Михаил Иванович Трепашкин - московский адвокат, бывший сотрудник КГБ и ФСБ. Эксперт Общественной Комиссии по расследованию взрывов домов в Москве и Волгодонске и событий в Рязани. Арестован 22 октября 2003 года, накануне заседания суда, где он планировал предъявить факты, которые могли дать основание утверждать о причастности спецслужб к организации взрывов жилых домов в сентябре 1999 года. Предлог для ареста - в его машине был обнаружен пистолет. Сам Трепашкин утверждает, что пистолет был подброшен. После незаконного задержания Трепашкин был помещен в пыточные условия: грязная камера 1,6х2 м, пытки голодом, холодом, лишением сна. 19 мая 2004 г. за незаконное хранение оружия и разглашение гостайны приговорен Московским окружным военным судом к 4 годам колонии-поселения, начиная с 1 декабря 2003 г. 4 ноября 2003 года бывшие политические узники, среди которых Елена Боннэр, Сергей Ковалев и Владимир Буковский, призвали Amnesty International признать Трепашкина политзаключенным.

среда, 30 мая 2007 г.

Свидетельство А.А. Шудегова

В Тагилстроевский районный суд города Нижнего
Тагила Свердловской области
от осужденного Шудегова Анатолия Афанасьевича,
1952 г.рождения, содержащегося на участке колонии-
поселения ФГУ ИК-13 г.Нижнего Тагила.


З а я в л е н и е

Я, Шудегов Анатолий Афанасьевич, впервые познакомился с Трепашкиным М.И. 21 февраля 2006 года в учреждении ИЗ-66/1 г.Екатеринбурга и прибыли в колонию-поселение ФГУ ИК-13. В дальнейшем я ближе познакомился с ним, находясь вместе в отряде и питались за одним столом (как говорят здесь в колонии осужденные, был с ним «семейником»). Поскольку я прибыл без денежного содержания (отсутствие наличных денег), он меня материально поддерживал, давал мне взаймы. За этот небольшой промежуток времени с 21 февраля по настоящий день общались ежедневно и питались за одним столом, я думаю, что неплохо узнал Трепашкина М.И. Не скрою, что в первые дни я сомневался в его честности и порядочности как человека, в первую очередь как бывшего сотрудника ФСБ. Зная специфику работы правоохранительных органов (работал в штабе МВД Удмуртской Республики, готовил планы, занимался инспектированием исправительных колоний в республике) у меня было предвзятое отношение к нему. Однако, часто общаясь и находясь ежедневно в контакте, узнаешь ближе человека. На сегодняшний день я думаю могу откровенно и честно сказать, что Трепашкин М.И. по своему складу человек уравновешенный, спокойный, выдержанный. За этот период я не слышал каких-то нецензурных высказываний в адрес администрации и осужденных. Я как верующий (к сожалению М.И.Трепашкин является атеистом, но это дело выбора каждого гражданина) могу сказать, что он очень обеспокоен за свою семью и своих детей, а самое главное переживает и сочувствует своим близким, находящимся за решеткой. Обращаются к нему и как юридически образованному человеку, и он помогает и словом и делом. И плохого о нем пока не могу ничего сказать. Обращается ко всем осужденным и тем более администрации вежливым и спокойным и уверенным голосом, не повышая тон и не грубит, а тем более не выражается нецензурными словами.

(подпись) Шудегов А.А.
20.05.2006 г.

Ярлыки:

1 июня - презентация сборника о Михаиле Трепашкине

ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО "ЗА ПРАВА ЧЕЛОВЕКА"

Общероссийское общественное движение "За права человека"
125009, Москва, М. Кисловский переулок, д.7, корп.1, пом. 21
тел. (495)291-62-33, т/ф (495) 974-75-46, e-mail: news@zaprava.ru ; http://zaprava.ru/


В пятницу, 1 июня 2007 года с 11 до 13 часов в Независимом пресс-центре (ул. Садовая -Черногрязская, д. 3Б*) пройдет презентация сборника «Политзаключенный Михаил Трепашкин».

Аккредитация на месте

Сборник представляют общественные деятели и правозащитники, члены, в том числе: Алексей Кондауров, депутат Госдумы РФ; Александр Ткаченко, писатель, Русский ПЕН-центр; Лев Пономарев, исполнительный директор Общероссийского движения «За права человека»; Михаил Кригер, координатор Общественного комитета в защиту политзаключенного адвоката Михаила Трепашкина; составитель сборника Елена Санникова и другие.

Выход сборника приурочен к рассмотрению 6 июня Сверловским областным судом кассационной жалобы на решение Тагилстроевского районного суда, 9 марта приговорившего Трепашкина к переводу на общий режим из колонии-поселения.


* проезд м. «Красные ворота», выход в сторону Садовой Черногрязской улицы, перейти на другую сторону улицы, пройти здание ОАО РЖД. Вход в Независимый пресс-центр перед магазином «Серебряный мир» налево во двор, во дворе повернуть под арку направо и подняться по круглой лестнице. Код в домофоне 11. Тел. 232-28-91, 975-47-96 E-mail: yakovlevapress@yandex.ru; yakovleva@infolegal.ru

Ярлыки:

вторник, 29 мая 2007 г.

Объявляем 6 июня – Днем протеста против судебного произвола в Свердловской области, в России!

МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЙ ЦЕНТР ПРАВ ЧЕЛОВЕКА -
отделение Общероссийского Общественного Движения
«ЗА ПРАВА ЧЕЛОВЕКА»
РОССИЯ: 620137, гор. Екатеринбург, а/я 382, т/ф (343) 365-11-47, Е-mail: vashin@rambler.ru


Объявляем 6 июня – Днем протеста против судебного произвола в Свердловской области, в России!

6 июня 2007 г. в Свердловском областном суде состоится кассационное обжалование Постановления Тагилстроевского районного суда гор. Н.-Тагила от 9 марта 2007 года, согласно которому ужесточен режим лишения свободы в ИК-13 политзаключенному тяжело больному Михаилу Трепашкину. Более года назад 15 марта 2006 г., непосредственно Свердловским областным судом было отказано в необходимом стационарном лечении именно Михаилу Трепашкину. Уже более 3-х с половиной лет Михаил Трепашкин, не совершивший преступных деяний, безвинно, отбывает наказания в виде лишения свободы в тюрьмах и исправительных колониях только за то, что честно, на законном основании, как гражданин и адвокат, пытался защитить права граждан, практически попранные различными органами власти, в том числе с участием ФСБ, другими правоохранительными службами России, с нарушением действующей Конституцией РФ, принятыми международными нормами - по обеспечению прав человека на жизнь, здоровье, достоинство. То есть Михаил Трепашкин преследуется органами власти России по политическим мотивам, что подтвердили признанные в мире различные международные организации, в числе которых авторитетная Международная Амнистия.

Незаконную, зловещую роль в преследовании и наказании невиновного Михаила Трепашкина играют различные судебные инстанции, вплоть до Верховного Суда России. Судебные органы на территории Свердловской области, включая Свердловский областной суд, также выполняют роль «марионеток», принимающих незаконные решения по ужесточению наказания Михаилу Трепашкина по грубо сфабрикованным уголовным делам: представителями прокуратуры, администрации ИК-13… - выполняя преступную волю административных и иных органов власти России – наказать за честность…!

Мало надежды на то, что 6 июня в Свердловском областном суде найдутся, достойные своего звания, судьи, которые, на основе действующей Конституции России и федерального законодательства, проявят принципиальность в незаконной ничтожности сфабрикованного против Михаила Трепашкина уголовного дела и примут справедливое решение не только об его отмене, но и укажут законные основания его освобождения из-под стражи - выпустят на свободу - для воссоединения с семьей с 5-ю детьми, для лечения тяжелого заболевания…. Подобный исход законного решения областного суда в настоящее время невероятен еще и потому, что его руководителями являются И.Овчарук и А.Дементьев, не имеющих морального права быть судьями из-за многочисленных нарушений законности при судопроизводстве в судах на территории Свердловской области, в том числе лично причастностные.

Из-за бесчисленных нарушений законности при судопроизводстве, большинство граждан в Свердловской области, пострадавших от нарушения их конституционных прав человека, испытывают физический страх при упоминании необходимости защиты их законных прав в судебном процессе. Из многих таких фактов, которые есть в практике правозащитной организации, приведу следующий: более 2-х тысяч жителей, проживающих в поселке Басьяновский в Верхнее-Салдинском районе, искали защиту своих прав в любых органах власти и в общественных организациях, готовы были мучиться в замороженных квартирах в 2000-е годы – только не искать защиты в судах, которые представлялись им унизительным наказанием.

В связи с совокупностью фактов существующего произвола при судопроизводстве в Свердловской области, в том числе перед очередным, считаем уже «проштампованным» отказом в областном суде 6 июня в удовлетворении требований осужденного Михаила Трепашкина по отмене неправомерных, сфабрикованных обвинений по его осуждению и ужесточении незаконного режима наказания, с лишением свободы - ЗАЯВЛЯЕМ ПРОТЕСТ против антиконституционных действий судебных органов на территории области, России!

Призываем граждан, пострадавшим от незаконных действий властей, вплоть до преступлений против конституционных прав человека, противостоять судебному произволу, в установленном Законом порядке!

Только активное противодействие граждан беззаконию способно предотвращать нарушения прав Человека!

Председатель совета координаторов,
Координатор ООД «За права человека» по УрФО В.А. Шаклеин

Ярлыки:

Уведомление о проведении пикета

МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЙ ЦЕНР ПРАВ ЧЕЛОВЕКА -
отделение Общероссийского Общественного Движения
«ЗА ПРАВА ЧЕЛОВЕКА»
РОССИЯ: 620137, гор. Екатеринбург, а/я 382, т/ф (343) 365-11-47, Е-mail: vashin@rambler.ru


Главе Администрации гор. Екатеринбурга
Чернецкому А.М.
гор. Екатеринбург, пр-т Ленина, 24-а


УВЕДОМЛЕНИЕ
о проведении публичного мероприятия (пикетирования)

Уведомляем, в соответствии с Федеральным законом РФ от 19.06.2004г. №54-ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях», ст.7 – будет проводиться публичное мероприятие - ПИКЕТИРОВАНИЕ – 6 июня 2007 года - группы граждан – как протест против нарушений законности при защите конституционных прав человека и гражданина в судебных органах всех уровней в России, в частности, в Свердловской области, в том числе Свердловского областного суда – незаконно отказавшего в удовлетворении законных прав политзаключенного Михаила Трепашкина, с требованиями:

«Свободу политзаключенному Михаилу Трепашкину», «Нет – антиконституционным действиям Верховного и других судов России!», «Да – обеспечению конституционных прав человека и гражданина России!», «Судей, нарушающих законные права человека – к уголовной ответственности!» и т.д.

1. Цель мероприятия – заявить протест против нарушений законности и произвола в судебными органами всех уровней России, в частности в Свердловском областном суде; выразить солидарность в защиту политзаключенного Михаила Трепашкина, нарушения судебными органами Конституции РФ по реальной защите и обеспечению законных прав человека в России.

2. Форма публичного мероприятия – пикетирование;

3. Место проведения – у здания Свердловского областного суда по адресу: ул. Московская, 120.

4. Время проведения Начало в 9.00, окончание в 10.00 час.

5. Обеспечение проведения публичного мероприятия – в соответствии с действующим законодательством РФ.

Основные лозунги будут выражать заявленные цели мероприятия.

Число участников – группа граждан, примерно 10 - 20 человек.

В соответствии с требованиями ст.8.ч.1-3 ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» - требуем предоставить выкопировку «межевого дела» территории, непосредственно прилегающей к зданию Свердловского областного суда.

Организаторы публичного мероприятия:

1) Председатель совета координаторов, Координатор ООД «За права человека» по УрФО В.А.Шаклеин

Домашний адрес: Екатеринбург...

2) Представитель ОО «Движение против насилия» Эделев Глеб Вадимович, проживающий по адресу: г. Екатеринбург...


ПОДПИСИ ОРГАНИЗАТОРОВ ПУБЛИЧНОГО МЕРОПРИЯТИЯ:

Подпись______________________ Шаклеин Владимир Андреевич

Подпись______________________Эделев Глеб Вадимович

Ярлыки:

суббота, 26 мая 2007 г.

РАЗМЫШЛЕНИЯ, КОТОРЫЕ МЕНЯ ОДОЛЕЛИ У ПАРАДНОГО ПОДЪЕЗДА ДВОРЦА ПРАВОСУДИЯ В ЕКАТЕРИНБУРГЕ

по адресу: г.Екатеринбург, улица Московская, 120 (открыт 07.09.2006 года)., проезд: автобусами №№ 46,76; маршрутными такси №№ 044, 046 до остановки «Московская»; трамваем № 32 до конечной остановки «Дворец спорта».


Над входом – статуя женщины с завязанными глазами, с весами – в левой руке и мечом, поднятым остриём вверх, в правой.

