Михаил Иванович Трепашкин - московский адвокат, бывший сотрудник КГБ и ФСБ. Эксперт Общественной Комиссии по расследованию взрывов домов в Москве и Волгодонске и событий в Рязани. Арестован 22 октября 2003 года, накануне заседания суда, где он планировал предъявить факты, которые могли дать основание утверждать о причастности спецслужб к организации взрывов жилых домов в сентябре 1999 года. Предлог для ареста - в его машине был обнаружен пистолет. Сам Трепашкин утверждает, что пистолет был подброшен. После незаконного задержания Трепашкин был помещен в пыточные условия: грязная камера 1,6х2 м, пытки голодом, холодом, лишением сна. 19 мая 2004 г. за незаконное хранение оружия и разглашение гостайны приговорен Московским окружным военным судом к 4 годам колонии-поселения, начиная с 1 декабря 2003 г. 4 ноября 2003 года бывшие политические узники, среди которых Елена Боннэр, Сергей Ковалев и Владимир Буковский, призвали Amnesty International признать Трепашкина политзаключенным.

среда, 16 января 2008 г.

Письмо Елене Санниковой

Уважаемая Елена!

Спасибо Вам за письмо, открытки, добрые слова и поддержку!..

Я очень-очень-очень благодарен всем, кто меня поддерживает, в том числе своими подписями на сайте, поздравлениями. Действительно, я не ожидал такого, хотя еще очень большие резервы личные, т.е. лично знакомых в Москве (более 3 тыс. человек) и в других городах. Но по поводу использования подписей я обеспокоен. Большинство людей ( примерно 95%) просит, поддерживает и требует пересмотра или отмены приговора. А мы на сайте их рассовываем под конкретные документы и разъединяем единый кулак по пальцам (условно)... Я прошу составить единый список поддерживающих, чтобы люди не терялись.

Человек, о котором Вы пишите в письме — это Борис Стомаихин. Я полностью понимаю его озлобленность! И это не может быть препятствием для его защиты, если он прав. Освобожусь, намерен тоже подключиться к его защите. Даже если взгляды на какие-то вопросы расходятся, это не есть основание бросать человека в беде!

Мне все равно, каких взглядов придерживается человек, если речь идет о нарушении его конституционных и просто человеческих прав! Именно это записано и в документах «Международной амнистии». А наши правозащитники часто непростительно политизированы. Я с этим столкнулся, и не единожды.

Если Стомахин напишет, то я буду лишь рад услышать его мысли из первоисточника. И подпись, если он поддерживает меня, ставьте смело.

Произведения А.И. Солженицына я читал. Но, поверьте, он находился в более льготных условиях. Сейчас нет даже неба «в клетку», потому что маленькие прогулочные клетки покрыты сейчас почти везде металлическими сетками сверху (это как минимум)! Я за несколько лет отсидки нигде не видел прогулочного дворика более 4-х шагов! «Восемь с осьмушкой», как у Виктора Некипелова, я встречал лишь один раз в жизни, в СИЗО-9 на Капотне. А так, стоишь и кружишься на месте. Два на три или 3 на 4 шага. Таких «двориков», как показывают в кино, я никогда не видел! Никто не обращает внимания на эти ужесточения. Люди дичают. И даже осужденные за не тяжкие преступления, пройдя этот беспредел, говорят лишь об одном: «Выйду — киллером стану!» Это не исправление, а школа рецидивистов. И делают это специально, чтобы еще и таким путем уничтожать свой народ. Сейчас бывшие осужденные и сидящие еще осужденные пишут другие стихи, далекие от лирики и Библии. Я Любови Борисовне передавал одно такое издание и стихотворение «Вам!» За 3 с половиной года у меня не родилось в душе ничего хорошего, а умерло очень много! *

Скажите, Вы сталкивались когда-либо, чтобы на прогулку на расстоянии 50 м (не более) по коридору на одном и том же этаже выводили в сопровождении 3-х собак (2 ротвейлера и кавказец)? А меня именно так водили в Волоколамске. Ни одного убийцу так не водили! В автозаке, да еще в наручниках. Чего они меня так боятся? Здесь в суд, при режиме «поселение» меня доставляли под охраной 9-11 человек! Секретарь суда в протоколе правильно везде записывала: «осужденный Трепашкин — доставлен под конвоем», Протокол у меня на руках. А в ответах на жалобы правозащитникам везде писали: «содержится без охраны».

Интересно, концлагерь вдохновлял кого-нибудь на лирические стихи? Или были только «репортажи с петлей на шее»?

Кстати, знаете, что я писал в письме А.И.Солженицыну? Я писал, что его программа «Как нам обустроить Россию», с которой он вернулся, терпит крах. Теленок как бодался с дубом, так и бодается. В зонах ничего не изменилось в лучшую сторону...

Спасибо за репродукции картин. Знаете, что они мне напомнили? — Учебу на режиссерском отделении. Там был один предмет, который я любил (у меня таких было много) — ИЗО. История изобразительного искусства. Все присланные картины мы разбирали по кусочкам, по деталям, по мазкам. Особенно картину Иванова «Явление Христа народу» и вообще его итальянскую серию. А по Поленову я в последующем не поленился и описал «московский дворик» по Спасо-Песковскому переулку на Арбате. По ИЗО у меня всегда стояли отличные оценки. Ну, а так как заведение у нас было не совсем профильное, то по ИЗО мы изучали и историю архитектуры, в том числе сооружений на других присланных Вами картинках. Особенно дорога мне оказалась репродукция с изображением Церкви Воздвижения в Коломенском. Мы с семьей долго жили недалеко от этой церкви и постоянно там гуляли с детьми. Кстати, а еще раньше я проживал у Покровского собора в Измайлово. Я там знал каждый кирпичик собора и монастыря, каждое деревце острова. Выучил, гуляя с сыном в коляске. Это было в середине-конце 80-х годов...

Какова погода здесь, я не знаю. Все время в камере. На прогулку выведут в другую клетку, то солнце, то снег, а травы, деревьев — не видно. Однажды пел где-то жаворонок, да как-то стрекотали под окном 2 сороки. Вот и все мои общения с внешним миром. Времена года здесь отличий почти не имеют...

Я был шокирован, сколько мне прислали поздравлений 10 и 11 апреля 2007 года (хотя они пришли раньше)! Стопки телеграмм, открыток, писем! Большое всем спасибо! Я уж крылья распустил: а вдруг при такой поддержке удастся добиться пересмотра дела. Так не хочется бандитам предоставлять удовольствия, отсидев весь срок за просто придуманные ими преступления...

Большой пакет получил и из дома, от детей и жены. В общем, особых причин для уныния нет. Жаль проходящего времени. Я привык нести добро людям. И за это время я помог бы сотням, а то и тысячам. А здесь... хотел сказать, что убиваю время, но ведь тоже нет. Я помогаю людям здесь самолично, большая помощь идет и другим потому, что вы на воле грозите беспредельщикам. Результаты есть! Но большие потери в семье, в воспитании детей, в контактах с ними. А это самое тяжелое.

Всем членам ОК, всем поддерживающим и сочувствующим большой привет и самые добрые пожелания!

Вам и близким — счастья, благополучия!

С уважением —
М.И.Трепашкин

14 апреля 2007


* Михаил Иванович написал этот абзац в ответ на письмо Елены Санниковой со стихами из тюремного цикла Александра Солодовникова

Ярлыки:

Комментарии: 0:

Отправить комментарий

Подпишитесь на каналы Комментарии к сообщению [Atom]

<< Главная страница