреля – в Москве, 15 апреля – в Петербурге. В период проведения общественных акций в разных городах были незаконно задержаны сотни граждан, большое количество граждан подверглось избиению и другим насильственным действиям со стороны правоохранительных органов власти, фактически поощряемых другими органами власти России.

Во время проведения 16 апреля одиночного пикетирования у здания представителя Президента России на Урале, основными требованиями протестующего были: 1) «Нет полицейскому, - Да - Правовому государству в России!» и 2) «Президент РФ – права человека – в жизнь!». Кроме того, гражданам предлагались листовки, содержащие информационные сообщения о конкретных нарушениях конституционных прав человека в гг.Москве и Петербурге 14-15 апреля.

Во время полуторачасового проведения пикетирования, которое осуществлялось в полном соответствии с действующим законодательством РФ и международными правовыми нормами, представителями органов милиции Верх-Исетского района, другими представителями силовых структур (в форменной одежде, но без предъявления соответствующих служебных и иных документов), предпринимались неоднократные попытки воспрепятствовать общественной акции, вплоть до угрозы ареста и отправки в отделение милиции «для выяснения законности пикетирования у здания полпреда».

Только четкие требования пикетчика соблюдать действующее законодательство РФ (с предъявлением зарегистрированного в городской администрации Уведомления о проведении протестного пикета в указанном месте и времени – что при одиночном пикетировании необязательно) – позволило в срок закончить общественную акцию.

К сожалению, незаконные действия правоохранительных органов были допущены в отношении гражданина С. Смердова, проходившего мимо пикета, которому запретили фотографировать общественную акцию. Более грубые действия представителей милиции были совершены в отношении журналиста Эделева Г.В, которому угрожали и даже пытались задержать и отправить в В.-Исетское отделение милиции.

Председатель совета координаторов,

Координатор ООД «За права человека» по УрФО В.А Шаклеин

Ярлыки: ,

воскресенье, 8 апреля 2007 г.

«Трепашкину и раньше не оказывали помощи, а теперь ее и ждать неоткуда»

«Трепашкину и раньше не оказывали помощи, а теперь ее и ждать неоткуда» | РАДИО СВОБОДА:

У Михаила Трепашкина тяжелая форма астмы, и его адвокаты долго добивались смягчения условий его пребывания в заключении. Однако недавно эти условия, напротив, были ужесточены: из колонии-поселения Трепашкина перевели в колонию общего режима содержания, что не может не беспокоить его адвоката Сергея Бровченко, который в интервью радио Свобода рассказал:

- Михаила Ивановича Трепашкина в соответствии с постановлением Тагилстроевского районного суда от 9 марта 2007 года, поместили в помещение, используемое в качестве следственного изолятора, на территории ИК-13 города Нижнего Тагила. Таким образом, его лишили свободы уже не в соответствии с приговором суда, не в условиях колонии-поселения, а фактически в тюремных условиях, что, на наш взгляд, противоречит принципу гуманности и справедливости. Дело в том, что постановление не вступило в законную силу, оно обжаловано в кассационном порядке, и некоторое время он должен будет содержаться в следственном изоляторе.

- В колонии-поселении, где до марта находился Михаил Трепашкин, администрация к нему всячески придиралась, ему не оказывали медицинской помощи. Как вы думаете, может ли эта ситуация повториться в колонии общего режима?

- Ничего не изменилось, к сожалению. Как была развернута кампания по травле Михаила Ивановича, так она и продолжается. Просто перешла в другую фазу, уже в другом качестве. Михаил Иванович нуждается в стационарном лечении по поводу тяжелого заболевания, которое вообще должно служить основанием для освобождения от дальнейшего отбывания наказания. Сейчас его здоровью угрожает конкретная опасность.

В колонии-поселении Михаил Иванович еще мог рассчитывать на то, чтобы специалисты, врачи-пульмонологи, приняв его в стационарное лечение, могли оказать квалифицированную медицинскую помощь. А в колонии общего режима такого не будет. Начальник медицинской службы колонии указал, что видел, как Михаил Иванович ходил. На этом основании начальник установил, что степень заболевания Трепашкина ниже той, которая препятствует отбыванию наказания. Вообще-то на глаз такую степень обычно определяют в ветеринарии, но когда речь идет о здоровье человека, подобное определение диагноза и степени заболевания недопустимо. Оно попросту несовместимо с тем обязательством, которое было дано медиками при поступлении на работу. Мы считаем, что сейчас Михаилу Ивановичу реально угрожает опасность не только потерять здоровье, которое у него и так уже отняли, но и жизнь.

Любовь ЧИЖОВА
7.04.2007

Ярлыки:

пятница, 6 апреля 2007 г.

Обращение Общественного комитета в поддержку адвоката М.И. Трепашкина к Генеральному прокурору России

Генеральному прокурору
Российской Федерации
г-ну Чайке Ю.Я.

Уважаемый Юрий Яковлевич!

Мы, представители общественности Российской Федерации и зарубежных стран, выступающие в защиту незаконно осуждённого по политическим мотивам адвоката Трепашкина Михаила Ивановича, обращаемся к Вам, как руководителю ведомства по надзору за соблюдением законности в Российской Федерации с требованием о выполнении подчинёнными Вам прокурорами российских законов.

Осуществляя преследование М.И. Трепашкина, органами предварительного следствия безнаказанно было возбуждено ряд уголовных дел, вообще без каких-либо оснований, указанных в ст. 140 Уголовно–процессуального кодекса России. Так, следователями Главной военной прокуратуры в отношении М.И. Трепашкина возбуждались уголовные преследования:

- по ч.1 ст. 185 УК РФ (в ответ на жалобу пришло уведомление, что это техническая ошибка);

- по ч. 1 ст. 285 УК РФ (в ответ на жалобу, надзирающий прокурор через полгода следствия вынес постановление об отмене этой части возбуждения уголовного дела, ибо уголовное преследование по этой статье незаконно);

- по ч. 3 ст.285 УК РФ (возбуждено после истечения сроков давности и прекращено по тем же незаконным основаниям);

- по ч. 3 ст. 286 УК РФ (в ответ на жалобу пришёл ответ, что это техническая ошибка, ибо по этой статье дело не расследуется);

- по ч.4 ст. 222 УК РФ (30 июля 2002 года Московский гарнизонный военный суд признал возбуждение уголовного преследования незаконным, с правом на реабилитацию.).

