Михаил Иванович Трепашкин - московский адвокат, бывший сотрудник КГБ и ФСБ. Эксперт Общественной Комиссии по расследованию взрывов домов в Москве и Волгодонске и событий в Рязани. Арестован 22 октября 2003 года, накануне заседания суда, где он планировал предъявить факты, которые могли дать основание утверждать о причастности спецслужб к организации взрывов жилых домов в сентябре 1999 года. Предлог для ареста - в его машине был обнаружен пистолет. Сам Трепашкин утверждает, что пистолет был подброшен. После незаконного задержания Трепашкин был помещен в пыточные условия: грязная камера 1,6х2 м, пытки голодом, холодом, лишением сна. 19 мая 2004 г. за незаконное хранение оружия и разглашение гостайны приговорен Московским окружным военным судом к 4 годам колонии-поселения, начиная с 1 декабря 2003 г. 4 ноября 2003 года бывшие политические узники, среди которых Елена Боннэр, Сергей Ковалев и Владимир Буковский, призвали Amnesty International признать Трепашкина политзаключенным.

пятница, 29 июня 2007 г.

Мы вместе – сила, друзья!


Закончились вторая по счету голодовка и антивоенный, антирежимный пикет правозащитников в Нидерландах. Дорогие друзья, примите нашу искреннюю благодарность за вашу поддержку!

В трудное для нас время вы были рядом, своими статьями, письмами, звонками выражая полную солидарность и стремление довести борьбу до конца. Хочется отбросить казенные слова и рассказать вам, как важны были поддержка голодовкой Мадины Магомадовой, оказавшейся в Нидерландах проездом по делам беженцев; статьи Аллы Дудаевой, призвавшей соотечественников выйти на площади своих стран и выразить единение; Вальтера Литвиненко, человека редких стойкости и мужества. Меня потрясло пришедшее из Ингушетии письмо, начинавшееся словами: «Над Назранью на низкой высоте летает военный истребитель...».

Несмотря на шквальный ливень после утреннего затишья, падали и летали наши лозунги на щитах, и пришлось прибивать их к земле.

Из другого города приехала недавняя политзаключенная Узбекистана, тяжело больная Лариса Конокова, пережившая электрошок психушек и пытки тюрем; а также делавшая фильм об А.Литвиненко Маша Новикова.

В наш адрес поступали не только теплые слова, но и угрозы. Те и другие, с купюрами, приведу в порядке поступления: эти письма по сути – не личные. Они подтверждают, и насколько нам нужно усилить борьбу, - и кто наши единомышленники.

17 июня, в первые сутки, когда по каналу НТВ транслировалось интервью кандидата в президента РФ Владимира Буковского, мной ощущался голод, - но все зависит от настроя и целей, и в последующие дни голодовки не возникает желания ни есть, ни даже пить. – Особенно, когда акция сопровождается такими страшными сообщениями, какие мы получали об ухудшающемся здоровье больных пзк.

20 июня – день беженцев, и все мы сопоставляли дату с попыткой выдворить из Московской области в Узбекистан, практикующий пытки, задержанного и помещенного в изолятор временного содержания Мухаммадсолиха Матъякубовича Абутова, 1969 г.р. Думали мы и о тысячах беженцах, блуждающих по миру и выталкиваемых властями, нарушающими конвенции по правам человека...

21 июня – самый длинный день в году, что особенно «приятно» для голодовки. Еще поступали издевательские пожелания «похудеть» или «прийти с бубликом», хотя при полном отказе от пищи человек сбрасывает вес значительно позже, и диета – это специальный рацион; а голодовка – серьезнейшее испытание для любого организма, оставляющее всегда плохие последствия.

22 числа мы не могли не сопоставить годовщину начала войны с современным российским фашизмом... В этот же день, в 4.00, М.Трепашкина направили этапом из всемирно прославившегося нарушением прав человека концлагеря №13 Нижнего Тагила в Екатеринбург, в СИЗО №1, для участия в кассационной инстанции. Михаил Трепашкин обратился с заявлением к своим защитникам и потребовал выполнения постановления ПАСЕ о незаконности его задержания.

Обострилась болезнь Бориса Стомахина, отправляемого на этап.

23 июня Заурбеку Талхигову исполнилось в камере 30 лет, пять из которых он осужден ни за что. На следующий день поступило сообщение о резком ухудшении состояния здоровья Заурбека, находящегося в зоне в Коми. Нам передали слова
политзаключенного: «Я тяжело заболел, лежу – не двигаюсь. Высокая
температура, острые боли в области печени, утром сильно болело сердце. Что со мной, я не знаю». Напомню, что неделю назад З.Талхигова «подлечивали» в медчасти, но, как только кончились переданные с воли лекарства, его вернули в общую камеру. Заурбек был выписан тяжело больным, и в настоящее время лишен даже элементарной медпомощи.

Мы представили во время пикета поздравительный плакат с портретами З.Талхигова и М.Ходорковского, отмечающих дни рождения в июне. Особенно горькие мысли навевало соседство именинного уголка - с тюремной решеткой...

Официальные новости о голодовке уже изложены.

На протяжении дня акцию без устали фотографировали журналисты, туристы, прохожие, - снимали фото и видео.

Равнодушных было не много: так, пятеро туристов минут десять дружно крошили свои бутерброды на плакат «голодовка!», затем птички с аппетитом подчищали вкусные крошки. Голландская девочка, пользуясь всеобщей семейной безнаказанностью, пропрыгала на одной ножке по лозунгам туда и обратно; затем это же сделал мальчик, за которого долго извинялся отец. Было несколько мелких провокаций – исключительно со стороны россиян. Кроме того, непременные четыре гэбэшника изучили, запоминая, лица участников акции... Я думаю, мы еще встретимся.

От таких публичных выступлений запоминается лучшее: солидарность, улыбки, слова помощи и привета, ощущение нужности. Голодовка закончена – да здравствует международная голодовка и демонстрации в сентябре, если мир до тех пор не проснется!

Иногда мне казалось, нас мало – а выяснилось, так много! Значит, нужно быть еще требовательней к статьям и определенней в словах и поступках.

Какие замечательные у нас с вами друзья! И как ничтожны наши враги. Судите сами.

1. Зияна, Париж:

Я только что прочитала, что ты объявила голодовку. Честно, я поддержала бы, но увы, меня подводит здоровье, извини. Я во всем в курсе, стараюсь не забывать, что происходит в мире и у меня дома в Чечне. Дай Бог тебе силы.

2. Виктор Рабаев, США :

Читаю прессу о Вашей голодовке, и очень сочувствую Вам.
Слов не нахожу, чтобы выразить, наскольно нужным и достойным действием мне представляются шаги, предпринимаемые Вами.
С самым добрым чувством к Вам и к Вашим близким - Виктор Рабаев.

3. Роман (письмо из России).

Сильно расстроен, что голодаешь. Думаю, с продовольствием там у вас всё хорошо, - неужели что-то случилось? Против чего? Там же всё тихо вроде. В СМИ, конечно, ничего нет, в официальных. Но и в сети вроде всё тихо. Ладно, здесь у нас могут забрать или заглушить кого угодно, но там-то тихо вроде... Сильно обеспокоен. Напиши, хоть в чём дело.

4. В. Крупский, Россия:

Голодать не люблю, люблю вкусно покушать. Если человек не в тюрьме, голодовка - самый глупый и бесполезный метод протеста. Всё-таки мне совершенно непонятен смысл голодовки в Голландии по поводу проблем в России. Тем более, с несбыточными требованиями. Ну, ясно, что Путину до Гааги намного дальше, чем голодающим до кладбища. Вот я и не понимаю технологию процесса... Вы там намереваетесь помереть от голода? Типа, по-взрослому так? Точно намерены? Ну, тогда преклоняюсь. Или же вы собираетесь поголодать недельку-другую, щадяще этак, поиметь пиар, а потом, уже никак не афишируя, потихоньку это дело прекратить, да и отметить ужином в хорошем ресторане? А некоторое время спустя снова поголодать.
А потом ещё. Что ни говорите, а это напоминает всего лишь разновидность диеты для похудания. Пиар же обеспечивает дисциплину в ее соблюдении.

5. Сергей Касьянов, Москва:

Я мысленно к твоей голодовке присоединяюсь! Мысленно - потому, что поголодать мне очень не мешало бы:)). Но пока не рискую...

6. Из спецназа:

Ничего, в Чечне мы их гасили не плохо, рады были заставлять тебя поплакать:). Слава РОССИИ! Смерть чеченским подстилкам!

7. О`Санчес (Россия):

Лариса Володимерова. Вы, конечно, голодайте, бессрочно и как угодно, однако помните печальный пример американца, доктора Хайдера: он тоже голодал бессрочно перед Белым домом, дней двести подряд, по-моему, и здорово исхудал; и если бы в конце концов друзья и родные не отговорили его от гибельного шага - дело могло закончиться существенным вредом для здоровья мужественного американца.

8. Евгений Новожилов, Россия:

Я за Вас болею - буквально. Ваше здоровье ещё пригодится - и Вам, и
людям. К сожалению, сытый, равнодушный, циничный и жадный Запад можно хоть как-то расшевелить только радикальными акциями...
Пищу материальную Вы сейчас не принимаете. Посылаю Вам пищу
духовную...

9. Андрей. southafrica@dominican.cc

Меня интересуют ответы на следующие вопросы:
1. Являются ли членами вашей организации лица, прежде состоявшие в КПСС и ВЛКСМ.
2. Занимается ли Ваша организация проблемой наказания лиц состоявших в КПСС и ВЛКСМ в связи с совершёнными ими преступлениями (геноцид) во время существования советского преступного режима.(1917-1991гг)
3. Занимаетесь ли Вы проблемой возвращения и процентной компенсации лицам имевших согласно своему наследственному праву собственность (недвижимость, земля и т.д.) до 1917 года.
4. Каково Ваше отношение к современной власти в РФ.

10. Елена Маглеванная:

Полностью разделяю и поддерживаю Вашу позицию и выдвигаемые Вами требования. Я читала Ваши статьи на Чеченпресс, а также то, как Вы конспектировали книгу "ЛПГ", которая мне самой очень нравится. Была бы рада по возможности принимать участие в Вашей деятельности и защите всех, кто пострадал за правду.

11. Валерий Калабугин, Эстония:

Поддерживаю Вас! Письмо Трепашкина я передал адресату (послу Эстонии в Москве Марине Кальюранд) и прессе. Отослал также Ваше заявление.

12. Алла Дудаева:

Ваши требования, я верю, спасут жизнь многим.

13. Петр Ткалич:

Успехов Вам. И радуюсь за Вас, кажется всё у Вас получилось.

14. Кригер Михаил, Россия:

Позавчера собирался ОК в защиту М. Трепашкина. Вот поручения, что были на нем приняты: ......9. Размножить информацию о Л.Володимеровой для распространения на пикетах. Исполнитель: М.Кригер.

15. Светлана Романова, Россия:

У Заура Талхигова сегодня день рождения? Если у Вас есть возможность, передайте ему мои искренние поздравления и пожелания здоровья и сил, бодрости духа и терпения, чтобы надежда и вера никогда не покидали его сердце.
Лариса, судя по всему, Вы очень смелый человек. Удачи Вам во всех начинаниях и, вообще, всего самого доброго! Держитесь!

16. Муса Таипов, Франция:

вы сильная женщина, я горжусь тем, что знаком с вами. Извините, что отвечаю поздно, но лучше поздно..., выезжал по делам. что у вас за осложнения со здоровьем? ещё раз, берегите себя, не обрадуйте путина и его "команду". мы должны ещё увидеть суд над ним.

17. Ахмед Хачъаровский:

Что же это Вы так вдруг, неожиданно, предприняли голодовку?
Пишут, что ухудшилось Ваше состояние. Между прочим, мы за Вас
переживаем. Не пора ли вернуться к жизни?

18. Евгений Минин, Израиль:

Разослал линк ЧП всем и на радио. Как ты чувствуешь?? Будь осторожна - у Путина нет жалости к людям. Держись. Каждый день думаю - как ты там.

19. Эльдар Зейналов, Азербайджан:

Derjites'! Eldar.

20. Юрий (США):

Я осветлил темные фотографии, где Вы. Вы выглядите очень трогательно, душа моя щемит. Я хочу только сказать в утешение, что за истекшие полгода отношение к России и Путину, как это видно отсюда, резко изменилось. От западного идеализма ничего не осталось и пришло очень ясное понимание. Реставрируется не коммунизм, а самодержавие.

21. Andrew Kavrikov, крупный российский бизнесмен:

Потрясен Вашим гражданским мужеством и поддерживаю Ваши взгляды. Как ваше здоровье, надеюсь, голодовка не нанесла ему урон. Желаю Вам всего самого хорошего.

22. Вальтер Литвиненко:

Уважаемая Лариса, убедительно прошу, как врач, голодовка должна быть предупредительной, иметь свой срок. Ваше здоровье очень важно для всех нас. Не рискуйте своей жизнью, Ваша смерть будет очень выгодна для этих подонков, даже пули не нужно тратить в подъезде. Если на Вашу голодовку не обратят внимания высокопоставленные лица в Европе и Америке, то это преступление останется на их совести. Десять дней Вашей голодовки уже должны вскрыть истинное лицо тех чиновников в Европе, от которых зависит движение общественности против Путинского режима. С глубоким уважением и восхищением Вашим мужеством, Вальтер Литвиненко.

Ярлыки:

четверг, 28 июня 2007 г.

Движение "За права человека" требует немедленно прекратить грубые нарушения прав Трепашкина - заковывание в наручники и содержание в одиночке

ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО "ЗА ПРАВА ЧЕЛОВЕКА"

Общероссийское общественное движение "За права человека"
125009, Москва, М. Кисловский переулок, д.7 , корп.1, пом. 21
тел. (495)291-62-33, т/ ф (495) 974-75-46, e-mail: news@zaprava.ru; http://zaprava.ru/


Москва, 25 июня 2007г. - Лев Пономарев, исполнительный директор Движения "За права человека" направил Генеральному прокурору РФ Ю.Я. Чайка и Прокурору Свердловской области П.П.Кукушкина обращения "по фактам вопиющего беззакония, творящегося в учреждениях ФСИН России по Свердловской области в отношении заключенного Михаила Ивановича Трепашкина".

В обращении говориться: "В настоящее время Михаил Иванович Трепашкин без законных оснований переведен из колонии в Следственный изолятор № 1 г. Екатеринбурга. Вопреки Федеральному закону «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений (ст.32) Трепашкин М.И. содержится в одиночной камере при отсутствии его согласия. Защитник Трепашкина М.И. и сам Трепашкин М.И. не ознакомлены с Постановлением начальника СИЗО о помещении осужденного в одиночную камеру.

По санитарно-бытовым условиям камера содержания Трепашкина М.И., которая площадью всего 4 кв. м., не отвечает требованиям закона, то есть заключенный проживает фактически в туалете.

Администрацией изолятора нарушается право заключенного на ежедневную прогулку длительностью не менее 1 часа. Вопреки ведомственному приказу, согласно которого размер прогулочного дворика должен составлять не менее 12 кв. м., 25 июня 2007 года осужденному Трепашкину М.И. был предоставлен для прогулки дворик размером всего 4 кв.м., а 22 и 23 июня 2007 года ему вообще не предоставлялась возможность прогулки.

Вопреки требованиям ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», регламентирующих применение спецсредств – наручников, сотрудники изолятора при выходе Трепашкина М.И. из камеры надевают на него наручники на руки за спиной. Своим действиями администрация СИЗО-1 г. Екатеринбурга оказывает физическое и психологическое давление на осужденного Трепашкина М.И., он подвергается преследованию за свою активную позицию по обжалованию незаконных действий (бездействия) ФСИН России и других органов государственной власти, грубейшим образом ущемляющие его конституционные права и свободы, в том числе и право не подвергаться ни пыткам, ни жестокому, бесчеловечному и унижающему достоинство обращению и наказанию.

Эти обстоятельства вызывают сильное беспокойство и озабоченность судьбой заключенного Михаила Ивановича Трепашкина, отбывающего наказание в Свердловской области. Считаю, что необходимо немедленно отреагировать на противоправные действия должностных лиц ФГУ СИ-1 УФСИН России по Свердловской области и обеспечить законные права Трепашкина М.И.

Настоятельно требуем направить надзирающих прокуроров для проверки указанных мною фактов действий администрации ФГУ СИ-1 УФСИН России по Свердловской области".

Ярлыки:

среда, 27 июня 2007 г.

Михаил Трепашкин помещен в одиночную тюремную камеру, площадью 4 кв. м

МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЙ ЦЕНТР ПРАВ ЧЕЛОВЕКА -
отделение Общероссийского Общественного Движения
«ЗА ПРАВА ЧЕЛОВЕКА»

РОССИЯ: 620137, гор. Екатеринбург, а/я 382, т/ф (343) 365-11-47, Е-mail: vashin@rambler.ru

Краткое информационное сообщение об итогах встречи 26 июня

26 июня состоялась встреча представителя МЦПЧ с известным политзаключенным Михаилом Трепашкиным в СИЗО-1 (следственном изоляторе) города Екатеринбурга, после этапирования из ИК-13 гор. Нижнего Тагила. В СИЗО М. Трепашкин помещен в одиночную тюремную камеру, размером в пределах 1,6 х 2,5 м, с круглосуточным видеонаблюдением...

Необходимо напомнить, что М.Трепашкину 9 марта 2007 г. был ужесточен режим наказания: вместо колонии-поселения, где сидельцы должны содержатся без охраны (ст.129, ч.1 п.»а» УИК РФ) - остаток срока осужденный незаконно должен отбыть в условиях общего режима, с проживанием в общежитиях. Но данное судебное Тагилстроевского суда не вступило в силу и может быть отменено в кассационном порядке Свердловским областным судом, заседание которого будет позднее, видимо в июле.

Помещение Михаила Трепашкина в одиночную тюремную камеру незаконно, т.к. в такие условия «в запираемые общие камерах помещают осужденных , лишенных свободы содержанием в тюрьме, по приговору суда, и в необходимых случаях по мотивированному постановлению начальника тюрьмы и с согласия прокурора» (ст. 131, ч.1 УИК РФ)». Причем тюрьма по тяжести преступлений для тех, кто осужден вплоть до «пожизненного заключения». . По каким причинам и обстоятельствам совершены данные очередные преступные деяния властей в отношении политзаключенного – придется выяснять по Закону. С требованием наказания виновных и за содержание М.И.Трепашкина 3 месяца и 18 дней в помещении камерного типа еще и в ИК-13, где он пробыл, после вынесения постановления Нижнетагильского суда с 9 марта 2007 года.

К несчастью, только помещением М. Трепашкина в одиночную тюремную камеру не исчерпываются нарушения его законных прав и достоинства человека в СИЗО. 22 и 23 июня его совсем не выводили на положенную законом одночасовую прогулку. 24 июня вывели, но он сам был вынужден потребовать ее прекращения, т.к. в бетонном прогулочном помещении площадью всего 4 кв.м - вместо свежего воздуха - был невыносимый запах от кучи «кала». 25 июня прогулка была всего 20 минут. Кроме этого, перед выводом из камеры, словно «преступнику по тяжелым уголовным статьям», ему надевают на руки наручники, за спиной. Подобные противоправные действия администрации СИЗО будут опротестованы, в установленном порядке.

При подготовке к заседанию областного суда по кассационному обжалованию решения районного суда, ужесточившим М. Трепашкину режим наказания: из колонии-поселения – в общий режим, конца срока заключения в декабре 2007 г. - грубым образом нарушаются права осужденного и его защитников -,даже не были представлены все копии протоколов судебных заседаний в 2006 – 07 гг.. В части полученных , как отметил М. Трепашкин, отсутствуют ряд доказательств важных фактов его невиновности, против сфабрикованных «нарушений» режима пребывания в ИК-13, якобы совершенных в 2005-06 гг.

На встрече достигнута договоренность, как совместно со всеми представителями защиты, добиваться от органов власти обеспечения прав человека, в частности, в областном суде

Председатель совета координаторов,
координатор ООД «За права человека» по УрФО
В.А. Шаклеин

Ярлыки:

вторник, 26 июня 2007 г.

Комментарий Давида Кудыкова к письму Михаила Трепашкина


Письмо Михаила Трепашкина

Писателю, публицисту и академику г–ну Кудыкову Давиду.
От гражданина России Трепашкина Михаила Ивановича, адвоката, незаконно осужденного по сфабрикованным обвинениям и содержащегося в камере-одиночке ПФРСИ ФГУ ИК-13 города Нижнего Тагила.


Уважаемый господин Кудыков! Я искренне благодарен Вам за поддержку моей борьбы с Беззаконием и Беспределом, с преступлениями судей, превращенных в нынешней ФСБэшной России в административные органы власти Путина В. В.

Я еще в суде 9 сентября 2004 года (зная, что я как адвокат защищал интересы потерпевших от подрыва домов в Москве, обвиняя в этом ФСБ РФ, Военная коллегия Верховного суда России заседания назначила на 2 дня – 9 и 13 сентября, т. е. по датам взрывов на ул. Гурьянова и Каширском шоссе) открыто в присутствии СМИ заявил, что меня судит банда военных. После этого меня срочно изолировали и не дали изложить доказательства обвинений судей в бандитизме.

Затем я несколько лет (!) будил правозащитников. Адвокаты подверглись оперативной проработке и шантажу и все поменялись. Я их не могу осуждать, у них дети. На нынешних тоже оказывается давление, их склоняют к негласному сотрудничеству либо грозят потерей работы, неприятностями.

О том, что меня осудили бандитским путем, свидетельствует следующий факт.

По приговору от 19 мая 2004 года я осужден за то, что якобы в августе 2001 года ознакомил полковника ФСБ РФ Шебалина В. В. с 3-мя документами КГБ СССР на конфиденциальной основе, а следовательно такие сведения образуют государственную тайну России. Вот такой эпизод (абзац 1 и 2 приговора).

Управление регистрации и архивных фондов (УРАФ) ФСБ РФ дало официальный ответ: не было таких агентов в КГБ СССР и нет в ФСБ РФ. Суд заявляет: «А мы предполагаем, что они сотрудничали».

«Хорошо», – заявляю я, после чего представляю авторитетную экспертизу тех же 80-х годов, что даже если бы указанные лица сотрудничали с КГБ СССР, то такие сведения не составляли гостайны СССР. О несекретности таких сведений подтвердил и главный «эксперт» ФСБ РФ в суде Бутов. Установлено также, что после распада СССР исследуемые 3 документа ни архивам, ни каким либо другим органам России не передавались и отношения к ним не имеют. Казалось, все ясно. Но тут вскакивает представитель ФСБ РФ (по доверенности Патрушева Н. П.) Шелег Василий Семенович и заявляет: Раньше в СССР такие сведения не были гостайной, а сейчас являются гостайной России».(?) Вдумайтесь в смысл! Как сведения, не являвшиеся гостайной даже в засекреченном КГБ СССР и никакого отношения не имеющие к России, вдруг стали составлять гостайну Российской Федерации? И этот Вася отвечает: «Потому что КГБ СССР и сейчас является органом, осуществляющим по законам России контрразведывательную и оперативно-розыскную деятельность». И эту шизофрению судья Седов С. П. кладет в основу обвинительного приговора лишь бы не оправдать!?

Иначе как бандитизмом тварей в мантиях это назвать нельзя.

Такие же еще 3 эпизода (всего мне вменено 4 действа).

Таким образом, я уже 3 года 8 месяцев властями России удерживаюсь в пыточных условиях (это отдельная тема) мест лишения свободы по придуманным «преступлениям».

Только к концу срока отбывания наказания мне удалось пробить информационную блокаду вокруг моего дела на Западе. 19 апреля 2007 года сессия ПАСЕ приняла резолюцию с требованием о моем освобождении. Но власти России не стремятся прислушиваться к европейским парламентариям.

Уважаемый Давид Кудыков! Я не один из числа неугодных властям лиц, бандитским путем осужденных к длительному тюремному сроку. Считаю возможным и необходимым поднять вопрос нарушения прав человека в России на очередной сессии Генеральной Ассамблеи ООН.

Если вы солидарны в этом со мной, то помогите в подготовке материалов и определении спецдокладчиков ООН, в инициировании вопросов и организации поддержки других международных правозащитников. Ведь нужно же как-то ставить заслон бандитизму, геноциду, терроризму властных структур России. И лучше это сделать до ухода Путина с поста Президента России, чтобы его преемник извлек для себя уроки.

Я предлагаю инициировать к рассмотрению в ООН ситуацию по моему делу как ключевую.

Вы – академик! Оцените ситуацию.

Буду очень признателен за любую помощь!

С уважением, М. И. Трепашкин.
3 июня 2007 года.

*********

Давид Кудыков

Я получил письмо крик о помощи из ИТУ-13 Нижнего Тагила от Михаила Ивановича Трепашкина. Об этом героическом человеке я много слышал от моего подло убитого В.В. Путиным друга Александра Литвиненко. Мне самому довелось по сфабрикованному чекистами делу проходить через их казематы и издевательства. Я реально представляю, каково ощущать себе человеку в
фактическом положении военнопленного не защищённого никакими конвенциями, под прикрытием издевательской наглой клеветы, оформленной бандитской фемидой в государственные обвинения. Далеко не один Михаил Иванович находится в путинской России в таком положении.

Среди множества преступлений против человечности путинского режима эти преступления, наряду с широко распространёнными убийствами инакомыслящих (Ю.Щекочихин, А. Политковская, А. Литвиненко, и многих других), не могут остаться незамеченными в мире, как не могут быть забыты взрывы жилых домов, геноцид чеченского народа, международный терроризм поддерживаемый этим режимом, собственную террористическую деятельность режима. Помня об ежедневно медленно убиваемых бесчеловечным режимом политзаключённых, чеченцах, и о тех, кого ещё этот режим может уничтожить, необходимо собирать и готовить материалы для международного трибунала по всем преступлениям путинистов.

Я всецело поддерживаю и Ваше предложение Михаил Иванович о поднятии вопроса нарушения прав человека в России на сессии Генеральной Ассамблеи ООН, готов выступать свидетелем и обещаю Вам сделать всё от меня зависящее, что бы это состоялось.

Российская Генеральная прокуратура объявила о возбуждении уголовного дела по шпионажу со слов полониевого террориста Лугового.

Это ещё одно свидетельство государственного участия в террористическом акте в Лондоне. Это желание потянуть время и потихоньку слить это преступление в лету…

Хамас захватывает власть в Газе и по российскому телевидению вдруг выступает чекист в роли эксперта доказывая, что за этим перевороротом стоит Израиль…. Знакомый почерк и знакомые аргументы и я, до этого дня не задумывавшийся, кто стоит за этим переворотом, начинаю чувствовать запах банальной операции информационного прикрытия лубянки. Тут же вспоминаются, дружеские приёмы руководства Хамаса в Москве, затем ежемесячное перечисление по десять миллионов долларов Хамасу Путинским режимом.

Потом странный звонок Путина Пересу по данному вопросу. Почему странный, потому, что президент в Израиле фигура декоративно представительская, ничего не решающая, решает премьер министр. Значит решать ничего Путину и не надо, а нужна демонстрация. Стравливая мусульман с мусульманами кремль продолжает решать свои грязные задачи, среди них одна важнейшая - отвлечь мировую общественность от неутихающего полониевого скандала и накаляющейся обстановки по преступлениям в Чечне. Всё это очень мешает Путину проведение операции преемник. А отвлечь можно только другим кровавым преступлением в мире. Вот и пылает восток…

Эх, разыскать бы тот пломбированный вагон, запихать их всех туда вновь, опломбировать всю эту чуму и отправить обратно в Германию. А если серьёзно, то прав Михаил Иванович, только постоянно ставя вопросы о их преступлениях можно с ними бороться.

Ярлыки: ,

четверг, 21 июня 2007 г.

Состояние здоровья и настроения Михаила Трепашкина вызывают тревогу

МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЙ ЦЕНТР ПРАВ ЧЕЛОВЕКА -
отделение Общероссийского Общественного Движения
«ЗА ПРАВА ЧЕЛОВЕКА»

РОССИЯ: 620137, гор. Екатеринбург, а/я 382, т/ф (343) 365-11-47, Е-mail: vashin@rambler.ru


19 июня состоялась новая встреча (после 10 мая), представителя МЦПЧ с известным политзаключенным Михаилом Трепашкиным, отбывающим незаконное наказание в изоляторе ИК-13 в городе Нижний Тагил.

Неважное состояние состояния здоровья осужденного было заметно сразу. Сам М..Трепашкин также признался: «После принятия предписанных ему в колонии лечебных препаратов, у него появляются головные боли» отмечает сильные нервные расстройства (раздражительность и озлобленность); проявляются какие-то повышенные двигательные реакции (интенсивные хождения – метания в пределах его камеры площадью около 11 кв. м), «трясучка рук, бессонница. Также Михаил Иванович отметил, что после хороших новостей – повышается работоспособность». Есть проблемы с получением необходимых лекарственных средств.

Данные откровения М. Трепашкина, а также 4-х месячное незаконное нахождение в одиночной тюремной камере, объясняют причины снижения его сдержанности в выражениях не только в адрес преступных деяний властных органов России, «затолкавших» его в тюрьму, но также с имеющими место кризисными отношениями с его защитниками по делу, «не сумевшими добиться освобождения или облегчения режима наказания». М.Трепашкин считает, что их активные действия крайне ему нужны. Кроме того, вновь очень надеется и на помощь С. Кузнецова, в течение года фактически не участвовавшего в судебном процессе, против ужесточения режима..

Обсудили с М. Трепашкиным содержательную часть пришедших ответов на мои письма, ранее направленных в адрес Генеральной прокуратуры и председателя ФСБ Патрушева Н.П..

Игнорирование пунктуального соблюдения действующего законодательства РФ, в ответах представителей органов власти, по делу М.И.Трепашкина, просто в привычном русле.. .

Однако, следует подчеркнуть важность фактического признания в ответе из ФСБ (за подписью «начальника подразделения В. Железнякова ?» - из-за отсутствия ответов на конкретно поставленные мною в письме вопросы, следующих фактов:

1) В действительности, М.И. Трепашкин: «…не мог знать каких-либо планов ФСБ, поэтому и не мог разглашать их, как государственную тайну»;

2) …УРАФ ФСБ РФ - не подтверждает факта сотрудничества лиц, названных в приговоре по делу М.И. Трепашкина, на конфиденциальной основе с органами, осуществляющими контртеррористическую или оперативную розыскную деятельность;

3) М.И.Трепашкин, как должностное лицо, не брал на себя обязательства исполнять законодательство РФ о государственной тайне (ст.1).

Именно вышеназванные аргументы были ключевыми в Приговоре по обвинению М.И. Трепашкина - он был осужден «за разглашение сведений, раскрывающих планы ФСБ РФ».

Во время встречи, продолжавшейся 4 часа, были обсуждены и иные вопросы защиты и обеспечения действующего законодательства РФ и норм Международного права по защите прав человека, по делу М.И. Трепашкина. Михаил Иванович, просил передать искреннюю благодарность всем защитникам и гражданам, за их поддержку и помощь по его делу!


Председатель совета координаторов,
координатор ООД «За права человека» по УрФО
В.А. Шаклеин

Ярлыки:

Депутатские запросы по Михаилу Трепашкину

Независимый депутат Госдумы В. Рыжков направил руководителям соответствующих ведомств депутатские запросы по поводу политзаключенного Михаила Трепашкина. Приводим их содержание:


Министру юстиции
Российской Федерации
В.В. Устинову


Уважаемый Владимир Васильевич!

На мое имя поступило обращение от Трепашкина М.И., адвоката, полковника, бывшего офицера ФСБ, который в настоящее время отбывает наказание в колонии общего режима в г. Нижний Тагил Свердловской области.

Изучив данное обращение, я пришел к выводу, что по отношению к М.И. Трепашкину должностными лицами допущены различные правонарушения и злоупотребления, в частности, в отношении режима отбывания наказания. Так, по приговору суда, М.И. Трепашкин должен отбывать наказание в колонии-поселении, в то время как на самом деле он находится в ФГУ ИК – 13 общего режима- вместе с уголовниками, что грубо нарушает закон, как и высылка М. И. Трепашкина на Урал, в то время как до этого он находился в колонии-поселении в Московской области.

В этой связи прошу Вас поручить проверку изложенных в обращении фактов, принять меры по восстановлению по отношению к Трепашкину М.И. законности, а также привлечь к ответственности должностных лиц, допустивших по отношению к нему нарушения и злоупотребления.

Приложение на 7 л.

С уважением,
В.А. Рыжков

***

Генеральному прокурору
Российской Федерации
Ю.Я. Чайке


Уважаемый Юрий Яковлевич!

На мое имя поступило обращение М.И. Трепашкина, отбывающего срок наказания в колонии общего режима в г. Нижний Тагил Свердловской области. Изучив обращение , я пришел к выводу о многочисленных нарушениях закона по отношению к М.И. Трепашкину со стороны обвинения, судей, а также должностными лицами, ответственными за отбывание ми назначенного срока.

В этой связи прошу Вас дать поручение провести тщательную проверку изложенных в обращении фактов и принять соответствующие меры по восстановлению законности, а также по привлечению к ответственности должностных лиц, совершивших по отношению к М.И. Трепашкину противоправные действия.

Прошу также поручить проверить следующий факт, в котором также можно усмотреть ущемление законных прав М.И. Трепашкина: обращение М.И. Трепашкина получено мной 24 мая 2007 года, тогда как подписано оно им 1 марта 2006 года, отправлено почтой Н. Тагила 21 марта 2006 г. (конверт со штампелем почты прилагается ), получено в Москве почтой 27 марта 2006 г. и пробыло больше года неизвестно где. Полагаю, что и этот вопиющий факт требует проверки и прокурорского реагирования.

Приложение на 20 л.

С уважением,
В.А. Рыжков

***

Председателю Верховного Суда
Российской Федерации
В.М. Лебедеву
103132, г.Москва
ул. Ильинка, д. 7/3


Уважаемый Вячеслав Михайлович!

На мое имя поступило обращение М.И. Трепашкина, отбывающего срок наказания в колонии общего режима в г. Нижний Тагил Свердловской области.

Изучив данное обращение, я пришел к выводу, что по отношению к М.И. Трепашкину должностными лицами допущены различные правонарушения и злоупотребления, в частности, в отношении режима отбывания наказания.

Направляю Вам копии полученных мной документов с просьбой учесть изложенное при рассмотрении данного дела.

Приложение на 36 л.

С уважением,
В.А. Рыжков

Ярлыки: ,

среда, 13 июня 2007 г.

Судья Тагилстроевского районного суда г. Нижний Тагил Ильютик Д.А. заявил о своём непризнании документов Организации Объединённых Наций

В целях своей защиты заключённые должны иметь право
"принимать в заключении юридического советника,
взявшего на себя их защиту, подготавливать
и передавать ему конфиденциальные инструкции".

(Статья 93 Минимальных стандартов правил обращения
с заключенными, принятых ООН в 1955 году.)


Судья Тагилстроевского районного суда г. Нижний Тагил Ильютик Д.А. заявил о своём непризнании документов Организации Объединённых Наций


Ключевым вопросом на судебном заседании по замене мне режима колонии-поселения на более строгий - общий - режим было рассмотрение обстоятельств наложения на меня последних двух взысканий (3 и 15 суток ШИЗО соответственно) за то, что в ходе встреч с адвокатом Косик Л.Б. я подготовил (и передал ей на проверку, доработку и отправку) жалобы заместителю Генерального прокурора РФ Золотову Ю.М. и Председателю Верховного Суда РФ Лебедеву В.М. Адвокат Косик Л.Б. (не я лично) отправила мои письма (копию и проект) в указанные инстанции. Подробнее это выглядит так:

В жалобе от 21 декабря 2005 года на имя заместителя Генпрокурора России Золотова Ю.М. я писал о незаконных действиях Нижнетагильского прокурора по надзору за соблюдением законов в ИУ Клементьева А.В. Мою жалобу выбросили. (О выбрасывании жалоб в суде давали показания бывшие осуждённые Рожин Д.И., Ишуков В.П., Наугольных С.С., Варлаков С.Н.) Я отдал копию адвокату Косик Л.Б., чтобы узнать, поступала ли такая жалоба Золотову Ю.М. Адвокат отправила почтой экземпляр заму Генпрокурора РФ, так как личных приёмов там нет. На этот раз жалоба дошла, но вместо проверки доводов, изложенных мною, Клементьев А.В. вначале написал письмо в ИК-13 с ложными сведениями, что я ругался нецензурной бранью в адрес прокуратуры (за что я получил 5 суток ШИЗО), а потом потребовал наказать меня ещё за то, что я отправил жалобу через адвоката Косик Л.Б. Положения российских законов и ст. 93 МСП были просто проигнорированы.

15 апреля 2006 года я написал заявление Председателю Верховного Суда РФ Лебедеву В.М. на незаконность моего осуждения и о преступном сговоре военных судей и прокуроров. Мне нужно было: сделать с неё копию (для контроля), по возможности отпечатать и дооформить приложения - несколько документов. Для ускорения этих действий я рассчитывал на помощь защитников (всё в соответствии с законом!). Однако их допуск ко мне после голодовки в апреле 2006 года был резко ограничен, а екатеринбургского защитника Кузнецова С.В. от "участка колонии-поселения" гнали с применением физического насилия, вызвав на подмогу ещё и местного начальника милиции (!?). Только 6 мая 2006 года в зале Тагилстроевского суда я передал заявление на доработку адвокату Косик Л.Б. Примерно в середине мая она случайно отправила моё заявление (без приложений) в Верховный Суд РФ. Как обычно, его перехватила Военная коллегия и до Лебедева В.М. оно не дошло. И из Военной коллегии мне прислали заявление обратно. Общеизвестно, что в соответствии с требованием Федерального закона (не ведомственной инструкции или приказа!) - ч.2 ст. 91 Уголовно-исполнительного Кодекса РФ - переписка осуждённого с судом цензуре не подлежит и такие письма не вскрываются. Но в ИК-13 (при очень "умном" надзирающем прокуроре Клементьеве) не только жалобы выбрасывают, но и на требования федеральных законов плюют! Письмо из суда вскрыли и опять наказали меня за то, что заявление отправила адвокат. (И не учли, что я без помощи адвоката ну никак не мог доделать заявление, что я имел право просить адвоката выполнить моё поручение и что заявление отправлял не я лично.) Если бы я мог сам доделать заявление, то на основании ч.2 ст. 91 УИК РФ я отправил бы заявление закрытым письмом. В общем, очевидно было, что я никакого закона не нарушил. Адвокат тоже.

Указанные два случая были решающими на суде 9 марта 2007 года. Если мои действия судья Ильютик Д.А. признает незаконными, то формально он может принять решение о переводе меня на общий режим. Если признает истину и законность наших действий по документам ООН, то оставляет режим прежним - колония-поселение на основании ч.8 ст. 117 УИК РФ, ибо все остальные взыскания просто гасятся из-за сроков давности.

Защита в судебном споре опиралась на следующие законы:

а) ст. 93 Минимальных стандартов правил (МСП) - как-никак, а это документ ООН,

б) ч.2 ст. 91 УИК РФ,

из смысла которых следует, что прокурор, судья, адвокат имеют право не только лично получить заявление, жалобу от осуждённого, но даже переписываться без цензуры.

Обвинение (прокуратура и администрация ИК-13) опирались лишь на п.61 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений (ПВР ИУ) от 3 ноября 2005 года, где записано, что жалобы и заявления направляются осуждённым через администрацию ИУ.

Во-первых, Конституционным Судом Российской Федерации признано, что ПВР ИУ не являются законом России. И, следовательно, в коллизии между федеральным законом и общепризнанными нормами международного права последние должны главенствовать.

Во-вторых, п.61 ПВР ИУ и ч.3 ст. 15 УИК РФ обвинение тракутет расширительно, ибо в указанных нормах права речь ведётся обо всех других случаях, т.е. когда отправление идёт почтой, а не передачей при личной встрече.

Из-за такой расширительной (неправильной) трактовки положений ч.3 ст. 15 УИК РФ и п.61 ПВР ИУ в суде и произошёл казус.

Я написал ходатайство и, в соотвествии с ч.3 ст. 399 Уголовно-процессуального кодекса РФ, передал его судье прямо в зале судебного заседания (обычная общеизвестная процедура). Представитель ФГУ ИК-13 майор внутренней службы Головин А.Ю. вскочил и заявил, что я нарушил ч.3 ст. 15 УИК РФ и п.61 ПВР ИУ, что ходатайство из суда надо отвезти в спецчасть колонии, а оттуда, с регистрационным номером, представитель администрации ИК-13 привезёт и передаст его судье! Такая процедура вытекала из версии обвинения. Меня надлежало посадить в ШИЗО более чем на 300 суток (более 20 заявлений и ходатайств в письменном виде я передал судье в ходе судебного заседания - помножаем на 15 суток ШИЗО за каждое).

Разумеется, в данном конкретном случае судья понял, что это бред, вызванный расширительным толкованием норм права и не принял во внимание заявления представителя администрации ИК-13 и прокуратуры. А в целом по ситуации с передачей заявления и жалобы адвокату он всё же принял точку зрения прокуратуры!? Так нужно было, чтобы выполнить указание: любым путём ужесточить мне режим. Вот судья и стал противоречить самому себе. Поступать не по закону, а как ему удобно. В одной ситуации - так, в другой - по-противоположному. И в этом приспособленчестве он не только породил абсурд - при встрече с защитником я должен был написать с её помощью жалобу в суд, но не отдавать ей, а отправить почтой, что предвещает её получение (если не выбросят) через месяц, что делало бессмысленным услуги защитника и что нарушает моё право на защиту, но и принял решение, игнорирующее документ Организации Объединённых Наций - ст. 93 Минимальных стандартных правил обращения с заключёнными.

Кстати, мою точку зрения по защите подтвердили и эксперты "Независимого экспертно-правового совета" в своём заключении от 16 апреля 2007 года.

Теперь слово за Свердловским областным судом, который недавно объявлен одним из самых профессиональных судов в России. Объявили власти. Посмотрим, утвердят ли они абсурд, порождённый судьёй Ильютиком вопреки документу ООН.

М.И. Трепашкин.
18.05.07 года.

Ярлыки:

пятница, 8 июня 2007 г.

Суд по делу Трепашкина состоится не ранее 22 июня


Рассмотрение Свердловским облсудом кассационной жалобы Михаила Трепашкина на постановление районного суда Нижнего Тагила об ужесточении ему режима отбытия наказания состоится не ранее 22 июня. Об этом, со ссылкой на общественных защитников опального адвоката и экс-офицера ФСБ, сообщил корреспонденту "Кавказского узла" активист общественной группы защиты Треппашкина, координатор Екатеринбургского Движения против насилия (ДПН) Глеб Эделев.

"Процесс перенесен из-за того, что Свердловский областной суд получил документы о том, что Трепашкин настаивает на рассмотрении жалобы в своем присутствии после того, как уже было вынесено решение о назначении дела на 6 июня. Этапировать из колонии в Нижнем Тагиле в СИЗО № 1 Екатеринбурга к этой дате его, якобы, не успели. Поэтому, в суде сообщили, что процесс будет проходить после 22 июня, т. е. после того, как Михаила Ивановича привезут в Екатеринбург. Только когда Трепашкин уже будет находиться в городском СИЗО, суд точно назначит дату рассмотрения дела", - передал Глеб Эделев информацию, сообщенную в облсуде общественным защитникам Михаила Трепашкина Сергею Кузнецову и Ольге Моисеевой.

Как уже сообщал "Кавказский узел", накануне Трепашкин, с целью исключить возможность рассмотрения его кассационной жалобы в его отсутствие в суде, написал отказ от адвокатов. Поэтому, в соответствии с законом, назначенное на 6 июня слушание дела не состоялось.

Напомним, 9 марта 2007 года Тагилстроевский районный суд Н. Тагила принял постановление об ужесточении Трепашкину режима отбытия наказания. Данным решением осужденный переведен из колонии-поселения на общий режим исправительной колонии № 13 Нижнего Тагила. Правозащитники уверены, что обвинения в нарушении режима, которые послужили основанием для такого вердикта, сфабрикованы.

Трепашкин страдает тяжелой формой аллергической бронхиальной астмы. В лечении ему систематически отказывают и продолжают содержать в условиях, способствующих обострению болезни. Колония находится рядом с металлургическим комбинатом, где от запаха и дыма горелого железа задыхаются даже здоровые люди. Это вызывает у Трепашкина постоянные приступы астмы. По мнению адвокатов М.Трепашкина и Общественного комитета в его защиту, жизнь политзаключенного сегодня находится в серьёзной опасности. Об этом говорится в изданной на днях правозащитниками брошюре "Политзаключенный Михаил Трепашкин".

Михаил Трепашкин был осужден Московским окружным военным судом 19 мая 2004 года за разглашение гостайны. Его приговорили к 4 годам лишения свободы с отбыванием срока в колонии-поселении, сообщал "Кавказский узел".

По версии обвинения, проходя с 1984 по 1997 годы службу в КГБ СССР и ФСБ РФ, Трепашкин копировал служебные документы и незаконно хранил их у себя дома. Разглашением сведений, составляющих гостайну, следствие считает передачу им своему бывшему коллеге - полковнику ФСБ - материалов прослушивания телефонных переговоров членов Гольяновской преступной группировки (в них, по мнению следствия, содержались данные о методах работы ФСБ).

После отбытия трети срока суд удовлетворил заявление Трепашкина об условно-досрочном освобождении (УДО). Однако, прокуратура обжаловала это решение и дело об УДО было возвращено на новое рассмотрение в Тагилстроевский районный суд Н. Тагила, а сам Михаил Трепашкин, успевший пробыть на свободе 18 дней, арестован и этапирован обратно в колонию-поселение. 24 ноября 2005 года суд отклонил ходатайство М. Трепашкина об УДО в связи с имеющимся у него дисциплинарным взысканием, а также непризнанием своей вины.

Ранее, 1 июля 2005 года Мособлсуд отменил обвинительный приговор Михаилу Трепашкину по другому уголовному делу - о незаконном хранении и перевозке оружия. По этому делу он был арестован 22 октября 2003 года, после того, как в его машине был обнаружен пистолет. Трепашкин утверждал, что оружие было подброшено.

Сам Михаил Трепашкин заявил о своем заключении корреспонденту "Кавказского узла": "Мое глубокое мнение, что это, прежде всего, - месть за то, что выступал против нынешнего руководства ФСБ Патрушева. Я считаю, что это тот человек, который не способен обеспечить безопасность граждан нашего государства. Это человек, который по своим нравственным аспектам, если его попросят что-то страшное совершить, он и страшное совершит".

Напомним, что после ухода из органов безопасности Трепашкин занялся адвокатской практикой и работой в Общественной комиссии по расследованию терактов в жилых домах в Москве и Волгодонске в 1999 году. За год до своего ареста, в 1998 году, Трепашкин вместе с Александром Литвиненко принял участие в пресс-конференции, на которой обвинил ФСБ в коррупции и организации бессудных казней.

Как уже сообщал "Кавказский узел", 6 июня в Екатеринбурге прошел пикет в защиту бывшего офицера ФСБ Михаила Трепашкина. В акции у здания Свердловского областного суда приняло участие порядка десяти человек. Собравшиеся держали большие транспаранты с лозунгами «Свободу Михаилу Трепашкину!», «Нет политическим репрессиям!». Надписи на плакатах призывали к ответу судей - нарушителей закона и ликвидации «полицейского государства». В манифестации приняли участие активисты ДПН, правозащитного объединения «Сутяжник» и Межрегионального центра прав человека, входящего в общероссийское движение "За права человека".

Вячеслав ФЕРАПОШКИН, собственный корреспондент "Кавказского узла"

Ярлыки: ,

четверг, 7 июня 2007 г.

В Екатеринбурге прошли пикеты в защиту Михаила Трепашкина


В Екатеринбурге прошел пикет в защиту осуждённого за разглашение гостайны бывшего офицера ФСБ Михаила Трепашкина. В акции у здания Свердловского областного суда приняло участие порядка десяти человек. Об этом корреспонденту "Кавказского узла" сообщил организатор мероприятия, координатор Екатеринбургского Движения против насилия (ДПН) Глеб Эделев.

Собравшиеся держали большие транспаранты с лозунгами «Свободу Михаилу Трепашкину!», «Нет политическим репрессиям!». Надписи на плакатах призывали к ответу судей - нарушителей закона и ликвидации «полицейского государства». В манифестации приняли участие активисты ДПН, правозащитного объединения «Сутяжник» и Межрегионального центра прав человека, входящего в общероссийское движение "За права человека".

«Весьма нервное», по словам Глеба Эделева, внимание к пикету проявили правоохранительные органы. Милиционеры, «с упорством, достойным лучшего применения», множество раз подходили к пикетчикам и проверяли разрешительные документы на проведение акции.

Стражи порядка двумя видеокамерами вели оперативную съёмку хода мероприятия, рассказывает Эделев. Около протестующих постоянно находились три «штатских» автомобиля с сотрудниками милиции, и прогуливались «оперативники» в штатском, а из дверей суда, располагавшегося через дорогу, напротив манифестантов, во время развертывания ими своей атрибутики, вышло пять или шесть судебных приставов. «Минут 20 они стояли у входа в Дом правосудия, после чего скрылись внутрь здания. Возможно, боялись, чтобы мы внутрь суда станем прорываться», - предположил координатор ДПН.

Пикет проходил с 9 до 10:30 утра. В 10 часов милиционеры потребовали прекратить акцию, несмотря на то, что на руках у Эделева было выданное администрацией Екатеринбурга разрешение на проведение митинга с 8 утра до 19 часов вечера. Защитники Трепашкина не стали подчиняться незаконным, по их мнению, требованиям сотрудников ГОВД.

До описанного пикета, с 8:30 до 9 утра, единоличный пикет (для его проведения не требуется согласования с властями) в защиту Михаила Трепашкина непосредственно у здания Свердловского областного суда провел общественный защитник опального адвоката, руководитель базирующегося в Екатеринбурге Межрегионального центра прав человека Владимир Шаклеин. При появлении своих единомышленников, он присоединился к их акции.

Пикеты были приурочены к планировавшемуся сегодня рассмотрению Свердловским облсудом кассационной жалобы защиты Трепашкина на постановление Тагилстроевского районного суда Нижнего Тагила от 9 марта 2007 года об ужесточении ему режима отбытия наказания. Но рассмотрение жалобы сегодня не состоялось.

"Трепашкин написал заявление в суд с просьбой рассмотреть дело в его присутствии. Несмотря на это заявление, в нарушение закона, его до сих пор не этапировали из колонии в Нижнем Тагиле в Екатеринбург, со ссылкой на то, что из областного суда не пришло постановление об этапировании. Михаил Иванович, с целью исключить рассмотрение жалобы в его отсутствии, написал отказ от защитников, поэтому, в соответствии с законом, завтра суда не будет", - рассказал вчера, 5 июня, корреспонденту «Кавказского узла» Глеб Эделев.

Как сообщал "Кавказский узел", 9 марта 2007 года Тагилстроевский районный суд Н. Тагила принят постановление об ужесточении Трепашкину режима отбытия наказания. Данным решением осужденный переведен из колонии-поселения на общий режим исправительной колонии № 13 Нижнего Тагила. Правозащитники уверены, что обвинения в нарушении режима, которые послужили основанием для такого вердикта, сфабрикованы.

Трепашкин страдает тяжелой формой аллергической бронхиальной астмы. В лечении ему систематически отказывают и продолжают содержать в условиях, способствующих обострению болезни. Колония находится рядом с металлургическим комбинатом, где от запаха и дыма горелого железа задыхаются даже здоровые люди. Это вызывает у Михаила постоянные приступы астмы. По мнению адвокатов М. Трепашкина и Общественного комитета в его защиту, жизнь политзека сегодня — в серьёзной опасности, - говорится в изданной на днях правозащитниками брошюре "Политзаключенный Михаил Трепашкин".

Михаил Трепашкин был осужден Московским окружным военным судом 19 мая 2004 года за разглашение гостайны. Его приговорили к 4 годам лишения свободы с отбыванием срока в колонии-поселении, сообщал "Кавказский узел".

По версии обвинения, проходя с 1984 по 1997 годы службу в КГБ СССР и ФСБ РФ, Трепашкин копировал служебные документы и незаконно хранил их у себя дома. Разглашением сведений, составляющих гостайну, следствие считает передачу им своему бывшему коллеге - полковнику ФСБ - материалов прослушивания телефонных переговоров членов Гольяновской преступной группировки (в них, по мнению следствия, содержались данные о методах работы ФСБ).

После отбытия трети срока суд удовлетворил заявление Трепашкина об условно-досрочном освобождении (УДО). Однако, прокуратура обжаловала это решение и дело об УДО было возвращено на новое рассмотрение в Тагилстроевский районный суд Н. Тагила, а сам Михаил Трепашкин, успевший пробыть на свободе 18 дней, арестован и этапирован обратно в колонию-поселение. 24 ноября 2005 года суд отклонил ходатайство М. Трепашкина об УДО в связи с имеющимся у него дисциплинарным взысканием, а также непризнанием своей вины.

Ранее, 1 июля 2005 года Мособлсуд отменил обвинительный приговор Михаилу Трепашкину по другому уголовному делу - о незаконном хранении и перевозке оружия. По этому делу он был арестован 22 октября 2003 года, после того, как в его машине был обнаружен пистолет. Трепашкин утверждал, что оружие было подброшено.

Сам Михаил Трепашкин заявил о своем заключении корреспонденту "Кавказского узла": "Мое глубокое мнение, что это, прежде всего, - месть за то, что выступал против нынешнего руководства ФСБ Патрушева. Я считаю, что это тот человек, который не способен обеспечить безопасность граждан нашего государства. Это человек, который по своим нравственным аспектам, если его попросят что-то страшное совершить, он и страшное совершит".

Напомним, что после ухода из органов безопасности Трепашкин занялся адвокатской практикой и работой в Общественной комиссии по расследованию терактов в жилых домах в Москве и Волгодонске в 1999 году. За год до своего ареста, в 1998 году, Трепашкин вместе с Александром Литвиненко принял участие в пресс-конференции, на которой обвинил ФСБ в коррупции и организации бессудных казней.

Вячеслав ФЕРАПОШКИН, собственный корреспондент "Кавказского узла"

Ярлыки:

Общественная акция против произвола судей в России – состоялась!

МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЙ ЦЕНТР ПРАВ ЧЕЛОВЕКА -
отделение Общероссийского Общественного Движения
«ЗА ПРАВА ЧЕЛОВЕКА»

РОССИЯ: 620137, гор. Екатеринбург, а/я 382, т/ф (343) 365-11-47, Е-mail: vashin@rambler.ru


6 июня 2007 г. в Екатеринбурге состоялась общественная акция – пикетирование, как протест против произвола судебных органов в Свердловской области и в России.

Пикетирование проходило недалеко от здания Свердловского областного суда, Участниками акции были правозащитники из ОО «Межрегиональный центр прав человека», «Движение против насилия, «Сутяжник», протестного движения пенсионеров. Одним из поводов проведения пикета послужило намеченное на 6 июня судебное заседание по кассационному обжалованию политзаключенного Михаила Трепашкина - Постановления Нижнетагильского районного суда, связанное с отягчением режима пребывания в ИК-13, а также протест многих граждан против бесчисленных незаконных решений судебных органов в области и России, связанных с грубым попранием их прав и свобод человека, игнорирования судьями действующей Конституции РФ и Международных норм по защите прав человека.

В числе требований пикетчиков были: «Свобода Михаилу Трепашкину», «Нет политическим репрессиям», «Судей, нарушающих права человека –к уголовной ответственности», «Нет полицейскому – Да правовому государству» и др.

Важно отметить, что акция в защиту М.Трепашкина и против произвола судебных органов вызвала интерес многих граждан, одобрявших требования пикетчиков соблюдать права человека..

Проведение мероприятия не обошлось без незаконных действий органов власти.

Еще на стадии организации общественной акции – пикетирования, административные органы акции совершили грубые нарушения действующего федерального закона «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» - после подачи организаторами уведомления о проведении акции на 6 июня в адрес городской администрации еще 24 мая (намного раньше установленного Законом сроке - не позднее 3-х дней до начала мероприятия) – ответ из администрации был получен организаторами только 4 июня. Принципиально не было отказано в проведении пикетирования. Были иные нарушения Закона: без всякого согласования с организаторами указано иное место проведения: акции: вместо указанного организаторами «ул. Московская, дом 120» (где расположено здание областного суда) – было «регламентировано четная сторона ул. Фурманова…).

Самое грубое нарушение Закона - в ответе городской администрации нет даже упоминания о затребованных документов «межевых границах территории, непосредственно прилегающей к зданию областного суда» нарушение которых запрещено. Такие действия административных органов не только незаконны, но и чреваты возможностью проведения провокационных арестов и задержаний участников общественной акции и их административных осуждений правоохранительными органами. Подобные факты имели место. В марте 2006 года, при одиночном пикетировании областного суда, гр. Шаклеин В.А., протестовавший в защиту политзаключенного М.Трепашкина – был незаконно арестован и административно осужден.

Во время настоящего пикетирования 6 июня его участников «опекали» многочисленные представители милиции и других лиц в гражданской одежде. Даже звучали ничем не обоснованные незаконные угрозы ареста одного из организаторов – Г.Эделева. После решительных протестов - подобные незаконные действия милиции были прекращены.

Председатель совета координаторов,
Координатор ООД «За права человека» по УрФО В.А. Шаклеин

Ярлыки:

Трепашкин отказался от адвокатов


Намечавшееся на завтра, 6 июня, рассмотрение Свердловским облсудом кассационной жалобы Михаила Трепашкина на постановление районного суда Нижнего Тагила об ужесточении ему режима отбытия наказания не состоится. Об этом, со ссылкой на адвоката Трепашкина Любовь Косик, сообщил корреспонденту "Кавказского узла" активист общественной группы защиты опального экс-офицера ФСБ, координатор Екатеринбургского Движения против насилия (ДПН) Глеб Эделев.

"Трепашкин написал заявление в суд с просьбой рассмотреть дело в его присутствии. Несмотря на это заявление, в нарушение закона, его до сих пор не этапировали из колонии в Нижнем Тагиле в Екатеринбург, со ссылкой на то, что из областного суда не пришло постановление об этапировании. Михаил Иванович, с целью исключить рассмотрение жалобы в его отсутствие, написал отказ от защитников, поэтому, в соответствии с законом, завтра суда не будет", - рассказал Глеб Эделев.

Тем не менее, пикет в защиту Михаила Трепашкина у здания Свердловского областного суда на Московской улице Екатеринбурга, по словам Эделева, состоится, как и было запланировано ранее, с 9 до 10 утра.

Среди заявленных целей пикета, "протест против нарушений законности судебными органами всех уровней России, в частности Свердловским областным судом, отказавшем в удовлетворении законных прав политзаключенного Михаила Трепашкина". Так, 15 марта 2006 года, Свердловским облсудом Трепашкину было отказано в необходимом ему стационарном лечении. Организаторами акции выступили Межрегиональный центр прав человека, входящий в Общероссийское движение "За права человека" и екатеринбургское ДПН.

Как сообщал "Кавказский узел", 9 марта 2007 года Тагилстроевский районный суд Н. Тагила принят постановление об ужесточении Трепашкину режима отбытия наказания. Данным решением осужденный переведен из колонии-поселения на общий режим исправительной колонии № 13 Нижнего Тагила. Правозащитники уверены, что обвинения в нарушении режима, которые послужили основанием для такого вердикта, сфабрикованы.

Трепашкин страдает тяжелой формой аллергической бронхиальной астмы. В лечении ему систематически отказывают и продолжают содержать в условиях, способствующих обострению болезни. Колония находится рядом с металлургическим комбинатом, где от запаха и дыма горелого железа задыхаются даже здоровые люди. Это вызывает у Михаила постоянные приступы астмы. По мнению адвокатов М. Трепашкина и Общественного комитета в его защиту, жизнь политзека сегодня – в серьёзной опасности, - говорится в изданной на днях правозащитниками брошюре "Политзаключенный Михаил Трепашкин".

Вчера, 4 июня, как уже писал "Кавказский узел", пикет в защиту Трепашкина прошел у Соловецкого камня на Лубянской площади в Москве. В нём приняли участие активисты Антивоенного клуба, Молодежного правозащитного движения, правозащитного центра "Мемориал", Общественного комитета в защиту Михаила Трепашкина, группы "ПОРТОС". Пикетчики обращали внимание на то, что обвинения против него "сфабрикованы, потому что в 1999 году он говорил, что за взрывами в Москве мог стоять Кремль", передало "Эхо Москвы".

Как сообщал "Кавказский узел", Михаил Трепашкин был осужден Московским окружным военным судом 19 мая 2004 года за разглашение гостайны. Его приговорили к 4 годам лишения свободы с отбыванием срока в колонии-поселении.

По версии обвинения, проходя с 1984 по 1997 годы службу в КГБ СССР и ФСБ РФ, Трепашкин копировал служебные документы и незаконно хранил их у себя дома. Разглашением сведений, составляющих гостайну, следствие считает передачу им своему бывшему коллеге - полковнику ФСБ - материалов прослушивания телефонных переговоров членов Гольяновской преступной группировки (в них, по мнению следствия, содержались данные о методах работы ФСБ).

После отбытия трети срока суд удовлетворил заявление Трепашкина об условно-досрочном освобождении (УДО). Однако, прокуратура обжаловала это решение и дело об УДО было возвращено на новое рассмотрение в Тагилстроевский районный суд Н. Тагила, а сам Михаил Трепашкин, успевший пробыть на свободе 18 дней, арестован и этапирован обратно в колонию-поселение. 24 ноября 2005 года суд отклонил ходатайство М. Трепашкина об УДО в связи с имеющимся у него дисциплинарным взысканием, а также непризнанием своей вины.

Ранее, 1 июля 2005 года Мособлсуд отменил обвинительный приговор Михаилу Трепашкину по другому уголовному делу - о незаконном хранении и перевозке оружия. По этому делу он был арестован 22 октября 2003 года, после того, как в его машине был обнаружен пистолет. Трепашкин утверждал, что оружие было подброшено.

Сам Михаил Трепашкин заявил о своем заключении корреспонденту "Кавказского узла": "Мое глубокое мнение, что это, прежде всего, - месть за то, что выступал против нынешнего руководства ФСБ Патрушева. Я считаю, что это тот человек, который не способен обеспечить безопасность граждан нашего государства. Это человек, который по своим нравственным аспектам, если его попросят что-то страшное совершить, он и страшное совершит".

Напомним, что после ухода из органов безопасности Трепашкин занялся адвокатской практикой и работой в Общественной комиссии по расследованию терактов в жилых домах в Москве и Волгодонске в 1999 году. За год до своего ареста, в 1998 году, Трепашкин вместе с Александром Литвиненко принял участие в пресс-конференции, на которой обвинил ФСБ в коррупции и организации бессудных казней.

Вячеслав ФЕРАПОШКИН, собственный корреспондент "Кавказского узла"

Ярлыки:

В Екатеринбурге 6 июня пройдет пикет в защиту Трепашкина


Завтра, 6 июня, в Екатеринбурге пройдет пикет в защиту осуждённого за разглашение гостайны бывшего офицера ФСБ Михаила Трепашкина. Акция состоится у здания Свердловского областного суда на Московской улице с 9 до 10 часов утра. Об этом корреспонденту "Кавказского узла" сообщил один из организаторов мероприятия, координатор Екатеринбургского Движения против насилия (ДПН) Глеб Эделев.

Среди заявленных целей пикета, не только выступление в защиту прав Трепашкина, но и "протест против нарушений законности судебными органами всех уровней России, в частности Свердловским областным судом, отказавшем в удовлетворении законных прав политзаключенного Михаила Трепашкина". Так, 15 марта 2006 года, Свердловским облсудом Трепашкину было отказано в необходимом ему стационарном лечении.

Требования пикета: "Свободу политзаключенному Михаилу Трепашкину!", "Нет — антиконституционным действиям Верховного и других судов России!", "Да — обеспечению конституционных прав человека и гражданина России!", "Судей, нарушающих права человека — к уголовной ответственности!".

Организаторами акции выступили Межрегиональный центр прав человека, входящий в общероссийское движение "За права человека" и екатеринбургское ДПН. По предположению заявителей, в мероприятии примут участие от 10 до 20 человек.

Пикет приурочен к рассмотрению 6 июня Свердловским областным судом кассационной жалобы защиты на постановление Тагилстроевского районного суда Нижнего Тагила от 9 марта 2007 года об ужесточении Трепашкину режима отбытия наказания. Данным решением осужденный был переведен из колонии-поселения на общий режим исправительной колонии № 13 Нижнего Тагила. Правозащитники уверены, что обвинения в нарушении режима, которые послужили основанием для такого вердикта, сфабрикованы.

"В деле Трепашкина множество нарушений закона. Например, статья 73 УИК (уголовно-исполнительного кодекса) РФ устанавливает, что осужденный должен сидеть в регионе своего проживания. Вопреки этой норме, Михаил Иванович отбывает срок в Нижнем Тагиле, за 2200 километров от дома. Как и в истории с Ходорковским, власти мотивируют это тем, что, якобы, ближе к дому места для отбывания им наказания не нашлось", - рассказывал на прошедшей 1 июня в Москве пресс-конференции в защиту М. Трепашкина координатор Общественного комитета в его защиту Михаил Кригер.

Другое серьезное нарушение прав Трепашкина, по словам Кригера, состоит в том, что он, будучи приговоренным к отбыванию наказания в колонии-поселении, фактически, давно, задолго до соответствующего решения суда, содержался в условиях "общего режима", то есть в условиях более строгих, чем определено приговором.

Сокамерник Михаила Трепашкина Дмитрий Рожин, содержавшийся в аналогичных условиях, после освобождения добился решения суда, который признал, что он, в нарушение приговора, находился "на общем режиме". «Более того, - говорит Кригер, - уже месяца два Михаил Трепашкин, в связи с судебным процессом о его переводе "на общий режим" пребывает в ПФРСИ (помещение, функционирующее в режиме следственного изолятора), т. е. в одиночной камере».

Трепашкин страдает тяжелой формой аллергической бронхиальной астмы. В лечении ему систематически отказывают и продолжают содержать в условиях, способствующих обострению болезни. Колония находится рядом с металлургическим комбинатом, где от запаха и дыма горелого железа задыхаются даже здоровые люди. Это вызывает у Михаила постоянные приступы астмы. По мнению адвокатов М. Трепашкина и Общественного комитета в его защиту, жизнь политзека сегодня – в серьёзной опасности, - говорится в изданной на днях правозащитниками брошюре "Политзаключенный Михаил Трепашкин".

Как сообщал "Кавказский узел", вчера, 4 июня, пикет в защиту Трепашкина прошел у Соловецкого камня на Лубянской площади в Москве. В нём приняли участие более двадцати человек: активисты Антивоенного клуба, Молодежного правозащитного движения, правозащитного центра "Мемориал", Общественного комитета в защиту Михаила Трепашкина, группы "ПОРТОС".

Участники акции держали в руках фотографии Трепашкина с надписью "Политический заключенный России". Пикетчики обращали внимание на то, что обвинения против него "сфабрикованы, потому что в 1999 году он говорил, что за взрывами в Москве мог стоять Кремль", передало "Эхо Москвы".

Как сообщал "Кавказский узел", Михаил Трепашкин был осужден Московским окружным военным судом 19 мая 2004 года за разглашение гостайны. Его приговорили к 4 годам лишения свободы с отбыванием срока в колонии-поселении.

По версии обвинения, проходя с 1984 по 1997 годы службу в КГБ СССР и ФСБ РФ, Трепашкин копировал служебные документы и незаконно хранил их у себя дома. Разглашением сведений, составляющих гостайну, следствие считает передачу им своему бывшему коллеге - полковнику ФСБ - материалов прослушивания телефонных переговоров членов Гольяновской преступной группировки (в них, по мнению следствия, содержались данные о методах работы ФСБ).

После отбытия трети срока суд удовлетворил заявление Трепашкина об условно-досрочном освобождении (УДО). Однако, прокуратура обжаловала это решение и дело об УДО было возвращено на новое рассмотрение в Тагилстроевский районный суд Н. Тагила, а сам Михаил Трепашкин, успевший пробыть на свободе 18 дней, арестован и этапирован обратно в колонию-поселение. 24 ноября 2005 года суд отклонил ходатайство М. Трепашкина об УДО в связи с имеющимся у него дисциплинарным взысканием, а также непризнанием своей вины.

Ранее, 1 июля 2005 года Мособлсуд отменил обвинительный приговор Михаилу Трепашкину по другому уголовному делу - о незаконном хранении и перевозке оружия. По этому делу он был арестован 22 октября 2003 года, после того, как в его машине был обнаружен пистолет. Трепашкин утверждал, что оружие было подброшено.

Сам Михаил Трепашкин заявил о своем заключении корреспонденту "Кавказского узла": "Мое глубокое мнение, что это, прежде всего, - месть за то, что выступал против нынешнего руководства ФСБ Патрушева. Я считаю, что это тот человек, который не способен обеспечить безопасность граждан нашего государства. Это человек, который по своим нравственным аспектам, если его попросят что-то страшное совершить, он и страшное совершит".

Напомним, что после ухода из органов безопасности Трепашкин занялся адвокатской практикой и работой в Общественной комиссии по расследованию терактов в жилых домах в Москве и Волгодонске в 1999 году. За год до своего ареста, в 1998 году, Трепашкин вместе с Александром Литвиненко принял участие в пресс-конференции, на которой обвинил ФСБ в коррупции и организации бессудных казней.

Вячеслав ФЕРАПОШКИН, собственный корреспондент "Кавказского узла"

Ярлыки:

среда, 6 июня 2007 г.

Гефтер: утверждать, что жилые дома в 1999 году взрывала ФСБ, мы не можем


Общественная комиссия по расследованию обстоятельств взрывов домов в Москве и Волгодонске и учений в Рязани в сентябре 1999 года пока не может назвать организаторов тех взрывов. Об этом на состоявшейся вчера, 2 июня, пресс-конференции в Независимом пресс-центре в Москве заявил член комиссии, гендиректор Института прав человека и член правления Международного общества "Мемориал" Валентин Гефтер.

"Если быть добросовестным, то собранная информация, с моей точки зрения, не дает стопроцентных, или с большой долей вероятности, оснований утверждать, что в причастности к взрывам в Москве и Волгодонске, про инцидент в Рязани я не говорю, можно обвинить конкретных работников конкретных спецслужб. Что совершенно не значит обратного", - заявил, подводя промежуточные итоги работы Общественной комиссии по расследованию взрывов 1999 года Валентин Гефтер.

Правозащитник кратко напомнил обстоятельства и итоги работы правоохранительных органов и суда по уголовному делу о тех взрывах: "Мало, что можно было расследовать вне официального следствия. В той части, которая касалась взрывов в Москве и Волгодонске, оно велось довольно тщательно смешанной бригадой следователей ФСБ и прокуратуры. Вылилось всё это в процесс над Крымшамхаловым и Деккушевым, которые были приговорены к пожизненному заключению. Сами они, в московских взрывах не принимали участие, по приговору они только готовили взрывчатую смесь и участвовали непосредственно в проведении взрыва в Волгодонске. Все остальные подозреваемые были убиты на территории России и Грузии, при разных, очень непростых обстоятельствах. Главный обвиняемый – Ачемез Гочияев – исчез и, вообще, фигура полуопределённая".

"Довольно большую работу, особенно по тем обвиняемым, которые находились за пределами России, провела исследовательская группа, которая базировалась в Лондоне, в неё входил, кстати, и Александр Литвиненко – с ним мы тоже встречались в начале 2000-х годов и обменивались разного рода информацией, которая была известна той группе и нам. Третий эпизод, которым занималась наша общественная комиссия, был рязанский, по которому, более или менее, точки над "i" расставлены и там уши спецслужб торчат напрямую", - продолжал Гефтер, выступая 1 июня на пресс-конференции в защиту осужденного адвоката Михаила Трепашкина – также участвовавшего в работе общественной комиссии по расследованию взрывов домов в российских городах в 1999 году.

"Презумпция, в данном случае, должна быть простая. Странности по отдельным эпизодам, которые сопутствовали страшным событиям сентября 1999-го, остаются непрояснёнными даже после судебного процесса над Крымшамхаловым и Деккушевым, на который Трепашкина не допустили. Значит, то, что следственные органы и суд не захотели или не смогли выяснить эти странные обстоятельства, говорит о том, что дело не закрыто. Страница не перевернута, и рано или поздно мы надеемся, и дай бог, будет здоров Михаил Трепашкин – и с его помощью – продвинуться в нашем расследовании дальше", - не престает надеяться докопаться до правды Валентин Гефтер.

Другой участник встречи в Независимом пресс-центре и член упомянутой общественной комиссии, лидер движения "За права человека" Лев Пономарёв рассказал о суде над обвиняемыми в теракта в Москве и Волгодонске: "Суд был скомкан. Повестки двумстам или тремстам потерпевшим разосланы не были. Только те потерпевшие, которых мы приглашали, которые хотели участвовать - приходили в суд и сами в какой-то коробке находили себе повестки. Процесс шёл с нарушением процессуальных норм, ускоренными темпами и, было очевидно, что устранение Трепашкина от данного суда стороне обвинения крайне необходимо.

"Главный эпизод, на который Михаил Трепашкин обращал внимание – подмена в ходе следствия фоторобота человека (опознанного им как тайного агента ФСБ Владимира Романовича), который арендовал подвал во взорванном позднее доме в Москве, на фото Ачемеза Гочияева – возможно, и был ключевым моментом в этом судебном процессе. Но, он в суде не исследовался. Когда Трепашкин был устранён из дела, этот момент был "забыт", - добавил Лев Пономарёв.

"Арест Михаила Ивановича был произведен за 9 дней до начала судебного процесса, на котором он должен был выступать представителем интересов пострадавших от взрывов жилых домов. Понятно, что+ все обвинения Трепашкину, "притянуты за уши". После того, как эпизод с подброшенным ему пистолетом рассыпался в суде, стало совершенно очевидно, что преследование Михаила – госзаказ", - заявил координатор Общественного комитета в защиту политзаключенного М. Трепашкина Михаил Кригер. Он считает озвученные Трепашкиным обвинения ФСБ в подготовке взрывов домов в 1999 году, довольно убедительными.

Именно эти тяжкие обвинения, брошенные в сторону спецслужб государства, и стали, по мнению правозащитников, основной причиной фабрикации двух уголовных дел против Михаила Трепашкина и его осуждения. Помимо этого, за год до своего ареста, в 1998 году, Трепашкин, вместе с Александром Литвиненко принял участие в пресс-конференции, на которой он обвинил ФСБ в коррупции и организации бессудных казней.

"Система ему отомстила, и продолжает мстить до сих пор. Хотят закрепить его в экологически очень тяжелых нижнетагильских условиях именно для того, чтобы человек не так, так эдак был выведен из строя", - полагает Валентин Гефтер.

Общественный комитет в защиту Трепашкина распространил на прошедшей 1 июня пресс-конференции компакт-диски с фильмами, посвященными взрывам жилых домов в Москве, Буйнакске и Волгодонске и инциденту с минированием жилого дома в Рязани в 1999 году "Покушение на Россию" Жан-Шарля Деньо и "Недоверие" Андрея Некрасова. В последнем содержится и интервью М. Трепашкина.

Напомним: унесшие более трёх сотен человеческих жизней теракты в российских городах в сентябре 1999 года, вызвали шок среди населения страны. Во взрывах были обвинены сепаратисты Ичкерии, что официально послужило причиной возобновления войны в Чечне. Успешные и жестокие войсковые операции, сопряженные с контртеррористической истерией, подогревавшейся подконтрольными государству СМИ, вызвали быстрый рост популярности малоизвестного до этого Владимира Путина и, в итоге, его избрание президентом России.

В заключение встречи в Независимом пресс-центре правозащитники пригласили собравшихся на пикет в защиту Михаила Трепашкина. Он состоится в понедельник, 4 июня, с 18.30 до 19.30 у Соловецкого камня на Лубянской площади Москвы. На пикете также будут бесплатно распространяться сборник "Политзаключенный Михаил Трепашкин" и фильмы "Недоверие" и "Покушение на Россию".

Пикет приурочен к рассмотрению 6 июня Свердловским областным судом кассационной жалобы на решение Тагилстроевского районного суда Нижнего Тагила о переводе Трепашкина на общий режим исправительно-трудовой колонии из колонии-поселения. Акция согласована с префектурой Центрального административного округа Москвы.

Как сообщал "Кавказский узел", экс-офицер ФСБ Михаил Трепашкин был осужден Московским окружным военным судом 19 мая 2004 года за разглашение гостайны. Его приговорили к 4 годам лишения свободы с отбыванием срока в колонии-поселении.

Вячеслав ФЕРАПОШКИН, собственный корреспондент "Кавказского узла"

Ярлыки:

Правозащитники представили книгу о Михаиле Трепашкине


В Независимом пресс-центре в Москве прошла презентация сборника "Политзаключенный Михаил Трепашкин". В брошюре представлены биография, письма, интервью опального адвоката и бывшего офицера ФСБ, осужденного за разглашение гостайны, очерки правозащитников и журналистов о его деле.

"Целью издания этой книжки, является доведение до общества информации о той неправовой, несправедливой, трагической ситуации, в которой находится Михаил Иванович. Мы пытаемся, как можно шире распространять информацию об этом деле, достучаться до общественного мнения, если таковое еще существует", - заявил, отвечая на вопрос корреспондента "Кавказского узла", координатор Общественного комитета в защиту М. Трепашкина Михаил Кригер.

Помимо Кригера, в пресс-конференции, приуроченной к изданию книги, приняли участие исполнительный директор движения "За права человека" Лев Пономарев; гендиректор Института прав человека, член правления Международного общества "Мемориал" Валентин Гефтер и редактор-составитель брошюры, бывшая советская политзаключенная, активистка движения против войны в Чечне Елена Санникова.

"Арест Михаила Ивановича был произведен за 9 дней до начала судебного процесса, на котором он должен был выступать представителем интересов пострадавших от взрывов жилых домов (имеется в виду суд над обвиняемыми в подготовке и осуществлении терактов в Москве и Волгодонске осенью 1999 года - примечание "Кавказского узла"). Понятно, что все обвинения Трепашкину "притянуты за уши". После того, как эпизод с подброшенным ему пистолетом рассыпался в суде, стало совершенно очевидно, что преследование Михаила — госзаказ", - продолжал активист Комитета антивоенных действий Михаил Кригер.

"В нашем сборнике, вы можете увидеть интервью Трепашкина агентству "Чеченпресс", данное в сентябре 2005 года, когда он по какому-то сбою в административной системе, какому-то недоразумению их, был на короткое время условно-досрочно освобожден. В этом интервью он, на мой взгляд, довольно убедительно обвинял ФСБ в подготовке тех страшных взрывов жилых домов в российских городах в 1999 году", - уверен г-н Кригер.

Именно эти тяжкие обвинения, брошенные в сторону спецслужб государства, и стали, по мнению правозащитников, основной причиной фабрикации двух уголовных дел против Михаила Трепашкина и его осуждения. Помимо этого, за год до своего ареста, в 1998 году, Трепашкин вместе с Александром Литвиненко принял участие в пресс-конференции, на которой он обвинил ФСБ в коррупции и организации бессудных казней.

"Система ему отомстила, и продолжает мстить до сих пор. Хотят закрепить его в экологически очень тяжелых нижнетагильских условиях именно для того, чтобы человек не так, так эдак был выведен из строя", - считает Валентин Гефтер.

"Обратите внимание на письма Трепашкина из лагеря. Они очень личные. По ним видно, что он в очень тяжелом психологическом состоянии сейчас находится. Это нас беспокоит. Есть люди, которые каким-то образом смиряются с несправедливостью. Михаил - человек, который не может с ней смириться ", - говорит Лев Пономарёв, официально имеющий статус общественного защитника М. Трепашкина.

"И не только с несправедливостью по отношению к себе: в колонии он оказывает юридическую и иную помощь многим другим заключенным", - дополнил Валентин Гефтер.

"В деле Трепашкина множество нарушений закона. Например, статья 73 УИК (уголовно-исполнительного кодекса) РФ устанавливает, что осужденный должен сидеть в регионе своего проживания. Вопреки этой норме, Михаил Иванович отбывает срок в Нижнем Тагиле, за 2200 километров от дома. Как и в истории с Ходорковским, власти мотивируют это тем, что, якобы, ближе к дому места для отбывания им наказания не нашлось", - рассказывал Михаил Кригер.

Другое серьезное нарушение прав Трепашкина, по словам Кригера, состоит в том, что он, будучи приговоренным к отбыванию наказания в колонии-поселении, фактически, давно содержится в условиях "общего режима" исправительно-трудовой колонии, то есть в условиях более строгих, чем определено приговором. Сокамерник Михаила Трепашкина Дмитрий Рожин, содержавшийся в аналогичных условиях, после освобождения добился решения суда, который признал, что он, в нарушение приговора, находился "на общем режиме". Более того, говорит Кригер, уже месяца два Михаил Трепашкин, в связи с судебным процессом о его переводе "на общий режим" пребывает в ПФРСИ (помещение, функционирующее в режиме следственного изолятора), т. е. в одиночной камере.

9 марта 2007 года перевод Трепашкина на общий режим содержания под стражей был "оформлен" официально, решением суда. Правозащитники и адвокаты уверены, что обвинения в нарушении режима, которые послужили основанием для такого вердикта, сфабрикованы.

Трепашкин страдает тяжелой формой аллергической бронхиальной астмы. В лечении ему систематически отказывают и продолжают содержать в условиях, способствующих обострению болезни. Колония находится рядом с металлургическим комбинатом, где от запаха и дыма горелого железа задыхаются даже здоровые люди. Это вызывает у Михаила постоянные приступы астмы. По мнению адвокатов М. Трепашкина и Общественного комитета в его защиту, жизнь политзека сегодня — в серьёзной опасности, - говорится в брошюре "Политзаключенный Михаил Трепашкин".

Составитель сборника Елена Санникова, призвала посылать Трепашкину в лагерь книги, журналы, газеты. Трепашкин сам об этом просил в своих письмах. Лев Пономарев просил вступать с осужденным, для его моральной поддержки, в переписку. Михаил Кригер отметил, что он охотно отвечает на письма.

Отвечая на вопросы журналистов, Валентин Гефтер, входящий наряду с Михаилом Трепашкиным и Львом Пономаревым в состав Общественной комиссии по расследованию обстоятельств взрывов домов в городах Москве и Волгодонске и проведения учений в городе Рязани в сентябре 1999 года, рассказал о промежуточных итогах работы этой комиссии.

"Если быть добросовестным, собранная информация, с моей точки зрения, не дает стопроцентных, или с большой долей вероятности, оснований утверждать, что в причастности к взрывам в Москве и Волгодонске, про инцидент в Рязани я не говорю, можно обвинить конкретных работников конкретных спецслужб", - заявил Гефтер. Но, по его мнению, "страница не перевернута, и рано или поздно мы надеемся, и дай Бог, будет здоров Михаил Трепашкин — и с его помощью — продвинуться в нашем расследовании дальше".

Помимо брошюры, Общественный комитет в защиту Трепашкина распространил на прошедшей 1 июня пресс-конференции компакт-диски с фильмами, посвященными взрывам жилых домов в Москве, Буйнакске и Волгодонске и инциденту с минированием жилого дома в Рязани в 1999 году "Покушение на Россию" Жан-Шарля Деньо и "Недоверие" Андрея Некрасова. В последнем содержится и интервью М. Трепашкина.

Напомним: унесшие более трёх сотен человеческих жизней теракты в российских городах в сентябре 1999 года, вызвали шок среди населения страны. Во взрывах были обвинены сепаратисты Ичкерии, что официально послужило причиной возобновления войны в Чечне. Успешные и жестокие войсковые операции, сопряженные с контртеррористической истерией, подогревавшейся подконтрольными государству СМИ, вызвали быстрый рост популярности малоизвестного до этого Владимира Путина и, в итоге, его избрание президентом России.

В заключение встречи в Независимом пресс-центре правозащитники пригласили собравшихся на пикет в защиту Михаила Трепашкина. Он состоится в понедельник, 4 июня, с 18.30 до 19.30 у Соловецкого камня на Лубянской площади Москвы. На пикете также будут бесплатно распространяться сборник "Политзаключенный Михаил Трепашкин" и фильмы "Недоверие" и "Покушение на Россию".

Пикет приурочен к рассмотрению 6 июня Свердловским областным судом кассационной жалобы на решение Тагилстроевского районного суда Нижнего Тагила о переводе Трепашкина на общий режим исправительно-трудовой колонии из колонии-поселения. Акция согласована с префектурой Центрального административного округа Москвы.

Как сообщал "Кавказский узел", Михаил Трепашкин был осужден Московским окружным военным судом 19 мая 2004 года за разглашение гостайны. Его приговорили к 4 годам лишения свободы с отбыванием срока в колонии-поселении.

По версии обвинения, проходя с 1984 по 1997 годы службу в КГБ СССР и ФСБ РФ, Трепашкин копировал служебные документы и незаконно хранил у себя дома. Разглашением сведений, составляющих гостайну, следствие считает передачу им своему бывшему коллеге - полковнику ФСБ - материалов прослушивания телефонных переговоров членов Гольяновской преступной группировки (в них, по мнению следствия, содержались данные о методах работы ФСБ).

После отбытия трети срока суд удовлетворил заявление Трепашкина об условно-досрочном освобождении (УДО). Однако, прокуратура обжаловала это решение и дело об УДО было возвращено на новое рассмотрение в Тагилстроевский районный суд Н. Тагила, а сам Михаил Трепашкин, успевший пробыть на свободе 18 дней, арестован и этапирован обратно в колонию-поселение. 24 ноября 2005 года суд отклонил ходатайство М. Трепашкина об УДО в связи с имеющимся у него дисциплинарным взысканием, а также непризнанием своей вины.

Ранее, 1 июля 2005 года Мособлсуд отменил обвинительный приговор Михаилу Трепашкину по другому уголовному делу - о незаконном хранении и перевозке им оружия. По этому делу Трепашкин был арестован 22 октября 2003 года, после того, как в его машине был обнаружен пистолет. Сам Трепашкин утверждал, что пистолет был подброшен.

Вячеслав ФЕРАПОШКИН, собственный корреспондент "Кавказского узла"

Ярлыки: ,

Свердловские судьи! Вы с законом или с заказом?


«Диктатура Закона – это единственный вид диктатуры, которой мы обязаны подчиняться».
(Владимир Путин, Президент России)

Я помню, что ещё в период учёбы в Высшей школе КГБ СССР нам неоднократно приводили примеры, что в США отпускали суды преступников после процесса, если в ходе расследования допускались недозволенные методы или нарушались иные нормы законов. Примеры принципиальности судей приводили для того, чтобы мы работали строго по законам. И тогда не будет ошибок!

И вот, через много лет нашего «развития по пути демократии» я столкнулся с судьями Свердловского областного суда, объявленного недавно (при утверждении в должности прежнего председателя названного суда ОВЧАРУКА И.К.) одним из лучших судейских коллективов России. Точнее столкнулся один раз – при отказе в УДО (в условно-досрочном освобождении). А второй раз ещё предстоит столкнуться 6 июня 2007 года, при рассмотрении решения судьи Тагилстроевского районного суда гор. Нижнего Тагила Свердловской области ИЛЬЮТИКА Д.А. об ужесточении мне режима.

И, должен заметить, как юрист со стажем работы более 25 лет, что если один из «лучших судов России» будет судить так же, как при рассмотрении вопроса об условно-досрочном освобождении, то горе нашим гражданам, ибо они не в руках справедливости, законности и беспристрастности. Они в руках административного органа власти и с ними поступят так, как скажет начальник. И судить будут не по Закону, а по заказу. И любые ваши доказательства невиновности окажутся непригодными и любой бред стороны обвинения будет воспринят как железные аргументы. Именно так оценивал доказательства в суде судья Тагилстроевского районного суда гор.Нижнего Тагила ИЛЬЮТИКА Д.А. Я приведу один конкретный и очень характерный для всего процесса пример.

Чтобы меня искусственно (путём фабрикации материалов) сделать «злостным нарушителем режима отбывания наказания» администрация ФГУ ИК-13 использовала заведомо ложные «докладные» лиц, осуждённых за тяжкие и особо тяжкие преступления (убийства, изнасилования, сбыт наркотиков, вооружённые грабежи, тяжкие телесные повреждения и т.д.). Этих лиц администрация колонии специально переводит из особого, строгого и общего режимов на, так называемый, «участок колонии-поселения», к впервые осуждённым за преступления небольшой и средней тяжести, чтобы организовывать прессинг. «Тяжелостатейники» зависимы от администрации, ибо за их деяния многим дают пожизненное заключение, а тут такие льготы ( выход в город, свидания без ограничений и т.д.). И они знают, что, в случае невыполнения команд («просьб») представителей колонии, их, без проблем, «перекинут за забор», обратно, на свои режимы, определённые приговорами судов. Это делает «тяжелостатейников» очень послушными, управляемыми, готовыми на любые действия против тех, на кого науськивает администрация. Как правило, все они являются не просто доносчиками («стукачами»), а лжесвидетелями («стукачами-лжедоносчиками»). Вот именно таких администрация ФГУ ИК-13, с согласия Нижнетагильской прокуратуры по надзору за соблюдением законов в ИУ (исправительных учреждениях) активно использовала, чтобы сфабриковать материалы о том, что я, якобы, совершал то либо иное нарушение режима, за которое на меня, по беспределу, налагали взыскания (выговоры, помещения в штрафной изолятор), а потом вообще объявили «злостным нарушителем режима» колонии-поселения и предложили суду «перекинуть меня через забор», то есть изменить режим на более строгий, предназначенный для лиц, совершивших тяжкие преступления, и, поместить меня туда, вместо выведенных на «участок колонии-поселения» убийц, насильников, бандитов и т.п. «тяжелостатейников» (в этом плане ИК-13 настоящая «планета обезьян»).

И вот, с момента доставки меня в город Нижний Тагил, по незаконному «персональному спецнаряду», т.е., по преступному заказу, подписанному первым заместителем директора ФСИН России Краевым В.К. (это бывший начальник УВД Свердловской области, покинувший должность из-за обнародования его связи с «уралмашевской» ОПГ), на меня началась настоящая охота.

Тут я должен обратить внимание, что в соответствии с Федеральным законом – ч. 1 ст. 128 Уголовно-исполнительного кодекса РФ запрещалось в одной колонии-поселении содержать совместно тех, кто был впервые осуждён за преступления небольшой и средней тяжести (как я) и «положительно характеризующихся осуждённых, переведённых из колоний общего и строгого режима в порядке, предусмотренном ст. 78 УИК РФ, то есть меня незаконно поместили вместе с «тяжелостатейниками». Я написал на сей счёт не менее десятка жалоб.

Вот тут-то сотрудники ФСИН России и показали во всей красе свою «машину лжи». Несмотря на явное, они «белый лист назвали чёрным». Они во всех документах записали, что «сведения, изложенные в жалобах Трепашкина не соответствуют действительности», что осуждённые за тяжки е и особо тяжкие преступления содержатся раздельно с лицами, осуждёнными впервые за преступления небольшой и средней тяжести, в частности, отдельно от Трепашкина. Наглая, очевидная, безответственная ложь! Тем более, как можно содержаться «раздельно», если у нас был один отряд № 10? «Машина лжи» и тут не теряется (дело привычное), они издают приказ о разделении отряда № 10 на два: № 19 для осуждённых за преступления небольшой и средней тяжести, № 10 – для «тяжелостатейников». Ясно, что это лишь бумажная формальность, но легче отписываться и врать. Дальше, они везде, на все жалобы, на запросы высоких инстанций писали: «Трепашкин содержится отдельно от лиц, осуждённых за тяжкие и особо тяжкие преступления». Но, поняв, что рано или поздно ложь проявится, через своих лоббистов в Государственной Думе6 ФС РФ, в срочном порядке, ФСИН РФ проводит изменение в ч. 1 ст. 128 УИК РФ, упразднившее положение о раздельном содержании в колониях-поселениях различных категорий осуждённых (на всё готовы, лишь бы меня отсюда не выпускать!). Изменения в УИК РФ были внесены 3 апреля 2006 года, т.е. после того, как на меня были наложены все взыскания по ложным докладным «тяжелостатейников», которых со мной вместе не имели права содержать и, которых, если верить письмам ФСИН РФ и прокуратуры, со мной не было (!?).

И вот в суде стали исследовать «доказательства» совершения мною «нарушений режима отбывания наказания». Они основаны, как заявили представитель администрации ФГУ ИК-13 и прокурор, на показаниях свидетелей – осуждённых ИСАКОВА Жоры, ГИРФАНОВА Олега, КУЗЬМИНА Игоря, ЗАХАРОВА Сергея, КИРЬЯНОВА Сергея, ЛИСИЦИНА Анатолия, ЗВЕРЕВА Александра, КАШИНА Петра (я перечислил всех, по 4м «нарушениям»). Все они – «тяжелостатейники» (!), переведённые из строгого и общего режимов. Вот, начнём по порядку: ИСАКОВ Жора (убийство 2-х человек группой лиц), ГИРФАНОВ Олег (сбыт наркотиков), КУЗЬМИН Игорь (убийство, сообщник ИСАКОВА), ЗАХАРОВ Сергей (телесные повреждения), КИРЬЯНОВ Сергей (грабёж) и т.д. И вот вопрос первый:

Те, кто читает эту информацию, могут подумать: «Неважно, что было незаконное совместное содержание, но они ведь оказались свидетелями (8 человек), а значит факты нарушений режима были». Логически, возможно, с ними можно было бы согласиться. Но есть другие установленные судом обстоятельства:

1. Имеется более 22 показаний свидетелей, говорящих об обратном, что нарушений режима я не совершал. Из них допрошены в суде: ИШУКОВ Виктор, РОЖИН Дмитрий, СУЛЕЙМАНОВ Игорь, НАУГОЛЬНЫХ Сергей, ВАРЛАКОВ Сергей. Некоторых суд отказался допросить или вызвать, но они оставили письменные заявления с показаниями: КОРОБАЕВ Сергей, ЧАНКУРОВ Али, КРЮЧКОВ Сергей, ХАУСТОВ Олег, ЯХИН Равиль, ХАЙРУЛЛИН Рамиль, НЕМЫКИН Вячеслав, КАЛАНБАЕВ Тагир, ТОМИЛОВ Сергей, ГОЛОВИН Сергей, СТАРИКОВ Владимир, БУРМИН Дмитрий, ШАЦКИЙ Евгений, ШУДЕГОВ Анатолий, ВАЛОВ Сергей, ЖУЙКОВ Лев, КУЛИКОВ Валерий, ПРОТОПОПОВ Сергей и др. Ещё более 20 человек готовы были выступить в суде в мою защиту и рассказать о необоснованных преследованиях и фабрикациях: МОЛОКОВ Вячеслав, ГОЛОМОЛЗИН Владимир, ПЕРЕЖОГИН Александр, ГОРИН Владимир, ВАСИН Евгений, ЯРКИН Евгений, ПРАНСКУС Вячеслав, САВЕНКО Анатолий, ГРЕБЁНКИН Павел и др., но в их вызове отказали либо не доставили. Свидетель КОРАБАЕВ Сергей являлся очевидцем вменяемого мне деяния, сам прибыл 10 апреля 2006 года в суд, но его не допросили, а 12 апреля 2006 года он освободился и уехал в Москву. Вызвать повесткой суд отказал.

2. Из т.н. «свидетелей обвинения», которые указаны выше (8 чел.) в суд доставили лишь одного ЛИСИЦЫНА Анатолия, который после предупреждения об уголовной ответственности за дачу ложных показаний заявил, что он ничего не помнит, ничего показать по обстоятельствам якобы нарушения мною режима отбывания наказания он не может(!). А докладные писал, в том числе на меня. ИЛЬЮТИКУ Д.А. последней фразы хватило, чтобы записать, что «свидетель всё подтвердил в суде» (!?).

3. Участники вменяемых мне событий, свидетели ИШУКОВ, РОЖИН, КРЮЧКОВ, КОРАБАЕВ показали, что «свидетелей обвинения» там и близко не было, что они всё врут и их докладные – ложные. Свидетели НЕМЫКИН Вясеслав, ИШУКОВ Виктор, НАУГОЛЬНЫХ Сергей, ВАРЛАКОВ Сергей, РОЖИН Дмитрий, КОРАБАЕВ Сергей, ЧАНКУРОВ Али, ЯХИН Равиль и др. показали, что ЛИСИЦЫН, ИСАКОВ, КУЗЬМИН, КАШИН и другие указанные выше «свидетели обвинения» - штатные «стукачи-доносчики», пишущие по просьбе администрации ложные доносы на неугодных лиц. Допрошенный в судебном заседании фельдшер МСЧ ФГУ ИК-13 МИРОНОВ Вадим (на которого я якобы накричал 11 января 2006 года, получив за это 3 суток ШИЗО), а также исследованы в суде документы тоже подтверждали отсутствие на месте событий ЛИСИЦЫНА и КИРЬЯНОВА. Таким образом, даже доказательства обвинения показали ложность докладных «свидетелей обвинения» из числа «тяжелостатейников».

4. В суде исследовалась форма изложения показаний в виде «докладных». И установлено, что она не соответствует ни одному нормативному акту, в законах России такой формы нет! Это видоизменённая форма сохранившегося со сталинских времён «доноса».

В соответствии с ч.5ст.11 УИК РФ осуждённые пишут не «докладные», а «объяснения» по вопросам исполнения требований приговора». Объяснение имеет установленную форму, где осуждённый предупреждается об ответственности за ложные показания. В «докладной» такого предупреждения нет, пиши безответственно что душе угодно. Ряд свидетелей в суде показали, что «докладные» - незаконны, ибо не предусмотрены ни одним законом России.

Статья 50 Конституции России гласит: «При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона». (ч.2).

Статья 75 Уголовно-процессуального кодекса РФ указывает: «Доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми». Такие доказательства «не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств» (ч.1).

Я в суде заявлял ходатайство о невозможности использования «докладных» по описанным, а также ещё ряду других обстоятельств. Судья ИЛЬЮТИК Д.А. и прокурор ЧЕРНАВСКИХ И.А. не опровергли моих доводов, но исключить «докладные» из числа доказательств отказались, никак не мотивировав свой отказ. При этом судья в нарушение ст. 15 УПК РФ явно выступал на стороне обвинения!?

И вот судья Тагилстроевского районного суда города Нижнего Тагила ИЛЬЮТИК Д.А., 9 марта 2007 года, отказав в вызове и допросе даже прямых свидетелей (МОЛОКОВА Вячеслава, КОРАБАЕВА Сергея и др.), безмотивно опровергая показания массы других свидетелей, в том числе участников событий, на основании ложных доносов в виде «докладных» тех осуждённых – «тяжелостатейников», которых со мной и близко не было при вменяемых обстоятельствах, в нарушение не только ст. 75 УПК РФ и других норм Федеральных законов, но и ч.2 ст. 50 Конституции России отказал мне в удовлетворении жалоб на незаконность наложения взысканий и удовлетворив ходатайство администрации ИК-13 о замене мне режима колонии-поселения на более строгий – общий. И заключил меня сразу под стражу, даже не вынося, в нарушение ч.2 ст. 256 УПК РФ отдельного постановления. Явно руководствовался не Законом и лозунгом Президента России Путина В.В., а заказом «сверху».

6 июня 2007 года судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда должна поставить точку в этом вопросе и по её решению станет ясно, с кем остальные судьи Свердловской области, с Законом или заказом.

21 мая 2007 года

Ярлыки: ,