Как человек, никогда не обладавший прочными знаниями в греческой мифологии, стою, задумавшись (со мной теперь это случается в самых неожиданных местах). Думаю: кто это? Хорошо осведомлённые люди сказали - Фемида. Которые не в первый раз здесь. Ни одного мифа не вспомнила. Зато всплыла, хоть и, очень приблизительно, фраза из Козьмы Пруткова, про то, что если на клетке со львом стоит надпись «слон» - не верь глазам своим.

Так верь – не верь, мифы они и есть мифы. Не законы же, точности не имеют. Однако, Фемида, по моим смутным воспоминаниям – это богиня правосудия. Изображалась (в России, в 1913 году) с повязкой на глазах (символ беспристрастия), с рогом изобилия в правой руке и весами – в левой. Рог изобилия – символ благополучия и процветания, невозможных, по мнению древних греков, без правопорядка. Его, она, беспристрастная и справедливая, неустанно восстанавливала ( у нас - в 1913г).

А Немезида, богиня, между прочим, мщения - та уже с мечом или плетью (наручниками, в частности), принимала, выявленных Фемидой нарушителей, и, в свою очередь, но уже со своими весами, олицетворявшими древнегреческое чувство меры (или, почему-то, с уздечкой), наказывала за преступления. Т.е. выполняла конкретную и специфичную задачу по исполнению определённого судом наказания.

Г-н Калинин мог иметь свою персональную богиню в лице Немезиды, но уступил правосудию. Наше правосудие – не базар, поэтому тётка с весами и с рогом изобилия и с выпадающими овощами из него, там – неуместна, мягко говоря. Да и министерство у них с судом общее, хватит им и одной богини на двоих, правда мстительной. Зато оперативной. Поэтому она была с крыльями или на крылатой колеснице. Крылатая, неотвратимая, мстительная карающая богиня.

Фемида, она же Немезида, стоит, и с порога, на всех замахивается, прямо из-за плеча, карающим ритуальным мечом – на поражение. Да и чего тянуть, когда и так всё понятно.

Если Фемиду так легко можно заменить на Немезиду, то почему бы её ещё раз не поменять. Мне, например, нравится богиня Фортуна. Во-первых, привычно звучит для людей из Н.Тагила, где уже много лет благополучно существует ОПГ под одноимённым названием - «Фортуна» Во-вторых, богиня эта характера лёгкого и не факт, что она тебя по голове саданёт сразу же, с порога. Может ещё и повезёт. А в интернетских словарях – зачитаешься: «Богиня обнажённая и сама по себе крылатая. Порой – с завязанными глазами («слепая и даже совсем безглазая, она дарами своими осыпает дурных и недостойных»). – Сослепу, стало быть. (Из Золотого осла, автора Апулея, нечитанного мною никогда, о чём сожалею). Стоит на шаре или колесе, на водном пространстве, гонимая ветром удачи. Её менее распространенные атрибуты: рог изобилия (общий с другими грецкими персонажами), игральные кости, узда (общая с Немезидой). Ну, всё у неё есть и ничем она не хуже ни Фемиды, ни Немезиды. По её шару или колесу карабкаются: с одной стороны фигурки в пристойных одеждах , а с другой, пройдя свой пик, падают фигурки в лохмотья, и морская пучина их поглощает. Как сказал один небезызвестный артист, в общем, все получили по заслугам, в конце концов.

Одним словом – Фортуна, стоящая одной ногой на шаре(можно колесе), посреди моря - есть олицетворение непостоянства - стоит на нестабильном основании, открыта каждой набегающей волне, каждому дуновению ветерка. Её благосклонность и улыбки, либо злоба – сиюминутны. И никто не знает, когда наступит перемена в её настроении, а поэтому не стоит «особенно гордиться её благосклонностью и слишком горевать о её неприязни». (*Всё – из Интернета).

Я, на месте МЮ России, и лично Ю.М. Калинина, выбрала бы Фортуну, явно больше соответствующую нашей жизни, и никого не пугающую зря, потому что она не лишает надежды на удачу. Народ, глядя на неё, всю судебную и исполнительную систему – понял бы и принял.

Всего-то соорудить основание в виде колеса (шара), обозначить бурное море и ветерок, взгромоздить на это даму с мечом. Каждый поймёт, что меч нужен – удобно колесо подчищать (зачищать). А имя можно оставить прежнее, потому что разницы для нас в этих греческих именах, и вправду, никакой. Этот крылатый, летящий на колесе символ, на крыше Дворца правосудия – я готова признать Фемидой.

Смотрела бы я сейчас на здешнюю подставу и не думала бы, что кто-то, в Министерстве юстиции России решил, что у нас не древняя Греция, чтобы Фемиду считать символом правосудия. Если бы они чуть-чуть больше понимали нас, они бы поняли, что ставить на эту крышу. Я бы ринулась ловить удачу за хвост, и не топталась бы у входа. Я бы знала, что надо делать.

Вот такие древнегреческие мысли меня одолели и сбили с панталыки. М.И. (Михаил Иванович Трепашкин, - прим. ред.) просит подготовиться к судебному заседанию, а меня опять унесло. В чём раскаиваюсь, завершаю своё креативное творчество и возвращаюсь под занесённый меч, к делам.

Любовь Борисовна Косик, адвокат Михаила Трепашкина

Ярлыки:

четверг, 24 мая 2007 г.

Обращение к Саид-Эмину Ибрагимову


Президенту международной ассоциации
«Мир и права человека»
г-ну Ибрагимову Саид-Эмину
Франция, Страсбург
от гражданина России
Трепашкина Михаила Ивановича,
адвоката, незаконно осужденного
по сфабрикованным обвинениям
в совершении деяний средней тяжести – ч.1 ст. 222 и
ч.1 ст.283 УК РФ к 4 годам колонии-поселения,
содержащегося под стражей и охраной
с 22 октября 2003 года, в настоящее время
отбывающего наказание
в камере № 13 ПФРСИ ФГУ ИК-13,
( гор. Нижний Тагил, Урал)


Обращение
в связи с незаконным осуждением

Уважаемый г-н Ибрагимов! Властями России я уже три с половиной года удерживаюсь в местах лишения свободы по придуманным преступлениям, которых вовсе не совершал. Четвертый год мои маленькие дети растут без отца и все спрашивают мать: «Когда придет наша папа?» (когда меня арестовали младшей было один год от роду). Все это время я нахожусь в режиме человека из фильма «Матрица», т.е. ищу выход из положения, обращаясь за помощью в различные инстанции, к депутатам и правозащитникам. Но добиться пересмотра преступно сфабрикованного делане могу до сих пор. За поиски правды мне все ужесточают и ужесточают режим. Сейчас я помещен в условия тюремного режима, который назначается людям, совершившим особо тяжкие преступления, и рецидивистам.

Причины таких действий властей кроются в том, что в конце 2001 года я стал защищать интересы потерпевших от подрыва домов в Москве в сентябре 1999 года и заявил об ответственности за эти террористические акции руководителей ФСБ РФ. У меня были веские основания для таких заявлений, так как до того, как стать адвокатом, я длительное время работал следователем органов госбезопасности, потом оперативным работником, неоднократно выявлял и пресекал готовящиеся акции террора, за что имею боевые правительственные награды, в общем, я являлся специалистом в расследовании подобных преступлений.

Меня ни в коем случае не хотели допустить до суда в отношении Юсупа Крымшамхалова и Адама Деккушева, обвинявшихся в причастности к подрыву домов, где я должен был защищать интересы потерпевших от подрыва дома по ул. Гурьянова в Москве сестер Морозовых Е.А. и Т.А. Вначале мне подбросили в снимаемую квартиру несколько патронов и, возбудив уголовное дело по ч.1 ст. 222 УК РФ, а заодно, без каких-либо оснований, еще по ряду статей, начали шантажировать, предлагая уйти из дела по подрыву домов. Я не пошел на их аморальные предложения. Тогда, буквально за несколько дней до начала в Московском городском суде процесса над Крымшамхаловым и Деккушевым, мне в автомашину был подброшен «чеченский» пистолет с 7-ю патронами и, в нарушение норм об адвокатской неприкосновенности, я был арестован. Хотя я никогда не был в Чеченской республике, были подделаны документы, что обнаруженный у меня пистолет в 1996 году был утрачен «при разбойном нападении боевиков» на таможенный пост в гор. Грозном, а следовательно по их версии, я был связан с боевиками и готовил покушение на Путина В.В.

Разумеется, весь этот бред удалось разоблачить, но на это у меня ушло более полутора лет (с 22 октября 2003 года по 1 июля 2005 года). За это время закончился процесс над Деккушевым и Крымшамхаловым, кричавшим, что их обманули. Но, за это время, используя искусственно созданный фон криминальной личности (как же, с пистолетом ПМ собирался напасть на бронированный кортеж Президента России!?), Московский окружной военный суд осудил меня, без особых разбирательств, и за подброшенные патроны и за придуманную гостайну на 4 года колонии-поселения. Суд проходил с явно обвинительным уклоном, с нарушением всех норм по справедливому судебному разбирательству, и 19 мая 2004 года был вынесен обвинительный приговор.

Представитель Главной военной прокуратуры в приватной беседе не скрывал, что в моих деяниях состава преступления нет. Но есть заказ «сверху» (?) осудить меня в любом случае, чтобы лишить статуса адвоката.

Поэтому руководители Главной военной прокуратуры уже договорились с Военной коллегией Верховного Суда РФ об обвинительном приговоре по беспределу, т.е. сфабриковали его, а суд в Московском окружном военном суде – это для придания видимости законной процедуры.

Мой приговор – полное беззаконие, фальшь и ложь, не соответствующая обстоятельствам и материалам дела!

Описывать его несостоятельность может занять целый том. Ключевые моменты абсурда отражены в Открытом письме Президенту России, направленном от общественного комитета, созданного в Москве в мою поддержку в ноябре 2006 года. Я попрошу своего защитника Косик Любовь Борисовну приложить копию письма к данному моему обращению.

Уважаемый г-н Ибрагимов! Буду очень признателен, если Вы, международная ассоциация «Мир и права человека» окажете мне помощь в доведении ситуации творимого в отношении меня со стороны властей России, до комиссара Совета Европы по правам человека Томаса Хаммербергера, до спецдокладчиков ООН и Совета Европы по вопросам независимости адвокатов, по вопросам незаконного исполнения наказаний, а, по возможности, до Генерального секретаря Совета Европы Терри Девиса.

Материалов для этого накопилось более чем достаточно. По социальной сути я и мои дети оказались в заложниках преступных амбиций властей России, пытающихся скрыть свои злодеяния. Я без вины в пыточных условиях российских мест лишения свободы удерживаюсь 2003-й, 2004-й, 2005-й, 2006-й и уже 2007-й годы!

На мой взгляд, это повод кричать на весь мир о творимом в России беспределе. Пока все. Буду благодарен за любую помощь! В России вокруг моего обвинения идет информационная блокада. Если есть возможность прорывать ее через западные СМИ, то тоже буду очень признателен!

С уважением,

М. И. Трепашкин
8 апреля 2007 года
Камера № 13 ПФРСИ
ФГУ ИК-13, г. Нижний Тагил

Ярлыки:

суббота, 19 мая 2007 г.

Акции: «Адвокат-2007» и «Политзаключенный-2007»

CHECHENPRESS | Отдел публикаций и СМИ:

Правозащитная организация «Маrexa» (Амстердам), «Authors and Publicists International association» (APIA, Лондон), Комитет общественной поддержки Михаила Ходорковского и Платона Лебедева (Чита), «Движение за Ходорковского» (насчитывающее 18 000 сторонников российского политзаключенного), выступили с инициативой проведения следующих акций.

Восхищаясь мужеством, высокой нравственностью и гуманизмом своих современников, предлагаем:

1. Присвоить адвокату Михаилу Трепашкину, как самому активному политическому заключенному, борющемуся за свою и чужую свободу и справедливость, международное
почетное звание года «Политзаключенный-2007».

Несмотря на тяжелую болезнь и подчас невыносимые условия существования в ИК-13 г.Нижний Тагил, Михаил Трепашкин систематически публикует статьи, утверждающие честь и достоинство российских политзаключенных, аргументировано доказывая невиновность тех, кто осужден противозаконно, подвергается пыткам и должен быть немедленно освобожден. Михаил Трепашкин совершает гражданский подвиг, предупреждая соотечественников об исходящей от режима опасности, терактах и провокациях.

2. Присвоить адвокату Каринне Москаленко за выдающийся, многолетний вклад в правозащитную деятельность международное почетное звание года «Адвокат-2007».

Наряду с ведущими российскими адвокатами, проявившими непреклонность и личное мужество в отстаивании прав политзаключенных, Каринна Москаленко никогда не останавливалась перед трудностями, шантажом власти, прямой опасностью, и
последовательно выполняет свой профессиональный долг.

Мы считаем, что ярчайший пример жизни К.Москаленко и М.Трепашкина поднимает престиж России в глазах мировой общественности, утверждает основные человеческие ценности во все времена.

Лариса Володимерова (Нидерланды)
Йос Динкелаар (Нидерланды)
Давид Кудыков (Великобритания)
Валерий Кувакин (Россия)
Марина Савватеева (Россия)
Владимир Пантелеев (Нижний Новгород)
Валерий Калабугин (Эстония)
Генрих Сечкин (Россия)
Сайд-Эмин Ибрагимов (Франция)
Саламбек Хачукаев (Литва)
Надежда Банчик (США)
Галина Литау (Россия)
Евгений Новожилов (Россия)
Татьяна Литау (Россия)
Магомед Магомадов (Чечения)
Лилия Бутырина (Израиль)
Михаил Пискунов (Россия)
Анатолий Бутырин (Израиль)
Любовь Косик (Россия)
Софья Фрейман (Израиль)
Марк Фрейман (Израиль)
Олег Греченевский (Россия)
Любовь Крупник (Израиль)
Муса Таипов (Франция)
Людмила Окунь (Израиль)
Альберт Вахаев (Франция)
Хана Цал (Израиль)
Сергей Федосеенко (Нидерланды)
Исаак Дворкин (Израиль)
Эмиль Адельханов (Грузия).
Юлия Адельханова (Грузия)
Резунков Виктор (Россия)
Светлана Ганнушкина (Россия)
Арзу Солтан (Азербайджан)
Виктор Морщинин (Литва)
Вячеслав Бортник (Белоруссия)
Тамара Шамиль (Грузия)

Сбор подписей продолжается по адресу netvoyne@gmail.com

Просим поддержать акцию присвоения почетных званий. За ежечасно проявляемые стойкость, активность и непреклонность в работе присудить:

Адвокату Михаилу Трепашкину - международное звание «Политзаключенный-2007».

Адвокату М.Ходорковского и П.Лебедева Каринне Москаленко - международное
звание «Адвокат-2007».



We ask you to support the action of awarding the following international honorary titles.
For their persistent, dedicated, and unfaltering non-stop work we suggest to award titles:

POLITICAL PRISONER 2007 to the lawyer Michael Trepashkin

LAWYER 2007 to Karinna Moskalenko, a well-known human rights advocate, the lawyer of M.Khodorkovsky and P.Lebedev, - (Signatures).

The campaign of the signature gathering continues at netvoyne@gmail.com
Support human rights advocates, civil activists, and reporters!

18.05.07г.

Ярлыки:

пятница, 18 мая 2007 г.

Обращение М.И. Трепашкина к Комиссару Совета Европы по правам человека

Комиссару Совета Европы
по правам человека
г-ну Томасу Хаммербергеру
от гражданина России
Трепашкина Михаила Ивановича,
адвоката, незаконно осуждённого
по сфабрикованным обвинениям в
совершении деяний средней тяжести
ч.1 ст.222 и ч. 1 ст.283 УК РФ к 4 годам
колонии поселения, содержащегося
в камере № 13 ПФРСИ ФГУ ИК-13 ФСИ РФ
по Свердловской области (гор. Нижний Тагил)


О Б Р А Щ Е Н И Е

Уважаемый г-н Хаммербергер!

Уже 3 года 7 месяцев властями России я удерживаюсь в местах лишения свободы по политическим мотивам, не совершив никакого преступления.

Причина таких беззаконий в том, что с конца 2001 года я, будучи адвокатом Московской коллегии адвокатов «Межрегион», по адвокатскому соглашению стал защищать интересы потерпевших от взрыва в Москве в сентябре 1999 года. У меня появились основания считать виновными в этой жуткой трагедии руководителей ФСБ РФ. Меня неоднократно предупреждали, что если я не перестану заниматься адвокатским расследованием этого дела, то могут быть неприятности. Власти всячески препятствовали моей работе по этому делу. Я продолжал выполнять свой адвокатский долг и стал сотрудничать с Общественной комиссией Государственной Думы ФС РФ, возглавляемой депутатом Ковалёвым Сергеем Адамовичем, которая занималась расследованием подрыва домов не только в Москве, но и в других регионах России. В эту комиссию меня, как специалиста в подобных расследованиях (я закончил следственный факультет Высшей школы КГБ СССР и более 20 лет работал следователем, расследуя, в том числе диверсии и террористические акты), пригласил депутат Государственной Думы Юшенков Сергей Николаевич, убитый вскоре после этого в Москве. Силовые структуры были против такого сотрудничества.

В январе 2002 года мне на рабочее место подбросили несколько патронов, а 22 января того же года их изъяли в ходе обыска, проведённого сотрудниками УСБ ФСБ РФ и Главной военной прокуратуры якобы в целях розыска бежавшего в Лондон бывшего сотрудника УРПО ФСБ РФ Литвиненко А.В. (хотя все знали, что он находится в Великобритании). А 28 января 2002 года возбудили против меня уголовное дело и начали откровенно шантажировать, что надолго засадят в тюрьму, если не выйду из дела по взрывам домов. Я, тем не менее, продолжал выполнять свой профессиональный долг, надеясь на справедливость следствия по моему делу.

Мне чинились всяческие препятствия, что документально отражено в фильме «Недоверие». Меня и мою клиентку – потерпевшую Морозову Татьяну Александровну не допускали к ознакомлению с материалами уголовного дела, направляемого в суд в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом РФ, Я надеялся получить доступ к делу в судебном заседании, которое планировалось на конец октября 2003 года в Московском городском суде.

22 октября 2003 года, за несколько дней до начала процесса, где я собирался представить свою версию случившегося и предъявить имевшиеся доказательства, мне в автомашину был подброшен пистолет с 7-ю патронами и меня арестовали, с нарушением всех норм об адвокатской неприкосновенности. После окончания процесса по подрыву домов в отношении Юсупа Крымшанхалова и Адама Деккушева, меня оправдали в связи с непричастностью к подброшенному пистолету. Но к тому времени меня осудили по подброшенным в январе 2002 года нескольким патронам и придуманную государственную тайну, якобы разглашённую полковнику ФСБ РФ Шебалину В.В. (которого я предупреждал о готовящемся террористическом акте - захвате заложников в Театральном центре на Дубровке в Москве). Приговор состоялся 19 мая 2004 года.

Следует заметить, что в суде не было предъявлено ни одного доказательства о том, что я имею какое-то отношение к обнаруженным патронам. Даже понятые в суде заявили, что патроны могли подбросить. Но меня осудили на одном предположении, если они оказались на рабочем месте, значит они твои. Не учли, что 12 свидетелей, работавших за моим столом, показали, что патронов там не видели, а также то, что патроны, как и подброшенный пистолет, числятся за силовыми структурами.

Из всего обвинения по приговору от 19 мая 2004 года соответствует действительности лишь один факт – 3 мая 1999 года я в гор. Брянске, являясь сотрудником правоохранительных органов и имея разрешение на ношение и хранение огнестрельного оружия, боеприпасов и специальных средств, во исполнение своих полномочий, забрал у детей (непосредственно у несовершеннолетнего Семеютина В.П.) один патрон от пистолета, вывез его в безопасное место и уничтожил путём выстрела в землю. Этот эпизод по российскому законодательству не образует преступления. А вменили мне его, надеясь путём фабрикации увязать вопрос по уничтожению патрона с подброшенным пистолетом. Фабрикация затем прояснилась. Но эпизод с 1 патроном оставили, чтобы не пересматривать дела, так как сразу станет очевидна фальшь.

В нарушение российского законодательства, в частности, ст. 73 Уголовно-исполнительного кодекса России, предусматривающего отбывать наказание вблизи от места жительства, меня отправили по «персональному наряду» за 2200 км. от дома и семьи, реально лишив возможности видеться с ними.

В августе 2005 года на основании закона, я был условно-досрочно освобождён. Однако, как только сказал, что намерен продолжить расследование обстоятельств подрыва домов, в нарушение всех норм российского законодательства, было отменено условно-досрочное освобождение. Группа захвата без санкции суда ворвалась ко мне в квартиру, покалечив маленькую дочь Лилю (3 года), арестовала меня и под конвоем доставила в гор. Нижний Тагил, где незаконно поместила в ФГУ ИК-13 общего режима под охрану. Это явно противоречило как ст. 129 УИК РФ, так и приговору от 19 мая 2004 года, определяющим, что я должен содержаться без охраны.

В дальнейшем преследования продолжились. Меня по надуманным основаниям помещали в ледяное ШИЗО, не пропускали ко мне даже защитников, а в настоящее время я уже 2 месяца удерживаюсь в строгих тюремных условиях, в камере-одиночке, будучи подвергнут сенсорной депривации.

Уважаемый комиссар Совета Европы по правам человека! Моя ситуация отличается от ситуации с узниками Гуантанамо тем, что там задержанные удерживаются длительное время под стражей без предъявления обвинения, а мне обвинение предъявлено по придуманным преступлениям.

Так, меня, как адвоката и гражданского лица, в нарушение подсудности военный суд обвинил в разглашении полковнику ФСБ РФ Шебалину В.В. в 2002 году сведений о планах ФСБ РФ, которые якобы являются государственной тайной Российской Федерации. Однако, ни в ходе суда, ни в последующем на обращения защитников и общественности не было обнаружено никаких планов. Обвинение оказалось явно придуманным.

Для того чтобы увеличить срок наказания, мне придумали ещё один эпизод разглашения сведений, составляющих государственную тайну России – якобы в августе 2001 года я показал тому же Шебалину В.В. 3 (три) документа со сведениями на 3-х бывших агентов КГБ СССР. Во-первых, то, что эти три лица якобы являлись когда-то агентами КГБ СССР и КГБ при Совете Министров СССР – предположения, тем более Управление регистрации и архивных фондов (УРАФ) ФСБ РФ дважды секретной почтой уведомляли, что сведений о принадлежности указанных лиц к агентурному аппарату КГБ СССР или ФСБ РФ оно не располагает. Во-вторых, суду были представлены как патентные экспертизы, что даже если бы названные лица и являлись когда-то агентами КГБ СССР и КГБ при Совете Министров СССР, то такие сведения в период моей службы в КГБ СССР не составляли государственной тайны. Суд с этим согласился (абзац 4 листа 11 приговора). Но меня признали виновным в разглашении, якобы уже составляющих государственную тайну Российской Федерации, хотя указанные сведения и документы никогда органам России не принадлежали и в архивы не передавались. Суд по предложению сотрудника ФСБ РФ Шелега В.С. указал 2 основания:

1. ФСБ России является правопреемницей деловой репутации КГБ СССР
(абзац 2 л. 11 приговора) и, следовательно, отвечает за все деяния КГБ СССР и КГБ при СМ СССР;

2. КГБ СССР до настоящего времени осуществляет контрразведывательную и оперативно-разыскную деятельность (абзац 1 л. 2 приговора). Сами понимаете, что СССР и КГБ СССР перестали существовать ещё в 1991 году!

Вот по каким придуманным деяниям я удерживаюсь в местах лишения свободы якобы за разглашение тайн государства – России!? Предположения и сказки, не имеющие под собой малейшей юридической основы. М по таким придуманным «преступлениям» меня поместили за колючую проволоку, лишив свободы и оставив на день ареста без средств к существованию моих 5 несовершеннолетних детей, из которых 4 – малолетние, в том числе младшим дочерям было 1 год и 6 лет соответственно. Это фашистские действия власти!

Ряд адвокатских сообществ, большинство правозащитников России, международная правозащитная организация «Международная Амнистия» признали меня политическим заключённым. В марте 2007 года в своём ежегодном докладе Государственный департамент США отнёс меня к политическим заключённым России.

19 апреля 2007 года на сессии ПАСЕ по итогам доклада г-на Пургуридеса Христоса была принята резолюция с требованием к Российской Федерации о моём немедленном освобождении. Не проголосовала лишь делегация Российской Федерации. И сам факт её игнорирования со стороны России ещё раз подчёркивает политический характер моего преследования.

Я обращаюсь к Вам, г-н Хаммербергер, как к Комиссару Совета Европы по правам человека с просьбой о признании меня политическим заключённым на основании документа SGINF (2001) 34 Eaddl и потребовать от России моего немедленного освобождения. Этим будут защищены и права моих детей. Данная просьба исходит из принципа, что права человека есть дело международное, а не одного отдельно взятого государства. Массовые нарушения прав человека в России вынуждают их к бегству за границу, что не даёт спокойной обстановки в Европе, и дело отравления в Лондоне Литвиненко А.В. способом, опасным для тысяч других людей – наглядный пример сказанному мною.

Я никого не убивал, никого не избивал, я никому не причинил вреда, что установлено судом. А 3 года 7 месяцев удерживаюсь в пыточных условиях тюремного режима!? Это позор человеческой цивилизации!

Надеюсь на реагирование и справедливое решение вопроса.

С уважением,
М.И. Трепашкин

8 мая 2007 года

Ярлыки:

«А мы – чекисты, идём уверенно, ведёт нас маршал – ЛАВРЕНТИЙ БЕРИЯ»

Об этой песне я впервые услышал от преподавателя истории органов госбезопасности СССР Майданова Ивана Исааковича, когда учился в Высшей школе КГБ СССР.

Он рассказывал, что когда-то жил в Белоруссии, где и родился, и с завистью наблюдал, в какой красивой форме, с упомянутой строевой песней вышагивали чекисты в начале 50-ых годов. А потом, вдруг, что-то случилось. В 1953 году, враз, исчезла песня, строй и форма. От неё резко начали избавляться. Почему?

Государственный строй не изменился, власть осталась советской… Не стало лишь начальника прежнего у чекистов – Лаврентия Павловича Берия. Что же вызвало такую панику? – Накуролесили, набеспредельничали и могли попасть под руку народного гнева! Кстати, Иван Исаакович рассказывал, что эта паника и привела его, в последующем, в органы безопасности. Кто-то подарил ему тогда, как ненужную, васильковую фуражку. Из-за неё он полюбил и органы, куда, повзрослев, он поступил на работу.

А возможна в наше время такая паника в ФСБ РФ? Ведь, читаешь, столько всего натворили! (Представляю, сколько будет радости маленьким детишкам от новых чёрных фуражек). Неужели, как и за сталинские репрессии, оперработнники и следователи, нагло фабрикующие дела и незаконно направляющие людей в тюрьмы, на расправы «персональными нарядами», не ответят перед законом и справедливым народным судом?

Мне удалось в 80-ые годы поговорить с одним из бывших следователей сталинского НКВД – Мальцевым Виталием Антоновичем. Он работал преподавателем в Высшей школы КГБ СССР на кафедре криминалистики, специализировался на расследованиях диверсий и вредительства в сельском хозяйстве. Человек добродушный и самокритичный. «Я закончил 2-хгодичное обучение в сельхозтехникуме и работал в деревне ветеринаром. Вдруг, вызывают меня в Управление госбезопасности. Ну, думаю, конец мне пришёл. Тогда легко могли посадить по одному ложному доносу соседа, которому в чём-то отказали. Приезжаю, а мне говорят:»Предлагаем работать у нас следователем». Я попытался сказать, что я не юрист, а ветеринар, и что это очень далеко от следствия. Но мне пояснили, что главное уметь писать и бумаги подшивать так, как в других делах. Образец дадут. Вот по нему и пиши. И работал!», - закончил рассказ Виталий Антонович.

Я удивлённо тогда спросил: «А откуда в деревне брались диверсанты и вредители?» Он ответил: «Как таковых их не было. Но существовали планы, сколько в каждом районе, селе нужно выявить диверсантов и сколько вредителей. Не выполнить план было невозможно, самого посадят. Вот и искали ущербных людей: скандальных, обидчивых, завистливых и т.п., которые с удовольствием писали на нормальных людей ложные доносы. Одного такого доноса было достаточно, чтобы человека надолго упечь в тюрьму. А может и безвозвратно. Ведь после доноса человека могли, на основании действовавшего уголовно-процессуального законодательства подвергать пыткам. Выносилось постановление: такого-то подвергнуть пыткам, скажем, по форме 1. Прокурор давал санкцию и ставил печать. После таких пыток, любой готов был подписаться даже под тем, что готовился к убийству Сталина. И некоторые писали и подписывали, лишь бы конец кошмару пришёл. И закон этот принимали не органы НКВД, а Верховный Совет, по рекомендациям и проектам учёных-процессуалистов».

Я вспомнил сейчас эти беседы со старыми чекистами, чтобы сравнить нынешнюю ситуацию со сталинскими временами. Меня также, как и в сталинские времена осудили за, якобы, разглашение государственной тайны Российской Федерации на одном лишь ложном доносе агента УСБ ФСБ Шебалина В.В. Следователи – такие же, видимо, недоучки и также маниакально стремящиеся сделать дело лишь для «галки» или выполнить заказ сверху. Как и во времена сталинского ГУЛАГа меня направили «персональным спецнарядом» (не предусмотренным законом) в места лишения свободы, где есть реальная опасность для здоровья и жизни. В сталинские годы «персональных нарядчиков» ОБСТАВЛЯЛИ «СТУКАЧАМИ-ЛЖЕДОНОСЧИКАМИ»,котопые должны были писать на неугодных лиц доносы: мол, рассказывал политически вредные анекдоты, плохо отзывался о товарище Сталине и т.д. За это людей расстреливали. На основании вот таких подлючих доносов, написанных за дополнительную пайку, людей лишали жизни. Меня тоже здесь, в Тагиллаге, обложили «стукачами-лжедоносчиками», которые за УДО, за другие уступки и льготы пишут ложные доносы. Правда, сам документ тогда так и назывался «доносч», а сейчас «докладная» (кстати, не предусмотренная ни одной нормой российского закона, но местными Свердловскими судьями принимаемая как известная конституционная форма!?). И только не расстреливают, как ранее, а сажают в ШИЗО. Где, иногда, и умереть можно, хотя и не от пуль. Как видите, мы очень близко, за путинское правление в России, приблизились к сталинским временам авторитаризма и беззакония. И сколько это продлится, будет ли кто-то отвечать за это – неизвестно. Кстати, и Управление ФСБэшное создано в системе ФСИН России с осени 2005 года.

Вначале, где-то с середины 90-х годов, взяли ФСБ РФ под контроль суда и прокуратуры. Тогда, под видом «борьбы с коррупцией» были созданы отделы в УЭК (Управлении экономической контрразведки), для работы по судьям и прокурорам. Ну, очень великолепное средство сделать их ручными, управляемыми. Потом пошли далее. А ФСИН, которая и ранее была в ФСБ РФ как «рабыня Изаура», податливая и управляемая, сейчас кормит целое управление делегированных чекистов, которые (как когда-то в МВД СССР начинали) уже своими руками могут расправляться с теми, кого уже засадили за решётку.

В настоящее время, уже завершено строительство «чекистского государства», по влиянию спецслужб далеко обогнавшего сталинский Советский Союз. И так же, как в те времена, «рукоплещем» лидеру, хвалим «органы» за умелую борьюбу с «врагами народа», с «террористами», рапортуем об успехах в экономике… Приводим высокие рейтинги. А имеем подавление свободы, пытки и уничтожение людей. И как долго такое может существовать? Ведь за окном уже XXI век!? А мы всё твердим, что у нас «свой должен быть путь развития общества»! – Сталинский, с жёстким авторитарным режимом, без демократии и прав человека, с большим процентом политзаключённых (чтобы на «вертикаль власти» не посягали!) и т.д., и т.п. Как удобно всё можно подвести!

Ну, а если много набирается осуждённых, давайте их доведём до того, чтобы скорее передохли. И будет меньше сразу процент. В таком духе выступает депутат от ЛДПР в Госдуме Абельцев С.Н., курирующий работу ФСИН по линии Комитета по безопасности ГД ФС РФ.

Вот так идёт «давиловка» и уничтожение людей в путинской России. Не отличаемся мы от советского сталинизма. Не дали, в своё время, должной правовой оценки преступлениям каждого члена машины подавления своего народа! Вот она и возродилась. Ведь в таком режиме кое-кто очень хорошо блаженствует!

Очень хотелось бы, чтобы в этот раз, если народ всё осмыслит и начнёт избавляться от блаженствующих палачей, были учтены уроки истории, и к ответственности были привлечены все виновники геноцида, убийцы, палачи. Персонально. И за все преступления.

10 мая 2007 года
М.И.Трепашкин


Документ получен 11 мая 2007 года, его подлинник хранится в АК «Л.Косик»

Ярлыки:

четверг, 17 мая 2007 г.

ФСИН России решает вопросы финансирования и карьеры некоторых сотрудников за счёт судеб людей России

В публикации «Как стать героем» Лариса Володимерова удивляется некоторым заявлениям уполномоченного по правам человека в Свердловской области г-жи Мерзляковой. В частности: «Пытки, наличие концлагерей в её подчинении г-жа Мерзлякова объяснила плохим финансированием». И далее: «Мерзлякова полностью исключает из круга проблем карьерные устремления многих представителей системы ФСИН».

У меня есть к этому коротенькие комментарии, которые отразят эти 2 проблемы по большинству регионов России.

1. В конце 2005 года и до середины 2006 года в ФГУ ИК-13 города Нижнего Тагила почти никого не отпускали по УДО (условно досрочному освобождению). С одной стороны, всё старались преподнести так, что, мол, из Москвы приказали вернуть Трепашкина, поэтому из-за него других не отпускают, боятся. Но, сотрудники ИК-13 (кто откровенно мог говорить) заявляли, чтобы руководителям колонии получить звания «»полковника», нужно набрать определённое количество осуждённых. И начали «трамбовать». С тысячи человек довели до 1400, потом до 1700 человек. Так, участок-поселение, где удерживали под охраной меня, строился на 40 человек. Администрация направляла туда осуждённых, из числа положительно характеризующихся, для работы, по хозяйственному обслуживанию всей колонии. В настоящее время туда «засунули» 138 человек. Звание «полковник внутренней службы» получил заместитель начальника колонии и главный мой преследователь Магеррамов А.Т. (помогли за особые заслуги в фальсификациях). У начальника колонии Золотухина С.С. что-то сорвалось, он остался подполковником внутренней службы. После этого осуждённых стали отпускать по УДО и количество людей в зоне уменьшилось.


Вопрос: так связаны карьерные устремления сотрудников ФСИН России с пыточными условиями содержания осуждённых, с преследованием неугодных или нет?

Видимо, лицемерит Татьяна Георгиевна Мерзлякова!

2. Вернусь чуть ранее, в СИЗО № 2 города Волоколамска. В собачьем питомнике нечем кормить собак, подготавливаемых для охраны арестантов. Их взяли в СИЗО № 2, но деньги на них не выделяют в таком количестве, чтобы накормить столько «огроменных» ротвейлеров, «кавказцев» и других рослых собак.

Нашли 2 выхода. Во-первых, пищу приказали готовить для арестованных так, чтобы её невозможно было есть. Пусть, мол, требуют передач от родственников и едят ими принесённую еду. Проводивший это «расследование» арестованный Тришин показал мне результат: нараздачу было приготовлено 4 чана с едой, 3 из них вернули обратно и понесли собакам. Во-вторых, на содержание каждого арестанта в сутки из госбюджета (деньги налогоплательщиков) выделяется определённая сумма, скажем, 500 руб. Но, ведь, можно снизить фактические затраты до 300 руб. Остальные деньги пустить на другие нужды СИЗО (либо личные и на взятки). Чем больше людей арестовать, тем более доходы. Вот и договариваются с судами и прокуратурами: давайте побольше людей в СИЗО, будет заведение держаться и будут деньги, а иначе всё развалится. И идёт вакханалия по России. Но, переполнением камер (до 70 см2 на человека), невозможностью обеспечить их быт, порождают условия, унижающие человеческое достоинство, издевательства, пытки. Я не буду их расшифровывать, они видны повсеместно. И в СИЗО под арест у нас берут каждого без достаточных юридических оснований. Это тоже очевидно по всей России.

Здесь, в ШИЗО, помещают по надусанным основаниям и из колонии поселения осуждённых запирают в зону по тем же причинам. За счёт 20ти человек в ШИЗО, если их кормить костями (как меня, когда был доставлен в ИК-13 летом 2005 года), можно прокормить ещё 20 человек, а вырученные деньги пустить, скажем, на взятки прокурорам и другим проверяющим, на бани с девочками для них и т.д.

Вопрос: так связаны финансовые «трудности» с пыточными условиями содержания, с незаконным помещением в ШИЗО, с рабским трудом содержащихся на «участке колонии-поселения» ИК-13 за мизерную плату?

04 мая 2007 года
М.И.Трепашкин


Документ поступил 11 мая 2007 года.
Его оригинал хранится в Адвокатском кабинете «Л.Косик».

Ярлыки:

SOS ! ВРАЧИ-УБИЙЦЫ

Меня умышленно заслали в ФГУ ИК №13 города Нижнего Тагила, заведомо зная, что у меня инфекционно-аллергическая форма бронхиальной астмы. Здесь аллергия может быть на что угодно при суперплохой экологической обстановке.

Ну, во-первых, отравленная различными вредными примесями вода. Она даже на вкус горькая, на запах вонючая и буквально через час даёт непонятный осадок. Пить её нельзя даже после кипячения. Сотрудники администрации для кипячения чая приносят с собой покупную воду.

Я описывал, как в июле-августе 2005 года, после этапирования меня из Москвы вместо колонии-поселения меня заперли в 30-тиградусную жару в маленькую камеру ШИЗО. Из питья лишь рано утром приносили полкружки полутёплого чая. И всё. По 16 часов в сутки на ногах. Жажда. Голод. Из трубы на стене, прямо над раковиной туалета, тонкой струйкой текла вода. Мы набирали её и пили, стремясь устранить жажду. Этой водой мы и питались, размачивая в ней корки хлеба. Вскоре по всему телу пошёл страшный зуд. Животы, бёдра, пах, плечи стали покрываться сыпью. А на ногах появились зудящие язвы. Врач сказал: «А что же вы воду пьёте, она же отрава?» Мы отвечаем: «А что же нас поместили сюда и даже не предупредили, что вода отравлена?». В общем, обычный геноцид. У осуждённого Карабаева Сергея ноги гнили почти весь период отбывания наказания (срок был всего 1 год колонии-поселения), у осуждённого Каламбаева Тагира загнили даже кости на ногах. Но в больницу никого не отпусьтили. Всё время отбытия наказания чесались и лечились, как могли (сами, не дождавшись помощи от врачей) Рожин Дмитрий, Ибрагимов Р., Исмаилов Айдын, Гребёнкин Павел, Пережогин Александр, Горин Владимир, Васин Евгений, многие-многие другие. Эти свидетели геноцида уже на свободе и можете с ними поговорить обо всех ужасах и лжи медработников ФГУ ИК -13 города Нижнего Тагила и ГУ ФСИН РФ по Свердловской области.

Осуждённый Хаустов Олег получил тяжёлую травму руки на производстве, была опасность заражения крови. Его необходимо было срочно оперировать в гор. Нижнем Тагиле, так как в ИК-13 не было соответствующего оборудования, медикаментов и специалиста. Его не отпустили. Из ГУ ФСИН по Свердловской области поступило указание: «Закапывайте, но по болезни никого не отпускать!» То есть, пусть люди без медпомощи мрут, но никуда их не отпускать.

Крепкий организм оказался у Хаустова, он выжил. Дотянул до конца своего мизерного срока (1 год, из которого он часть отсидел в СИЗО).

Жуйков Лев, который не только задыхался, но и сердце не выдерживалор. Вызывали «Скорую помощь» и гражданские врачи сказали, что за ним нужен контроль и срочное лечение в стационаре. Но лечиться его не отпустили в город. Так и лежал, стонал в комнате на кровати надо мной (мы находились вместе), а все думали, выживет до освобождения или умрёт. Мы в шутку так и называли его «груз 200». Но он дотянул и уехал живым.

Ещё один осуждённый – Васин Евгений наблюдался у начальника МСЧ ФГУ ИК-13 Ткачука С.В., помимо его воли. Дело в том, что все мы, как осуждённые к режэиму колонии-поселения, должны были лечиться в гражданских лечебно-профилактических учреждениях города Нижнего Тагила. По законам России! (Вспомните путинское изречение о диктатуре Закона в России. Это – фуфло в практической жизни ФСИН России, по закону здесь не живут!). Чтобы сделать отписку, мол, имел возможность лечения в ЛПУ города Нижнего Тагила, его однажды свозили на консультацию в больницу города, если не ошибаюсь, к врачу Корневой Р.Т. (это любимый врач-фальсификатор для ИК-13 и других колоний). Та записала, что состояние Васина удовлетворительное и в лечении не нуждается. А через некоторое время его парализовало и он чуть не умер. Спасло его то, что он не согласился идти в МСЧ ИК-13 и его вынуждены были на «Скорой помощи» увезти в гражданскую больницу. Там его вернули к жизни. Васин Е.А. так и сказал мне: «Еслим бы я дал слабину и согласился лечь в больничный лазарет, вы меня уже похоронили бы». Когда парализованного Васина увезла «Скорая», руководители ИК-13 по договорённолсти с судьёй Тагилстроевского районного суда города Нижнего Тагила Ильютиком Д.А. «задним числом» подготовили постановление суда, что Васин якобы был освобождён по болезни и умер, уже будучи освобождённым, т.е. не в колонии. А так как Васин выжил, то постановление уничтожили (обратите внимание, что судьи здесь – как орган администрации). Так как состояние Васина в колонии оставалось тяжёлым, его отпустили по УДО. Но, когда он был доведён до предсмертного состояния.

Это на т.н. "участке колонии-поселения", т.е. на полусвободе. А как быть тем, кто в зоне с тяжким режимом? Это не один том перечисленья смертей и трагедий, списанных на самоубийства и т.п. Здесь я приведу лишь один пример, рассказанный мне осуждённым Поповым Олегом. Он прибыл здоровым в ИК-13 на «участок колонии-поселения», но когда проверялся не в МСЧ колонии, а в городе, то оказалось, что у него открытая форма туберкулёза. Для лечения его повезли не в гражданское лечебное учреждение, а поместили (без решения суда) под стражу в ЛИУ-51 гор.Нижнего Тагила. Там вместе с ним был ещё один больной – «доходяга», умирал. Он обратился с ходатайством в Тагилстроевский районный суд гор. Нижнего Тагила с ходатайством об освобождении болезни. Однако, с учётом официальной в области постановки вопроса: «Закапывать, но не отпускать!», суд и администрация колонии не поддержали ходатайства. Попов Олег рассказал, что уже через неделю «доходяга» умер, а суд в отказе написал, что состояние его удовлетворительное ( по данным врачей). Этот случай я описываю со слов свидетеля Попова Олега, но он полностью подтверждает то, что было сказано одним свидетелем Володимеровой Л.В. (См. «Как стать героем» а ЧП).

Чуть не умер в ФГУ ИК-13 раковый больной Рожин Дмитрий, которого в мороз заместитель начальника ФГУ ИК-13 Магеррамов А.С. буквально стащил с операционного стола и полураздетым притащил в колонию накануне Нового 2006 года. В феврале 2007 года Рожин Д.И. освободился в связи с истечением срока наказания и теперь судится с ИК-13, ибо за полгода отбывания навказания из-за ненадлежащей медпомощи и незаконного запрета лечиться в ЛПУ города Н.Тагила у него ухудшилось здоровье, он стал инвалидом II группы. Кстати, инвалидность II или даже I группы была установлена и упоминавшемуся Васину Е.А.

Я выживаю в борьбе с ФСИНовской медициной уже почти 4 года. Обо всех пытках (когда 3 суток держали без лекарств и я задыхался от удушья), издевательствах, других мытарствах можно написать не один том. Я остановлюсь лишь на одном, последнем факте.

В октябре 2006 года в результате очередного обострения бронхиальной астмы я попал к аллергологу Демидовской городской больницы № 2 Рыбалко Вере Васильевне, которая констатировала, что за время нахождения в ИК-13 я не получил базового лечения и что по-прежнему нуждаюсь в стационарном лечении! Я ей рассказал, что после того, как меня пытались уложить в стационар и врач-пульмонолог больницы № 4 г.Н.Тагила, Яковлева Т.В., рекомендовавшая врачам ИК-13 показать меня ещё1 и главному пульмонологу области (для объективности диагноза, он как раз приезжал в Н.Тагил), начальник медсанчасти ФГУ ИК-13 Ткачук С.В. потащил меня к «своему» знакомому врачу Корневолй Р.Т. и та, без осмотра, записала, что в стационаре я не нуждаюсь и выписала такие лекарства, от которых я чуть не задохнулдся. Рыбалко В.В. сказала, что некоторые лекарства могут вызывать аллергию, узудшая течение болезни, поэтому мне нужно попасть на приём к пульмонологу Яковлевой, ведь она рекомендует лечение в условиях стационара. Меня заперли за колючей проволокой в ИК-13. Потом поехали выписывать рецепты к врачу в район Кушвы г.Н.Тагила, рядом с колонией. Та тоже сказала, что если лекарства, выписанные Корневой Р.Т. вызывают аллергию, то их применять нельзя. Я самостоятельно лечился теми лекарствами, которые остались с 2005 года от назначений аллерголога Рыбалко, снимал ночные приступы «Серетидом» и «Сальбутомолом», ждал, когда же меня отвезут к врачам-специалистам. Но не дождался.

В марте 2007 года, когда меня поместили в ПФРСИ в помещение камерного типа, я был вызван в МСЧ ИК-13. Вначале, прибывшим из Москвы, из ФСИН России, Дзновым А.Б.

Он сразу заявил, что они мне ни за что не дадут медзаключение, чтобы я освободился! Больше я его не видел. Потом меня вызвали туда же для спирографии лёгких. Прямо в ходе процедуры у меня случился приступ!

Врачам я сказал, что с утра, уже после ночных приступов удушья, я, до прихода к ним, 3 раза пользовался лекарствами и ингалятором для облегчения дыхания. Они сочувственно покивали головами, но результаты мне не сообщили. А она должна была отметить, что до процедуры я уже пользовался препаратами для облегчения дыхания.

Ну, а потом, примерно в конце марта с.г., когда меня уже в 3-ий раз в течение месяца доставили в МСЧ ИК-13, там я увидел врача Корневу Р.Т. Разговор с нею был как у глухого с немым. Я его подробно описал в другой заметке, которая была передана адвокату Косик Л.Б. (обратите на неё внимание) – имеется ввиду письмо «Касательно здоровья. Я там не указал следующий существенный момент. Когда она звонила, что я не выполнил её рекомендаций, я сказал, что мне их никто не дал, я их в глаза не видел. «Мне ещё после первой Вашей рекомендации принесли лишь одно лекарство, от которого я чуть не задохнулся. Сразу после его применения у меня огнём зажгло лицо, появился спазм бронхов и я захрипел. Чуть откачался лекарствами, купленными ещё в 2005 году по рекомендациям аллерголога Рыбалко. Не верите, давайте прямо здесь и сейчас попробуем выписанное Вами лекарство! И увидите сами через 15 минут придётся меня откачивать!»

Тут же все запротестовали, в том числе начальник МСЧ ФГУ ИК-13 Ткачук (который знает, что я никогда не вру, но пишет обратное) и присутствовавший сотрудник медуправления ГУ ФСИН РФ по Свердловской области. Ткачук заулыбался и екатегорически сказал: « Эксперименты нам не нужны. Они запрещены по закону (учитывая, что я – юрист). Мы верим.»

Ну, а заключение было потом просто чудовищно несправедливым и ложным! Я его не получил. Но видел копии и выдержки на ЧП, а также из ответов по запросу Литау, других правозащитников и Фредерике Бер из «Международной амнистии». Я не буду их повторять. Скажу лишь, что такие ответы должны вызвать сигнал тревоги защитников и правозащитников по следующим обстоятельствам:

1. явно ложно поставлен диагноз, что у меня лёгкая степень бронхиальной астмы. Это сделано, чтобы оправдать моё помещение в ПКТ, где все болезни обостряются, не говоря уже об астме!

2. врач Корнева Р.Т. упрямо назначает мне те лекарства, которые вызывают быструю аллергическую реакцию, спазм дыхательных путей и возможность летального исхода от асфиксии. Это фактически умышленное убийство!

3. а если я задорхнусь, то напишут, мол, не выполнял рекомендации врача-пульмонолога по приёму лекарств.


Это опасность! SOS! Это врачи-убийцы! И тем более, в камере, где никого нет. Пока я имею свой запас лекарств. Но если они кончатся, как быть?

Я много раз писал, что в целях моей личной безопасности необходимо добиваться перевода в другую колонию. Есть все основания, указанные в ч.2 ст. 81 УИК РФ. Я обращаюсь к международным правозащитникам с просьбой снова вернутьсчя к этому вопросу.

За каждую строку, изложенную в заметке, за истинность информации, я отвечаю своей репутацией.

Знают ли о ситуации российские чиновники, отвечающие за законность в местах лишения свободы? Уверен, что большинства знает точно. Но, мер не предпринимают.

Эту заметку им можно разослать для проверки изложенных фактов, и, в особенности, Генеральному прокурору России Чайке Ю.Я. и Уполномоченному по правам человека в России Лукину В.П. Почему они допускают такой беспредел? Только при проверке пусть опросят указанных мною лиц и исследуют документы, а не формальные отписки фальсификаторов.

04 мая 2007 года
М.И.Трепашкин.

Ярлыки:

Письмо М.И. Трепашкина Терри Девису

Генеральному секретарю Совета Европы
г-ну Терри Девису
от гражданина России Трепашкина
Михаила Ивановича, адвоката, незаконно
осуждённого по сфабрикованным
обвинениям в совершении деяний средней
тяжести – ч.1 ст.222 и ч.1 ст.283 УК РФ
к 4-м годам колонии- поселения,
содержащегося в камере № 13 ПФРСИ
ФГУ ИК-13 ГУ ФСИН России по
Свердловской области (г. Нижний Тагил, Урал)


О Б Р А Щ Е Н И Е

Уважаемый г-н Девис!

Уже 3 года 7 месяцев властями России по политическим мотивам, я удерживаюсь в местах лишения свободы, не совершив никакого преступления.

Моя ситуация отличается от ситуации с узниками Гуантанамо тем, что там задержанные удерживаются длительное время под стражей без предъявления обвинения, а мне обвинение предъявлено по придуманным преступлениям. Так, меня, адвоката и гражданского лица, в нарушение подсудности военный суд обвинил в разглашении полковнику ФСБ Шебалину В.В. в 2002 году сведений о планах ФСБ РФ, которые являются, якобы, государственной тайной Российской Федерации. Однако, ни в ходе суда, ни в последствии на обращения защитников и общественности не было обнаружено никаких планов. Обвинение оказалось явно придуманным.

Для того чтобы увеличить срок наказания, мне придумали ещё один факт разглашения сведений, составляющих государственную тайну России – якобы в августе 2001 года, я показал тому же Шебалину В.В. 3 (три) документа со сведениями на 3-х бывших агентов КГБ СССР, Во - первых, то, что эти 3 лица якобы являлись когда-то агентами КГБ СССР и КГБ при Совете Министров СССР – предположения, тем более Управление регистрации и архивных фондов (УРАФ) ФСБ РФ дважды секретной почтой уведомляло, что сведений о принадлежности указанных лиц к агентурному аппарату КГБ СССР или ФСБ РФ он не располагает. Во- вторых, суду были представлены компетентные экспертизы, что даже если бы названные лица и являлись когда-то агентами КГБ СССР и КГБ при СМ СССР, то такие сведения в период моей службы в КГБ СССР не составляли государственной тайны. Суд по предложению сотрудника ФСБ РФ указал 2 основания:

1. ФСБ России является правопреемницей деловой репутации КГБ СССР

(абзац 2 л. 11 приговора) и, следовательно, отвечает за все деяния КГБ СССР и КГБ при Совете Министров СССР;

2. КГБ СССР до настоящего времени осуществляет контрразведывательную и оперативно-разыскную деятельность (абзац 1 л. 2 приговора). Сами понимаете, что СССР и КГБ СССР распались ещё в 1991 году.

Вот по таким придуманным деяниям я удерживаюсь в местах лишения свободы за разглашение тайн Российской Федерации. Предположения, не имеющие под собой юридической почвы.

Почему власти России поместили меня за колючую проволоку, лишив свободы и оставив на день ареста без средств к существованию моих 5 несовершеннолетних, в том числе 4- малолетних, детей, младшим из которых было 1 год и 6 лет соответственно? Почему был совершён такой акт бесчеловечности, фашизма?

Одной из основных причин является то, что с конца 2001 года я, будучи адвокатом Московской коллегии адвокатов «Межрегион», по адвокатскому соглашению стал защищать интересы потерпевших от подрыва домов в Москве в сентябре 1999 года. У меня появились веские основания считать виновными в этой жуткой трагедии руководителей ФСБ РФ. Тем более что в период своей службы в органах госбезопасности СССР и РФ (с 1979 по 1997 г.г.) я многократно пресекал акты террора, имею за это награды, и разбираюсь в подобных преступлениях. ФСБ РФ неоднократно угрожали мне неприятностями, вынуждая прекратить свои адвокатские расследования. Я не шёл на уступки. В январе 2002 года мне на рабочее место в снимаемой квартире подбросили несколько патронов, 22 января 2002 года их изъяли в ходе обыска, проводимого сотрудниками УСБ ФСБ РФ и Главной военной прокуратуры якобы в целях розыска бывшего сотрудника УРПО ФСБ РФ Литвиненко А.В. (хотя они знали, что он в Лондоне). А 28 января 2002 года возбудили против меня уголовное дело и начали откровенно шантажировать, что надолго засадят в тюрьму, если не выйду из дела по взрывам домов. Я продолжал выполнять свой профессиональный долг адвоката. Мне чинили всяческие препятствия, что документально отражено в фильме «Недоверие». Меня и мою клиентку – потерпевшую Морозову Татьяну Александровну не допускали к ознакомлению с материалами уголовного дела, направляемого в суд в соответствии с Уголовно – процессуальным кодексом РФ. Я надеялся получить доступ к делу в судебном заседании, которое планировалось на конец октября 2003 года в Московском городском суде.

22 октября 2003 года, за неделю до начала процесса, где я собирался представить свою версию случившегося и предъявить имевшиеся доказательства, мне в автомашину был подброшен пистолет с 7-ю патронами и меня арестовали, с нарушением всех норм об адвокатской неприкосновенности. После окончания процесса по подрыву домов (в отношении Крымшамханова Юсупа и Деккушева Адама) меня оправдали в связи с непричастностью к подброшенному в автомашину пистолету. НО к тому времени меня осудили по подброшенным в январе 2002 года в снимаемую квартиру нескольким патронам и придуманную государственную тайну. Приговор состоялся 19 мая 2004 года.

Следует заметить, что в суде не было предъявлено ни одного доказательства о том, что я имею какое-то отношение к обнаруженным патронам. Даже понятые в суде заявили, что патроны могли подбросить. Но меня осудили на одном предположении, мол, раз они оказались на рабочем месте – они твои. Не учли, что 12 свидетелей, работавших за моим столом, показали, что патронов они там не видели, а также то, что патроны, как и подброшенный пистолет, числились за силовыми структурами.

Из всего обвинения по приговору от 19 мая 2004 года соответствует действительности лишь один факт – 3 мая 1999 года я в гор. Брянске, являясь сотрудником правоохранительных органов и, имея разрешение на ношение и хранение оружия, боеприпасов и специальных средств, во исполнении своих полномочий, забрал у детей (непосредственно у несовершеннолетнего Семеютина В.П.), один патрон, вывез в безопасное место и уничтожил его. Этот эпизод по российским законам преступления вообще не образует. А вменили мне его, пытаясь путём фабрикации увязать выстрел по уничтожению патрона с подброшенным пистолетом. Фабрикация выяснилась, но эпизод с патроном оставили, чтобы не пересматривать дело, так как сразу станет очевидна фальшь.

В нарушение российского законодательства, в частности, ст. 73 Уголовно- исполнительного кодекса РФ, предусматривающего отбывать наказание вблизи от места жительства, меня отправили по «персональному спецнаряду» за 2200 км. от дома и семьи, реально лишив возможности видеться с ними.

13 августа 2005 года на основании закона я был условно-досрочно освобождён. Однако, как только сказал, что намерен продолжить расследование обстоятельств подрыва домов, в нарушение всех норм российского законодательства, было отменено условно-досрочное освобождение. Группа захвата без санкции суда ворвалась ко мне в квартиру, покалечив маленькую дочь Лилию (3 года), арестовала меня и под конвоем доставила в гор. Нижний Тагил, где незаконно поместила в ФГУ ИК-13 общего режима под охрану. Это явно противоречит как ст.129 УИК РФ, так и приговору от 19 мая 2004 года, определяющим, что я должен содержаться без охраны!

В дальнейшем преследования продолжались, меня по надуманным основаниям помещали в ледяное ШИЗО, не пропускали ко мне даже защитников, а в настоящее время я уже 2 месяца удерживаюсь в строгих тюремных условиях.

Уважаемый господин Генеральный секретарь Совета Европы! Изложенное даже коротко, но уже ярко свидетельствует о моём незаконном осуждении и преследовании властями России по политическим мотивам за профессиональную деятельность адвоката.

Ряд адвокатских сообществ, большинство правозащитников России, международные правозащитные организации, в том числе крупнейшая правозащитная организация «Международная Амнистия» признали меня политическим заключённым. В марте 2007 года в своём ежегодном докладе Государственный департамент США отнёс меня к политзаключённым России.

19 апреля 2007 года на сессии ПАСЕ по итогам доклада Пургуридеса Христоса была принята (кроме России) резолюция с требованием к Российской Федерации о моём освобождении. И сам факт её игнорирования со стороны России ещё раз подчёркивает политический характер моего преследования.

Я прошу совет Европы на основании документа SGINF (2001) 34 Eaddl признать меня политическим заключённым и потребовать от России моего немедленного освобождения. Этим будут защищены и права моих маленьких детей.

Вменяемыми мне, придуманными преступлениями я никому вроде вреда не причинил, а 3 года 7 месяцев содержусь в тюрьме.

Очень надеюсь, что Совет Европы будет придерживаться принципа о том, что права человека - это дело международное, а не отдельного государства. Кроме того, я помню Ваши слова, что даже один политический заключённый в стране – члене Совета Европы – это слишком много!

Надеюсь на реагирование и справедливое решение вопроса.

С уважением,
М.И. Трепашкин

5 мая 2008 года.

Ярлыки:

среда, 16 мая 2007 г.

Ответ М.А. Кригеру из Главной военной прокуратуры

ГЕНЕРАЛЬНАЯ ПРОКУРАТУРА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ГЛАВНАЯ ВОЕННАЯ ПРОКУРАТУРА
пер. Хользунова, 14, Москва, Россия, К-160

04.2007 6у-29/00/0001-02

Председателю Общественного комитета
в защиту Трепашкина М.И.
Кригеру М.А.
117292, г. Москва,
ул. Кржижановского, д. 5, корп. 3,
офис 12


Ваше обращение, адресованное Президенту Российской Федерации, поступило в Главную военную прокуратуру и рассмотрено.

Вступившим в законную силу приговором Московского окружного военного суда от 19 мая 2004 г. Трепашкин М.И. осужден за совершение преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 222 и ч. 1 ст. 283 УК РФ, законно, обоснованно и справедливо, что подтвердил суд кассационной инстанции. Доводы, изложенные в обращении ранее неоднократно проверялись в Главной военной прокуратуре и не нашли своего подтверждения.

Эти же доводы тщательно проверены судьей Верховного Суда Российской Федерации, который своим постановлением от 2 июня 2005 г. отказал в удовлетворении надзорной жалобы Трепашкина М.И.

Оснований для постановки вопроса о принесении надзорного представления по данному делу не имеется.

На Ваше аналогичное обращение направлен ответ 4 апреля 2007 г. за исходящим №6ув-29/00/0001-02.

Обращение в части, касающейся медицинского обследования осужденного Трепашкина М.И., направлено для разрешения в Федеральную службу исполнения наказаний Российской Федерации.

Содержание настоящего ответа прошу довести до остальных авторов обращения.

Начальник 6 управления ГВП
В.Г. Молодых

БА№ 0211815

Ярлыки:

Открытое письмо М.И. Трепашкина В.А. Шаклеину

Известному российскому правозащитнику
Шаклеину Владимиру Андреевичу

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО

Уважаемый Владимир Андреевич!

Я благодарен Вам за оказываемую мне помощь в связи с незаконным осуждением меня по ч.1 ст. 283 Уголовного кодекса Российской Федерации (разглашение сведений, составляющих государственную тайну РФ и за запрос Директору ФСБ РФ Патрушеву Н.П. с просьбой выслать копии моей подписки о не разглашении. Это ключевой вопрос моего обвинения.

Дело в том, что по ст. 283 УК РФ могут быть привлечены к ответственности лица, имеющие:

а) допуск к сведениям, составляющие государственную тайну Российской Федерации;
б) доступ, т.е. реально работавшие со сведениями о государственной тайне.

Государственная тайна охраняется в России Законом от 21 июля 1993 года №5485 –1 «О государственной тайне» (с последующими изменениями). В статье 1 указанного закона указывается, что государственной тайной могут быть лишь сведения, разглашение которых наносит или может нанести ущерб безопасности Российской Федерации как государству. И та же статья 1 подчеркивает, что действия закона распространяются лишь на тех должностных лиц и граждан РФ, кто взял «на себя обязательства либо обязанными по своему статусу исполнять требования законодательства Российской Федерации о государственной тайне»

Допуск к сведениям, составляющим государственную тайну России – это не просто бумажка, написанная начальником, это – процедура, предусмотренная статьей 21 Закона РФ «О государственной тайне». Она включает в себе 3 подписки:

1. обязательство по не разглашению доверенных сведений;
2. согласие на временное ограничение прав;
3. согласие на проведение проверочных мероприятий.

Т.Е., чтобы издать приказ о допуске того или иного лица к сведениям, составляющим гостайну России, должно быть три письменных подписки. Я считаю для убедительности уместным процитировать ст. 21 Закона РФ «О государственной тайне»:

«Допуск должностных лиц и граждан к государственной тайне предусматривает:

принятие на себя обязательств перед государством по не раскрытию доверенных им сведений, составляющих государственную тайну;

согласие на частные, временные ограничения их прав…;

письменное согласие на проведение в отношении их полномочными органами проверочных мероприятий…».

Федеральный закон от 3 апреля 1995 года №40-ФЗ «Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации» (т.е. закон об образовании ФСБ РФ) требовал, чтобы сотрудники, «допускаемые к сведениям об органах федеральной службы безопасности, проходили процедуру оформления допуска к сведениям, составляющим государственную тайну… Такая процедура включает принятие на себя обязательств о неразглашении этих сведений.» (ст. 7).

Объем доступа к информации и подписка о неразглашении сведений, составляющих гостайну, по законодательству Российской Федерации отражается в контрактах, которые с 1994 года подписываются с каждым сотрудником ФСК-ФСБ РФ. В судебном заседании ислледовались подобные приказы, в частности, №576 от 18 ноября 1995 года.

В ходе судебного заседания исследовался контракт, заключенный междумною и ФСК РФ от 28 декабря 1994 года на 5 лет: том 2 л.д. 8, 87-88;

том 34 л.д. 58.

Исследовалось личное дело: том 2 л.д. 3-141

И объективно было установлено, что я не работал со сведениями, образующими гостайну государства, а поэтому я не давал органам безопасности России подписки о неразглашении. Ни в кадрах, ни в моем личном деле такой подписки не имеется! Я не получал денег за секретность. Я не нарушил ни одного обязательства перед ФСК-ФСБ РФ! Суд в этой части не опроверг данных моих доводов защиты!

том 29 л.д. 22, 24, 55;
том 34 л.д. 98-197 (24-27).

Так как я не оформлял допуска, то следователи СУ ФСБ РФ и СС ФСБ РФ по гор. Москве и Московской области отказались расследовать уголовное дело, незаконно возбужденное Главой военной прокуратуры по ч.1 ст. 283 УК РФ. Они ведь знают особенности квалификации таких дел.

Тогда военные мошенники пошли на фабрикацию. Мало того, что ст. 283 УК РФ не их подследственная, так они совместно с некоторыми нечистоплотными сотрудниками ДПУ УСБ ФСБ РФ занялись фальсификацией и подгонкой документов. Они состряпали 2 документа:

- сообщение начальника 2 отдела УСБ ФСБ РФ от 27 июня 2002 г., что я якобы имел допуск по форме №2 за №604633 от 8 февраля 1996 г.:

- выписку из приказа начальника УСБ ФСК РФ от 23 марта 1995 г. № 09, что я допущен к работ со сведениями, составляющими гостайну.

Все это - фикция, не выдерживающая никакой критики.

Здесь уместно привести сравнительный пример.

Помните в комедийном кинофильме «Свадьба в Малиновке» бандит «Папандопуло из Одессы» рисует свои деньги, которыми предлагает расплатиться за товар? Нарисовать-то он мог, но они – фуфло, если пущены в обращение в нарушение закона, регламентирующего выпуск денежных знаков в стране.

Вот и указанные выше 2 бумажки имеют такую же юридическую силу, как деньги «Папандопуло из Одессы», ибо не соответствует Закону РФ «О государственной тайне. Только вот даже малообразоваггые люди нарисованных «денег не брали, а судья Московского окружного военного суда Седов С.П. указанное «фуфло» положил в основу обвинительного приговора!?

Уважаемый Владимир Андреевич! В ответ на Ваше обращение Директор ФСБ РФ не сможет выслать копии моего обязательства перед органами России о неразглашении сведений, составляющих гостайну Российской Федерации. Такой подписки не существует! Он либо промолчит, либо вышлет Вам те же подтасовки, которые сунул военным судьям, а вдруг возьмете «деньги Папандопуло из Одессы».

Я решил написать Вам это «Открытое письмо» по 2-м причинам. Во-первых, чтобы предупредить: «Осторожно, могут быть ФСБэшные фальшивки!» Я юридически обосновал их несостоятельность, со ссылками на конкретные нормы закона. Хотя у меня в запасе еще более 100 аргументов. Во-вторых, я хотел бы открыто продемонстрировать хотя бы на одном, но очень важном примере, как фабриковалось сотрудниками ФСБ РФ, Главной военной прокуратуры и военными судьями уголовное дело по обвинению меня в разглашении государственной тайны Российской Федерации. Преступная фальсификация доказательств, по которой я уже 3 года 6 месяцев удерживаюсь в тюрьме!

С Уважением,
М.И. Трепашкин

20 апреля 2007 г.

Ярлыки:

Письмо В.А. Шаклеина Н.П. Патрушеву

МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЙ ЦЕНТР ПРАВ ЧЕЛОВЕКА -
отделение Общероссийского Общественного Движения
«ЗА ПРАВА ЧЕЛОВЕКА»

РОССИЯ: 620137, гор. Екатеринбург, а/я 382, т/ф (343) 365-11-47, Е-mail: vashin@rambler.ru

Директору Федеральной службы безопасности
Российской Федерации
Патрушеву Н. П.
101000, гор. Москва, ул. Большая Лубянка, 1/3


Уважаемый Николай Платонович!

МОО «Межрегиональный центр прав человека» на протяжении многих лет, в соответствии с действующим законодательством РФ и Устава, занимается защитой прав человека в регионе и по России в целом. В нашу организацию обратился за правовой помощью, в связи с незаконным осуждением по ч.1 ст. 222 и ч.1 ст. 283 УК РФ, москвич, бывший адвокат Московской коллегии адвокатов «Межрегион», ветеран и пенсионер органов госбезопасности Трепашкин Михаил Иванович, отбывающий наказание в ФГУ ИК-13 гор. Нижнего Тагила.

Как следует из его приговора, Трепашкин осужден за разглашение в 2002 г. сведений, раскрывающих планы ФСБ РФ, а также за разглашение в 2001 г. сведений о лицах, сотрудничавших на конфиденциальной основе с органами, осуществляющих (в настоящее время) контрразведывательную и оперативную деятельность. Заключение о степени секретности делали оперативные сотрудники ФСБ РФ.

Вместе с тем, осужденный адвокат Трепашкин М.И. утверждает следующее:

1. что он уволился в 1997 году из ФСБ РФ, в связи с чем в 2002 г. не мог знать каких-либо планов этой организации. Эксперты Вашего ведомства – Петров и Бутов - не назвали каких-либо планов. Неизвестны они и полковнику ФСБ РФ Шебалину В.В., служившему в УРПО, которому, по утверждению обвинения, якобы и были разглашены сведения о планах;

2. что УРАФ ФСБ РФ не подтвердило факта сотрудничества названных в приговоре лиц на конфиденциальной основе с органами, осуществляющими контртеррористическую или оперативную розыскную деятельность (исх. №10/3-176 от 27.02.04 г.);

3. что он (Трепашкин) не давал подписки о неразглашении сведений органам РФ, т.к. в соответствии с контрактом не работал со сведениями, составляющими гостайну России, а по закону РФ «О государственной тайне» ответственность за разглашение могут нести лишь те должностные лица и граждане РФ, которые взяли на себя обязательства исполнять законодательство РФ о государственной тайне (ст.1).

По указанной причине уголовное дело в отношении Трепашкина М.И. не стали расследовать следователи ФСБ РФ, к чьей исключительной подследственности относится статья 283 УК РФ. И дело, с нарушением подследственности, расследовал следователь Главной военной прокуратуры Владимиров В.Ю..

Данными приговора версии Трепашкина М.И. – не опровергаются!

Получается, что уже почти три с половиной года человек безвинно отбывает наказание, не совершив преступления.

А возможно, что Трепашкин М.И. вводит в заблуждение правозащитников?

В связи с изложенным, МОО «Межрегиональный центр прав человека» просит Вас:

1. выслать в наш адрес ксерокопии подписки Трепашкина М.И., данной органам РФ, в соответствии с Законом РФ «О государственной тайне» – о неразглашении сведений, составляющих государственную тайну РФ. Она секретной не является;

2. подтвердить, что указанные в приговоре 3 лица действительно сотрудничали на конфиденциальной основе с российскими органами, осуществляющими в соответствии со ст. 12 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» контрразведывательную и оперативно-розыскную деятельность;

3. что Трепашкин М.И. в 2002 г. владел сведениями о планах ФСБ РФ и эти планы имеются в уголовном деле.

Надеемся своевременно получить ответы на соответствующие вопросы, чтобы принять решение о целесообразности защиты гражданина России Трепашкина Михаила Ивановича.

Приложение: копия Доверенности Трепашкина М.И. от 01.12.2006 г. - 1 стр.


С Уважением,
Председатель совета координаторов,
Координатор ООД «За права человека» по УрФО
В.А. Шаклеин

Ярлыки:

Михаил Трепашкин объявляет SOS!

МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЙ ЦЕНТР ПРАВ ЧЕЛОВЕКА -
отделение Общероссийского Общественного Движения
«ЗА ПРАВА ЧЕЛОВЕКА»

РОССИЯ: 620137, гор. Екатеринбург, а/я 382, т/ф (343) 365-11-47, Е-mail: vashin@rambler.ru


Михаил Трепашкин объявляет SOS!
(Краткое информационное сообщение об итогах встречи 10 мая)

10 мая состоялась внеочередная встреча представителя МЦПЧ в изоляторе ИК-13 в городе Нижний Тагил с политзаключенным Михаилом Трепашкиным.

Михаил Иванович заявил о плохом самочувствии, особенно по ночам - задыхается. Проблема еще в том, что у него кончаются необходимые лекарства – SOS! Другая проблема с лекарствами– те, какие наиболее эффективны – практически отсутствуют с октября 2006г. В тюремных условиях врач выписывает лекарства, от применения которых он чаще задыхается. Для облегчения нужны профессионально и добросовестно подобранные лекарства. Еще одна ошибка в лечении – еще 10 лет назад М. Трепашкину в Москве установили диагноз «инфекционно-аллергическую астму», а здесь лечат от «бронхиальной астмы», а это разные болезни.

В отношении юридической защиты прав человека, относительно к М. Трепашкину, была подтверждена подлинность письма, полученного в мой адрес по эл.почте: «Омбудсмен Свердловской области Мерзлякова Т.Г. сама может оказаться за решеткой». Не было возражений и против содержательной части моих «Комментарий…» к указанному письму М. Трепашкина. Были обсуждены проекты обращений в адрес Уполномоченного по правам человека Мерзляковой Т.Г., прокурора г. Нижнего Тагила Клементьева А.В. и другим представителям органов власти разных уровней РФ, касающиеся конкретной защиты законных прав М. Трепашкина . Несомненно, основная надежда по продвижению реальной защиты прав политзаключенного М.Трепашкина связана с действиями его адвокатов Л.Косик, Е.Липцер, С.Бровченко, Л.Пономаревым, российскими и международными членами комитета по защите незаконно осужденного, поддержкой депутатов, правозащитников, различных общественных и политических деятелей, простых граждан из России и зарубежья, чья помощь придает дополнительные силы узнику.

Также были поддержаны активные правозащитные действия по информированию участников саммита «ЕвроСоюз – Россия», который состоится в России 18 мая 2007г.


Председатель совета координаторов,
координатор ООД «За права человека» по УрФО
В.А. Шаклеин

Ярлыки:

Письмо Генеральному консулу Великобритании

МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЙ ЦЕНТР ПРАВ ЧЕЛОВЕКА -
отделение Общероссийского Общественного Движения
«ЗА ПРАВА ЧЕЛОВЕКА»

РОССИЯ: 620137, гор. Екатеринбург, а/я 382, т (343) 365-11-47, Е-mail: vashin@rambler.ru; vashin@mail.ru


Генеральному консулу
Соединенного Королевства Великобритании и
Северной Ирландии в городе Екатеринбурге
госпоже Дженни Лок


Уважаемая госпожа Лок!

ОО «Межрегиональный центр прав человека» - Уральское отделение ООД «За права человека», который я имею честь представлять, обращается к Вам с просьбой передать руководителям Великобритании призыв поддержать требования российских и международных правозащитников об освобождении политического заключенного, адвоката Трепашкина Михаила Ивановича, с октября 2003 года удерживаемого в местах лишения свободы по сфабрикованным обвинениям.

Власти России преследуют М.И. Трепашкина за то, что он представлял в деле по подрыву домов в Москве интересы потерпевших; так, он объявил виновными в данном террористическом акте спецслужбы России и выдвинул требование об отставке Директора ФСБ РФ.

После этого в автомашину М.И. Трепашкина был подброшен пистолет, после чего, в нарушение норм адвокатской неприкосновенности, он был арестован.

Позже судом было установлено, что М.И. Трепашкин никак не имеет никакого отношения к подброшенному ему пистолету, и тогда его обвинили в другом преступлении – в якобы имевшем место «разглашении государственной тайны», т.е. тайн КГБ СССР (а именно, спецслужбы давно не существующего государства) и в хранении нескольких патронов, явно подброшенных ему, как ранее был подброшен пистолет.

В настоящее время адвокат М.И. Трепашкин содержится в тюремных условиях особой изоляции – в камере-одиночке ПФРСИ ФГУ ИК-13 гор. Нижнего Тагила Свердловской области.

Три года и семь месяцев Михаил Трепашкин удерживается в местах лишения свободы за деяния, которых он не совершал. Его ситуация отличается от ситуации с узниками американской тюрьмы на военной базе Гуантанамо (Куба) лишь тем, что последних длительное время удерживают под стражей без предъявления обвинения, а адвокату Михаилу Трепашкину предъявили обвинения, но по не имевшим места преступлениям. Мы располагаем рядом заключений авторитетных юристов, что приговор адвокату Михаилу Трепашкину незаконен.

Крупнейшая правозащитная организация «Международная Амнистия» и Госдепартамент США признали М.И. Трепашкина политическим заключенным.

19 апреля 2007 г. на сессии Парламентской Ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) была принята резолюция с требованием о немедленном освобождении Михаила Трепашкина. Однако власти России не желают прислушиваться ни к мнению европейских парламентариев, ни к требованиям российских правозащитников, и продолжают удерживать М.И. Трепашкина в тюрьме. Российские власти не желают принять во внимание даже то обстоятельство, что у незаконно осужденного адвоката дома остались пятеро детей, в том числе двое малолетних.

Мы надеемся, что Великобритания, как влиятельнейшая европейская страна, твердо отстаивающая права человека по всему миру, в исполнение Хельсинских Соглашений и ряда других действующих международных документов, установивших, что права человека интернациональны и что их соблюдение не является делом лишь отдельно взятого государства, откликнется на наш призыв и потребует от российского руководства выполнения резолюции ПАСЕ об освобождении адвоката Михаила Трепашкина.

С уважением,
Председатель совета координаторов,
Координатор ООД «За права человека» по УрФО
В.А. Шаклеин

Ярлыки:

Краткий комментарий к письму заключенного М.И. Трепашкина: «Омбудсмен Свердловской области Мерзлякова Т.Г. сама может оказаться за решеткой»

В силу сложившихся обстоятельств, ко мне поступило письмо политзаключенного М.И.Трепашкина, в настоящее время уже более 3,5 лет отбывающего свой срок лишения свободы в Нижнетагильской колонии. Письмо называется «Омбудсмен Свердловской области Мерзлякова Т.Г. сама может оказаться за решеткой», составленного 21.04.07 г.

Как гражданин, причастный к общественной поддержке граждан, притесняемых государством, и несущий ответственность за назначение в 2001 г. Татьяны Мерзляковой на должность Уполномоченного по правам человека в Свердловской области, я считаю себя обязанным изложить не только свое мнение, но и ряд конкретных фактов и оценок деятельности регионального омбудсмена.

Для исторической справки: я считаю себя причастным к возникновению самой структуры Уполномоченного по правам человека в Свердловской области.

Осенью 1995 г., на встрече с представителями общественности, вновь избранному Губернатору Свердловской области Росселю Э.Э. было напрямую заявлено о необходимости образования в рамках областной структуры власти должности Уполномоченного по правам человека. Такая должность была создана в июне 1996 г. Сначала был принят соответствующий областной Закон, а осенью 1997 г. был избран и утвержден в должности омбудсмена ставленник областных органов власти Машков В.В. Данный чиновник не оправдал возложенных на него правозащитной общественностью области обязательств действовать во время пребывания на своем посту в строго установленном законом порядке, после чего он подвергся соответствующим судебным разбирательствам.

После отставки В.В. Машкова в 2001 г. правозащитникам стала известна кандидатура нового омбудсмена – бывшего депутата Свердловской Областной Думы Мерзляковой Т.Г. Будучи с 1996 г. руководителем не только Общественной организации (ОО) «Межрегиональный центр прав человека» (МЦПЧ), но и учрежденной в 1997 г. ОО «Союз правозащитных организаций Свердловской области» (СПОСО), я предварительно встретился с Мерзляковой Т.Г. как с кандидатом в Уполномоченные по правам человека, и мы обсудили ситуацию в области законной адресной защиты прав граждан, пострадавших от различных противоправных действий органов власти. Затем, на специально организованной областной конференции правозащитников, Т.Г.Мерзлякова (выборы проходили на альтернативной основе) была поддержана общественниками с последующим ее утверждением в должности Уполномоченного по правам человека Законодательным Собранием Свердловской области.

Мне не запомнились какие-либо принципиальные разногласия по текущим проблемам защиты нарушаемых в Свердловской области прав человека между общественными правозащитниками и новым областным омбудсменом в течение всех последующих примерно полутора-двух лет работы Т.Г. Мерзляковой в должности Уполномоченного. Правозащитников официально приглашали на заслушивание отчетных годовых докладов в Законодательном Собрании области, на которых им даже давали возможность для кратких выступлений перед депутатами с целью оценки текущей ситуации и перспектив взаимодействия с властями.

С той же целью в декабре 2001 г. Мерзляковой Т.Г. была организована и встреча правозащитников с Губернатором Свердловской области, который во всеуслышанье заявил, что отныне встречи по актуальным проблемам нарушений прав человека будут проводиться в области ежегодно. Я свидетельствую о том факте, что с тех пор таких встреч с Губернатором, как и обсуждений Докладов Уполномоченного о проблемах защиты конституционных прав и свобод человека и гражданина в Свердловской области с общественниками, более не было. По крайней мере, официальных приглашений на них я не получал.

В целом я расцениваю как положительный факт своего сотрудничества, начиная с 2001 г., как с областным, так и с федеральным Уполномоченными по правам человека, так как в условиях массовых нарушений прав и свобод граждан как на территории области, так и в России в целом, оказание той или иной адресной правовой помощи гражданам, пострадавшим от действий властных органов, в любом случае является жизненно необходимым делом. И такую реальную помощь со стороны омбудсменов любого уровня я считаю актуальной.

Однако остается актуальным и такой вопрос: насколько принципиально - в рамках действующего несовершенного законодательства и формирующейся полицейской системы властвования - выполняют свой долг административные службы, не имеющие властных полномочий, но влияющие на уровень правовой защищенности граждан?

Именно снижение уровня принципиальности в деятельности Уполномоченного по правам человека, нежелание последовательно добиваться исполнения законной защиты прав и свобод человека в Свердловской области, независимо от уровня и должностного положения нарушивших их органов власти, и стало причиной «охлаждения» его отношений, вплоть до острых конфликтов, с правозащитниками, в том числе с ОО «Межрегиональный центр прав человека».

Из многих имеющих место фактов отказа Мерзляковой.Т.Г., как Уполномоченного по правам человека, исполнять свои должностные обязанности принципиально, отмечу несколько, связанных с грубыми нарушениями прав и свобод человека в Свердловской области:

1. Областной Уполномоченный по правам человека Мерзлякова Т.Г. с 2002 г., фактически, как должностное лицо, не участвовала последовательно в актуальной защите прав жителей села, не поддерживала законных действий правозащитников в восстановлении законности и против дискриминации сельских жителей в плане соблюдения их конституционных прав (права на жизнь, здоровье, образование, юридическую защиту и т.д.). Ряд правозащитников были вынуждены в одиночку привлекать внимание общественности к этой жгучей проблеме, вплоть до возбуждения судебных дел и привлечения к законной ответственности Губернатора и Правительство Свердловской области, других виновных, в том числе органы власти федерального уровня. О «кричащих» проблемах селян до 2007 г. даже не упоминалось в годовых Докладах омбудсмена.

2. Я отношу на счет нежелания «связываться с произволом» административных и правоохранительных органов и отказ Уполномоченного в противодействии многолетним незаконным преследованиям правоохранительными органами всемирно известного сельского предпринимателя и правозащитника Василия Мельниченко из села Галкинское Камышловского района, правозащитника Квашнина Ф.В. из села Боровлянка Пышминского района, других правозащитников.

3. Еще в 2001 году, после утверждения на должность Уполномоченного по правам человека, между Мерзляковой Т.Г. как официальным должностным лицом региональной власти и рядом руководителей правозащитных организаций, в том числе ОО МЦПЧ, были заключены рабочие соглашения по «Договору о сотрудничестве в области защиты прав человека» и подписано «Заявление о принципах взаимодействия при защите прав человека на основе Законности, Ответственности, Вежливости (ЗОВ)» – «на неопределенный срок…», который «мог быть расторгнуть по письменному уведомлению любой из сторон…» В последующий период деятельности Уполномоченного по правам человека эти подписанные им документы – в одностороннем порядке, без уведомления правозащитников – были проигнорированы. ОО МЦПЧ не получал письменного уведомления об их расторжении, но получал сведения о многочисленных фактах несоблюдения со стороны Уполномоченного своих обязательств по информированию нас о его деятельности. Последний из отказов в предоставлении такой информации был связан с законным запросом ОО МЦПЧ от 19.03. 2007 г. о предоставлении «Отчета о расходовании финансовых средств на обеспечение деятельности Уполномоченного по правам человека в Свердловской области в 2006 г.». В ответном письме (от 05.04.07 г.) указывалась следующая причина отказа: «Отчет был заслушан 22.02.07 г. на совместном заседании Палат Законодательного Собрания Свердловской области… Иных форм контроля за деятельностью Уполномоченного по правам человека Свердловской области действующим законодательством не предусмотрено».

Можно только гадать, о каком «законодательстве без контроля» говорит «законный уполномоченный по правам человека…», но тот факт, что по действующему законодательству есть основания привлечь чиновника к уголовной ответственности по ст. 140 УК РФ «Отказ в предоставлении гражданину информации», с наказанием вплоть до «лишения права занимать определенные должности», находится в точно таком же правовом поле, как и документально подтвержденные аргументы политзаключенного М.Трепашкина о возможности для «Омбудсмена Свердловской области… самой оказаться за решеткой» уже по ч.2 ст. 129 УК РФ, за клевету в адрес пострадавшего от беззакония.

Считаю, что письмо политзаключенного Михаила Трепашкина достаточно аргументировано в части возможности привлечения к ответственности чиновника, по своей должности обязанного защищать законность и справедливость более тщательно, чем любой прокурор и судья, т.к при вступлении в должность Уполномоченный дает присягу «…быть беспристрастным и руководствоваться только законом и голосом совести» - ч.1 ст.7 областного Закона «Об Уполномоченном по правам человека в Свердловской области».

Отбывающий незаконное наказание осужденный М.И. Трепашкин доверил мне свою защиту во всех судебных, административных и иных органах власти на территории Свердловской области и РФ. Безусловно, при необходимости, я буду действовать в целях его защиты всеми законными способами.

Вынужден признаться, что еще в 2001 году, после утверждения в должности Уполномоченного по правам человека, я обещал Мерзляковой Т.Г. также защищать ее права и достоинство в случае нападок и нарушений ее прав со стороны органов власти. Свои обязательства в таких случаях я готов выполнять и в будущем, но не в вышеназванном случае с политзаключенным М.И.Трепашкиным.

В данном случае его защиту я, безусловно, считаю приоритетной.

Как гражданин, которого называют в обществе правозащитником, я считаю, что деятельность Мерзляковой Т.Г. как Уполномоченного по правам человека в настоящее время заслуживает более глубокой оценки. Как организатор и исполнитель акций правовой помощи населению, она известна не только в Свердловской области и в России, но и за рубежом, являясь, по неофициальным сведениям, даже «членом бюро Европейского института омбудсменов».

Считаю также, что необходимо уточнить объективную информацию о деятельности Свердловского омбудсмена. Согласно сведениям, изложенным в годовых отчетах, областной Уполномоченный выполняет очень большой объем работы по оказанию различной помощи населению; в частности, в 2006 году было проконсультировано более 8279 граждан по вопросу защиты их прав. Это, я полагаю, является действительно существенной помощью гражданам, пострадавшим от нарушений своих прав.

Однако в своих отчетах Уполномоченный не приводит многих конкретных сведений о нарушениях прав человека органами власти. Нет сведений о деятельности независимых от властных органов правозащитников, которых она характеризует отрицательно. Только активистами нашей организации в 2006 году было бесплатно проконсультировано более 1090 граждан по различным вопросам защиты прав человека - на общественных началах, без постоянных источников финансирования и разного рода необходимых для этого материальных ресурсов (которыми обладает Уполномоченный по правам человека в области - не это ли является одной из причин отказа чиновника в предоставлении сведений о бюджетных расходах на свою деятельность?) Кроме того, большое количество граждан обращается за правовой защитой к общественным правозащитникам как к последней инстанции, в частности, граждане обращаются и в нашу организацию, не найдя такой помощи у властей, в том числе и у нашего «официального правозащитника». Взять, к примеру, более 2000 жителей поселка Басьяновский Верхнесалдинского района. Сколько лет они обращались за защитой своих прав к органам власти, к Уполномоченному по правам человека – 4 года! – и безрезультатно.

Только чрезвычайные действия нашей организации, вплоть до обращения к Президенту РФ, спасли граждан от замерзания очередной зимой - такой информации нет в Отчетном докладе Уполномоченного. В Докладе нет сведений о пытках заключенных, защитой которых занимаются и наши правозащитники. Нет в Докладе сведений о грубых нарушениях политических прав жителей области и о ряде других грубых нарушений конституционных прав человека - на жизнь, здоровье, юридическую защиту и т.д. Утверждаю, что такие действия органов власти в области и в России в целом элементарно и целенаправленно скрываются от жителей и области, и России, от международных организаций, в частности, в целях не допустить их обсуждения в Совете Европы.

К несчастью для граждан России, при помощи подобного рода уловок омбудсменов, системой власти в РФ образована еще одна ширма для сокрытия преступлений против начеления, совершаемых ее представителями на региональном и федеральном уровнях против, преступлений, подобных гонениям на «инакомыслящих» в советское время, насильственному внедрению «образа врага» и т.п. деяний. Это - одна из причин, по которой и был незаконно, по политическим мотивам, осужден Михаил Трепашкин, отбывающий сейчас наказание в Свердловской области.

Усилиями административных, правоохранительных и судебных органов власти в Свердловской области, в России в местах изоляции граждан созданы пыточные условия для таких людей, как М.И.Трепашкин, а Уполномоченный по правам человека – вместо выдвижения законных требований о проведении независимых расследований преступлений и наказания виновных, независимо от их служебного положения – фактически защищает конкретных должностных лиц, совершающих преступления против граждан и человечности.

Например, можно ли считать достойным для омбудсмена факт его защиты начальника исправительной колонии ИК-13 Золотухина С.С., в которой созданы пыточные условия для осужденных и где незаконно, за колючей проволокой, находится колония-поселение, та самая колония, в которой политзаключенному М.Трепашкину грубо и незаконно инкриминировали «злостное нарушение режима» и на этом основании ужесточили ему условия отбывания наказания?

При всем моем уважении к законной деятельности любого Уполномоченного по правам человека, в частности, в Свердловской области, я считаю, что нельзя снять с Уполномоченного гражданскую ответственность за его деятельность и за его конкретные поступки, несовместимые с Законом, Правом и Достоинством Человека.


Председатель совета координаторов,
«диссидент-шестидесятник»
В.А. Шаклеин

Ярлыки: