Михаил Иванович Трепашкин - московский адвокат, бывший сотрудник КГБ и ФСБ. Эксперт Общественной Комиссии по расследованию взрывов домов в Москве и Волгодонске и событий в Рязани. Арестован 22 октября 2003 года, накануне заседания суда, где он планировал предъявить факты, которые могли дать основание утверждать о причастности спецслужб к организации взрывов жилых домов в сентябре 1999 года. Предлог для ареста - в его машине был обнаружен пистолет. Сам Трепашкин утверждает, что пистолет был подброшен. После незаконного задержания Трепашкин был помещен в пыточные условия: грязная камера 1,6х2 м, пытки голодом, холодом, лишением сна. 19 мая 2004 г. за незаконное хранение оружия и разглашение гостайны приговорен Московским окружным военным судом к 4 годам колонии-поселения, начиная с 1 декабря 2003 г. 4 ноября 2003 года бывшие политические узники, среди которых Елена Боннэр, Сергей Ковалев и Владимир Буковский, призвали Amnesty International признать Трепашкина политзаключенным.

воскресенье, 30 сентября 2007 г.

Соображения по поводу обвинения Павла Рягузова

"СОТРУДНИКИ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНЫХ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ ФСБ РФ НЕРЕДКО ОКАЗЫВАЛИ ПОМОЩЬ УБИЙЦАМ В ВЫСЛЕЖИВАНИИ СВОИХ ЖЕРТВ"

Я не могу утверждать о виновности или невиновности в совершении каких-либо преступлений сотрудника оперативно-поискового подразделения (наружное наблюдение или наружная разведка) ФСБ РФ подполковника Рягузова. Однако хотелось бы заметить, что сотрудники этих подразделений нередко фигурировали, ещё в период моей службы в Управлении собственной безопасности ФСБ РФ, по оперативным делам в качестве пособников организованных преступных группировок г. Москвы, за деньги отслеживая бизнесменов (их места пребывания, адреса проживания, связи, наличие компромата и т.д.) и других жертв. Тем не менее, начальник УСБ ФСБ РФ Патрушев Н.П. и бывший в то время Директором ФСБ РФ Ковалёв Н.Д. (ныне депутат Госдумы РФ) скрывали такие факты, ибо за этими деяниями нередко стояли либо разбои и убийства отслеживаемых предпринимателей, либо вымогательства. А руководители не желали, чтобы на руководимом ими ведомстве были "пятна".

Если кто-то обратит внимание на мой приговор от 19 мая 2004 года, то там фигурируют четыре сводки прослушивания телефонных переговоров и заготовка справки по делу оперативного розыска (ДОР) "Братаны", которые следователю Главной военной прокуратуры принёс полковник ФСБ РФ Шебалин В.В. и заявил, что эти пять документов я, как адвокат, передал ему на хранение (в действительности они были в архиве УСБ ФСБ РФ).

Так вот, в этих сводках и справке речь как раз и шла речь о том, что сотрудники ОПУ ФСБ РФ С. (действующий) и А. (уволенный) помогали членам "Гольяновской организованной преступной группировки" (ОПГ) следить за бизнесменами, собирать на них компрометирующие материалы и т.д. А за эти услуги они получали дополнительную (кроме платы за службу в ФСБ РФ) плату из расчета 100 долларов за час слежки. Из содержания телефонных переговоров между членами ОПГ и сотрудником ФСБ С. видно, что начальники ФСБ РФ знали о "подработках" своих подчинённых, но молчали, так как сами получали часть заработанных таким путём денег.

По причине того, что сотрудники ОПУ ФСБ РФ С. и А. были замешаны в ряде других тяжких преступлений, в том числе причастны к ряду убийств, совершённых членами "Гольяновской ОПГ", хранили оружие для убийства, я, совместно с сотрудниками 4-го отдела РУОПа, намеревался захватить их с поличным, когда они, пользуясь служебными удостоверениями, привезут оружие на очередную бандитскую разборку. Однако когда я доложил об этом руководству УСБ, то у меня забрали материалы, уволили действующего сотрудника С. (сорвав планируемую операцию по взятию с поличным), после чего вернули мне дело ДОР "Братаны" - с пометкой "В акт", для уничтожения. Я подготовил все необходимые документы, но уничтожать материалы не стал: это явное сокрытие доказательств по тяжким и особо тяжким преступлениям. Я передал всё в секретариат и УРГУ УСБ ФСБ РФ, чтобы они решали, что делать с материалами. Они их тоже не рискнули уничтожить, и материалы лежали в архиве без движения с февраля 1996 года до декабря 2002 года.

Когда я в конце августа - начале сентября 2002 года предупреждал о готовящейся в Москве террористической акции, я сослался на указанное ДОР "Братаны", что там также имеется материал о вооружённом чеченце, действующем в Москве. После "Норд-Оста", когда я зашумел по поводу того, что моя информация не стала руководством к действию, и в результате - 129 трупов, из ДОР "Братаны" были изъяты пять упомянутых ранее документов; они были переданы Шебалину, который отнёс их в Главную военную прокуратуру и передал с заявлением, что получил их от меня на хранение в феврале 2002 года (!?). Хотя по документам видно, что они - из архива. После этого оперработники ФСБ РФ, вызванные в качестве "экспертов", признали их содержащими государственную тайну России, и я сижу за это в тюрьме.

Даже если и следовать логике ФСБ и ГВП, то получится, что Шебалин передал от меня документы о сокрытии руководителями ФСБ РФ тяжких и особо тяжких преступлений, к которым были причастны сотрудники ОПУ ФСБ РФ, совершившие деяния, подобные тем, в которых сейчас Генпрокуратура РФ обвиняет Павла Рягузова в деле об убийстве А.С. Политковской. Почему же вместо этих сотрудников, вместо руководителей ФСБ, скрывших преступление, в тюрьме сижу я? И почему гостайной России объявили сведения об убийствах людей и других преступлениях, которые, в соответствии с Законом РФ "О государственной тайне" не подлежат засекречиванию под угрозой уголовной ответственности за необоснованное засекречивание?

Если бы в своё время руководители ФСБ и ГВП дали ход делам о пособничестве сотрудников ОПУ ФСБ РФ в убийствах, возможно, и не возникло бы такой ситуации, как с подполковником П. Рягузовым. А если он действительно виновен, то можно было и предотвратить убийство Политковской, если бы было своевременно возбуждено уголовное дело по незаконным действиям сотрудников ОПУ ФСБ РФ, исполняющих преступные заказы за деньги.

И получается, что я сижу в тюрьме за попытки предупредить и пресечь преступления, а те, кто всячески способствовал их совершению, выступают обвинителями. Как в "стране чудес" - всё наоборот!

М.И. Трепашкин

25 сентября 2007 года.

Ярлыки:

«Майора из СИЗО-1 гор.Екатеринбурга наказали за незаконное использование наручников»

В июле 2007 года я писал о множестве нарушений норм права и моих прав как человека в период пребывания в СИЗО-1 гор.Екатеринбурга. И тогда же я обращал внимание правозащитников, что от всего могут отписаться, за исключением применения наручников. Так оно и получилось.

Помещение в камеру-одиночку для смертников (теперь это «ПЖ» - приговоренные к пожизненному заключению) сотрудники СИЗО объяснили необходимостью личной безопасности (от самого себя?). А вот применение ко мне наручников при самом малейшем передвижении вне запертой камеры объяснить не смогли.

В адрес председателя совета координаторов, координатора ООД «За права человека» по УрФО В.А.Шаклеина пришло письмо от уполномоченного по правам человека в Свердловской области за подписью руководителя аппарата Гоголева В.Е. (исполнитель Савельева В.И., т.217-88-79) за № 07-13/1440 от 18.09.2007 года, где указано, что на запрос уполномоченного по правам человека пришел ответ от начальника ФГУ ИЗ-66/1 С.П.Богинича, из которого следует:
По факту незаконного применения специального средства «наручники», назначена и проведена проверка, для установления виновных лиц. В ходе проверки установлено, что с нарушением ст.45 ФЗ «О содержании под стражей…» вывод из камеры осужденного Трепашкина М.И. на прогулку осуществлял майор внутренней службы Красновид И.Н., начальник отдельного корпусного блока. За нарушение ФЗ майор внутреннй службы Красновид И.Н. привлечен к дисциплинарной ответственности правами начальника учреждения.

Такова дословная цитата. Кстати, начальник СИЗО-1 Богинич С.П. и копию своего приказа от 19 июля 2007 года к ответу приложил - «О снижении процентной надбавки к заработной плате майора внутренней службы И.Н.Красновида по факту незаконного применения специального средства «наручники» к осужденному Трепашкину М.И.».

Письма из аппарата уполномоченного по правам человека в Свердловской области и начальника СИЗО-1 города Екатеринбурга (ФГУ ИЗ-66/1) С.П.Богинича опровергают заявление ФСИН России в СМИ в июле 2007 года о том, что не правы защитники, утверждая, что в СИЗО-1 гор.Екатеринбурга «ущемляются права осужденного Трепашкина». Якобы проверкой нарушений не выявлено.

Хотелось бы акцентировать внимание правозащитников еще на одном факте. В июне-июле 2007 года я описывал о нарушениях моих прав на прогулку, а также описывал, что так называемые «прогулочные дворики» для спецпоста № 38 (подвал), где меня содержали в камере-одиночке № 5, - маленькие и грязные. Вот что ответил по этому поводу С.П.Богинич (цитирую):
…так как Трепашкин М.И. содержался на одиночном содержании он выводился на прогулку в прогулочный дворик площадью 4 кв.м.

Чтобы представить, как можно осущствлять прогулку на таком «огромном» прогулочном дворике, сравните его с метражем хотя бы кухни в доме «хрущевки».

А на лживые заявления ФСИН России в СМИ пора подавать в суд. Сколько можно им клеветать и дурить людей?

М.И. Трепашкин
29 сентября 2007 года.

Ярлыки:

суббота, 29 сентября 2007 г.

Анонс: пикет в защиту М.И. Трепашкина

Прекратить преследования политзаключенного Михаила Трепашкина!

2 октября (вторник) с 18 до 20 часов в Москве около Соловецкого камня пройдет пикет с целью протеста против преследования властями политзаключенного Михаила Трепашкина.

Бывший подполковник ФСБ Михаил Иванович Трепашкин, осужденный за разглашение гостайны, уже четыре года находится в пыточных условиях в колонии г. Нижний Тагил. Истинная причина преследований властями М. Трепашкина - его борьба с коррупцией в стенах ФСБ в 90-е годы, разоблачение преступного бизнеса чиновников силовых ведомств (ФСБ, МВД, Минобороны), обвинения в причастности ФСБ к организации взрывов жилых домов в 1999 году по политическим мотивам.

Одной из главных тем пикета будет обвинение Уполномоченного по правам человека в РФ В.П.Лукина в формальном отношении к своим обязанностям. Будут приведены многочисленные факты невыполнения им обещаний по делу М. Трепашкина. Организаторы акции потребуют от властей освобождения М.И. Трепашкина, его полной реабилитации и наказания людей, виновных в его осуждении. На пикете будут распространяться копии статей о Михаиле Трепашкине, опубликованные в газетах в относительно свободные 90-е годы, а также диски с фильмами «Недоверие» и «Покушение на Россию» о взрывах домов в России в 1999 году.

Организаторы акции: Общественный комитет в защиту Михаила Трепашкина, Антивоенный клуб.

Дополнительная информация по телефону: 368-41-65

Ярлыки:

Встреча с М.И. Трепашкиным 28 сентября

28 сентября состоялась встреча с Михаилом Трепашкиным в СИЗО-1 гор. Екатеринбурга. 27 сентября Трепашкин был этапирован из ИК-13 гор. Нижнего Тагила и документы о его прибытии еще не были полностью оформлены. По указанной причине, не приняли вчера продовольственную передачу от Глеба Эделева, который много часов пытался вручить её через администрацию. У меня практически не было проблем со встречей, в отличие от прошлых свиданий (полагаю, что активные демарши
администрации не в удовольствие). Только попросили написать М. Трепашкина новое заявление о встречах.

Сам Михаил откровенно признался, что чувствует себя неважно после многочасового переезда. Длительные остановки при пересадках с транспорта на транспорт (автомашина-столыпинский вагон-автомашина-пересчеты в СИЗО, обыски и прочее) здорового человека выводят из равновесия, что говорить о больных. А у Трепашкина, в добавок ко всем болячкам, еще и аллергия на служебных овчарок - были трудности с восстановлением дыхания. Поместили его на сей раз в двухместную камеру
№419 - из которой он выехал в прошлый раз. Сокамерник сказал, что до его приезда - 2 недели назад - проводили ремонт: штукатурили, красили, делали прочие "обновления". Я передал Трепашкину новости интернета, в том числе и вопросы Веры Васильевой для интервью. Михаил Иванович был рад новостям, он попытается ответить на вопросы к понедельнику, когда к нему приедет Л.Б. Косик. Моя новая встреча состоится 8 сентября, за 2 дня до судебного заседания.