Следователем следственного отдела УВД Дмитровского района Московской области Закроец Т.И. 22 октября 2003 года по ч.1 ст. 222 УК РФ, которое прекращено 1 июля 2005 года судебной коллегией по уголовным делам Московского областного суда в связи с непричастностью М.И.Трепашкина к подброшенному пистолету с 7-ю патронами к нему, с правом на реабилитацию.

Уголовное преследование М.И. Трепашкина по указанным преступлениям вообще не имело под собой какой-либо почвы.

Несмотря на различные отговорки по большинству, незаконно возбуждённых уголовных дел, по 2-х составам судами признано право М.И. Трепашкина на реабилитацию. Эти решения давно вступили в силу.

Часть 1 статьи 136 Уголовно-процессуального кодекса РФ гласит: «Прокурор от имени государства приносит официальные извинения реабилитированному за причинённый ему вред». Однако, ни Главный военный прокурор, ни прокурор Московской области, в чьей поднадзорности находились, незаконно возбуждённые и расследовавшиеся уголовные дела по ч. 4 ст. 222 и ч. 1 ст. 222 УК РФ, официальных извинений реабилитированному М.И. Трепашкину принести не хотят.

Таким образом, органы прокуратуры, которые должны осуществлять контроль над соблюдением законов Российской Федерации, сами же их грубо нарушают.

Изложенное выше компрометирует в глазах общественности не только прокуратуру Российской Федерации, но и курс Президента России Путина В.В., объявивший о диктатуре Закона в государстве.

Обращаясь к Вам, господин Генеральный прокурор, мы надеемся на меры реагирования и что требования Федерального закона – ч. 1 ст. 136 УПК РФ Главным военным прокурором и прокурором Московской области будут выполнены.


Координатор общественного комитета в защиту адвоката М.И. Трепашкина
М.А. Кригер

Примечание: список организаций и лиц,
выступающих в защиту М.И. Трепашкина, на______листах.

Ярлыки:

Обращение Общественного комитета в поддержку адвоката М.И. Трепашкина к Генеральному прокурору России

Генеральному прокурору
Российской Федерации
г-ну Чайке Ю.Я.


ЗАЯВЛЕНИЕ

22 октября 2003 года адвокату Московской коллегии адвокатов «Межрегион» Трепашкину Михаилу Ивановичу, представлявшему интересы потерпевших от подрыва домов в Москве в сентябре 1999 года сестёр Морозовых Е.А. и Т.А., накануне суда над Крамшанхаловым Ю. и Денкушевым А., обвинявшихся к причасноти к подрыву, в автомашину был подброшен пистолет ПМ и 7(семь) патронов к нему. В нарушение законодательства об адвокатской неприкосновенности, М.И. Трепашкин, без доказательств вины, Дмитровским горсудом Московской области был заключён под стражу и до 1 июля 2005 года (1 год и 9 с половиной месяцев) удерживался в тюремных условиях СИЗО и ИВС.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда от 1 июля 2005 года, уголовное преследование в отношении М.И. Трепашкина было прекращено в связи с его непричастностью к подброшенному пистолету.

Криминальный фон при решении вопроса о заключении адвоката М.И. Трепашкина под стражу был усилен тем, что по факсу сразу поступила справка, что обнаружившийся пистолет 7 августа 1996 года был утрачен при разбойном нападении боевиков на таможенный пост «Грозный».

В ходе расследования уголовного дела и последующего суда М.И. Трепашкиным были получены достоверные доказательства того, что никакого разбойного нападения не было, пистолет принадлежал сотруднику таможенного поста «Грозный» Чеченской таможни М.Э. Джабраилову и был изъят у него официальными сотрудниками власти

7 августа 1996 года на блок-посту федеральных войск в связи с ликвидацией Чеченской таможни. Об этом им и его начальником Автурхановым в сентябре 1996 года были представлены все необходимые документы в ЧТК РФ в Москву, с тех пор пистолет не утрачивался.

Не исключено, что указанный выше приём перевода, официально изымаемого оружия, в, якобы утраченное, является не единичным и служит каналом попадания оружия к киллерам. В какой-то степени, мы солидарны с высказанным им предположением в письме главному редактору «Новой газеты», что по такому каналу пистолет мог попасть и к убийце А.С. Политковской.

Учитывая общественную опасность изложенного, а также то, что установлен бывший владелец, подброшенного М.И. Трепашкину пистолета, остаётся малость – узнать, кто же изымал пистолет у М.Э. Джабраилова на блок-поту «Грозный».

После чего преступную цепочку несложно проследить до конца, вплоть до подброса пистолета.

М.И. Трепашкину в законном требовании о допросе владельца пистолета и расследовании факта его подброса категорически было отказано, что тоже наводит на определённые мысли о заранее планируемой провокационной акции в отношении

М.И. Трепашкина со стороны силовых структур.

С учётом изложенного и в соответствии с Конституцией России мы, представители общественности, обращаемся к Вам, господин Генеральный прокурор Российской Федерации, с просьбой о тщательном расследовании обстоятельств оборота оружия, начиная с факта его изъятия у сотрудника ТП «Грозный» Чеченской таможни М.Э. Джаброилова и до подброса его адвокату М.И. Трепашкину.

С надеждой на расследование,
Координатор общественного комитета
М.А.Кригер


Примечание: список лиц, поддерживающих М.И. Трепашкина, на _______листах

Ярлыки:

Обращение правозащитника В.А. Шаклеина к Генеральному прокурору России

МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЙ ЦЕНТР ПРАВ ЧЕЛОВЕКА -
отделение Общероссийского Общественного Движения
«ЗА ПРАВА ЧЕЛОВЕКА»
РОССИЯ: 620137, гор. Екатеринбург, а/я 382, т/ф (343) 365-11-47, Е-mail: vashin@rambler.ru

Генеральному прокурору РФ
Чайке Ю.Я.
125993, гор. Москва, ул. Большая Дмитровка, д.15-а


Уважаемый Юрий Яковлевич!

МОО «Межрегиональный центр прав человека» на протяжении многих лет, в соответствии с действующим законодательством РФ и Устава, занимается защитой прав человека в регионе и по России в целом. В нашу организацию обратился за правовой помощью, в связи с незаконным осуждением по ч.1 ст. 222 и ч.1 ст. 283 УК РФ, москвич, бывший адвокат Московской коллегии адвокатов «Межрегион», ветеран и пенсионер органов госбезопасности Трепашкин Михаил Иванович, отбывающий наказание в ФГУ ИК-13 гор. Нижнего Тагила.

Как следует из его приговора, Трепашкин осужден за разглашение в 2002 г. сведений, раскрывающих планы ФСБ РФ, а также за разглашение в 2001 г. сведений о лицах, сотрудничавших на конфиденциальной основе с органами, осуществляющих (в настоящее время) контрразведывательную и оперативную деятельность. Заключение о степени секретности делали оперативные сотрудники ФСБ РФ, ведущие оперативную разработку адвоката Трепашкина М, И..

Вместе с тем, осужденный адвокат Трепашкин М.И. утверждает следующее:

1. что он уволился в 1997 году из ФСБ РФ, в связи с чем в 2002 г. не мог знать каких-либо планов этой организации. «Эксперты», вызывавшиеся в суд – Петров (оперативник УСБ ФСБ РФ) и Бутов (сотрудник ДПУ ФСБ РФ) - не назвали каких-либо планов. Не указывал о них и полковник ФСБ РФ Шебалин В.В., которому якобы и были разглашены сведения о планах;

2. что УРАФ ФСБ РФ не подтвердило факта сотрудничества названных в приговоре лиц на конфиденциальной основе с органами, осуществляющими контртеррористическую или оперативную розыскную деятельность (исх. №10/3-176 от 27.02.04 г.);

3. что он (Трепашкин) не давал подписки о неразглашении сведений органам РФ, т.к. в соответствии с контрактом не работал со сведениями, составляющими гостайну России, а по закону РФ «О государственной тайне» ответственность за разглашение могут нести лишь те должностные лица и граждане РФ, которые взяли на себя обязательства исполнять законодательство РФ о государственной тайне (ст.1).

По указанной причине уголовное дело в отношении Трепашкина М.И. не стали расследовать следователи ФСБ РФ, к чьей исключительной подследственности относится статья 283 УК РФ. И дело, с нарушением подследственности, расследовал следователь Главной военной прокуратуры Владимиров В.Ю..

Данными приговора версии Трепашкина М.И. – не опровергаются!

Получается, что уже почти три с половиной года человек безвинно отбывает наказание, не совершив преступления.

В связи с изложенным, МОО «Межрегиональный центр прав человека» просит Вас,

Юрий Яковлевич, о следующем:

1. Провести проверку наличия или отсутствия у Трепашкина М.И. подписки, данной органами Российской Федерации, в соответствии с Законом РФ «О государственной тайне» – о неразглашении сведений, составляющих государственную тайну РФ. Если такая расписка имеется, то просим выслать ее ксерокопию, ибо сам такой документ – секретов не содержит.

2. Проверить факт того, что УРАФ ФСБ РФ письмом №10/3-176 от 27.02.04г. и др., неоднократно указывало, что не подтверждает сотрудничества названных в приговоре 3-х лиц (кстати, все они не установлены, а у одного из них даже фамилия неизвестна) с какими-либо органами РФ, осуществляющими, в соответствии со ст.12 Федерального Закона «Об оперативно-розыскной деятельности», контрразведывательную или оперативно-розыскную деятельность.

3. Проверить, действительно ли адвокат и гражданское лицо (Трепашкин М.И. с 1997 г. не служит в ФСБ РФ), каким в 2002 году являлся Трепашкин - владел планами ФСБ РФ, разглашение которых полковнику ФСБ РФ Шебалину могло причинить ущерб безопасности России.

Уважаемый Генеральный прокурор России! Речь идет о том, что в тюрьме 4-й год незаконно содержится гражданин РФ, многодетный отец, более 25 лет безупречно прослуживший Отечеству, награжденный боевыми правительственными наградами: «За отвагу» и др., являющийся жертвой заведомо неправосудного приговора.

В нашем распоряжении имеется несколько заключений ученых и практиков – юристов о том, что приговор Трепашкину М.И. – незаконен.

Как Генеральный прокурор Российской Федерации, Вы несете ответственность за законность в стране, за надлежащий контроль!

Мы просим Вас взять под личный контроль проверку данного заявления.

Приложение: копия Доверенности Трепашкина Михаила Ивановича от 01.12.2006г.


Председатель совета координаторов,
Координатор ООД «За права человека» по УрФО
В.А. Шаклеин

Ярлыки:

Обращение правозащитника В.А. Шаклеина к Прокурору Московской области

МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЙ ЦЕНТР ПРАВ ЧЕЛОВЕКА -
отделение Общероссийского Общественного Движения
«ЗА ПРАВА ЧЕЛОВЕКА»
РОССИЯ: 620137, гор. Екатеринбург, а/я 382, т/ф (343) 365-11-47, Е-mail: vashin@rambler.ru

Прокурору Московской области
гор. Москва, Малый Кисельный пер., 5

Копия: Директору Российского республиканского
Центра «Международной Амнистии»
господину Никитину С.А.
119019, гор. Москва, а/я 212


МОО «Межрегиональный центр прав человека» осуществляет защиту прав человека, в том числе осужденного политзаключенного Трепашкина Михаила Ивановича, более трех лет содержащегося в местах лишения свободы по сомнительным, а точнее сказать, по сфабрикованным обвинениям.

Уже более года правозащитники, в том числе крупнейшая международная организация «Международная Амнистия», добиваются пересмотра уголовного дела справедливым судом и освобождения адвоката Трепашкина М.И. Члены организации «Международная Амнистия», работающие более, чем в 140 странах мира, начали писать в Генпрокуратуру России. Однако оттуда материалы были необоснованно направлены в прокуратуру Московской области, где без движения, без каких-либо проверок, просто складируются.

В течение более полугода по отправленным запросам не получено ни одного ответа нашим подзащитным в нарушение:

* Уголовно-процессуального Кодекса РФ;
* Федерального Закона «О прокуратуре РФ»;
* Ч.2 ст.24 Конституции РФ;
* Международных Хельсинских Соглашений, в соответствии с которыми защита прав человека является международным, а не внутренним делом государства.

Межрегиональный центр прав человека обращается к Вам, уважаемый прокурор Московской области, с просьбой уведомить нас и нашего доверителя – подзащитного:

1. По каким основаниям заявления направлены в Московскую область, если Трепашкин М.И. осужден по приговору Московского окружного военного суда от 19 мая 2004 года?

2. Почему на протяжении полугода по заявлениям не принимаются решения и Трепашкин М.И., чьи права и законные интересы затрагиваются в этих заявлениях, не извещается о результатах их рассмотрения.

Приложение (в 1-й адрес): копия Доверенности Трепашкина М.И. – 1 стр.

Председатель совета координаторов,
Координатор ООД «За права человека» по УрФО В.А. Шаклеин

Ярлыки:

Обращение правозащитника В.А. Шаклеина к Директору ФСБ Н.П. Патрушеву

МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЙ ЦЕНТР ПРАВ ЧЕЛОВЕКА -
отделение Общероссийского Общественного Движения
«ЗА ПРАВА ЧЕЛОВЕКА»
РОССИЯ: 620137, гор. Екатеринбург, а/я 382, т/ф (343) 365-11-47, Е-mail: vashin@rambler.ru

Директору Федеральной службы безопасности
Российской Федерации
Патрушеву Н. П.
101000, гор. Москва, ул. Большая Лубянка, 1/3

Уважаемый Николай Платонович!

МОО «Межрегиональный центр прав человека» на протяжении многих лет, в соответствии с действующим законодательством РФ и Устава, занимается защитой прав человека в регионе и по России в целом. В нашу организацию обратился за правовой помощью, в связи с незаконным осуждением по ч.1 ст. 222 и ч.1 ст. 283 УК РФ, москвич, бывший адвокат Московской коллегии адвокатов «Межрегион», ветеран и пенсионер органов госбезопасности Трепашкин Михаил Иванович, отбывающий наказание в ФГУ ИК-13 гор. Нижнего Тагила.

Как следует из его приговора, Трепашкин осужден за разглашение в 2002 г. сведений, раскрывающих планы ФСБ РФ, а также за разглашение в 2001 г. сведений о лицах, сотрудничавших на конфиденциальной основе с органами, осуществляющих (в настоящее время) контрразведывательную и оперативную деятельность. Заключение о степени секретности делали оперативные сотрудники ФСБ РФ.

Вместе с тем, осужденный адвокат Трепашкин М.И. утверждает следующее:

1. что он уволился в 1997 году из ФСБ РФ, в связи с чем в 2002 г. не мог знать каких-либо планов этой организации. Эксперты Вашего ведомства – Петров и Бутов - не назвали каких-либо планов. Неизвестны они и полковнику ФСБ РФ Шебалину В.В., служившему в УРПО, которому, по утверждению обвинения, якобы и были разглашены сведения о планах;

2. что УРАФ ФСБ РФ не подтвердило факта сотрудничества названных в приговоре лиц на конфиденциальной основе с органами, осуществляющими контртеррористическую или оперативную розыскную деятельность (исх. №10/3-176 от 27.02.04 г.);

3. что он (Трепашкин) не давал подписки о неразглашении сведений органам РФ, т.к. в соответствии с контрактом не работал со сведениями, составляющими гостайну России, а по закону РФ «О государственной тайне» ответственность за разглашение могут нести лишь те должностные лица и граждане РФ, которые взяли на себя обязательства исполнять законодательство РФ о государственной тайне (ст.1).

По указанной причине уголовное дело в отношении Трепашкина М.И. не стали расследовать следователи ФСБ РФ, к чьей исключительной подследственности относится статья 283 УК РФ. И дело, с нарушением подследственности, расследовал следователь Главной военной прокуратуры Владимиров В.Ю..

Данными приговора версии Трепашкина М.И. – не опровергаются!

Получается, что уже почти три с половиной года человек безвинно отбывает наказание, не совершив преступления.

А возможно, что Трепашкин М.И. вводит в заблуждение правозащитников?

В связи с изложенным, МОО «Межрегиональный центр прав человека» просит Вас:

1. выслать в наш адрес ксерокопии подписки Трепашкина М.И., данной органам РФ, в соответствии с Законом РФ «О государственной тайне» – о неразглашении сведений, составляющих государственную тайну РФ. Она секретной не является;

2. подтвердить, что указанные в приговоре 3 лица действительно сотрудничали на конфиденциальной основе с российскими органами, осуществляющими в соответствии со ст. 12 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» контрразведывательную и оперативно-розыскную деятельность;

3. что Трепашкин М.И. в 2002 г. владел сведениями о планах ФСБ РФ и эти планы имеются в уголовном деле.

Надеемся своевременно получить ответы на соответствующие вопросы, чтобы принять решение о целесообразности защиты гражданина России Трепашкина Михаила Ивановича.


Приложение: копия Доверенности Трепашкина М.И. от 01.12.2006 г. - 1 стр.

С Уважением,
Председатель совета координаторов,
Координатор ООД «За права человека» по УрФО В.А. Шаклеин

Ярлыки:

Письмо уполномоченному по правам человека в России

Уполномоченному по правам человека
в Российской Федерации
г-ну Лукину В.П.

Уважаемый Владимир Петрович!

Мы, члены общественного комитета, созданного в защиту осуждённого по политическим мотивам адвоката М.И. Трепашкина, обращаемся к Вам как к Уполномоченному по правам человека в нашем государстве за помощью и реагированием, в связи с грубыми нарушениями его конституционных прав на защиту, гарантированных ст. 46 Конституции России.

Из приговора в отношении М.И. Трепашкина от 13 мая 2004г. следует, что он осуждён, наряду с другими действиями, за незаконное приобретение 3 мая 1999г. 1 (одного) патрона от пистолета ПМ. Вместе с тем, очевидно, что М.И. Трепашкин в указанное время являлся сотрудником правоохранительных органов, имел официальное разрешение на хранение и ношение боевого огнестрельного оружия, боеприпасов и специальных средств. Поэтому М.И. Трепашкин обязан был забрать указанный выше патрон у несовершеннолетнего Семеютина В.П., вывезти его в безопасное место и уничтожить.

Из материалов уголовного дела чётко видно ещё одно обстоятельство незаконного обвинения М.И. Трепашкина в указанном выше действии. Он – ветеран органов госбезопасности, неоднократно пресекал террористические акции и другие преступления, сохраняя жизни людей. За это имеет боевые правительственные награды, в частности, медаль «За отвагу», полученную в 1995 году. Даже, если деяния от 3 мая 1999 года и считать незаконными, то на основании подпункта «б» п.2 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 26 мая 2000 года № 398 -111 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 55–летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 годов» они были амнистированы задолго до возбуждения уголовного дела. При возбуждении уголовного дела в отношении М.И. Трепашкина как адвоката (по ч. 1 ст. 222 УКРФ) следователем Главной военной прокуратуры 28 января 2002года грубо были нарушены требования п.4 ст.5 УПК РСФСР, запрещающие возбуждать уголовное преследование по амнистированным деяниям. В распоряжении Общественного комитета имеются заключения видных юристов, указывающие на незаконность приговора.

Вместе с тем, М.И.Трепашкин не может в соответствии со ст. 402 и п.5 ст.403 УПК РФ добиться пересмотра своего уголовного дела и отмены незаконного приговора, оставаясь в местах лишения свободы уже 3 года и 6 месяцев. Куда бы он ни писал, все его жалобы оказывались в Военной коллегии Верховного Суда РФ, откуда всегда следовал безмотивный и не аргументированный отказ.

Несмотря на требования п.5 ст. 403 УПК РФ, что жалобы на определения Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации обжалуются в Президиум Верховного Суда Российской Федерации и что на строгое соблюдение этой инстанционности ещё раз указал Пленум Верховного Суда РФ в своём Постановлении от 11 января 2007 года №1
«О применении судами норм главы 48 Уголовно–процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих производство в надзорной инстанции» (п.3), ни одна жалоба М.И. Трепашкина не попала выше Военной коллегии, откуда он получал бюрократические отписки за все инстанции и формулировку: «Внутригосударственные меры исчерпаны». Копия ответа прилагается.

Изложенное явно нарушает не только ст. 7 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, ибо М.И. Трепашкин отбывает наказание за деяние, не являющееся уголовно наказуемым, но также ч.5 ст.14 Международного пакта о гражданских и политических правах и ст. 2 к Протоколу 7 названной Европейской Конвенции, гласящих, что каждый человек имеет право на пересмотр приговора судом высшей инстанции.

Уважаемый Владимир Петрович! Мы, в отличие от Военной коллегии Верховного Суда РФ, считаем, что ещё не исчерпаны все меры внутрироссийской защиты незаконно осуждённого адвоката М.И.Трепашкина. Мы считаем, что М.И.Трепашкин, в нарушение ч.6 ст. 31 УПК РФ, судим военным судом с нарушением подсудности, что всячески скрывается Военной коллегией. Просим Вас вмешаться в ситуацию и обратиться к Председателю Верховного Суда РФ Лебедеву В.М., Председателю Высшей квалификационной коллегии судей Кузнецову В.В. и Генеральному прокурору России Чайке Ю.Я. с просьбой разобраться в сложившейся ситуации явного беззакония.

C уважением,
Координатор общественного комитета в защиту адвоката М.И. Трепашкина
М.А. Кригер


Приложение: список лиц, выступающих в поддержку М.И. Трепшкина, на ________листах

Л.Б. Косик, адвокат
Е.Л. Липцер, адвокат
С.В. Бровченко, адвокат
Л.А. Пономарёв, Общероссийское движение «За права человека»
О.Л. Моисеева
С.В. Кузнецов
В.А. Шаклеин, Уральский межрегиональный центр по правам человека
Д.И. Рожин, свидетель защиты
Е.Г.Боннэр
Л.М. Алексеева, Председатель Московской Хельсинкской Группы
В.В. Борщев, член Московской Хельсинкской Группы
О.П. Орлов, председатель Правления Правозащитного центра "Мемориал"
С.А.Ганнушкина, Комитет «Гражданское содействие»
Наталья Горбаневская, Париж
Андре Глюксман, философ, Париж
С.В. Бровченко, Фонд «Гласность»
Э.И.Черный, Коалиция «Экология и право»
Б.П. Пустынцев и Ю.И.Вдовин, «Гражданский контроль», Санкт-Петербург
А.Е.Гербер, фонд «Холокост»
Виктор Шейнис, член бюро РОДП "ЯБЛОКО"
В.И. Куренков, председатель Тульского правозащитного центра
С.В. Вальков, "Ивановское областное общество прав человека"
Ю.В. Самодуров, директор Музея и общественного центра "Мир, прогресс, права человека" имени А.Д. Сахарова
священник Г.П. Якунин, Комитет в защиту свободы совести
Анна Каретникова, писатель, «Антивоенный клуб»
Л.А. Башинова, журналист
С.Е. Сорокин, Движение против насилия
Б.В. Лахнов, ОПО Клуб «За честь и достоинство» (г. Камень-на-Оби, Алтайский край);
В.А. Шаклеин, МРОО «Межрегиональный центр прав человека»;
Е.К. Бородин, к.ю.н., доцент, Ставрополь
Т.М. Власова, Московское купеческое общество
В.В.Белоцерковский, писатель, Германия;
Л.Е.Рыбина, Тамбовский правозащитный центр;
Г.А.Реньш, председатель Информационно-правозащитного центра (Курган);
В.В.Постников, Тюменская правозащитная газета "Именем закона";
Ю.В. Бровченко, Фонд «Гласность»
В.А.Бычков, депутат Пензенской городской Думы
Ю.В. Вобликов, Пензенская группа МОПЧ
Олеся Ханина, лингвист, Лейпциг/Эдинбург/Москва
Августа Романова, математик, Мюнхен
Дмитрий Романов, музыкант, Мюнхен
Леонид Фрид, программист, Мюнхен
Ю.И. Берлин, преподаватель, Архангельск
Венедикт Достовалов, Надежда Доновская, Псков, "Вече"
А.Н.Ткаченко, адвокат "Ростовского юридического центра" Ростовской областной коллегии адвокатов
Дмитрий Беломестнов, журналист, Москва
Александр Лавут, "Мемориал"
Галина Литау, студентка юрфака, г. Славгород Алтайского края
Татьяна Литау, г. Славгород Алтайского края
Григорий Пасько, журналист
Елена Санникова, правозащитник
И.Л.Терентьев, инженер, Санкт-Петербург
Таганкина Нина, Московская Хельсинкская группа
Роман Зубко, журналист, Санкт-Петербург
Д.В.Смирнов, Москва
М.А. Куперман, Сахалинский правозащитный центр
Хаймин В.С., Екатеринбургская коллегия адвокатов
Эделев Г.В., Екатеринбургское Движение против насилия
Ирина Левина, редактор телеканала RTVi, Нью-Йорк
Борис Болотовский, доктор физ.-мат. наук
В.С.Веденков, Красноярский краевой правозащитный информационный центр
Евгения Риле, вебпрограммист, администратор сайта www.sakharov-center.ru. Москва
Александр Захаров, предприниматель
Вячеслав Бортник, Председатель Amnesty International Belarus
Дмитрий Шибаев, журналист, Москва

Ярлыки:

ЗАЯВЛЕНИЕ О ЗАЩИТЕ ПОЛИТЗАКЛЮЧЕННОГО ТРЕПАШКИНА МИХАИЛА ИВАНОВИЧА

Российская объединенная демократическая партия «ЯБЛОКО»
БЮРО

РЕШЕНИЕ №645
г. Москва
30 марта 2007 года

Партия «ЯБЛОКО» требует максимальной открытости, гласности, строгого соблюдения закона в деле осуждённого адвоката Михаила Ивановича Трепашкина, а также незамедлительного предоставления ему возможности лечения в городском стационаре.

Совместно с Общероссийским движением «За права человека» мы выступаем в защиту конституционных прав и свобод осужденного Михаила Ивановича Трепашкина. В настоящий момент он находится в местах лишения свободы и страдает серьезным заболеванием (бронхиальная астма), при этом ему отказано в оказании медицинской помощи.

Председатель Партии
Г.А.Явлинский

Ярлыки:

Письмо Михаила Трепашкина своему адвокату

Адвокату Косик Любови Борисовне

от Трепашкина Михаила Ивановича,
содержащегося в камере № 13 ПФРСИ ФГУ ИК-13.

Уважаемая Любовь Борисовна!

Я передаю ответ по медицинской помощи. В принципе, я другого ответа и не предполагал увидеть. Ведь они же сразу сказали: "Вы прежде всего - администрация, а потом врачи!" Этим всё было сказано. Ещё только приехали сюда, а уже заявили, мол, мы никогда не дадим такого заключения, чтобы тебя отпустили по болезни. Почему я и сказал, что здесь у нас нет возможностей добиться объективного обследования! Поэтому, чтобы мне помочь, нужно добиться пересмотра дела хотя бы по одному эпизоду. А если взяться серьёзно, то это можно сделать! На тяп-ляп не получится.

Со здоровьем ситуация сейчас такова.Врач из медсанчасти ФГУ ИК-13 по вызову может прийти и приходит, но без ничего. Только посмотреть, послушать иногда и сочувственно повздыхать. Пока тяну своими запасами. Но они через месяц-полтора закончатся. А как быть оставшиеся 6 месяцев - надо будет думать. В камере общее самочувствие резко ухудшилось. Помимо астмы обострилась болезнь ног, возникшая в 2005 году после ШИЗО, резко садится зрение (здесь только тусклый электрический свет, естественного освещения нет). Из-за нехватки свежего воздуха сильная слабость. Реальная медпомощь здесь исключена. Организацию медпомощи нужно брать только в свои руки (заранее запастись лекарствами, заниматься самолечением и рассчитывать силы до конца срока). Врач, если будет лечить, то только твоими лекарствами. Вот такая обстановка.

Я Льву Александровичу сколько раз говорил, что здесь ГУ ФСИН РФ по Свердловской области и Свердловской областной прокуратуры идёт установка: "Закапывать, но по болезни никого не отпускать!" И закапывают, притом нередко и в немалом количестве. Вы это сами знаете не хуже меня. По участку колонии-поселения на воле свидетели Васин, Хаустов, Жуйков, Рожин, Савенко и ещё ряд бывших осуждённых могут подтвердить, что даже при явной угрозе жизни человека не отпускают в больницу, а домой - подавно. Поэтому писать, даже через Лукина В.П., Калинину Ю.И., прокурору Свердловской области Кукушкину В.П. - БЕСПОЛЕЗНО! Они ориентированы на уничтожение людей и сами стали тем самым преступниками. Это надо понимать. А доказательств уже - воз и 10 тележек следом!

Я ещё раз прошу: "Вольные умы! Поднапрягитесь, проявите мудрость и продумайте запасные пути, которые позволили бы реально помочь хотя бы на какой-то срок освободить ранее срока наказания! Ведь обвинения явно придуманы! Приговор беззаконен! А я по нему сижу в тюрьме, и за плечами уже 3 года 6 месяцев!!!

С уваж.,
М.И. Трепашкин

28.03.07 года


ПРИЛОЖЕНИЕ:


Свердловская область, г. Нижний Тагил,
Начальнику ФГУ ИК-13

(для объявления осуждённому
Трепашкину Михаилу Ивановичу)

ПРОКУРАТУРА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПРОКУРАТУРА
Свердловской области
620219, г. Екатеринбург,
ГСП-1036, ул. Московская, 21
16.03.2007 № 17-203-65


Обращение осуждённого Трепашкина М.И. от 02.11.2006 о нарушении его права на медико-санитарное обеспечение и необоснованном наложении дисциплинарных взысканий в ФГУ ИК-13 ГУФСИН России по Свердловской области, проверено.

Наложение на Трепашкина дисциплинарных взысканий, признание его злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания произведены в соответствии с требованиями ст.ст. 115-117 УИК РФ, оснований для отмены принятых решений не имеется.

Постановлением Тагилстроевского районного суда г. Нижнего Тагила от 09.03.2007 осуждённый Трепашкин М.И. переведён для дальнейшего отбывания наказания из колонии-поселения в ИК общего режима, порядок обжалования судебного решения ему разъяснён.

Медицинская часть ФГУ ИК-13 имеет лицензию (какой номер? - прим. Трепашкина) на право осуществления медицинской деятельности. Трепашкин М.И. получает (? - прим. Трепашкина) медицинскую помощь по имеющимся у него заболеваниям в необходимом (? - прим. Трепашкина) объёме, консультируется в лечебно-профилактических учреждениях г. Нижнего Тагила, в которые обращался за время отбывания наказания в ФГУ ИК-13 32 раза (к зубному врачу! - прим. Трепашкина). Состояние здоровья Трепашкина М.И. в настоящее время удовлетворительное, в стационарном лечении осуждённый не нуждается (? - прим. Трепашкина). Рекомендации специалистов лечебно-профилактических учреждений администрацией ФГУ ИК-13 выполняются (лекарств вообще нет! - прим. Трепашкина).

Оснований для применения мер прокурорского реагирования не имеется.

Настоящий ответ может быть обжалован вышестоящему прокурору или в суд.

Начальник отдела по надзору
за законностью исполнения
уголовных наказаний

советник юстиции
А.В. Васильев


Получил 26.03.07 г.
Трепашкин

Ярлыки:

Михаил Трепашкин об условиях содержания в ПФРСИ

Уважаемый Михаил Александрович!

"Какое-то время" (время, которое Михаил Трепашкин проведёт в ПФРСИ - Помещении, функционирующем в режиме следственного изолятора, - прим. ред.) - это минимум до середины июня 2007 года. Если дело пойдёт в обычном режиме. Завтра 26 марта, но ещё не получил решение суда. Если, предположим, завтра мне его вручат, то в суд моя кассационная жалоба уйдёт не ранее середины апреля. Соответственно, в Свердловский областной суд уйдёт в середине мая, а там ещё месяца полтора. Получается, что решение областного суда будет в конце июня - начале июля 2007 года, т.е. 4 месяца в тюремных условиях!

Вне всяких сомнений, это намного хуже общего режима. Всякий, кто сидел, может это подтвердить. Сутками при электрическом освещении, без свежего воздуха и почти без движений. Это сильнейший удар по здоровью!

Остаётся уже менее 270 дней (даже с учётом "добавки"). Стараюсь распределить свои силы до финиша.

Самое страшное - полное отсутствие информации. Радио включают по графику, но там записана заранее нудная современная музыка и местная реклама. И всё. И гоняют (крутят) её, т.е. эту запись, по кругу. Это словно заклинившая пластинка. Представьте себе, каково часами слушать одно и то же?! По этой причине каждый раз жду, что принесёт Любовь Борисовна. Можно приносить и распечатки из Интернета, и газеты. Главное, чтобы они были. Это пока для меня отдушина. А так - каменный мешок. И отсталость от жизни, от развития общества, в общем, деградация, хотя в УИК РФ всё пишут наоборот.

Ну, это в порядке информации.

Наиболее перспективная мне помощь - требование всеми путями и средствами пересмотра явно незаконного приговора! А почему они его так беспредельно слепили - уже общеизвестно.

С ув.,
М.И. Трепашкин

25.03.07 года

Ярлыки:

Я предал Родину?

Я предал Родину? | Аналитика | CHECHENPRESS:

Только Дауны с сифилисом мозгов могут заявлять о разглашении мною сведений, составляющих государственную тайну Российской Федерации, да ещё разглагольствовать об измене Родине, о предательстве.

Я обвинён в преступлении за то, что за 2 месяца до захвата заложников в Театральном центре на Дубровке предупредил ФСБ РФ через бывшего полковника УРПО ФСБ РФ Шебалина В.В. о готовящейся в Москве акции!

Как можно изменить такими действиями Родине?

Кому же тогда служит ФСБ РФ, если мои предупреждения расценены как предательство?

О мотивах моего заключения сказано немало. Но для заключения в тюрьму извергам и детоубийцам нужно было что-то придумать. Вот и придумали сказки для непосвящённых, рассчитывая, что многие люди разучились думать.

Посмотрите, каков механизм их действий. Я предупредил Шебалина о готовящейся в Москве акции в конце августа 2002 года, указав источник информации. И я, чуть позже, указал, где могут быть данные на фигурирующих лиц, возможно причастным к событиям в «Норд-Осте». Шебалин и сотрудники УСБ ФСБ РФ подняли остатки старых разработок. Но! Вместо работы по ним, они вручили несколько сводок ПТП (прослушивание телефонных переговоров) и компьютерную распечатку справки по делу розыска «Б Р А Т А Н Ы», не удосужившись стереть даже архивную нумерацию, после чего направили Шебалина в Главную военную прокуратуру, чтобы он сделал заявление о том, что якобы я, около года назад, после обыска, передал их ему на хранение (с какого перепугу)?

В СМИ много писали ошибочной информации, что разглашение государственной тайны содержалось в том, что я в период службы якобы копировал служебные документы, которые хранил дома и при обыске они были изъяты. ЛОЖЬ! Посмотрите приговор. Мне не вменяется в вину ни одна копия! Это была обвинительная дымовая завеса для обывателя, пущенная ФСБ РФ и Главной военной прокуратурой, чтобы прикрыть свой беспредел. Документы, указанные в эпизоде «разглашения» от февраля 2002 года (?) принёс в Главную военную прокуратуру Шебалин В.В. Принёс в подлинниках в декабре 2002 года после того, как я поднял шум, почему ФСБ РФ не отреагировал на мои предупреждения и погибло столько людей! Сделали властный амбициозный ход.

Что содержалось в принесённых Шебалиным документах? В сводках ПТП (переговоры членов преступной группировки) речь шла о совершаемых ими преступлениях, в том числе тяжких, с участием сотрудников ФСБ РФ. А в справке на ДОР «БРАТАНЫ», составленной мною ещё 27 февраля 1996 года, я высказывал несогласие с указанием руководителей ФСБ РФ скрыть информацию о преступлениях с участием сотрудников ФСБ РФ, в том числе об убийствах. Вот о чём говорилось в документах, покоившихся до декабря 2002 года в архивах УСБ ФСБ РФ. Никаких планов, никаких больших секретов. Ну, а кто не знает Закона РФ «О государственной тайне» 1993 года, могу подсказать: под угрозой уголовной ответственности запрещается засекречивать сведения о преступлениях и нарушениях прав граждан!

Что сделали «фабриканты» из ФСБ РФ? Они составили заключение, что в этих документах содержащих сведения о планах ФСБ РФ, о состоянии и результатах оперативно-розыскной деятельности ФСБ РФ (?). Кто составлял эту «филькину грамоту»? В качестве «экспертов» выступили далеко не эксперты, а лица даже не имеющие специального образования. Они просто подписали заключение, составленное в УСБ ФСБ РФ. Когда в судебном заседании спросили у одного из них – капитана Петрова из УСБ ФСБ РФ ( кстати, одновременно разработчика по делу): «На основании чего Вы отнесли эти сведения к государственной тайне?», тот ответил: «Я не имею юридического образования, поэтому ответить не могу». (Сволочь судья записал потом, что эксперт Петров ответил на все интересующие вопросы !?)

Следует заметить, что законных экспертов с лицензиями или из экстренного учреждения не было. Заключение делали:

- историк Головин Е.Ю., работающий в секретариате ФСБ РФ;
- специалист по авиаприборам Зайцев С.В.;
- математик Писарев В.А.;
- Солодченко С.А. из физзащиты (физкультурник) и т.п.

Вот эти «специалисты – эксперты» и определяли гостайну «на глазок»! (Соли бы этим бы фальсификаторам на глазок).

Полгода в Московском окружном военном суде искали планы ФСБ РФ в упомянутых документах. Не нашли! Их не видел ни прокурор, ни Шебалин, которому я якобы разгласил сведения о планах. Вызвали главного из «экспертов» ФСБ РФ Бутова. Тот заявил: «Планов ФСБ РФ в сводках ПТП 1995 года и справке от 27 февраля 1996 года нет. Просто мы выписали в заключении полностью формулировку из закона, какие сведения признаются государственной тайной». Заметьте, мне вменили не конкретные сведения, а… ф о р м у л и р о в к у. И спрашивается, из какого интимного места судья Седов С.П. выковырял какие-то планы ФСБ РФ, которых никто не видел, о которых никто не слышал, но за якобы «разглашёние» которых полковнику ФСБ РФ Шебалину я 4-ый год сижу в тюрьме?

Ещё более преступное вменение мне эпизода «разглашения» в августе 2001 года тому же Шебалину сведений о 3-х лицах, сотрудничавших когда-то на конфиденциальной основе с органами осуществляющими в настоящее время контрразведывательную и оперативно-розыскную деятельность.

Управление регистрации и архивных фондов (УРАФ) ФСБ РФ несколько раз секретной почтой присылало ответы, что у них не имеется данных о том, что названные 3 лица сотрудничали на конфиденциальной основе с КГБ СССР или ФСБ РФ. Нет таких данных!

Доподлинно установлено, что органы, с которыми по предположениям стороны обвинения якобы сотрудничали указанные 3 лица, не являются российскими! И отношения к России сведения 80-х годов не имеют. Спрашивается, какую государственную тайну Российской Федерации могут представлять сведения, вообще не имеющие отношения к России?

Есть ещё более весомый аргумент в деле. Я в суде представил экспертизу 80-ых годов по тем же сведениям. Из неё чётко следует, что эти сведения не образуют государственную тайну! Эксперты из ФСБ РФ подтвердили, что во время моей службы в КГБ СССР, т.е. когда были изготовлены документы со сведениями на 3-х лиц, они не составляли государственной тайны!

Почему же мне вменяют эти нероссийские сведения сейчас? А потому, что больше ничего придумать не сумели!

Юристы, обратите внимание на эти обстоятельства и вы увидите всю преступную фальшь сфабрикованного в отношении меня как адвоката уголовного дела.

Тот, кто сможет ознакомиться с приговором по моему делу, обратит внимание ещё на одну деталь: ВСЁ «РАЗГЛАШЕНИЕ» ПРИДУМАННОЙ ГОСТАЙНЫ ПОСТРОЕНО НА ЛОЖНОМ ДОНОСЕ ОДНОГО-ЕДИНСТВЕННОГО ЧЕЛОВЕКА – Шебалина В.В. Одного! Как в сталинские времена. При том того, кто много раз жаловался, что его угрозами заставляют клеветать на меня и давать ложные показания. В уголовном деле есть моё заявление – протест о недозволенности таких действий от 7 октября 2002 года (до «показаний» Шебалина о якобы имевшем место «разглашении»). Но сумели придавить!

Всё изложенное мною подтверждается материалами уголовного дела.

Так в чём же моё предательство?

Кого я предал?

Я Родину предал или те, кто сейчас выступает от имени нашей Родины, предав и меня и других граждан России, погибших в Театральном центре на Дубровке и в других террористических акциях?

23 марта 2007 года.

М. И. Трепашкин

Ярлыки: ,