Из моих новостей Трепашкин был рад информации о проведенном пикете у здания областной прокуратуры накануне, 27 сентября. На пикете, посвященном протестам против произвола администрации ГУФСИН, бездействия прокуратуры в отношении преступных деяний над находящимися в местах заключения (появился новый труп осужденного,вновь открыли изолятор ПФРСИ-"фабрику пыток" в ИК-2, содержание в одиночных тюремных камерах - М. Трепашкина, Ю.Журилова и многих других и т.д.). Естественно Были плакаты за свободу М. Трепашкина и против пыток обвиняемых и осужденных. Трепашкин также выразил благодарность всем, кто поддерживает его и других, незаконно пострадавших.

Договорились, что 10 октября будет организован новый пикет в его защиту, будут продолжены и другие правозащитные действия, в том числе за освобождение из одиночек (мы оба считаем, что они должны быть "вне закона"). Также необходимо (с помощью экспертизы НЭПС и др. компетентных организаций) установить, что, по закону, его должны освободить 30 ноября, а не 18 декабря, как того хочет администрация. Помимо этого, требуется ряд сведений о судебных постановлениях и решениях в его защиту. Большое внимание уделяется защите в международных организациях. Расстались, как всегда, с добрыми пожеланиями и с настроением действовать, всеми законными способами.

Шаклеин Владимир Андреевич,
Межрегиональный центр прав человека -
Уральское отделение ООД "За права человека".

Ярлыки:

Слушания по делу Трепашкина назначены на 10 октября


Свердловский областной суд назначил рассмотрение кассационной жалобы экс-офицера ФСБ Михаила Трепашкина на решение об ужесточении ему режима отбытия наказания на 10 октября. Об этом корреспонденту "Кавказского узла" сообщил координатор Общественного комитета в защиту политзаключённого Михаила Трепашкина Михаил Кригер.

Ранее слушания назначались на 5 сентября, но они не состоялись, т. к. в исправительную колонию № 13 Нижнего Тагила, где Трепашкин отбывает четырёхлетний срок, не поступили документы об этапировании его в областной суд в Екатеринбург. Провести процесс в отсутствие осуждённого суд не смог, так как Трепашкин воспользовался своим правом и потребовал рассмотрения кассационной жалобы в его присутствии.

Напомним, что 16 июля Свердловский облсуд вернул дело об ужесточении режима отбытия наказания Михаилу Трепашкину в Тагилстроевский районный суд Нижнего Тагила.

"Как видно из материалов дела, осужденный Трепашкин в установленный законом срок, 11 марта 2007 года, подал в суд ходатайство об ознакомлении его с протоколом судебного заседания и об изготовлении ему копии этого протокола. 9 апреля 2007 года осужденному была направлена копия протоколов судебных заседаний, состоявшихся по делу, но не всех, а только их части на 29 листах. В своих многочисленных заявлениях Трепашкин просил направить ему копии протоколов судебных заседаний полностью, однако в этом ему было необоснованно, по мнению судебной коллегии, отказано", - говорится в постановлении екатеринбургских судей.

Также Тагилстроевский суд не направил осужденному копии кассационных жалоб его адвокатов, а дело "оформил небрежно". Для устранения этих нарушений закона областной суд и вернул дело в суд первой инстанции.

Как ранее сообщал "Кавказский узел", 9 марта 2007 года Тагилстроевский районный суд Н.Тагила принял решение о переводе Трепашкина за якобы допущенные нарушения режима из колонии-поселения, где он отбывал наказание по приговору суда, в колонию общего режима. Михаил Трепашкин и его адвокаты в кассационном порядке обжаловали это постановление в Свердловский областной суд.

19 июля Европейский суд по правам человека рассмотрел жалобу Михаила Трепашкина на незаконное содержание под стражей и бесчеловечные условия в изоляторе временного содержания г. Дмитрова Московской области, где он находился в конце 2003 года.

Евросуд единогласно признал, что российские власти нарушили статью 3 Европейской конвенции по правам человека (запрет пыток), не обеспечив достойное содержание больного астмой Михаила Трепашкина в период его нахождения с 22 октября до 1 декабря 2003 года в изоляторе временного содержания (ИВС) г. Дмитрова и СИЗО г. Волоколамска Московской области. Суд назначил заявителю компенсацию в размере трёх тысяч евро.

В то же время, суд отказался рассматривать вопрос о незаконности содержания под стражей Трепашкина с 22 октября по 5 ноября 2003 года по ст. 5 Европейской конвенции по правам человека (ЕКПЧ).

Европейский суд посчитал, что не вправе говорить о нарушении Россией ст. 5 ЕКПЧ, т. к. судебная система государства уже признала незаконность ареста заявителя в рассматриваемый период и решением суда г. Дмитрова ему была присуждена компенсация в размере 70 тысяч рублей.

Согласно процедуре выполнения решений Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), российские власти должны не только выплатить компенсацию, но и полностью восставить справедливость в отношении заявителя и обеспечить отсутствие подобных нарушений прав человека в отношении остальных своих подданных. Кроме рассмотренной в Европейском суде находятся еще две жалобы Михаила Трепашкина.

Напомним, 22 июня Михаил Трепашкин был переведен из исправительной колонии в Нижнем Тагиле в СИЗО № 1 г. Екатеринбурга для участия в рассмотрении Свердловским облсудом его кассационной жалобы на решение об ужесточении режима отбытия наказания. Правозащитники считают основания для ужесточения режима сфабрикованными.

Трепашкин был осужден Московским окружным военным судом 19 мая 2004 года за разглашение гостайны. Его приговорили к 4 годам лишения свободы с отбыванием срока в колонии-поселении.

Ранее, 1 июля 2005 года Мособлсуд отменил обвинительный приговор Михаилу Трепашкину по другому уголовному делу - о незаконном хранении и перевозке оружия. По этому делу он был арестован 22 октября 2003 года, после того, как в его машине был обнаружен пистолет. Трепашкин утверждал, что оружие было подброшено.

Сам Михаил Трепашкин заявил о своем заключении корреспонденту "Кавказского узла": "Мое глубокое мнение, что это, прежде всего, - месть за то, что выступал против нынешнего руководства ФСБ Патрушева. Я считаю, что это тот человек, который не способен обеспечить безопасность граждан нашего государства. Это человек, который по своим нравственным аспектам, если его попросят что-то страшное совершить, он и страшное совершит".

Напомним, что после ухода из органов безопасности Трепашкин занялся адвокатской практикой и работой в Общественной комиссии по расследованию терактов в жилых домах в Москве и Волгодонске в 1999 году. В 1998 году Трепашкин вместе с Александром Литвиненко принял участие в пресс-конференции, на которой обвинил ФСБ в коррупции и организации бессудных казней.

Вячеслав ФЕРАПОШКИН

Ярлыки:

Трепашкин этапирован из колонии в СИЗО Екатеринбурга


Вчера, 27 сентября, осуждённый за разглашение гостайны экс-подполковник ФСБ Михаил Трепашкин был этапирован из исправительной колонии N13 Нижнего Тагила, где он отбывает наказание, в СИЗО-1 Екатеринбурга. Об этом корреспонденту "Кавказского узла" сообщила адвокат осуждённого Любовь Косик.

Перевод Трепашкина в Екатеринбург осуществлён для обеспечения его участия в рассмотрении Свердловским областным судом кассационной жалобы защиты на решение об ужесточении осуждённому режима отбытия наказания. Заседание суда по данному делу назначено на 10 октября.

Ранее слушания назначались на 5 сентября, но они не состоялись, т.к. в ИК-13 не поступили документы об этапировании Михаила Трепашкина в Екатеринбург. Провести процесс в отсутствие осуждённого суд не смог, так как Трепашкин воспользовался своим правом и потребовал рассмотрения кассационной жалобы в его присутствии.

Напомним, что 16 июля Свердловский облсуд вернул дело об ужесточении режима отбытия наказания Михаилу Трепашкину в Тагилстроевский районый суд Нижнего Тагила.

"Как видно из материалов дела, осужденный Трепашкин в установленный законом срок, 11 марта 2007 года, подал в суд ходатайство об ознакомлении его с протоколом судебного заседания и об изготовлении ему копии этого протокола. 9 апреля 2007 года осужденному была направлена копия протоколов судебных заседаний, состоявшихся по делу, но не всех, а только их части на 29 листах. В своих многочисленных заявлениях Трепашкин просил направить ему копии протоколов судебных заседаний полностью, однако в этом ему было необоснованно, по мнению судебной коллегии, отказано", - говорится в постановлении екатеринбургских судей.

Также Тагилстроевский суд не направил осужденному копии кассационных жалоб его адвокатов, а дело "оформил небрежно". Для устранения этих нарушений закона областной суд и вернул дело в суд первой инстанции. В настоящее время нарушения устранены и документы вновь находятся в Свердловском областном суде.

Как ранее сообщал "Кавказский узел", 9 марта 2007 года Тагилстроевский районный суд Н. Тагила принял решение о переводе Трепашкина за якобы допущенные нарушения режима из колонии-поселения, где он отбывал наказание по приговору суда, в колонию общего режима (правда, обе "колонии" находятся в одном месте - всё в той же ИК-13 Нижнего Тагила). Михаил Трепашкин и его адвокаты в кассационном порядке обжаловали это постановление в Свердловский областной суд. Правозащитники, в частности Движение "За права человека", считают основания для ужесточения режима сфабрикованными.

19 июля Европейский суд по правам человека рассмотрел жалобу Михаила Трепашкина на незаконное содержание под стражей и бесчеловечные условия в изоляторе временного содержания г. Дмитрова Московской области, где он находился в конце 2003 года.

Евросуд единогласно признал, что российские власти нарушили статью 3 Европейской конвенции по правам человека (запрет пыток), не обеспечив достойное содержание больного астмой Михаила Трепашкина в период его нахождения с 22 октября до 1 декабря 2003 года в изоляторе временного содержания (ИВС) г. Дмитрова и СИЗО г. Волоколамска Московской области. Суд назначил заявителю компенсацию в размере трёх тысяч евро.

В то же время, суд отказался рассматривать вопрос о незаконности содержания под стражей Трепашкина с 22 октября по 5 ноября 2003 года по ст. 5 Европейской конвенции по правам человека (ЕКПЧ).

Европейский суд посчитал, что не вправе говорить о нарушении Россией ст. 5 ЕКПЧ, т. к. судебная система государства уже признала незаконность ареста заявителя в рассматриваемый период и решением суда г. Дмитрова ему была присуждена компенсация в размере 70 тысяч рублей.

Согласно процедуре выполнения решений Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), российские власти должны не только выплатить компенсацию, но и полностью восставить справедливость в отношении заявителя и обеспечить отсутствие подобных нарушений прав человека в отношении остальных своих подданных. Кроме рассмотренной в Европейском суде находятся еще две жалобы Михаила Трепашкина.

Трепашкин был осужден Московским окружным военным судом 19 мая 2004 года за разглашение гостайны, выразившееся в хранении у себя дома документов с места прежней работы в КГБ, которые суд счёл секретными. Его приговорили к 4 годам лишения свободы с отбыванием срока в колонии-поселении.

Ранее, 1 июля 2005 года? Мособлсуд отменил обвинительный приговор Михаилу Трепашкину по другому уголовному делу - о незаконном хранении и перевозке оружия. По этому делу он был арестован 22 октября 2003 года, после того, как в его машине был обнаружен пистолет. Трепашкин утверждал, что оружие было подброшено.

Сам Михаил Трепашкин заявил о своем заключении корреспонденту "Кавказского узла": "Мое глубокое мнение, что это, прежде всего, - месть за то, что выступал против нынешнего руководства ФСБ Патрушева. Я считаю, что это тот человек, который не способен обеспечить безопасность граждан нашего государства. Это человек, который по своим нравственным аспектам, если его попросят что-то страшное совершить, он и страшное совершит".

Напомним, что после ухода из органов безопасности Трепашкин занялся адвокатской практикой и работой в Общественной комиссии по расследованию терактов в жилых домах в Москве и Волгодонске в 1999 году. В 1998 году Трепашкин вместе с Александром Литвиненко принял участие в пресс-конференции, на которой обвинил ФСБ в коррупции и организации бессудных казней.

Вячеслав ФЕРАПОШКИН

Ярлыки:

пятница, 28 сентября 2007 г.

Жалоба на отказ в возбуждении уголовного дела и должностной подлог

Прокурору г. Москвы
Сёмину Ю.Ю.
115184, г. Москва,
ул. Новокузнецкая, д. 27,
от Трепашкина Михаила Ивановича,
1957 года рождения, адвоката,
полковника запаса, ветерана и
пенсионера ФСБ, награждённого
боевыми правительственными
наградами, в частности, медалями
"За отличие в воинской службе
1 степени" и "За отвагу"
в 1995 году, незаконно осуждённого
по сфабрикованным обвинениям
в совершении деяний средней
тфжести - ч.1 ст. 222 и
ч.1 ст. 283 УК РФ к 4 годам колонии-
поселения, отбывающего наказание
в камере №13 ПФРСИ ФГУ ИК-13
г. Нижнего Тагила


ЖАЛОБА

на незаконный отказ в возбуждении
уголовного дела и должностной подлог
(в порядке ст.ст. 123-124 УПК РФ).

19 августа 2007 года в Общероссийское общественное движение "За права человека" поступил ответ ВрИО начальника Управления организации дознания ГУВД г. Москвы (исх. №59/3 11-14 от 13 августа 2007 года) и постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по признакам ст. 129 УК РФ (публичная клевета) в отношении депутата Госдумы ФС РФ Абельцева С.Н.

Постановление вынесено по заявлению ООД "За права человека" о совершении Абельцевым С.Н. публичной клеветы с использованием газеты "Аргументы и факты" о том, что якобы я за деньги торговал секретами России, опозорив честь офицера спецслужб.

Считаю данное постановление дознавателя Р.С. Пелипенко незаконным, вынесенным без надлежащей проверки изложенных в заявлении ООД "За права человека" фактов, а также содержащим служебный подлог и направленным на сокрытие преступления, совершённого умышленно Абельцевым С.Н., в частности:

1. В постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела указывается, что я осуждён якобы за нарушение правил секретности, совершённое из КОРЫСТНЫХ соображений. Я прилагаю выписку из приговора, по которому отбываю наказание, где имеется полный текст моего обвинения.

Обратите внимание: нет там ни корыстных соображений, ни торговли секретами. Нет там никаких правил, которые я якобы нарушил.

Я с мая 1997 года не служу в органах ФСБ РФ. Как я мог в 2001-2002 гг. нарушать правила секретности, если у меня вообще не было работы, связанной с гостайной России?

Указав в постановлении заведомо ложные сведения о корыстных соображениях, дознаватель совершил деяния, подпадающие под признаки состава преступления, предусмотренного ст. 292 УК РФ, чтобы скрыть преступление, умышленно совершённое С.Н. Абельцевым, которому я ещё до его выступления в газете "Аргументы и факты" направлял подробную информацию о своём обвинении и его фабрикации.

2. Я никогда не участвовал ни в одной пресс-конференции "с участием Б.А. Березовского и на его стороне".

Это также клеветнический служебный подлог!

Дознаватель, стремясь увести С.Н. Абельцева от умышленной клеветы, указал заведомую ложь, подтянув данные о пресс-конференции сотрудников УРПО ФСБ РФ в Интерфаксе 17 ноября 1998 года, куда я был приглашён в качестве предполагаемой жертвы их преступлений по указанию руководства. Замечу, что я никого из этих сотрудников ФСБ РФ ранее не знал. И Березовского там не было, они лишь рассказывали, что в списке лиц, которых им поручило "убрать" руководство, были Березовский Б.А., я как начальник следотдела УФСНП РФ по Московской области, а также Джабраилов, которого нужно было похитить для обмена.

Березовского я до этого времени тоже не знал!

Участники пресс-конференции, а это были сотрудники УРПО ФСБ РФ Литвиненко, Шебалин (человек в маске), Понькин, Щеглов и Латышонок (люди в очках) заявили, что лично генерал Макарычев А.К. через начальника отдела Гусака А.И. приказал проломить мне голову, чтобы не судился с руководством ФСБ РФ, и забрать у меня материалы.

Я действительно судился с тремя генералами армии ФСБ РФ: Барсуковым М.И., Ковалёвым Н.Д., Патрушевым Н.П. и суд выиграл. Решение было 1 апреля 1998 года.

Суть суда: В период первой чеченской войны, наряду с боевыми действиями на Кавказе, планировалось осуществить сепаратистами-дудаевцами боевые действия в Москве. Об этом я узнал от своих источников. Совместно с 4-м отделом РУОП (Осипов, Медведев - руководители), которых я взял в помощники, ибо у нас в то время не было предварительного следствия, мы провели ряд оперативных комбинаций и успели изъять ряд складов с оружием. Достаточно сказать, что только на одном из них, на улице Волочаевской в г. Москве были изъяты, помимо взрывчатки и стрелкового оружия, огромнейшее количество огнемётов и гранатомётов ("Муха", "Шмель"), которые лежали словно водопроводные трубы на стройке. Можете представить, какую бойню готовили в Москве. За эти мероприятия и предотвращение терактов я получил медаль "За отвагу". После этого боевики, оставшиеся на свободе, решили закупить у высокопоставленных офицеров Генштаба Минобороны РФ новые партии оружия со складов в городе Электрогорске Московской области. Для этого генштабисты оформили бумаги (кажется, "задним числом"), что склад был ликвидирован за ненадобностью. Чтобы получить деньги, боевики прибыли в КБ "Сольди" (Оружейный пер., г. Москва) и потребовали передать им 1,8 млрд. рублей. 1 декабря 1995 года мы взяли их с поличным. В ходе этой операции (угол. дело по ч.5 ст. 146 УК РСФСР - вымогательство) были задержаны не только 5 полевых командиров из бригады Салмана Радуева ("Абдул", "Иса", "Турпал", "Умар" и "Герой"), но также генерал Генштаба МО РФ Тарасенко, полковник Голубовский из этого же ведомства, чины из МВД и ФСБ РФ, а также начальник службы безопасности казино "Голден Пэлас" и "Кристалл" Карен Азизбекян. Они не стеснялись, рассказывали о своих преступлених, но заявляли, что за ними такие силы, что скоро мы пожалеем о содеянном.

Начальник РУОП Рушайло В.Б. направил письмо о моём награждении за удачно проведённую операцию. Но деньги и генеральская солидарность, чёрный оружейный бизнес заработали и меня отстранили от дела, заявив, что, задерживая чеченских боевиков, я, якобы, злоупотребил своими полномочиями (!?). Вскоре почти все задержанные с помощью Главной военной прокуратуры были отпущены. Мне в частном порядке удалось договориться со следователем об оставлении хотя бы мелких исполнителей (кто бил банкиров, требуя деньги) и одного из полевых командиров Новикова Висрутдина Джунандовича по прозвищу "Герой". За него в декабре 1996 г. из рук Салмана Радуева удалось вернуть 3 бойцов Пензенского ОМОНа, из числа 22-х человек во главе с майором Зотовым, захваченных в плен на границе Чечни и Дагестана 12.12.1996 года. Акт обмена у меня сохранился.

Остальные боевики в результате шума разбежались. "Абдул" с подручными рванул в Турцию. "Иса" - в Литву. Война в Москве не состоялась. Но меня, по инициативе прибывшего из ГПУ Администрации Президента России на должность начальника УСБ ФСБ РФ Патрушева Н.П., наказали. Я должен был уволиться из ФСБ РФ с почестями и льготами в мае 1997 года. После этого я подал в суд, что боевиков отпустили незаконно (фигурировали и большие суммы взяток), а меня за это когда-то наказали необоснованно. 1 апреля 1998 года состоялось решение суда, которым признана моя правота.

Так как в суде я снова поднимал вопрос о продажных генштабистах и возможной войне в Москве, о влиятельных силах, заставивших даже руководителей ФСБ РФ выдавить меня из ФСБ, то на меня было немало покушений. Об одном из них я узнал в Главной военной прокуратуре, где расследовалось, по указанию главы Администрации Президента России, уголовное дело по факту готовившегося покушения на Исполнительного секретаря СНГ Березовского Б.А. Это было в октябре 1998 года. А 17 ноября того же года несостоявшиеся киллеры дали пресс-конференцию в Интерфаксе, куда меня пригласили, чтобы показать, кого и за что им приказано было уничтожить. Вот такое моё участие в пресс-конференции. И не было там никакого Березовского Б.А. И о нём я ничего там не говорил, ибо я его только что узнал как такого же потерпевшего по делу.

Всё, о чём я написал, освещалось в СМИ:

- "Генштаб помогал дудаевской мафии", "Комсомольская правда", 12 мая 1997 года, 1-2 стр., автор Сокирко Виктор Анатольевич;

- "Борца с чеченским бандитизмом заставили уволиться из ФСБ", "Коммерсант", апрель 1998 г., автор Заладинская Екатерина Юрьевна;

- "Приказано молчать", "Литературная Газета", конец ноября - нач. декабря 1998 г., автор Андреев Игорь Алекссевич и др.

Проверкой занимались Катышев и Скуратов, но вскоре и их "ушли"...

К сожалению, новая чеченская война не осталась без последствий для Москвы. А ведь можно было это предотвратить, упредить.

По взрывам домов в сентябре 1999 года я увидел схожую с 1995 годом ситуацию. Более того, появились "знакомые" по старым делам люди.

Я, уже будучи адвокатом, в 2002 году с мая по август получил массу информации о появлении в городе множества вооружёных боевиков в Западном и Юго-Западном округах г. Москвы. Вначале я молчал, будучи наученным горьким опытом. Но в августе 2002 года от адвоката Евстигнеева Александра, знакомого по событиям 1995 года (он бывший сотрудник ОПУ ФСБ РФ), я узнал, что в Москве появился полевой командир "Абдул", специалист по террористическим актам.

Зная, что друг А. Литвиненко и участник известной пресс-конференции в Интерфаксе 17.11.1998 г. полковник ФСБ РФ Шебалин В.В. восстановился в органах госбезопасности, я решил с ним встретиться. Встреча была в конце августа - начале сентября 2002 года. Я ему рассказал о боевиках, о появлении "Абдула" и сказал, что готовится террористический акт. Он начал склонять меня к участию в какой-то "серьёзной группе", которая будет "еб...шить" (это его слово любимое) Литвиненко и Березовского, а также их окружение, мол, из-за этого его восстановили в органах, в качестве агента по контракту. Я ему ответил, что я никогда не подписываюсь на убийства, тем более, что Литвиненко тоже в Лондоне. Я посоветовал ему обратить внимание лучше на то, что может произойти здесь, в Москве. Он сказал, что информацию мою передаст. Тогда же я указал ДоР, где остальные данные на "Абдула" и его старые связи.

Но грянул "Норд-Ост". Я высказал претензии Шебалину, что не приняли мер. В ответ он взял из архивного ДоР несколько сводок (как спец Лефортово именно по расследованию дел о гостайне, могу отвественно заявить, что гостайны в них нет), принёс в ГВП и заявил, что именно их я передал ему "на хранение" (?!). Вот так мне заткнули рот...

Я честно и беззаветно отслужил Отечеству более 25 лет. Можете запросить из личного дела мою характеристику, чтобы убедиться в этом. Я чист перед совестью и людьми!

Посмотрите обвинение по приговору и Вы увидите всю фальшь дела, начиная с эпизода 1999 года, по которому в связи с амнистией 2000 г. даже нельзя было возбуждать уголовное дело!

Я никого не бил, не убивал, не обворовывал! Я отсидел срок из мести военной генеральской мафии. Но я буду твёрдо и настойчиво отстаивать свою честь и достоинство ветерана, офицера органов госбезопасности, гражданина России от клеветнических измышлений в мой адрес.

В столице люди знают о моих делах, поэтому я имею уважение среди людей, ветеранов спецподразделений "Вымпел" и "Альфа", совместно с которыми приходилось участвовать в оперативных мероприятиях и которые создали общественный комитет в мою защиту.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 45 Конституции России, ст.ст. 123-124 УПК РФ, -

ПРОШУ:

1. Отменить постановление дознавателя Управления организации дознания ГУВД г. Москвы Р.С. Пелипенко об отказе в возбуждении уголовного дела по ч.2 ст. 129 УК РФ в отношении Абельцева С.Н. как незаконное и необоснованное, содержащее ложные сведения.

2. Направить материалы для решения вопроса о возбуждении уголовного дела в Следственный комитет при Генеральной прокуратуре России в соответствии с п.1 ч.1 ст. 448 УПК РФ и п.7 ч.3 ст. 151 УПК РФ, так как Абельцев С.Н. является депутатом Государственной Думы ФС РФ.

Приложение:
1) выписка из приговора, на 1 листе;
2) копия жалобы ООД "За права человека" от 18.09.07 г., на 3-х листах.

М.И. Трепашкин

22 сентября 2007 года.

Ярлыки:

"ДУБЛЬ 10!"

СЛУЧАЙНО узнал, что по клевете депутата Госдумы России жириновца Абельцева С.Н. было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела и о том, что Л.А. Пономарёв, как Исполнительный директор ООД "За права человека", обжаловал такое незаконное решение, свидетельствуя о сокрытии преступления. Льву Александровичу большое спасибо за это. Однако в своей жалобе, которую, видимо, ему кто-то помогал оформлять юридически, он в такой же степени "обмакнул" меня в прокурорскую клевету. В этой связи я в десятый раз (!) прошу разместить на сайте следующую информацию:

1. В соответствии с приговором Московского окружного военного суда от 19 мая 2004 года я НЕ обвиняюсь в том, что "проходя с 1984 по 1997 года службу в органах безопасности КГБ СССР и ФСБ РФ, М.И. Трепашкин копировал служебные документы, которые в дальнейшем незаконно хранил у себя дома".

Этого в приговоре нет!
Я не обвиняюсь в подобных действиях!
Эта политика прокурорской клеветы разоблачена ещё в ходе суда и с начала 2004 года об этом уже молчат официальные власти.
Не установлено ни одного факта копирования мною каких-либо материалов!
Мне не вменено хранение ни одной копии!!!
"Служебными" документами названы были мои конспекты классиков марксизма-ленинизма!

Я об этом писал много-много раз, но даже защита до сих пор разносит эту прокурорскую клевету, пущенную через СМИ, чтобы отвлечь людей от фактов явной фабрикации уголовного дела по политическим мотивам. Я могу ещё раз констатировать свои выводы:
а) Защита слушает не меня, а прокуроров-фальсификаторов!
б) Защита не знает моего дела и даже приговора, обвинение по которому занимает всего лишь полторы страницы!

2. Если бы вы внимательно посмотрели моё обвинение по приговору (менее 1,5 страниц!), то увидели бы, что никто меня не обвиняет в разглашении сведений о "методах работы ФСБ".

Нет там такого!!!


Я обращаюсь к защитникам и правозащитникам с величайшей просьбой: не поливайте меня грязью, не пользуйтесь прокурорской клеветой, пущенной когда-то через СМИ! Я ничего не копировал, дома секретных документов не хранил, ФСБшных секретных документов у меня никто не изымал (их принёс следователь Шебалин В.В., что видно даже по приговору!), методов работы ФСБ РФ я не разглашал!!!

Если вам тяжело прочитать 1,5 страницы (не говоря уже о логическом их осмыслении, ибо за 4 года я так и не увидел ни одного здравого комментария), то НЕ КЛЕВЕЩИТЕ с подачи военной банды убийц, грубо сфабриковавших моё уголовное дело!

М.И. Трепашкин

22 сентября 2007 года.

Ярлыки:

"Я УКОРЯЮ!.."

Я укоряю нынешнее российское общество, укоряю правозащитное движение России, укоряю средства массовой информации! Укоряю ваше бездушие, "самозащитный" индивидуализм, общественный пессимизм, трусость. Вы страшно далеки от человеческого общества XXI века. А уж демократии у вас - дай бог, чтобы набралось на конец XIX века. Напрашивается сравнение со стадом жирующих животных, молча лицезреющих, как хозяин забирает очередную жертву из загона на съедение...

Все молча лицезреют и наблюдают сейчас, как коррумпированные госчиновники расправляются со мной, опасаясь за свою карьеру и личное благополучие. Я, как сотрудник органов госбезопасности, посвятил много лет своей жизни как развитию демократических отношений в стране, так и безопасности людей. Боролся с бандитизмом, предотвращал террористические акты, выручал заложников. Спасал жизни как взрослых, так и детей. За это получал не только правительственные награды, но и признание среди простых людей. Беда пришла тогда, когда вместе с бандитами, террористами, нелегальными торговцами оружием мне стали попадаться крупные чины спецслужб. Я потянул за нити коррупционных связей, использования высокопоставленными госчиновниками в своих целях преступных организованных сообществ и даже террористов. На преступлениях они делали себе карьеру, звания и даже строили политику государства. Мафия сильна. Я стал гонимым и вынужден был в 1997 году уволиться из органов безопасности. Но, так как я вторгся в сферу теневого бизнеса преступных чиновников, узнал об их грязной политике, нередко замешанной на крови соотечественников, то меня не оставили в покое. Появились провокаторы, нападающие, киллеры и т.п. Несколько раз против меня пытались возбудить уголовное дело за разглашение грязных тайн генералов ФСБ РФ и ГРУ Генштаба Минобороны России, объявляя их преступления гостайной России. Эти попытки окончились неудачно, так как пытавшиеся нарвались на грамотных и принципиальных прокуроров (тогда еще такие оставались на службе)...

За три последних года 90-х гг. на мою жизнь было совершено свыше десятка покушений. Среди тех, кому было поручено устранить меня, была получившая позже огласку группа сотрудников УРПО ФСБ РФ (Гусак, Литвиненко, Шебалин, Понькин и другие). Им ведь тоже в свое время дали на меня характеристику как на воровского авторитета, чтобы они меня без зазрения совести "замочили прямо в подъезде дома". Но Литвиненко копнул моё "дело" поглубже этой липовой справки и, как говорится, почувствовал недоброе. В результате убийство не состоялось. 17 ноября 1998 года произошло публичное разоблачение преступных генеральских приказов Ковалёва Н.Д., Хохолькова Е.Г., Макарычева А.К. и др. Но оказалось, что нет ничего прочнее генеральских связей. Изобличителей-отказников начали душить как щенков. Однако общество не отреагировало на столь шумный скандал. Оно даже не попыталось потребовать доказательств озвученных преступлений, а их было очень много...

Уволенные генералы и их преступное окружение оказались в Государственной Думе ФС РФ, в Минюсте, МВД и прочих структурах власти - при молчаливом согласии нашего "демократического" общества. Теперь им уже ничто не мешало "замочить" тех, кто всё ещё писал на эту тему или пытался организовать какие-то комиссии. Щекочихин, Юшенков, Политковская... А затем уже и не понявшего мощь мафии Литвиненко отравили полонием в Лондоне.

Со мной же решили поступить несколько иначе. Подобно тому, как в конце XIX века французский военный суд по негласному указанию президента Французской Республики Феликса Фора по надуманным основаниям осудил неугодного властям Альфреда Дрейфуса за измену родине в форме выдачи гостайны, так и меня в нынешней России решили "укатать" в тюрьму по надуманным обвинениям в раглашении гостайны, тоже руками военных. При этом одним из военных прокуроров мне было прямо заявлено, что состава преступления в моих действиях нет, но есть заказ, исходящий якобы от Президента России Путина В.В., засадить меня в тюрьму. Именно поэтому руководители Главной военной прокуратуры РФ договорились с Военной коллегией Верховного Суда РФ, что меня всё равно осудят "по беспределу", чтобы я, как адвокат, "не лез" в дела высокопоставленных лиц, вершащих политику государства.

И началось...

- 22 января 2002 года ко мне на съемную квартиру по ул. Затонная в Москве приехали с обыском сотрудники Главной военной прокуратуры и Управления собственной безопасности ФСБ РФ "искать Литвиненко А.В.". Я им так и заявил: "Вы, наверное, перепутали, ибо здесь не Лондон, а Нагатинский Затон г. Москвы". Разумеется, приехавшие ничего не нашли. Вспомнили, что, действительно, Литвиненко находится в Лондоне еще с 2000 года. Но для того, чтобы не было шума, он изъяли ими же подброшенные патроны ("это, - говорят они, - у нас стандартный набор для обысков у офицеров запаса") и мои старые конспекты работ классиков марксизма-ленинизма, объявив их секретными служебными документами, содержащими сведения об агентуре ФСБ РФ и ГРУ.

- После этого случая "прижали" Шебалина В.В. и заявили ему, что, если он не оговорит меня в том, что я, якобы, выдавал именно ему, полковнику ФСБ РФ, гостайну КГБ СССР, то с ним сделают то же, что и с Литвиненко до его бегства, т.е. отправят на нары в Бутырку. Шебалин сопротивлялся недолго и согласился. И вот меня, как в сталинские времена НКВД, осудили на основании одного-единственного показания Шебалина (т.е. на основании его ложного доноса), что я, якобы, разгласил ему гостайну России, хотя я с ним во время, указанное в обвинительном заключении, вовсе не встречался. Так, одного сомнительного - ложного - доноса хватило для моего осуждения!

А что касается "гостайны", то это вообще пища для сатирика М. Задоронова, для его рубрики "Ну тупыыые!"

Ведь мне, не служившему в органах безопасности с 1997 года, вменяют то, что я разгласил действующему полковнику ФСБ РФ сведения о планах этого ведомства! Откуда я мог их знать в 2002 году? Их начали искать и в деле, и в ходе суда - не нашли! Их нет! Тогда вызвали т.н. "эксперта". Экспертами по делу выступали оперработники ФСБ РФ, у которых я был "в разработке". В суде у старшего этой группы "экспертов" начали выяснять, о каких планах идет речь. Он ответил, что планов нет, что они в своем заключении просто взяли и переписали формулировку из закона, касающуюся того, что МОЖЕТ являться секретным. Казалось бы - всё ясно, дело надо прекращать. Однако судье стали угрожать из Главной военной прокуратуры: "Самого посадим!" И тогда он "слепил по беспределу" обвинительный приговор, в котором значилось, что я "разгласил сведения о планах ФСБ РФ", еще и добавив, что я разгласил тому же Шебалину сведения КГБ СССР, касающиеся трех его агентов. Кстати, то, что эти лица были агентами - вымысел. Что это за лица, суд так и не установил! И главное: в деле есть результаты экспертизы, что документы с данными упомянутых третьих лиц государственной тайны СССР не составляют! Российским властям они вообще не передавались и к России отношения не имеют. Тогда представитель ФСБ РФ в суде, Шелег В.С., сделал поистине шизофреническое заявление: он сказал, что КГБ СССР и сейчас осуществляет контрразведывательную и оперативно-розыскную деятельность! И судья Седов С.П. принимает это, как истину!

Вот такими бандитствующими даунами я и был осуждён в политически ангажированном суде за придуманные сведения о какой-то несуществующей государственной тайне России и за несколько подброшенных мне патронов, к которым я не имел отношения, а доказательств, что они были моими, в деле не имелось. Даже понятые заявили, что их могли подбросить!

И вот, уже четыре года, как я добиваюсь пересмотра своего дела, и всё безрезультатно.

К военным я не имею отношения. И Главная военная прокуратура, и военный суд не имели права расследовать заведенное против меня уголовное дело и проводить судебный процесс, так как это является грубейшим нарушением принципов подследственности и подсудности. Но Московский окружной военный суд, следуя указаниям "сверху", осудил меня, гражданское лицо и адвоката, "по беспределу". Не учли даже то обстоятельство, что гарнизонный военный суд не дал согласия на моё привлечение к уголовной ответственности как адвоката ни по ч.1 ст. 222, ни по ч. 1 ст. 283 УК РФ. Как мошенники, чтобы скрыть нарушение принципов подследственности, подсудности и моих прав на адвокатскую неприкосновенность, в приговоре они записали, что я когда-то (!?) был военнослужащим.

В связи с незаконным осуждением и удержанием меня без вины в местах лишения свободы на протяжении уже трех лет и одиннадцати месяцев, я обращаля с просьбами о помощи и к правозащитникам, и к журналистам, и к депутатам, и к сенаторам, и к прдставителям других структур власти, а также в органы по защите прав человека... И в процессе этой писанины я отсидел весь срок наказания по придуманным обвинениям.

В России у невиновного нет возможности защититься от незаконного осуждения! В России нет возможности защитить права маленьких детей!

Я сделал маленький экскурс в историю, чтобы доказать, что наше нынешнее общество в силу его моральных качеств и гражданской активности скатилось в средневековье, и ему еще далеко даже до общества XIX века!

У нас сейчас невозможно найти отзывчивых на беззакония, принципиальных, честных, справедливых людей, таких людей, о которых мы знаем из истории:
А.Ф. Кони,
В.Г. Короленко,
Н.П. Карабчевский (адвокат),
Эмиль Золя.

Нет сейчас людей с такими высокими нравственными каествами, беззаветно и безбоязненно бьющихся за невинно, по политическим мотивам, осужденных нечистоплотным чиновничеством этой власти! Нет тех, кто остро поднял бы вопрос о справедливом и беспристрастном правосудии в нынешней России! А ведь суды у нас явно превратились в часть административной системы власти.

А.Ф. Кони назвал суд "школой для народа, из которой, помимо уважения к закону, должны выноситься уроки служения правде и уважения к человеческому достоинству".

Достаточно вспомнить, что в период самодержавия А.Ф. Кони, будучи председателем суда присяжных заседателей, вынес оправдательный приговор по делу Веры Засулич, стрелявшей в генерал-губернатора Трепова. А.И. Винберг в книге "Чёрное досье экспертов-фальсификаторов" (М., "Юридическая литература", 1990 г.) пишет: "На твердое объективное мнение А.Ф. Кони не смогли оказать давление ни Александр II, ни министр юстиции - никто не смог поколебать беспристрастности А.Ф.Кони, его высоких нравственных идеалов, справедливости и объективности вынесенного революционерке, борцу с самодержавием, оправдательного приговора в январе 1878 года".

Ныне таких судей нет. Нередко в суде, переодевшись в мантию, заседает преступник. И он знает о своей безнаказанности, ибо чаще всего является исполнителем заказных процессов, где справедливостью и законностью даже не пахнет. Чёрной памятью в сознании людей останутся их имена. Ибо они предали правду, истину, справедливость, человечность. А такие же беспристрастные, как А.Ф. Кони, навечно останутся в истории и доброй памяти народа.

"...успех Ваш, достигнутый в русском обществе, не был карьерой, вы шли путём, независимым от милостей и ласк, и связали свою жизнь со служением не власти и моде, а вечному и безусловному... Вы всегда искали истины и справедливости..." (из приветствия Российской Академии наук в связи с 80-летием А.Ф. Кони). О ком мы в настоящее время можем сказать такие слова?

Нет у нас сейчас таких адвокатов, как известный русский адвокат XIX века Н.П. Карабчевский, который в случае беззакония по делу поднимал журанлистов, писателей, чтобы они освещали суть дела до мелочей и поднимали общественность против осуждения невиновных. Благодаря его активной адвокатской деятельности мы до сих пор слышим о таких процессах, как дело мултанских вотяков (Удмуртия) и дело Бейлиса (Киев). Карабчевский сумел подключить к освещению этих процессов и местных журналистов, и известных росийских мыслителей, в частности, В.Г. Короленко, известного русского писателя и публициста.

В.Г. Короленко с ненавистью относился не только к тем, кто грубо фабриковал дела по политическим мотивам, но и к лжесвидетелям, используемым следователями-"липачами". Приведу окончание речи В.Г. Короленко в Казанском окружном суде по делу мултанских вотяков: "...И такое дело четыре года слеплялось из кусочков!.. Дайте мне двух таких господ, как следователь, пристав Шмелёв, пять его помощников и семейку лжесвидетеля Мурина, и я берусь доказать не в четыре года, а в два месяца, что ведьмы летают на помеле, и покажу вам старика, который видел всё это своими глазами!" Моё, подобное этому, шизофреническое обвинение построено на показаниях одного лжесвидетеля - Шебалина. И если мултянских вотяков суд оправдал, то меня преступники в мантиях осудили на основании лишь одного ложного доноса. И некому было вступиться за меня и донести до людей правду о беспределе военного суда.

В.Г. Короленко выступал с яркими и гневными статьями и по делу Бейлиса. Там он клеймил эксперта-"липача" Сикорского. У меня же в качестве "экспертов" выступили сами оперы-разработчики, признавшие гостайной России полное фуфло! Я очень хотел бы, чтобы кто-то обрисовал людям то, как преступники-чекисты фабрикуют "гостайну", но нет сейчас таких публицистов, как В.Г. Короленко.

И уж тем более выродились такие протестные люди, как известный французский писатель Эмиль Золя, ставший мировым примером общественного долга писателя в защите правды и справедливости.

В 1898 году с возгласом "Я обвиняю!.." Золя поднял свой голос в защиту невинного человека - офицера Альфреда Дрейфуса, жертвы политических интриг, мрачных сил реакции и национализма. Он решил не быть безучастным свидетелем произвола и насилия. В газете "Орор" Эмиль Золя опубликовал открытое письмо Президенту Франции с гневным и страстным выступлением против продажного военного правосудия, вынесшего обвинительный приговор в измене родине невиновному человеку. "Этот приговор является пощёчиной всякой правде, всякой справедливости", - писал Золя. Правящие круги Франции рассматривали это выступление как дерзкий вызов военным и правительству.

Власти не простили Эмилю Золя этого письма, и он сам стал обвиняемым и был осуждён военным судом. Я хотел бы привести выдержки из его выступления в суде, где он также настойчиво твердил о невиновности Дрейфуса, о фабрикации его дела по политическим мотивам и торжестве истины в будущем (что впоследствии и произошло).

"...Я спокоен, - говорил Золя. - Ваше дело узнать истину; она выйдет на свет". "Неужели вы не понимаете, - продолжал Золя, - что наш народ умирает от мрака, в котором его держат, от двусмысленности, которой он болеет. Грехи правящих нагромождаются, одна ложь влечёт за собой другую и всеобщая путаница доходит до ужасающих размеров. Совершена судебная ошибка, и с тех пор ежедневно должны соверщаться новые покушения против разума и справедливости, чтобы скрыть её..." (Золя словно говорил о моем деле). "Мы хотим знать, есть ли еще Франция - Франция прав человека, та Франция, которая дала миру свободу и должна дать ему справедливость..."

Как известно, справедливость восторжествовала не сразу. И Золя вынужден был до июня 1899 года находиться в изгнании в Лондоне. После возвращения он опубликовал статью "Правосудие" в той же газете "Орор" - о причинах своего изгнания и о политически ориентированных судах. Статья Э. Золя заканчивалась обращением ко всем честным людям с призывом действовать "во имя прогресса и освобождения" от явлений позора для человеческого общества.

Пример Эмиля Золя на протяжении более чем века является образцом гражданского мужества, образцом общественного долга писателя и общественной значимости литературы для многих известных писателей, а также для всех честных граждан.

Высоко ценил поступок Золя другой известный французский писатель Анри Барбюс, который своим творчеством также боролся с негативными явлениями в человеческом обществе, против произвола, маразма властей и унижения человека.

12 октября 1919 года писатель опубликовал в газете "Юманите" статью "Мы обвиняем!..", названную по аналогии со знаменитым "Я обвиняю!.." - письмом Эмиля Золя Президенту Французской Республики Феликсу Фору. В условиях ожесточённых схваток сил прогресса с реакцией писатель стремился использовать пример Золя для защиты правды и справедливости.

После этого он выпустил в свет книгу "Золя", направленную против безразличия, пессимизма и индивидуализма, которые всячески проповедовались апологетами безыдейности. Эта книга звала всех честных деятелей литературы и искусства последовать примеру Эмиля Золя, чтобы активно воспитывать людей в духе борьбы за уничтожение всякого произвола и унижения.

Поступок Золя повлиял на А.П. Чехова. Он писал своей жене: "Сегодня мне грустно, умер Золя... Как писателя я мало любил его, но зато как человека в последние годы, когда шумело дело Дрейфуса, я оценил его высоко". Чехов пытался доказать антисемиту и шовинисту Суворину правоту Золя, выступившего с обвинением в адрес военного суда Франции: "Вы пишете, что Вам досадно на Золя, а здесь у всех такое чувство, как будто народился новый, лучший Золя... Это чистота и нравственная высота, каких не подозревали". Долгосрочная дружба, связывающая Чехова и Суворина, не выдержала испытания делом Дрейфуса. Ведь газета Суворина, говоря о внутренних делах России, была такой же бесчестной и ретроградной, как и в освещении процесса Дрейфуса.

Во время дела Дрейфуса Писсаро и Монэ восхищались выступлениями Золя. За человечность и прогресс активно выступали участвовавшие в общественной жизни Гюго, Вольтер, Ромен Роллан.

Я не случайно посвятил изложению исторических фатов вторую часть своего письма-обращения, ибо я взял в союзники перечисленных классиков и исторических личностей в укор нынешним правозащитникам, журанлистам, писателям.

Моё уголовное дело чрезвычайно схоже с делом А. Дрейфуса, и я надеюсь, что пример всемирно известных классиков, отличавшихся высокой человеческой нравственностью и активной гражданской позицией поможет и мне найти своего Э. Золя, и я смогу добиться пересмотра уголовного дела, грубо сфабрикованного военными прокурорами, ФСБ РФ и политически ангажированными военными судьями.

Я надеюсь на смелость журналистов, публицистов. "Когда народ не боится могущественных, тогда приходит могущество" (китайский философ VI-V вв. до н.э. Лао-Цзы).


М.И. Трепашкин

20 сентября 2007 года,
камера-одиночка №13
ПФРСИ ФГУ ИК-13,
г. Нижний Тагил.

Ярлыки:

четверг, 27 сентября 2007 г.

Пикет в защиту Трепашкина в Екатеринбурге

МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЙ ЦЕНР ПРАВ ЧЕЛОВЕКА -
отделение Общероссийского Общественного Движения
«ЗА ПРАВА ЧЕЛОВЕКА»
РОССИЯ: 620137, гор. Екатеринбург, а/я 382, т/ф (343) 365-11-47, Е-mail: vashin@rambler.ru


Главе Администрации гор. Екатеринбурга
Чернецкому А.М.
гор. Екатеринбург, пр-т Ленина, 24-а

УВЕДОМЛЕНИЕ
о проведении публичного мероприятия (пикетирования)

1. Уведомляем, в соответствии с Федеральным законом РФ от 19.06.2004г. №54-ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях», ст.7 – будет проводиться публичное мероприятие - пикет – 27 сентября 2007 года - группы граждан – как протест против бездействия органов прокуратуры на территории Свердловской области, в связи многочисленными нарушениями конституционных прав человека и гражданина в исправительных заведениях ГУФСИН (пыточные условия отбывания наказания, унижение достоинства человека в отношении осужденных, родных и близких заключенных и другие нарушения прав человека и гражданина), в исправительных заведениях ГУ ФСИН на территории Свердловской области.

2. Цель мероприятия – привлечь общественность и органы власти всех уровней, прокуратуру Свердловской области (прокурора Пономарева Ю.А.) :

* Заявить о преступных деяниях в системе ГУФСИН в отношении осужденных, , недопустимых согласно Конституции и законности РФ - ( почему вновь появился труп…?);
* Вновь действующая ПФРСИ в ИК-2 - «фабрика пыток» !?
* Одиночные тюремные камеры для подследственных и осужденных – ВНЕ ЗАКОНА!;
* Выразить солидарность в защиту политзаключенных и узников совести!;
* С какой целью ГУФСИН выделил квартиру Колобову - прокурору по надзору за ИУ в Свердловской области ?;
* Реализовать общественный контроль по защите прав заключенных в области;
* Настаиваем на личном приеме прокурором области, для передачи информации о беззакониях в Свердловской области.

3. Форма публичного мероприятия – пикет;

4. Место проведения – у здания прокуратуры Свердловской области: адрес, ул. Московская, 21.

5. Время проведения: начало в 15.00, окончание в 17.00 час.;

6. Обеспечение проведения публичного мероприятия – в соответствии с действующим законодательством РФ.

Основные лозунги на митинге будут выражать заявленные цели мероприятия.

Число участников – группа граждан, примерно 10 - 20 человек.

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ЗВУКОУСИЛИВАЮЩИХ ТЕХНИЧЕСКИХ СРЕДСТВ
не используются

ОРГАНИЗАТОРЫ ПУБЛИЧНОГО МЕРОПРИЯТИЯ:

1) Председатель совета координаторов, координатор ООД «За права человека» по УрФО В.А.Шаклеин

2) Президент СООО «Правовая Основа» - Соколов Алексей Вениаминович

Ярлыки:

среда, 26 сентября 2007 г.

Этапирование Трепашкина в Екатеринбург

Сегодня, 24 сентября 2007 года, меня ознакомили с определением Судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда (судья Шурыгин) о моём этапировании из ФГУ ИК-13 г. Нижний Тагил в СИЗО-1 г. Екатеринбург.

Этап состоится в ночь с 26 на 27 сентября сего года. 27-го числа я буду уже в какой-либо камере СИЗО г. Екатеринбурга.

М.И. Трепашкин

24.09.2007 года.

Ярлыки: ,

понедельник, 24 сентября 2007 г.

Обращение Международной Амнистии к Генеральному прокурору

Ниже приводится текст обращения Международной Амнистии к Генеральному прокурору с требованием пеесмотра дела Трепашкина с соблюдением всех международных стандартов и освобождения Трепашкина до пересмотра дела. Обращение подписали 883 человека. Текст обращения и подписи были отправлены в Генеральную прокуратуру ещё в мае 2007 года. Никакого ответа на обращение до сих пор не получено.


Уважаемый генеральный прокурор!

Правозащитная организация Международная Амнистия очень беспокоится о Михаиле Ивановиче Трепашкине. Этот адвокат из Москвы был членом Независимой комиссии по расследованию взрывов жилых домов в 1999 году в России.

В 2004 Трепашкин был осужден на четыре года тюремного заключения, хотя при судебных разбирательствах не все нормы были применены. Вообще предполагается, что основную роль в осуждении Трепашкина сыграло его подозрение о непосредственном участии ФСБ в этих взрывах. После того, как Трепашкин в августе 2005 года был освобожден, но заявил, что будет продолжать свое расследование, он в сентябре того же года был снова заключен под стражу. Ещё мы обеспокоены тем, что Трепашкин болен астмой, но в тюрьме ему не оказывают необходимую медицинскую помощь.

В связи с этими обстоятельствами мы решили обратиться к вам в форме петиции. Всего ее подписали 883 человека с надеждой, что дело Трепашкина будет рассматриваться снова с соблюдением всех международных стандартов. Мы будем вам очень признательны и благодарны, если бы вы могли взятся за это дело. Пока процесс не завершен, Трепашкин должен быть освобожден и должен получить необходимую медицинскую помощь. Также необходимо, чтобы Трепашкин мог беспрепятственно встречаться со своими адвокатами.

Пожалуйста, дайте нам знать, что вы смогли сделать. Мы очень уважаем вашу работу и надеемся на вас.

С уважением,
Nicole Mathys.

Ярлыки:

воскресенье, 23 сентября 2007 г.

Жалоба в Тверской районный суд Москвы

В декабре 2006 года Михаил Трепашкин заявил, что готов дать показания сотрудникам Скотланд-Ярда, чтобы пролить свет на убийство Александра Литвиненко, отравленного полонием-210. Однако Федеральная служба исполнения наказания РФ не допустила представителей Скотланд-Ярда в колонию для допроса М.И. Трепашкина. Руководитель пресс-службы ФСИН РФ Александр Сидоров, комментируя эти события, заявил, что любые контакты Трепашкина с иностранными гражданами недопустимы, так как Трепашкин сидит за измену Родине. Это заявление безусловно являлось клеветническим. И в марте 2007 г. в Генеральную прокуратуру было подано заявление о совершении Александром Сидоровым преступления в отношении Михаила Трепашкина. Реакции на это заявление не последовало, в связи с чем в июле 2007 года в Генеральную прокуратуру было направлено письмо с просьбой сообщить какую-либо информацию о ходе рассмотрения заявления. Это письмо также осталось без ответа. Ниже приводится жалоба в Тверской районный суд на бездействие органов государственной власти и их должностных лиц.


Тверской районный суд г. Москвы
адвоката
Бровченко Сергея Васильевича
В защиту
Трепашкина Михаила Ивановича

ЖАЛОБА
в порядке ст. 125 УПК РФ

1 марта 2007 года в адрес Генеральной Прокуратуры Российской Федерации от Общественного комитета в защиту Трепашкина Михаила Ивановича было подано заявление о совершении начальником пресс-службы ФСИН РФ Сидоровым Александром преступления в отношении Трепашкина М.И. Данному заявлению был присвоен входящий номер ОГР-3666-07.

До сих пор никакого ответа на данное заявление не последовало.

На направленное в адрес Генеральной Прокуратуры РФ письмо с просьбой сообщить какую-либо информацию о ходе рассмотрения данного заявления ответа так же не было.

Таким образом, действия Генеральной прокуратуры Российской Федерации нарушают права потерпевшего Трепашкина М.И. на охрану от злоупотребления властью и доступ к правосудию, гарантированные ст. 52 Конституции РФ.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст. 53 Конституции РФ, обеспечивающей право потерпевшего на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц, а так же в соответствии со ст. 125 УПК РФ,

ПРОШУ:

1. Рассмотреть настоящую жалобу по существу;
2. Признать незаконным и нарушающим права потерпевшего Трепашкина М.И. на доступ к правосудию и возмещение вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц, бездействие Генеральной Прокуратуры РФ на заявление о совершении в отношении Трепашкина М.И. преступления.

С уважением,
адвокат С.В. Бровченко

Ярлыки:

четверг, 20 сентября 2007 г.

Михаил Трепашкин отстаивает законность!

МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЙ ЦЕНТР ПРАВ ЧЕЛОВЕКА -
отделение Общероссийского Общественного Движения
«ЗА ПРАВА ЧЕЛОВЕКА»
РОССИЯ: 620137, гор. Екатеринбург, а/я 382, т/ф (343) 365-11-47, Е-mail: vashin@rambler.ru


18 сентября 2007 г. состоялась очередная встреча защитника из МЦПЧ с политзаключенным Михаилом Трепашкиным, незаконно осужденным и в настоящее время ожидающим этапирования из Нижнетагильской ИК-13 в СИЗО-1 гор. Екатеринбурга. Как стало известно, 10 октября ожидается новое заседание Свердловского областного суда по кассационному рассмотрению жалобы М. Трепашкина на незаконное решение судьи Д. Ильютик из Тагилстроевского районного суда по ужесточению ему режима лишения свободы, т.е. на решение о переводе его из колонии-поселения на общий режим, принятое 9 марта 2007 г.

Пребывание более шести последних месяцев в одиночных тюремных камерах ПФРСИ в ИК-13 и в СИЗО-1 (в конце июля – в августе 2007г.) явно осложнило состояние здоровья М.И. Трепашкина, что заметно даже по его внешнему виду (серо-желтоватому цвету лица); также постоянно возникают проблемы с ежедневным обеспечением Михаила Ивановича необходимыми лекарствами. Тем не менее, боевой дух Михаила Трепашкина вызывает ободрение у защитника, пытающего изыскать любую возможность для реального поддержания работоспособности своего подзащитного и в последующих практических делах. Хотя, следует признать откровенно, такие возможности, на внешний взгляд, представляются чисто символическими в условиях, когда М. Трепашкину, согласно приговору суда, т.е. на законном основании, осталось отбывать срок до 1 декабря 2007г.

Я был вынужден вновь обратить внимание и на поведение администрации ИК-13, препятствовавшей в выдаче пропуска защитнику для посещения им М. Трепашкина: как и 30 августа, задержка по оформлению данного пропуска дошла до полутора часов - якобы «не нашли факса», отправленного утром 17 сентября на имя начальника ИК-13 С. Золотухина. Пришлось вновь проинформировать о задержке с выдачей пропуска прокурора по надзору за соблюдением законности в ИУ и областного Уполномоченного по правам человека. После данных действий других препятствий к встрече М. Трепашкина с его защитником не было.

Прежде всего, М. Трепашкин выразил благодарность всем гражданам, как в России, так и за рубежом, выступившим в защиту его прав как человека и гражданина с использованием любых законных способов, вплоть до обращений в Европейский суд по правам человека. Сам осужденный, в свою очередь, оказывает правовую поддержку другим гражданам, подвергающимся незаконным репрессиям со стороны властей, в частности, осужденному Журилову Ю.В., более 2-х лет подвергающемуся наказаниям в одиночных тюремных камерах и ведущему борьбу с преступной деятельностью прибегающих к пыткам представителей ГУФСИН Свердловской области (Ю.В. Журилов пострадал в августе 2007г. от пыточных истязаний в одиночной камере СИЗО-1 в Екатеринбурге).

При обсуждении необходимых действий, касающихся защиты прав М. Трепашкина, была озвучена его личная просьба по проведению срочной юридической экспертизы в НЭПС (г. Москва - Полякова М.Ф.), касающейся законности срока его выхода на свободу именно к 1 декабря 2007г., а не 18 декабря, как заверяют в администрации ИК-13.

Существуют также непростые проблемы, касающиеся участия свидетелей защиты в кассационном рассмотрении его жалобы 10 октября в Свердловском областном суде. М.И. Трепашкин также считает очень важным инициировать общественную кампанию по пересмотру уголовного дела, слушание которого в суде закончилось его осуждением в 2003 г., в результате которого он сейчас отбывает наказание – 4 года, не совершив никакого преступления.

На встрече также был поднят вопрос о направленной М. Трепашкиным 27 июля 2007г. в Верх-Исетский районный суд г. Екатеринбурга жалобе на нарушение его прав в колонии-поселении, незаконно находящейся на территории ИК-13 лишь на основании приказа №682 от 03.09.2001г. ГУИН Свердловской области, что не соответствует требованиям ст.60 УК РФ.

При дружеском расставании М.И. Трепашкин и его защитник договорились о том, что их следующая встреча состоится в Екатеринбурге, куда Михаил Иванович будет этапирован, вероятно, в конце сентября с.г.

Председатель совета координаторов,
Координатор ООД «За права человека по УрФО
В.А. Шаклеин

Ярлыки:

среда, 19 сентября 2007 г.

"МОЁ ОТНОШЕНИЕ К РЕЛИГИИ"

(Мнение о некоторых политических событиях в стране)

Как человек, 10 лет своей жизни отдавший делу спасения от разграбления и незаконного вывоза за границу старинных икон, складней, плакет и других предметов религиозного культа (несколько тысяч экземпляров), я приветствую решение Минкультуры РФ о передаче в ведение Русской Православной Церкви (РПЦ) из музеев страны икон и других предметов религиозной старины.

Опасения ряда сотрудников ведущих музеев страны и известнейших экспертов по поводу того, что в РПЦ эти уникальные вещи могут быть испорчены, утрачены, что у церкви нет соответствующих условий для хранения шедевров мирового искусства и специалистов по уходу за ними, считаю беспочвенными. Могу ответственно констатировать, что иконы, панагии с драгоценными камнями, старинные потиры и т.д. расхищались еще в советские времена как из музеев, так и из церквей самими служащими этих заведений. Но ведь Церковь - огромнейший пласт культуры общества, она образует самостоятельный вид искусства и истории, и ей религиозные раритеты ближе всех. Они обязаны быть в распоряжении РПЦ.

А что касается специалистов, условий ухода и хранения, то РПЦ способна и нанять на работу, и обучить новых, великолепных спецов, а также создать условия для хранения шедевров. У нее для этого больше возможностей и, наверное, души.

Второе интересное событие в жизни страны - письмо известнейших российских учёных-академиков о чрезмерной клерикализации общества. Вне всяких сомнений, оно было обусловлено рядом событий в стране, на которые закономерно обратили внимание учёные. Ибо чрезмерная клерикализация приведёт к торможению развития в обществе естественных наук, к дремучести в этих вопросах и т.д. Я полностью на стороне академиков Гинзбурга, Алфёрова и других. Необходимо обратить на их заявление самое пристальное внимание. Школьники, молодежь должны быть ориентированы на изучение физических и химических явлений, на их научное объяснение, а не на упование на Творца. Не надо забывать, что на дворе XXI век. Надо дейстовать и постигать всё самим. Ещё в VI-V вв. до н.э. известный китайский философ Лао Цзы указывал: "Совершенномудрый не обладает человеколюбием и предоставляет народу возможность жить собственной жизнью" (Гл. 5). Сколько ни молись, он не будет вмешиваться в ход событий. Именно из этих позиций я и исхожу в своём отношении к религии, с удовольствием цитируя, хотя и давние, но и в настоящее время актуальные стихи украинского кобзаря Т.Г. Шевченко:

...А тот щедрый, храмы строит,
Тысяч не жалеет,
А уж Родину так любит,
Так душой болеет

За нее; так из сердечной
Кровь, как воду, точит!..
Молчат люди, как ягнята,
вытаращив очи!

Пускай: "Может, так и надо?", -
Скажет люд убогий.
Так и надо! Потому что
Нет на небе бога!

Под ярмом вы падаете.
Ждёте, умирая,
Райских радостей за гробом -
Нет за гробом рая!

Образумьтесь! Поглядите:
Все на этом свете -
И нищие, и царята -
Адамовы дети!..


Только нормальное, действенное гражданское общество способно улучшить нашу жизнь! Недаром ведь появилась пословица: "На бога надейся, но и сам не плошай".

М.И. Трепашкин

13 сентября 2007 года.

Ярлыки:

"ВСЕ, КТО ВИДЕЛ «САНТЕХНИКОВ», ПРИХОДИВШИХ КО МНЕ В КВАРТИРУ ПЕРЕД ОБЫСКОМ, УБИТЫ ИЛИ ИСЧЕЗЛИ"

В конце 2001 – начале 2002 годов ко мне зачастили сантехники. Нет, я их не вызывал. Они утверждали, что откуда-то течёт вода в квартиру, находившуюся под нашей, и поэтому им нужно было исследовать стояк и другие трубопроводы в нашей квартире. По тому, как они работали, я понял, что на сантехников эти люди совершенно не были похожи, а работали они непрофессионально. Подолгу копались, долбили пол в ванной, а сделать за несколько дней так ничего и не смогли.

17 января 2002 года я обнаружил, что на кухне оказался перерезанным шланг подвода горячей воды. Я закупил новый и позвонил в домоуправление, чтобы пришёл сантехник. Мне ответили, что он сможет прийти лишь 18 января 2002 года к 10 часам. Я попросил перенести время на более раннее или более позднее, так как к 10 часам должен был быть как адвокат в Тимирязевском районном суде города Москвы. Однако диспетчер заявила, что либо сантехник придет к 10 часам 18-го, либо вообще неизвестно когда, и что нужно перезванивать ещё раз. И мне пришлось согласиться на 18-е, к 10-ти часам. В квартире в эти дни я проживал один, жена с детьми были в городе Брянске, у родных. Я решил оставить ключ и попросить поприсутствовать при работе сантехников пожилую женщину, соседку из квартиры №18, находящуюся на одной с нами лестничной площадке. Она согласилась. Я намеревался оставить ей ключ перед выездом в суд.

Пока я собирался уходить, раздался телефонный звонок. Звонила молодая девушка – ВРАТСКИХ Мария Николаевна, 1984 г. рождения, подругу которой я защищал в Нагатинском суде как адвокат. Ей нужно было встретиться со мной, и притом срочно. Я объяснил, что уезжаю в суд. И я предложил ей приехать и посидеть у меня дома, пока будут работать сантехники, а затем я вернусь и мы обсудим её вопросы. Она успела к моему отъезду, так как жила в Царицыно, а это недалеко от станции метро «Коломенское», где в это время проживал я.

Когда я вернулся, ВРАТСКИХ Мария рассказала, что ко мне приходили три сантехника, что они были не похожи на русских, а соседка из 18-й квартиры выясняла, кто находится в моей квартире, объяснив, что я должен был ей передать ключ и просил посмотреть за квартирой. Мария также рассказала, что она сидела на кухне, когда наблюдала за работой сантехников, а в это время один из них почему-то ходил в комнату, где у меня был рабочий кабинет. Когда она зашла в комнату вслед за ним, он быстро и испуганно вернулся обратно, пояснив, что, якобы, он взглянул на батареи, у окна. В комнате он был минуты две-три, один. Так как у меня ценностей не имеется, внешне я не заметил никаких пропаж, а потому не придал этому факту особого значения.

А 22 января 2002 года ко мне нагрянула оперативно-следственная группа из числа сотрудников УСБ ФСБ РФ (Лебедев, Савельев) и Главной военной прокуратуры. Меня дома не было. Была жена Татьяна и маленькая дочь Ангелина. Когда я прибыл домой, обыск уже был закончен, и мне показали порядка двух десятков разных патронов, якобы обнаруженных у меня в коробке из-под канцелярских принадлежностей, на полке, у моего рабочего места. Я объяснил, что первый раз вижу эти патроны. Сотрудник ФСБ РФ Лебедев всё пытался всучить мне в руки эти патроны, чтобы на них остались отпечатки моих пальцев, но я отказался брать их в руки, разгадав его хитрость. Представитель ГВП Сильченко, не скрывая, заявил: «Это у нас стандартный набор для обысков у офицеров запаса». Возникает вопрос: кто и в какой момент подбросил мне патроны?

От бывшего сотрудника КГБ СССР Харитонова Виктора Петровича мне было известно, что полковник ФСБ РФ Шебалин В.В., будучи не доволен, что я не хочу работать с ним против Литвиненко А.В. (бежавшего в Лондон от преследований), говорил, что «посадит» меня. А я, в ноябре – начале декабря 2001 года, разрешил ему одному работать на моём рабочем месте, когда он хотел покопаться в томике с материалом о пресс-конференции 17 ноября 1998 года. Тогда он забрал оттуда все свои собственноручные заявления о преступлениях генералов ФСБ РФ, которые он писал в Администрацию Президента РФ и в Генпрокуратуру России (т.е. подчищал за собой) и ещё какие-то документы. Он же мог и патроны подкинуть.

Могли подкинуть их и «сантехники» - 18 января 2002 года. Уж очень большие сомнения вызывал их сантехнический профессионализм.

Но патроны могли быть подброшены и в ходе обыска.

Нужно было проверить эти основные версии. С учётом многих обстоятельств, в последующем выяснилось, что несколько патронов подбросил Шебалин. Похоже, что перед обыском он приходил с «сантехниками», чтобы убедиться, что патроны я не обнаружил и не выбросил (как подброшенный мне автомат в 1997 году). А члены следственной группы (для подстраховки) добавили к подброшенным патронам ещё и новеньких – 13 штук. Но эта картина нарисовалась позже.

Тогда же я решил проверить «сантехников» и Шебалина. Последний скрылся и не появлялся несколько месяцев после обыска (т.е. это ложь, что в феврале 2002 года, после обыска, я ему передал на хранение документы, да ещё и у себя дома – как пишет судья в приговоре). По данным ГУП РЭУ-34 г. Москвы, ко мне направляли сантехника ПИРОНИШВИЛИ 18 января 2002 года, одного(!?), и что он «только что устроился» и исчез, и где он проживает – неизвестно. Тогда кто же ещё с ним был? И откуда они взялись? Я попросил ВРАТСКИХ М.Н. описать мне того, кто заходил ко мне в комнату 18 января 2002 года. По её описанию было похоже, что это был Шебалин (чёрный, худощавый, нос «крючком», словно клюв). Я стал требовать у следователя Главной военной прокуратуры:

- найти и допросить «сантехника» ПИРОНИШВИЛИ;

- допросить свидетелей – ВРАТСКИХ М.Н. и соседку из квартиры № 18;

- провести опознание «ПИРОНИШВИЛИ» и Шебалина.

Оба следователя, как из ФСБ РФ (а дело некоторое время было и у них), так и из ГВП отказались это сделать.

Когда в Московском окружном военном суде начался процесс, я снова начал ходатайствовать о допросе перечисленных лиц. Судья отказал мне в моих ходатайствах. Я попросил адвокатов найти этих свидетелей и попросить их явиться в суд. При этом сам я 22 октября 2003 года был арестован и с тех пор находился под стражей. И вот, мне стало известно, что вскоре после моего задержания – 28 октября 2003 года – был найден труп свидетеля ВРАТСКИХ М.Н., которой тогда только что исполнилось 19 лет. Официальная версия – смерть от «передоза», хотя наркотики она никогда не употребляла. Не оказалось в живых и соседки из квартиры № 18. ПИРОНИШВИЛИ также не найден.

Вот так прятали следы те, кто преступно и безнаказанно фабриковал против меня дело. Их не останавливали даже убийства.

И эта же группа занималась делом Литвиненко А.В. в период нахождения его в России. Он бежал от них в Лондон, спасая свою жизнь. Но и там его достали.

Если по делу об убийстве Литвиненко А.В., не считая его собственных утверждений и утверждений лиц из его ближайшего окружения, нет доказательств причастности к его убийству кремлёвских хозяев нынешней России, то мне ещё до ареста, осенью 2002 года, надзирающим прокурором было заявлено прямо, что руководители Главной военной прокуратуры получили указание от «самого» (т.е. от Президента России Путина В.В.) о моём привлечении в качестве обвиняемого и об осуждении меня «по беспределу», чтобы отстранить меня от дела по подрыву домов. Дальнейшие обстоятельства также подтверждают, что на это имелся заказ очень влиятельного должностного лица государства.

15 сентября 2007 года М.И. ТРЕПАШКИН

Оригинал письма хранится в Адвокатском кабинете Л.Косик.

Ярлыки:

вторник, 18 сентября 2007 г.

Прокурору Москвы о незаконном отказе от возбуждения уголовного дела

Прокурору г. Москвы
г-ну Ю.Ю. Семину
115184, г. Москва, ул. Новокузнецкая, д. 27
О незаконном отказе от возбуждения уголовного дела
/в порядке ст.ст. 123-124 УПК РФ/


29 августа 2007 г. в Общероссийское общественное движение «За права человека» поступил ответ врио начальника Управления организации дознания ГУВД по г. Москве (исх. 59/3 11-14 от 13.08.2007) и Постановление об отказе от возбуждения уголовного дела по признака ст. 129 УК РФ (публичная клевета) в отношении депутата Госдумы РФ С.Н.Абельцева, руководителей газеты «Аргументы и факты» и ООО «Уральский институт прикладной политики и экономики» дознавателя Р.С.Пелипенко (копия прилагается).

Данное Постановление считаю необоснованным, вынесенным с нарушением уголовного-процессуального закона, а потому подлежащим отмене в надзорном порядке с направлением для устранения недостатков по следующим причинам. Доследственная проверка установила факт публичного распространения, в т.ч. с использованием СМИ (газеты «Аргументы и факты») и Веб-сайта ООО «Уральский институт прикладной политики и экономики», со стороны депутата Госдумы РФ С.Н.Абельцева, выступившего под псевдонимом Е.Иванов. Однако, дознаватель Р.С.Пелипенко вынес Постановление об отказе от возбуждения уголовного дела, усмотрев отсутствие субъективного состава в деяниях распространителя С.Н.Абельцева, а именно наличие умысла на заведомую ложность распространенных сведений.

При рассмотрении заявления о преступном деянии, имеющего признаки клеветы, необходимо было установить объективный состав, а именно содержали ли публично распространенные сведения признаки порочения либо опорачивания гражданина – в данном случае М.И.Трепашкина. Однако при дознании это не устанавливались, что уже является грубой процессуальной ошибкой.

При установления субъективной стороны деяния, в первую очередь, проверке подлежало насколько ссылка С.Н. Абельцева на сведения, используемые им в обоснование распространенных им оценкок личных и гражданских качеств М.И. Трепашкина соответствуют действительности. В Постановлении дознавателя Р.С.Пелипенко фигурируют два якобы имевших место факта: а) участие М.И.Трепашкина в пресс-конференции с участием Б.А. Березовского и на его стороне; б) осуждение М.И. Трепашкина за нарушение правил секретности, совершенное из корыстных соображений.

Поэтому при проверке подлинности доводов депутата С.Н.Абельцева, орган дознания должен был установить, известны ли ему было, что:

1) М.И. Трепашкин никогда не участвовал в пресс-конференции вместе с Б.А. Березовским.

2) В соответствие с приговором Московского военного окружного суда, проходя с 1984 по 1997 год службу в органах безопасности КГБ СССР и ФСБ РФ, М.И. Трепашкин копировал служебные документы, которые в дальнейшем незаконно хранил у себя дома. Разглашением сведений, составляющих гостайну, следствие и суд приговор сочли передачу М.И. Трепашкиным своему бывшему коллеге - полковнику ФСБ В. Шебалину - материалов старых сводок прослушивания телефонных переговоров членов гольяновской объединенной преступной группировки (в них, по мнению следствия, содержались данные о методах работы ФСБ). Мотивов корысти или сотрудничество с иностранным государством суд не установил.

Таким образом, исходя из этих фактов, у С.Н. Абельцева не было никаких оснований подозревать М.И. Трепашкина в совершении бесчестных, корыстных поступков, противоречащих нравственным принципам русского офицера.

Однако, орган дознания уклонился от выяснения обоснованности заявлений С.Н.Абельцева о М.И. Трепашкине, что носит принципиальный характер при установления субъективного состава деяния. Тем более, что как депутат Госдумы РФ и бывший сотрудник ФСБ С.Н.Абельцев имел возможности для проверки своих догадок о действиях М.И.Трепашкина.

Кроме того, ч. 2 ст. 49 Закона РФ о СМИ требуют от журналиста проверки достоверности сообщаемой информации, в данном случае сведений, содержащихся в словах депутата С.Н. Абельцева. Редакция газеты «Аргументы и факты» такую проверку не проводила. Орган дознания не проводил изучения данного аспекта дела, хотя возможность ответственности СМИ за распространение клеветы составляет отдельный состав деяния и должен быть стать предметом отдельной проверки.

Таким образом, полученный нами ответ указывает на неполноту проверки, носит необоснованный и незаконный характер.
В связи с этим, в порядке ст. 123-124 УПК РФ, ст. 10 ФЗ «О прокуратуре РФ», прошу:

Отменить как необоснованное и незаконное Постановление дознавателя Р.С.Пелипенко и Управление организации дознания ГУВД по г. Москве обязать Прокуратуру устранить указанные недостатки и дать нам ответ на указанные нами существенные обстоятельства.


Приложения: копии материалов по делу на двух листах.

Л.А. Пономарев,
Исполнительный директор
Общероссийского общественного движения «За права человека»

Ярлыки:

воскресенье, 16 сентября 2007 г.

Письмо Михаилу Трепашкину от Мальвы Ланда

Дорогой Михаил Иванович,

мне стыдно, что я так долго не писала Вам, тебе. Не буду затруднять тебя - в твоем нелегком положении - длинным письмом. Хочу напомнить, что год моего рождения - 1918. Долго я живу... И давным-давно увидела, поняла и определила свое отношение к этой "очень правильной", - как декламировал Маяковский, "самой праведной стране", - как поэт Маршак, - и пришла к убеждению: насилие и ложь неотвратимо ведут к еще большим насилию и лжи. Калечат, извращают, коррумпируют человека, жертву и палача; даже пассивных соучастников. Режим (система), где вершатся неправые суды, где люди оказываются в условиях недопустимых... - это бесчеловечный, преступный режим. Такая система губит сама себя...

В жизни есть чудо. Чудо, когда в условиях всеобщей коррумпированности, моральной извращенности появляются, проявляются такие личности, как Михаил Трепашкин. Чудо.

С огромным уважением, сочувствием!.. Здоровья!.. Свободы!..

Мальва Ланда,
20 июля 2007

г. Москва.

Ярлыки:

Обращение защитника М.И. Трепашкина В.А. Шаклеина в Свердловский областной суд

МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЙ ЦЕНТР ПРАВ ЧЕЛОВЕКА -
отделение Общероссийского Общественного Движения
«ЗА ПРАВА ЧЕЛОВЕКА»
РОССИЯ: 620137, гор. Екатеринбург, а/я 382, т/ф (343) 365-11-47, Е-mail: vashin@rambler.ru

Председателю Свердловского областного суда
Овчарук И.К.
620019, гор. Екатеринбург, ул. Московская, 120


ОБРАЩЕНИЕ

Просим Вас, как руководителя Свердловского областного суда, обратить внимание на беззакония, творимые в отношении заключенных, длительное время находящихся в одиночных камерах ПФРСИ в системе ГУФСИН по Свердловской области, но осужденных судебными органами на более мягкие режимы отбывания наказания: колонии-поселения, общие режимы. Считаем такую практику в системе ГУФСИН нарушением прав человека.

1. В учреждении ФГУ ИК-13 (адрес:622013, гор Нижний Тагил, ул. Фестивальная), нарушаются конституционные права человека и гражданина Трепашкина Михаила Ивановича, со стороны судьи Тагилстроевского районого суда Ильютик Д.А.

Будучи осужденным за деяния средней тяжести к не стражному режиму - направлении в колонию-поселение, постановлением судьи Ильютика Д.А. от 9 марта 2007 года, Трепашкин М.И. оказался переведенным в камеру ПФРСИ ФГУ ИК-13, где находится под стражей в условиях тюремного режима, уже более 6 месяцев. При этом он был помещен под стражу в ПФРСИ, не являясь ни подозреваемым, ни обвиняемым – без постановления о применении к нему, в качестве меры наказания, заключения под стражу - тяжело больного бронхиальной астмой 1V степени тяжести человека. Это вопиющее беззаконие! Кроме того, 21 июля 2007 года истекли сроки давности по всем имевшимся у Трепашкина М.И. взысканиям и в соответствии с ч. 8 ст. 117 УИК РФ, он считается лицом, не имеющим взысканий.

Просим дать ответ, на каком законном основании Трепашкин М.И. содержится в одиночной тюремной камере, под стражей, более 6 месяцев? Считаем, что никаких юридических оснований, для удержания Трепашкина Михаила Ивановича под стражей, в одиночной камере ПФРСИ – не имеется!

2. В Учреждении ФГУ ИК-54 (адрес: 624400, гор. Новая Ляля Свердловской области, ул. Бажова, 89) нарушаются конституционные права человека и гражданина Журилова Юрия Владимировича. Будучи осужденным Кировградским городским судом в отбывании наказания в общем режиме – направлении в ФГУ ИК-2, а затем в в ФГУ-54, с июля 2005 года, беспрерывно, отбывает наказание в ШИЗО и ПКТ.

14 июня 2007 года постановлением судьи Новолялинского районного суда Прядко А.А. был переведен на тюремный режим отбывания наказания на оставшийся срок и с 14 июня, беспрерывно, находится в одиночной тюремной камере. 7 сентября 2007 года кассационной инстанцией Свердловского областного суда Постановление Новолялинского районного суда от 14 июня 2007 года было отменено, но он по- прежнему находится в одиночной тюремной камере, больной туберкулезом, хотя осужден на общий режим отбывания наказания. Никакого постановления Новолялинского районного суда, а также Свердловского областного суда - о заключении Журилова Ю.В. в одиночную тюремную камеру - нет.

Просим дать ответ, на каком законном основании Журилов Ю.В. находится в одиночной тюремной камере в ФГУ ИК-54? Считаем, что юридических оснований для содержания Журилова Ю.В. в одиночной камере ПФРСИ не имеется!


Как руководителя судебной системы РФ, просим Вашего срочного вмешательства в творимые беззакония и поручить соответствующим структурам проверить изложенные и иные выявленные факты, принять меры к виновным, в установленном законом порядке.


Приложение:
1. Копия сопроводительного письма ФГУ ИК-13 от 22.08.2007г. и справка о наличии взысканий осужденного Трепашкина М.И. - 2 стр.
2. Копия письма №68-29-877 от 02.05.2007 ГУФСИН по Свердловской области - 1л.


Председатель совета координаторов,
координатор ООД «За права человека» по УрФО
В.А. Шаклеин

Ярлыки:

Обращение защитника М.И. Трепашкина В.А. Шаклеина в Верховный Суд РФ

МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЙ ЦЕНТР ПРАВ ЧЕЛОВЕКА -
отделение Общероссийского Общественного Движения
«ЗА ПРАВА ЧЕЛОВЕКА»
РОССИЯ: 620137, гор. Екатеринбург, а/я 382, т/ф (343) 365-11-47, Е-mail: vashin@rambler.ru

Председателю Верховного Суда
Российской Федерации
ЛЕБЕДЕВУ В.М.
гор. Москва, ул. Ильинка, 7/3


Уважаемый Вячеслав Михайлович!

Просим Вас, срочно обратить внимание на факты вопиющего судейского беззакония в отношении заключенных, длительное время находящихся в одиночных камерах ПФРСИ в системе ГУФСИН по Свердловской области, но осужденных судебными органами на более мягкие режимы отбывания наказания: колонии-поселения, общие режимы. Считаем такую практику нарушениями прав человека и гражданина в России.

1. В учреждении ФГУ ИК-13 ГУ ФСИН РФ по Свердловской области (адрес:622013, гор Нижний Тагил, ул. Фестивальная), нарушаются конституционные права человека и гражданина Трепашкина Михаила Ивановича, со стороны судьи Тагилстроевского районого суда Ильютик Д.А. Будучи осужденным за деяния средней тяжести к не стражному режиму - направлен в колонию-поселение, находящейся на территории общего режима. Постановлением судьи Ильютика Д.А. от 9 марта 2007 года, Трепашкин М.И. оказался переведенным в тюремную одиночную камеру ПФРСИ ФГУ ИК-13, где удерживается под стражей в условиях тюремного режима, уже более 6 месяцев. При этом он был помещен под стражу в ПФРСИ, не являясь ни подозреваемым, ни обвиняемым по какому-либо другому делу - тяжело больного бронхиальной астмой 1V степени тяжести человека.

Вопреки всем законам Российской Федерации и общепринятых международных норм, судья Ильютик Д.А. действовал под влиянием Нижнетагильской гарнизонной военной службы. При этом постановления о применении к нему такой меры пресечения, заключения под стражу, продления срока содержания под стражей, в соответствии с ч.2 ст.256 и ст. 108 УПК РФ – не выносилось! Ни одна норма российского законодательства не дает права перевода лица, осужденного к режиму колонии-поселения - сразу в условия тюремного режима и подвергать одиночному содержанию на протяжении столь длительного времени – более 6 месяцев. Такая мера наказания возможна лишь в по отношению к осужденным пожизненно или особо опасным рецидивистам, отбывающим наказание в исправительной колонии особого режима (п.»в» ч.4 ст.78, п «г» ч.1 ст.115 УИК РФ, п. «г» ч.1 ст.58 УК РФ).

Защита не имеет возможности обжаловать незаконные действия судьи в порядке ч. 11 ст.108 УПК РФ, т.к. Трепашкин М.И. заключен под стражу без постановления о применении к нему такой меры пресечения и содержится длительное время под стражей, без продления сроков содержания. В суд же кассационной инстанции материалы более шести месяцев не отправлялись. Кроме того, 21 июля 2007 года истекли сроки давности по всем имевшимся у Трепашкина М.И. взысканиям и в соответствии с ч. 8 ст. 117 УИК РФ, он считается лицом, не имеющим взысканий.

2. В Учреждении ФГУ ИК-54 (адрес: 624400, гор. Новая Ляля Свердловской области, ул. Бажова, 89) нарушаются конституционные права человека и гражданина Журилова Юрия Владимировича. Будучи осужденным Кировоградским городским судом в отбывании наказания в общем режиме – направлении в ФГУ ИК-2, а затем в в ФГУ-54, с июля 2005 года, беспрерывно, отбывает наказание в ШИЗО и ПКТ. 14 июня 2007 года постановлением судьи Новолялинского районного суда Прядко А.А. был переведен на тюремный режим отбывания наказания на оставшийся срок и с 14 июня, беспрерывно находится в одиночной тюремной камере. 7 сентября 2007 года кассационной инстанцией Свердловского областного суда Постановление Новолялинского районного суда от 14 июня 2007 года было отменено, но Журилов Ю.В. по-прежнему находится в одиночной тюремной камере, больной туберкулезом, хотя осужден на общий режим отбывания наказания. Никакого постановления Новолялинского районного суда или Свердловского областного суда - о заключении Журилова Ю.В. в одиночную тюремную камеру - нет.

3. Уважаемый Вячеслав Михайлович! Описанное беззаконие не только позорит наши суды перед гражданами России, но и подрывает авторитет российского правосудия на международной арене. Как руководителя судебной системы РФ, просим Вашего срочного вмешательства в творимые беззакония и поручить соответствующим структурам проверить изложенные и иные факты и принять меры к виновным, в установленном законом порядке.


Приложение:

1. Копия сопроводительного письма ФГУ ИК-13 от 22.08.2007г. и справка о наличии взысканий осужденного Трепашкина М.И. - 2 стр.
2. Копия письма №68-29-877 от 02.05.2007 ГУФСИН по Свердловской области - 1л.

Председатель совета координаторов,
координатор ООД «За права человека» по УрФО
В.А. Шаклеин

Ярлыки:

Отчёт о пресс-конференции, посвящённой М.И. Трепашкину

14 сентября в Независимом пресс-центре в Москве состоялась пресс-конференция на тему: «Издевательство над политзаключенным: Михаил Трепашкин полгода незаконно находится в одиночной камере.» В пресс-конференции участвовали: адвокат Е.Л.Липцер и секретарь Общественного комитета в защиту Михаила Трепашкина М.А.Кригер.

Как заявила адвокат М.Трепашкина Елена Липцер, многочисленные нарушения российского законодательства сопутствуют делу Трепашкина с самого начала, с его ареста осенью 2003 г., когда в его автомобиль был открыто подброшен пистолет. В настоящее время вопиющим фактом беззакония является то, что Михаил Иванович уже более полугода содержится в одиночной камере, в то время как, согласно приговору, ему было определено наказание в виде колонии-поселения.

В результате фабрикации обвинения о нарушении режима (якобы Трепашкин не поздоровался с представителем администрации и совершил ещё ряд подобных прегрешений), Тагилстроевский районный суд решил перевести Трепашкина на более жесткий общий режим до окончания срока его заключения 19 декабря 2007 года. Однако это постановление суда в законную силу не вступило, так как было обжаловано в Свердловский областной суд. Кассационное рассмотрение этого дела, которое уже несколько раз откладывалось, назначено на 10 октября. Таким образом, с 9 марта 2007 года Трепашкин содержится под стражей без судебного решения.

По информации уральского адвоката Михаила Трепашкина Л.Б.Косик и защитника В.А.Шаклеина, «все наказания Трепашкина, согласно справке администрации колонии, погасились по истечении года, и нет никаких оснований содержать М.Трепашкина в условиях одиночной камеры.» В связи с этим, была затронута тема использовании против Трепашкина психологических методов, а именно: сенсорной депривации, то есть лишение человека сенсорных впечатлений. М.Трепашкин, как сообщила адвокат Л.Б.Косик, «содержится в условиях сверхизоляции, все прилегающие камеры пусты, в них никто не помещается». Известно, что этот психологический прием используется для того, чтобы вызвать у человека стойкую депрессию, апатию, бессонницу.

Адвокатом Е.Липцер было высказано убеждение, что администрация колонии, выполняя заказ сверху, намеренно затягивает дело, собираясь удерживать Трепашкина в условиях одиночной камеры до окончания его срока. Видом пытки назвала Е.Липцер содержание астматика Трепашкина (у него IV степень аллергической бронхиальной астмы) в камере-одиночке, так как во время приступа у него даже нет возможности позвать врача.

Также на пресс-конференции обсуждались обращения адвокатов в Европейский суд по правам человека. Всего в Страсбургский суд по делу Трепашкина было направлено три жалобы. По первой жалобе, на бесчеловечные условия содержания в СИЗО г.Дмитрова, поданной в 2003 году, решение ЕСПЧ было положительным, и суд обязал Россию выплатить Трепашкину компенсацию за причиненный ущерб. По второй жалобе, поданной в марте 2005 года, уже сейчас, по словам Е.Липцер, идет коммуникация, следовательно, по ней скоро будет принято решение. А как известно, удовлетворение в ЕСПЧ двух жалоб обычно влечет пересмотр дела. Третья жалоба в Страсбургский суд была подана в сентябре 2006 года. В среднем решение по жалобе приходится ждать около четырех лет. Е.Липцер высказала опасение, что именно сейчас, когда у М.Трепашкина заканчивается срок заключения, по отношению к нему могут быть устроены провокации, чтобы добавить срок.

В заключение Елена Липцер и Михаил Кригер обратились к присутствующим с призывом как можно шире информировать общество об адвокате Михаиле Трепашкине, который подвергается преследованиям властей за разоблачение фактов коррупции в ФСБ России и за попытку объективного расследования взрывов жилых домов в 1999 году.

Татьяна МОНАХОВА

Ярлыки: