Михаил Иванович Трепашкин - московский адвокат, бывший сотрудник КГБ и ФСБ. Эксперт Общественной Комиссии по расследованию взрывов домов в Москве и Волгодонске и событий в Рязани. Арестован 22 октября 2003 года, накануне заседания суда, где он планировал предъявить факты, которые могли дать основание утверждать о причастности спецслужб к организации взрывов жилых домов в сентябре 1999 года. Предлог для ареста - в его машине был обнаружен пистолет. Сам Трепашкин утверждает, что пистолет был подброшен. После незаконного задержания Трепашкин был помещен в пыточные условия: грязная камера 1,6х2 м, пытки голодом, холодом, лишением сна. 19 мая 2004 г. за незаконное хранение оружия и разглашение гостайны приговорен Московским окружным военным судом к 4 годам колонии-поселения, начиная с 1 декабря 2003 г. 4 ноября 2003 года бывшие политические узники, среди которых Елена Боннэр, Сергей Ковалев и Владимир Буковский, призвали Amnesty International признать Трепашкина политзаключенным.

среда, 27 февраля 2008 г.

Анонс судебных заседаний 27 и 28 февраля

Почему прокуратура гор.Москвы сразу возбудила уголовное дело по ст.129 УК РФ (клевета в отношении директора ФСИН РФ Калинина Ю.И.) против исполнительного директора Общероссийского общественного движения «За права человека» Льва Александровича Пономарева, в действиях которого нет и признаков указанного состава преступления, и никак не хочет возбуждать уголовные дела против высокопоставленных чиновников - начальника пресс-службы ФСИН России Александра Сидорова и бывшего депутата Государственной Думы ФС РФ, заместителя председателя Комитета по безопасности, жириновца Абельцева С.Н., которые явно совершили квалифицированную клевету?

На этот вопрос 27 февраля 2008 года будут даны определенные разъяснения в судах гор. Москвы:

1. На 10 часов 30 минут в зале № 212 Замоскворецкого районного суда гор. Москвы (ул.Татарская, дом 1, станция метро «Павелецкая») назначено заседание у судьи Новичковой Юлии Михайловны (телефон 951-60-41) по рассмотрению моей жалобы к прокурору гор. Москвы на нарушение требований ст.ст.144-146 УПК РФ, то есть молчание по факту направленного заявления о клевете Абельцева, заявившего в газете «Аргументы и факты», что я якобы отбывал наказание за то, что продал секретные документы.

2. В тот же день на 15 часов 00 минут в зале № 22 Тверского районного суда гор. Москвы (Цветной бульвар, дом 25 а, станция метро «Цветной бульвар») у судьи Ухналевой Светланы Владимировны (телефон 694-05-07) состоится очередное заседание по молчанию Генеральной прокуратуры относительно клеветы начальника пресс-службы ФСИН России Сидорова Александра, заявившего РИА-Новости, что я отбываю наказание за измену Родине. До этого не менее 5 раз заседания переносились из-за неявки представителя Генпрокуратуры РФ.

3. 28 февраля 2008 года в 10 часов в зале № 329 Замоскворецкого районного суда гор. Москвы у судьи Лобовой Людмилы Владимировны назначено собеседование по делу № 2-916/2008 о защите чести и достоинства по моему иску к ФСИН России.

Процессы должны продемонстрировать, что власти, ФСИН России клевещут и врут касательно истинного положения политзеков в России, а тех, кто старается показать истинную картину происходящего, подвергают гонениям вплоть до возбуждения уголовных дел.

Интересующиеся перечисленной выше тематикой могут принять участие в судебных заседаниях (все они открыты), получить расширенный комментарий.

М.И.Трепашкин
25 февраля 2008 года.

Ярлыки:

воскресенье, 24 февраля 2008 г.

Коммерческие тайны ФСБ


Нарушение прав адвокатов, преступное, в первую очередь, военное правосудие, фабрикация дел против неугодных лиц, преследование политических заключенных в зонах, дело Норд-Оста, дело о подрыве домов, дело Юлии Тимошенко – это далеко не все темы, к которым имеет отношение известный правозащитник Михаил Трепашкин. По сфабрикованному против него уголовному делу он отсидел в тюрьме три года, а последние восемь месяцев в одиночной камере. Проведя такое делительное время в жесточайшей изоляции, Михаил Трепашкин рад свободе и общению, мы говорили с ним долго и обо всем:

– Михаил Иванович, как вы стали правозащитником?


– До 1997 года я был сотрудником Федеральной службы безопасности. В 1995 началась моя длительная борьба против коррупции и сокрытия преступлений в органах, против политики, олицетворением которой в органах является Николай Патрушев. В то время он занимал должность начальника службы внутренней безопасности ФСБ. Год шел суд, который я выиграл у трех генералов: бывших директоров ФСБ Михаила Барсукова и Николая Ковалева, а также нынешнего Николая Патрушева. Тем не менее, мне пришлось уйти из органов безопасности.

– Как вы осмелились выступить против системы?


– Мы присягали народу и служили интересам людей, а не чиновников. В органах довольно сильным было течение за большую гласность, за общественный контроль в силовых ведомствах, за демократию, чтобы люди искренне голосовали, а не по разнарядке, чтобы закон в стране был равен для всех. В 80-е годы пришло понимание, что государство – это не абстракция какая-то, это люди. Какими будут они – таким будет и государство. Это положение нашло отражение в Конституции 1993 года, где на первое место были поставлены права человека. В настоящее время происходит попрание этих основ. Чиновники, фактически приватизировав наше государство, свои собственные интересы выдают за государственные. Развал службы государственной безопасности, начавшийся еще в советское время, когда в нее были делегированы представители партноменклатуры, которые не отличались профессиональными качествами, а любили только командовать, к середине 90-х годов достиг своего апогея. Произошел возврат к принципам ЦК КПСС, когда любой преступный приказ должен быть выполнен. Опять стали кричать, что если ты предал гласности преступление чиновника, значит предал Родину. Но начальник не есть государство.

– Из каких людей сейчас формируются органы госбезопасности?


– Без чьего-либо протеже руководящую должность в органах не занять. Бизнесмены, владеющие крупными предприятиями, проталкивают своих людей в спецслужбы. Теперь можно купить за деньги любую генеральскую должность, любой пост, вплоть до заместителя председателя суда. Я писал об этих процессах еще Борису Ельцину. На почве совместных коммерческих интересов установлена прочная связь с преступными группировками. Людей, которые честно работают, увольняют под различными предлогами. Например, тех, кто проявил героизм, кто награжден орденами в первую чеченскую кампанию, уже нет в органах.

– Куда уходят люди из "органов"?


– Они уходят в те же частные охранные предприятия, службы безопасности банков. Сотрудники банков в свою очередь приходят в ФСБ для крышевания бизнеса, чтобы вовремя сообщить о том, когда будет проверка. Занимаются они и выполнением коммерческих заказов: убрать конкурента, руководителя фирмы, который мало платить за крышу. Вот реальные фамилии и реальные факты. Романов, директор фирмы "Центр", расположенной в аэропорту Шереметьево и имеющей оборот в 100 миллионов долларов, купил начальнику управления по разработке преступных организаций ФСБ Хохолькову дачу за 500 тысяч долларов, оплачивал его счета в казино. Это показалось Хохолькову мало, Романова арестовали, а бизнес оформили на другого, который платить стал в два раза больше.

– Как относится руководство к такому развалу спецслужб?

– Имитирует "бурную" деятельность, создает структуры, такие как уже упомянутое Управление по разработке преступных организаций, которое просуществовало несколько лет. По отчету начальству эта группа предотвратила какой-то мифический теракт на воронежской атомной АЭС. Чем же занимались люди в остальное время, какие проводили мероприятия? Известно чем. Николай Патрушев лично заставлял сотрудников выбивать долги в интересах коммерческих структур. В частности, 8 тысяч долларов у гражданки Кислицыной, которая взяла в долг у некого господина Погодина. Он написал на имя руководителя карельского ФСБ Проничева жалобу с просьбой разобраться, а тот передал ее Патрушеву. Мы нашли место жительства этой Кислицыной. А как из нее выбивать? Взять у нее нечего, одни дети. Обо всех этих фактах я рассказал на суде, после чего за мной началась гонка. Пущен был слух, дескать, у меня есть компромат на всех руководителей ФСБ. Дана команда поймать меня и проломить голову.

– А в чем суть ваших разногласий с Патрушевым?

– В ФСБ я занимался физической защитой сотрудников, их семей, конфиденциальных источников, свидетелей по линии ФСБ. Но иногда, учитывая мой большой опыт работы, меня привлекали к расследованиям, в частности, взрыва в метро. За что в 1994 году я получил звание полковника досрочно. В 1995 году благодаря моей разработке был обнаружен склад на улице Волочаевской, за это я получил медаль "За отвагу". Тем оружием можно было ни один взвод вооружить, представляете, что могло разразиться в Москве, если бы его не изъяли? По нашим сведениям параллельно с первой чеченской кампанией планировались действия в Москве.

– Откуда оружие бралось?

– На складах генштаба. Склад ликвидировали на бумаге, а реально оружие продавали боевикам. Таким образом сотрудники генштаба раздували конфликт с чеченцами, чтобы отмывать деньги на торговле оружием. Боевики рассчитывались с ними деньгами, которые выбивали из банков. В ходе операции с внедрением удалось выяснить, что готовится вымогательство 1 миллиарда долларов в одном из банков на Оружейном переулке. Мы произвели задержание, и в наших сетях оказались пять командиров Радуева, а также полковник Голубовский из генштаба, которого направил генерал Таращенко. Всех взяли с поличным. С ними работали и крупные чины ФСБ, сообщавшие какие обороты у банка, насколько можно его загрузить. Через некоторое время мне предъявили обвинение, что я превысил свои полномочия при задержании чеченских боевиков. Надо полагать, что генералы были не последними винтиками в схеме. В ней был задействован и начальник Генерального штаба, и командующий округом, другие военные.

– Такие провокационные методы ФСБ использовала и в случае взрывов домов на улице Гурьянова?

– Очень вероятно, я занимался этим делом и могу сказать, что ФСБ не проводило должным образом расследования этих преступлений. Были схвачены случайные люди. А поскольку я знаю потенциал и возможности этого ведомства, могу предположить, что за этим бездействием что-то стоит. Взрыв произошел в 1999 году. Верхи были заинтересованы в нагнетании напряженности. На этой волне борьбы с терроризмом пришел к власти Путин.

– Таким образом, вы можете подтвердить что все, написанное в своей книге "ФСБ взрывает Россию" Александром Литвиненко, правда?


– Он изложил очень правдоподобную версию. По этой причине всех, кто причастен к ее написанию, уже нет в живых. ФСБ действует по принципу: кто не с ними, тот против нас. Меня вербовал полковник Виктор Шибалин, присутствующий на пресс-конференции Лугового в черной маске (зачем он в таком виде пришел?) поехать в Лондон для встречи с Литвиненко, мол, посидишь поговоришь, чтобы его "наши люди" взяли на контакт, ФСБ охотилась за ним, и я его предупреждал об этом. Безусловно, что Андрей Луговой каким-то образом причастен к отравлению Литвиненко, но у него не было мотива, и поэтому ему не принадлежит роль организатора. Вообще, это парадоксальный случай, что человек, подозреваемый в убийстве, стал депутатом.

– А вы не боитесь?


– Сейчас нет, уже столько всего было. К тому же я не один, за мной большое правозащитное движение, меня морально поддерживают действующие сотрудники спецслужб, которые не являются ключевыми фигурами путинской пирамиды власти, выстроенной по принципу личной преданности. Путин отобрал бизнес у одного олигарха, а отдал другому – своему. Люди же как ничего не имели, так и не имеют. Создается клика еще более страшная, ведущая к авторитаризму. Мы с вами можем этому помешать, ведь мы — то же государство.

– Что вы думаете по поводу войны в спецслужбах?


– Кто такой Патрушев, как он может фабриковать дела, мне известно. Патрушев пригрел тех, кого давно собирались уволить в связи с пьянством и другими прегрешениями. Скорее всего, его знакомство с Путиным состоялось после того, как будучи заместителем Собчака он был уличен в незаконном пропуске нефтепродуктов. Патрушев, вероятно, имеет компромат на Путина, и он непотопляем. Черкесов более профессионален. Но не думаю, что его можно считать оппозицией Патрушеву. Сейчас в спецслужбах состоят такие кадры, которые способны выполнить любой приказ руководителя. И все это хитрая игра. Для того, чтобы стихийно не образовалась оппозиция, ее специально создают. То же самое происходит и в политике. "Своей" оппозиции дают говорить все, что угодно, лишь бы она не высказывала конкретных предложений. У нас партий много, а существенной разницы между ними никакой.

– На ваш взгляд. как можно изменить ситуацию в стране?

– Оппозиция должна объединится, не писать общие фразы, а конкретно разработать четкий план действий.

10.12.2007
Беседовала Ольга ГУЛЕНОК

Ярлыки:

вторник, 19 февраля 2008 г.

В зонах сидят тысячи невиновных людей

В российских местах лишения свободы находятся тысячи невиновных людей. И мало кто обращает на это внимание. Не все в силу различных причин имеют доступ к квалифицированной юридической помощи защитника и к правозащитным организациям. Зная, что они не совершали преступления, люди сидят и копится злость на душе. Прокуроры и судьи с легкостью запихивают за колючую проволоку человека, даже не задумываясь о его судьбе, о семье, детях. Им главное – «срубить палку» и дело закрыть. И нередко, в местах лишения свободы попадают люди, вообще не совершившие никакого преступления.

Задуматься над этим мне как бывшему следователю пришлось в период отбывания наказания в ФГУ ИК-13 гор.Нижнего Тагила, где я познакомился с адвокатом из Москвы М.И. Трепашкиным. Мне было известно, что он незаконно осужден по надуманным основаниям в связи со своей профессиональной деятельностью в качестве адвоката. В период отбывания наказания, Трепашкин М.И. очень многим помог добиться пересмотра своих уголовных дел и оправдания. Так, он помог составить грамотно документы Старикову Владимиру, после чего было прекращено уголовное дело по ст.260 УК РФ; Голомолзину Владимиру, в результате чего было прекращено уголовное дело по ст.119 УК РФ, Бурмину Дмитрию и того оправдали по ст.207 УК РФ, Плотникову, после чего его оправдали в угрозе судебному приставу-исполнителю, Богиеву Эдику, после чего ему снизили срок на 6 месяцев и т.д. Вот после этого и начинаешь призадумываться, сколько же невиновных людей сидят сейчас в тюрьмах. Ведь если бы не появление в отряде Трепашкина, то все перечисленные люди до сих пор сидели бы за колючей проволокой. А это только в одном отряде одной колонии! Есть над чем задуматься.

Находясь в колонии, Трепашкин М.И. продолжал оставаться адвокатом. Он помогал многим осужденным в написании ходатайств о применении УДО, надзорных жалоб и заявлений в суд о приведении приговоров в соответствие с изменившимся законодательством. У многих осужденных сложилась парадоксальная ситуация: деяние, за которое человек осужден, уже перестало быть преступлением, а человек продолжает отбывать наказание. Таких людей очень много, и все они имеют право на пересмотр приговора. Однако, не имея доступа к квалифицированной правовой помощи, остаются в местах лишения свободы. Многим из таких осужденных помог именно Трепашкин М.И. Наиболее показательно в этом отношении дело Хаустова О.В., осужденного по ст. 199 УК РФ. Только благодаря грамотно составленному Трепашкиным М.И. заявлению, Хаустов О.В. был освобожден из-под стражи. Таких примеров можно привести массу. Трепашкин М.И. ни кому не отказывал в правовой помощи, несмотря на прессинг администрации колонии, которая не одобряла его помощь другим осужденным.

Надеюсь, что моя заметка будет прочитана и люди обратят внимания на эти вопиющие обстоятельства сегодняшней России.

В.П.Ишуков
15 февраля 2008 года.

Ярлыки:

пятница, 15 февраля 2008 г.

Если бы не помощь адвоката Трепашкина, я сидел бы еще более 3-х лет в колонии

Я был осужден к 4 годам лишения свободы условно за неуплату налогов с организации. Осужден был давно, еще до декабря 2003 года. Общеизвестно, что в декабре 2003 года были внесены поправки в Уголовный кодекс Российской Федерации. В соответствии с этими поправками вменяемые мне деяния перестали быть уголовно наказуемыми. Тем не менее, мне был заменена условная мера наказания на реальную в виде 4-х лет лишения свободы под надуманным предлогом, что я якобы не являюсь отмечаться в орган, ведающий исполнением наказаний. Меня взяли под стражу и под конвоем этапами доставили в 2006 году в ФГУ ИК-13 гор. Нижнего Тагила, на участок колонии поселения, расположенный внутри зоны общего режима. Там я познакомился с адвокатом Трепашкиным Михаилом, тоже отбывающим наказание на том же участке. Я узнал, что Трепашкин является высококвалифицированным адвокатом и очень многим лицам помог в отстаивании своих прав и свобод, разъяснял права осужденных, помогал писать надзорные жалобы тем, кто сидел в зоне по явно надуманным, незаконным обвинениям. Слышал, что многие смогли обрести свободу благодаря юридической помощи адвоката Трепашкина. Я тоже обратился к нему за помощью. И не напрасно. Трепашкин сразу же заявил, что я отбываю наказание незаконно и меня должны немедленно отпустить. Мы вместе написали ряд жалоб в прокурорские и судебные инстанции. Поразительно, что надзирающий прокурор, прибывший из Свердловской областной прокуратуры, обязанный по роду деятельности быстро отреагировать на подобный акт беззакония, наоборот заявил, что я «обязан сидеть, а уголовный и уголовно-процессуальные кодексы России – неправильные документы». Да и принимал он меня утром в бане, из которой не вылезал с вечера. Подобным образом отреагировал на мою жалобу и Тагилстроевский районный суд города Нижнего Тагила, который вопреки статье УК РФ указал, что я все же совершил налоговое преступление, хотя и в меньшем объеме, изменил мне снова наказание на условное, но из-под стражи не освободил. Я оказался в чудовищной с правовой точки ситуации: осужден условно, а сидел в зоне реально! Вместе с Трепашкиным мы написали надзорную жалобу в Верховный суд Республики Саха (Якутия), где я был первоначально осужден, где изложили аргументы моей явной невиновности в уголовном преступлении. И Верховный суд Якутии меня оправдал. Лишь после этого я оказался на свободе. На эту борьбу с беззаконием, прежде всего властвующим в прокуратуре и судах Свердловской области, у меня ушло более полугода. Должен заметить, что были немалые трудности в том, чтобы надзорная жалоба была отправлена по адресу в Верховный суд Якутии. Вместо помощи со стороны администрации (а по законодательству они обязаны выявлять и помогать в написании жалоб тем, кто осужден явно незаконно), они подвергли помогающего всем Трепашкина гонениям и репрессиям, сфабриковав на него материалы о якобы нарушениях им режима отбывания наказания.

Хаустов О.В.
12 февраля 2008 года

Ярлыки:

Если бы не помощь адвоката Трепашкина, я сидел бы еще более 3-х лет в колонии

Я был осужден к 4 годам лишения свободы условно за неуплату налогов с организации. Осужден был давно, еще до декабря 2003 года. Общеизвестно, что в декабре 2003 года были внесены поправки в Уголовный кодекс Российской Федерации. В соответствии с этими поправками вменяемые мне деяния перестали быть уголовно наказуемыми. Тем не менее, мне был заменена условная мера наказания на реальную в виде 4-х лет лишения свободы под надуманным предлогом, что я якобы не являюсь отмечаться в орган, ведающий исполнением наказаний. Меня взяли под стражу и под конвоем этапами доставили в 2006 году в ФГУ ИК-13 гор. Нижнего Тагила, на участок колонии поселения, расположенный внутри зоны общего режима. Там я познакомился с адвокатом Трепашкиным Михаилом, тоже отбывающим наказание на том же участке. Я узнал, что Трепашкин является высококвалифицированным адвокатом и очень многим лицам помог в отстаивании своих прав и свобод, разъяснял права осужденных, помогал писать надзорные жалобы тем, кто сидел в зоне по явно надуманным, незаконным обвинениям. Слышал, что многие смогли обрести свободу благодаря юридической помощи адвоката Трепашкина. Я тоже обратился к нему за помощью. И не напрасно. Трепашкин сразу же заявил, что я отбываю наказание незаконно и меня должны немедленно отпустить. Мы вместе написали ряд жалоб в прокурорские и судебные инстанции. Поразительно, что надзирающий прокурор, прибывший из Свердловской областной прокуратуры, обязанный по роду деятельности быстро отреагировать на подобный акт беззакония, наоборот заявил, что я «обязан сидеть, а уголовный и уголовно-процессуальные кодексы России – неправильные документы». Да и принимал он меня утром в бане, из которой не вылезал с вечера. Подобным образом отреагировал на мою жалобу и Тагилстроевский районный суд города Нижнего Тагила, который вопреки статье УК РФ указал, что я все же совершил налоговое преступление, хотя и в меньшем объеме, изменил мне снова наказание на условное, но из-под стражи не освободил. Я оказался в чудовищной с правовой точки ситуации: осужден условно, а сидел в зоне реально! Вместе с Трепашкиным мы написали надзорную жалобу в Верховный суд Республики Саха (Якутия), где я был первоначально осужден, где изложили аргументы моей явной невиновности в уголовном преступлении. И Верховный суд Якутии меня оправдал. Лишь после этого я оказался на свободе. На эту борьбу с беззаконием, прежде всего властвующим в прокуратуре и судах Свердловской области, у меня ушло более полугода. Должен заметить, что были немалые трудности в том, чтобы надзорная жалоба была отправлена по адресу в Верховный суд Якутии. Вместо помощи со стороны администрации (а по законодательству они обязаны выявлять и помогать в написании жалоб тем, кто осужден явно незаконно), они подвергли помогающего всем Трепашкина гонениям и репрессиям, сфабриковав на него материалы о якобы нарушениях им режима отбывания наказания.

Хаустов О.В.
12 февраля 2008 года

Ярлыки:

В тюрьме Трепашкин оставался настоящим адвокатом

Я до 2005 года работал сотрудником милиции в гор. Москве. Такова наша действительность, что за одну из операций по задержанию группы лиц с наркотиками, я оказался «преступником». 7 июля 2005 года судьей Люблинского районного суда г. Москвы Сивцовой Н.В. я был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 163 ч.2 п. «а» , 285 ч. 1 УК РФ и мне было назначено наказание в виде лишения свободы сроком на три года шесть месяцев, с лишением права занимать должность в системе МВД России и МЮ РФ сроком на один год, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

На время следствия до приговора я содержался в СИЗО 50/9 (Москва, Капотня). От своего товарища – майора уголовного розыска Блохина Валерия, который находился вместе со мной в одной камере по такому же надуманному обвинению, я узнал, что в скором времени к нам должен быть этапирован из СИЗО-2 гор. Волоколамска адвокат Трепашкин М.И., который за свою профессиональную деятельность оказался под стражей и что он многим заключенным уже помог юридически грамотно составить ходатайства, жалобы в различные инстанции, а также кассационные и надзорные жалобы. Многие из незаконно осужденных, благодаря профессиональной помощи адвоката Трепашкина были оправданы. После прибытия Трепашкина в СИЗО-9 я и многие мои сокамерники обратились за помощью к Трепашкину. Обращений было так много, что на каждый день был установлен график, кому и в чем будет оказана помощь. Предпочтение отдавалось тому, у кого еще шел суд 1 инстанции, во вторую очередь шли те, кому нужно было писать кассационные жалобы и лишь потом – надзорные.

Мне адвокат Трепашкин М.И. помог грамотно составить кассационную жалобу на приговор суда 1 инстанции, нашел в уголовном деле целый ряд процессуальных нарушений, которые не видели нанятый мной и моими напарниками адвокаты. И благодаря этому мы были оправданы кассационной инстанцией по основной статье, а мой напарник - милиционер-водитель Сафронов Дмитрий был оправдан полностью по всем предъявленным обвинениям.

Помогал Трепашкин консультациями и написанием правильных формулировок арестованным по особо тяжким статьям Блохину Валерию и Болотникову Артуру, уголовные дела на которых оказались грубо сфабрикованы. Как итог - они были оправданы судами присяжных и эти решения утверждены более высокой судебной иснтанцией.

Практически всем содержащимся в камере, а также тем, с кем он контактировал при этапах Трепашкин оказывал помощь в разъяснении их прав и обязанностей, положений законов России и общепринятых международных норм права. Учитывая пример адвоката Трепашкина, а также благодаря полученным знаниям Уголовно-процессуального кодекса России и других норм права, я тоже решил стать адвокатом и хочу оформиться на стажировку именно к адвокату Трепашкину М.И. Познав на своем собственном опыте, что значит быть адвокатом в России, чего стоит квалифицированная помощь адвоката (многим она стоит не только большого срока наказания, но и жизни), я хочу стать таким же защитником прав людей, как адвокат Трепашкин.

Харук Виталий
12 февраля 2008 года.

Ярлыки:

воскресенье, 10 февраля 2008 г.

Из интервью "Эху Москвы"

В нынешней России любого человека, ставшего по каким-либо причинам неугодным властям, могут либо убить, либо засадить на долгие годы за решетку. При этом создадут такой информационный фон, так обгадят свою жертву, что убийца будет выглядеть героем, а прокурор и судьи, направившего невиновного человека в пыточные условия современного российского ГУЛАГа, получат повышение в своем статусе как специалисты угодить. Список таких «неугодных» властям лиц, прежде всего заключенных по политическим мотивам, занимает не одну страницу текста и я в силу очевидности такого факта не буду его приводить. Достаточно упомянуть, что через СМИ даже такие возмутительные убийства как расстрел Политковской в подъезде дома и отравление ралиоактивным полонием Литвиненко в Лондоне высокие государственные чины стараются преподнести как уничтожение чуть ли не врагов народа.

На своем примере я могу уверенно заявить, что в России создано коррумпированно-мафиозное сообщество из прокуроров и судей, включая Верховный Суд Российской Федерации. Так как я озвучиваю серьезное обвинение в адрес Верховного Суда России, считаю необходимым привести несколько доказательств этому:

1. Уголовное дело в отношении меня возбуждалось 28 января 2002 года (сразу после того, как я стал защищать интересы сестер Морозовых по делу о подрыве домов в Москве в сентябре 1999 года). Тогда еще действовал Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР (УПК РСФСР). Статья 113 УПК РСФСР прямо требовала, чтобы следователь перед возбуждением уголовного дела проверил, нет ли обстоятельств, исключающих уголовное судопроизводство. Такие обстоятельства были перечислены в статье 5 УПК РСФСР. В пункте 4 указанной статьи как обстоятельство, запрещавшее возбуждение уголовного дела, был указан акт амнистии. До возбуждения уголовного дела, в мае 2000 года была амнистия, в соответствии с которой, даже при признании преступления в факте, когда я как сотрудник правоохранительных органов в 1999 году забрал у детей и в целях их безопасности уничтожил 1 патрон, запрещалось возбуждать уголовное дело. Мало того, что такие деяния гуманны и законны, так они еще и под амнистию попадали. Замечу, что я был награжден еще в 1995 году медалью «За отвагу» и как награжденный боевыми правительственными наградами по ч.1 ст.222 УК РФ однозначно попадал под амнистию.

Все понимают, что невыполнение следователем требований ст.ст.5 и 113 УПК РСФСР и возбуждение уголовного дела по амнистированным деяниям, является преступлением (превышением должностных полномочий). Тем не менее военные прокуроры и военные судьи, включая судей Верховного Суда Российской Федерации (Петроченков, Шалякин, Захаров, Хомчик и некоторые другие), явно понимая, что совершено преступление, скрыли сей факт. А я отсидел в местах лишения свободы целый год по данному эпизоду защиты детей.

2. Второй пример преступления судей Верховного Суда РФ. Мне по приговору от 19 мая 2004 года вменено разглашение сведений, которые не имеют к России, к ее органам, к ее архивам ни малейшего отношения. Это сведения бывшего СССР. И есть в деле экспертиза, что в период моей службы в органах госбезопасности подобные сведения не составляли государственной тайны. Судья Московского окружного военного суда Седов С.П. вменил мне в вину разглашение таких сведений полковнику ФСБ РФ (сейчас в запасе) Шебалину В.В. И это заведомо незаконное вменение сокрыто судьями Верховного Суда РФ.

3. Третий пример еще более дикий. Мне вменено еще и разглашение в 2002 году тому же полковнику ФСБ РФ Шебалину каких-то планов ФСБ РФ. Мною, адвокатом, гражданским лицом, не имеющим отношения к органам ФСБ РФ с мая 19997 года, когда я был уволен из указанной организации. Я не мог иметь в 2002 году отношения к какими-либо планам ФСБ РФ. С ответственностью заявляю, что планов в деле нет. Судьи, в том числе судьи Верховного Суда России Петроченков (а это целый заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации), Шалякин, Хомчик, Захаров скрыли эту преступную фабрикацию, по которой я отбыл в местах лишения свободы более 4-х лет. Я писал на сей счет Генеральному прокурору России Устинову В.В. и предлагал ему пари: отсижу молча еще столько же, если в деле есть действительно какие-то планы ФСБ РФ. Генеральный прокурор России уклонился от такого пари. Потому что прекрасно понимает, что преступление совершено высшими должностными лицами государства. Скрыв эти факты, он тоже стал преступником в социальном понятии этого слова. Латентным преступником. Следует также заметить, что правозащитники обращались к Директору ФСБ РФ Патрушеву Н.П. с просьбой уведомить их, действительно ли разглашены какие-либо планы. Ответ пришел парадоксальный, из которого следовало, что планы ФСБ РФ не были разглашены, но о судимости Трепашкина вопрос к суду.

Вот такое мое обвинение, которое Новодворская Валерия Ильинична вполне обоснованно назвала шизофреническим приговором власти. К сожалению, я много писал об этом, обращался к обществу «Мемориал», которым как никому другому должны быть известны уроки сталинизма. Но должной реакции не было. Мне неизвестны громкие процессы над палачами-судьями сталинизма 30-х – начала 50-х годов. И нынешние палачи российского заказного правосудия надеются на безнаказанность. И при такой пассивности общества на происходящий в стране беспределе, прежде всего со стороны судей, они могут оказаться безнаказанными.

Лично я намерен идти до конца, сколько лет это бы ни заняло, и добиться осуждения заказных палачей. Заявлениями, подобными сказанным начальником пресс-службы ФСИН России Александром Сидоровым «РИА-Новости» 5 декабря 2006 года, высшие должностные чины стараются замаскировать и оправдать свои беззакония, беспредел, преступления. Ясно, что я был осужден незаконно и срок наказания отбывал в пыточных условиях нынешнего ГУЛАГа (забравшего у меня здоровье) по заведомо неправосудному преступному приговору. Преступному со стороны прокуроров и судей. Граждане России и международные правозащитники до сих пор не знают, какие же сведения России я разгласил, кому и какой ущерб причинен моими действиями. Отмечу, что я и сам этого не знаю. В уголовном деле ничего подобного нет. Написали какой-то придуманный бред и вокруг него пляшут, доказывая, что есть баба Яга и она летает на метле. А чтобы не интересовались правозащитники и честные граждане России моим делом, власти стали кричать, что я изменник Родины и сидел за государственную измену. Одним из таких крикунов выступил начальник пресс-службы ФСИН России Сидоров Александр. Понимая мерзкие маскировочные планы фабрикантов уголовных дел, я решил дать им бой и не только во имя себя, но и во имя других подобных мне жертв судейского произвола в нынешней России. Я подал заявление в Генеральную прокуратуру Российской Федерации с намерением добиться возбуждения уголовного дела за клевету в отношении Сидорова. По неизвестным мне причинам в ответ была гробовая тишина. Вот я и подал жалобу в Тверской районный суд гор.Москвы в порядке статьи 125 УПК РФ, чтобы в судебном порядке разобраться, почему прокуратура молчит и на дает в соответствии с законом ответа по моей жалобе.

Я обращаюсь к тем, кто не желает беззакония и правового произвола в стране, не желает подвергать себя опасности быть арестованным в любой момент по любым придуманным беспредельщиками основаниям, кто желает справедливого правосудия и надежного прокурорского надзора обратить внимание на данный и ближайшие заседания судов по моим жалобам и побольше освещать их ход в средствах массовой информации.

В ближайшие дни я размещу в Интернете свое обращение к Генеральному прокурору Российской Федерации Чайке Ю.Я. с требованием изучить мое уголовное дело и внести представление в Верховный Суд Российской Федерации о его пересмотре. Прошу всех честных граждан России поддержать меня своими подписями.

Планирую также объединить всех тех, что оказался подобной жертвой политического беззакония и произвола для совместной борьбы с таким позорным явлением в нашем обществе.

М.И. Трепашкин
5 февраля 2008 года.

Ярлыки:

вторник, 5 февраля 2008 г.

Свидетельство В.П. Ишукова

В Тагилстроевский районный суд города Нижнего
Тагила Свердловской области
от осужденного Ишукова Виктора Петровича,
06.05.1978 г.рождения, по ч.1 ст.158 УК РФ к 2 годам
1 месяцу лишения свободы, начало срока 21.01.2005 г.,
конец срока 20.02.2007 г., колония-поселение, отряд
№ 19, личное дело № 14534.


З а я в л е н и е

Прошу Вас при рассмотрении материалов по жалобе осужденного Трепашкина М.И. на незаконное наложение на него дисциплинарного взыскания от 17.01.2006 г. в виде водворения в штрафной изолятор на срок 3 суток учесть мои показания, так как я лично присутствовал при разговоре Трепашкина М.И. с врачом (позже я узнал, что это был фельдшер МСЧ ИК-13 Миронов) 11.01.2006 года. Причиной написания настоящего заявления для меня послужило то, что Трепашкина М.И. незаконно и необоснованно поместили в штрафной изолятор за фактически не имевшие место нарушения режима – «невежливое обращение в адрес сотрудника ИУ».

Я прибыл этапом в ФГУ ИК-13 9.01.06 г. 10.01.06 г. я был переведен в карантин колонии-поселения при ФГУ ИК-13 в настоящее время это комната № 4. Так как на момент моего прибытия в колонию-поселение, там не было оборудованного кабинета врача, прием велся в помещении карантина. В карантине на тот момент находился я, осужденный Крючков и осужденный Молоков.

11.01.06 г. примерно в 8 часов 10 минут в комнату, которую использовали под карантин, вошел фельдшер Миронов, который сказал нам, чтобы мы вышли и подождали в коридоре, пока он ведет прием больных. Мы вышли. Возле двери, в ожидании приема стояли Трепашкин М.И. и Рожин Д.И. Мы стали ожидать в коридоре когда врач закончит прием. Молоков прошел в столовую и сел на табурет, так как он передвигался на костылях. При этом он видел происходящее в коридоре. Я и Крючков С.Л. стояли недалеко от комнаты. Больше в коридоре никого не было.

Мы видели, как в комнату постучался и зашел Трепашкин М.И. Он пробыл там около 3 минут, после чего вновь вышел в коридор. Стоявшему возле двери Рожину Д.И. он пожаловался на то, что врач отказал ему в медицинской помощи. Потом повернулся вслед за входящим в кабинет Рожиным Д.И. и сказал, что будет жаловаться прокурору, так как у него экзема в паху, а к врачу в город не везут и не выпускают, и пытался закрыть дверь. Однако, дверь плотно не закрылась, так как был выдвинут ригель замка для того, чтобы не захлопывалась защелка. От этого дверь лязгнула, но не закрылась. Трепашкин М.И. шел навстречу мне расстроенный и уже открыл дверь своей комнаты, когда из кабинета выглянул фельдшер Миронов и начал кричать вслед Трепашкину М.И.: «Ну и жалуйтесь! Я вас лечить не буду». Рожин тоже вышел из кабинета и стоял у входа. Трепашкин М.И. повернулся в сторону Миронова и сказал: «Я нуждаюсь в медицинской помощи, так как не знаю, чем болен. Я обращался к врачу, а не к слесарю». Сказал он это спокойно, не крича, хотя и был расстроен. В ответ Миронов, выйдя в коридор, начал кричать: «А я не врач, я – слесарь». Трепашкин М.И. ответил: «Ну, извините, я записывался к врачу и надеялся на помощь». После этого Рожин Д.И. и Миронов зашли в помещение карантина, а Трепашкин М.И. прошел в свою комнату.

Могу заявить, что во время нахождения Трепашкина в кабинете врача криков я не слышал, хотя стоял рядом. На протяжении всего разговора Трепашкин М.И. на врача не кричал и руками не размахивал. Невежливого обращения в адрес врача он не допускал.

Позднее меня вызывал начальник отряда майор внутренней службы Головин А.Ю. Он задал мне вопрос о том, что происходило утром в карантине, во время приема врача. Я ему рассказал, как все было, после чего он мне сказал: «Запомни, кричал не врач, а Трепашкин, который обозвал всех врачей ИК-13 слесарями». Письменных объяснений он с меня не брал.

Затем мне стало известно, что осужденные Лисицин А.В. и Кирьянов С.М. написали, что они видели и слышали, как Трепашкин М.И. громко кричал на врача и хлопнул дверью. Это ложь. Их там не было. Эти лица известны в отряде тем, что систематически пишут ложные докладные на других осужденных по просьбе начальника отряда Головина А.Ю.

Начальник отряда майор внутренней службы Головин А.Ю. вынудил Крючкова С.Л. написать ложную докладную. Об этом Крючков С.Л. сообщил помощнику прокурора Фирсову О.В., но тот, вместо реагирования на нарушения закона, начал угрожать Крючкову С.Л. преследованиями.

Настоящее заявление я не отправляю, так как оно может не дойти до адресата, так как его могут выбросить, как это обычно бывает. Я передаю его осужденному Трепашкину М.И. для использования в суде.

Об уголовной ответственности за дачу ложных показаний мне известно, так как я имею высшее юридическое образование.

Осужденный (подпись) Ишуков В.П.
14.05.06 г.

Ярлыки:

понедельник, 4 февраля 2008 г.

Заявление о совершении преступления А.Ю. Головиным

Начальнику Следственного комитета при
Генеральной прокуратуре Российской Федерации
от Трепашкина Михаила Ивановича, проживающего
по адресу: 105275, гор.Москва, ул.8-ая
Соколиной горы, дом 13, кв.6


З а я в л е н и е
о совершении преступления
(в порядке ст.141 УПК РФ)
город Москва
4 февраля 2008 года

Прошу в соответствии со ст.ст.145-146, 150-151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации возбудить уголовное дело по п. «в» ч.3 ст.286 Уголовного кодекса России в отношении Головина Александра Юрьевича, который являясь должностным лицом - начальником 19 отряда ФГУ ИК-13 ГУ ФСИН РФ по Свердловской области (гор.Нижний Тагил), совершал в октябре 2005-феврале 2006 гг. действия, явно выходящие за пределы его полномочий и повлекшие тяжкие для меня последствия (многократное помещение меня с заболеванием - бронхиальной астмой средне-тяжелой степени в штрафной изолятор, что значительно ухудшило состояние здоровья). Суть противоправных действий Головина А.Ю. выразилась в том, что он склонял осужденных за тяжкие и особо тяжкие преступления лиц к написанию ложных заявлений («докладных») о том, что я якобы совершал нарушения режима отбывания наказания.


Преступная деятельность Головина А.Ю. подтверждается прилагаемыми заявлениями осужденных, отбывавших вместе со мной наказание на т.н. «участке колонии-поселения» (на территории исправительной колонии общего режима):

1. Крючкова Сергея Леонидовича, в настоящее время проживающего по адресу: 612262, Кировская область, гор.Яранск, ул.Космонавтов, дом 5, кв.18, тел.: (83367) 2-84-32, написавшего в собственноручном заявлении в суд: «Я рассказал помощнику прокурора Фирсову О.В., что по просьбе начальника отряда Головина А.Ю. я написал ложную докладную, что Трепашкин кричал и хлопнул дверью. По этой докладной Трепашкина отправили в ШИЗО. Я сказал, что хотел бы получить докладную обратно, но начальник отряда не отдает ее».

2. Сулейманова Игоря Викторовича, в настоящее время проживающего по адресу: гор.Екатеринбург, ул.Победы, дом 31, кв.202, д.тел.: 330-89-69, показавшего в судебном заседании и в собственноручном заявлении (копия прилагается) следующее: «Меня вызвал к себе начальник отряда майор внутренней службы Головин А.Ю. и сказал, чтобы я написал заявление на длительное свидание и он его подпишет и заодно чтобы я написал докладную на Трепашкина М.И., что он якобы выражался нецензурной бранью в коридоре общежития и нарушал общественный порядок. Я отказался писать такое объяснение, содержащее ложные сведения. В ответ на мой отказ Головин А.Ю. сказал, что если я не напишу такое объяснение, то он не подпишет мне заявление на длительное свидание».

3. Коробаева Сергея Константиновича, в настоящее время проживающего в гор.Москве, домашний телефон: 492-20-07, который в собственноручных показаниях в суд (копия прилагается) указал: «Начальник отряда Головин А.Ю. заставлял писать ложные доносы на Трепашкина. А кто отказывался, то подвергался необоснованным наказаниям и преследованиям»

4. Яхина Равиля Рафаиловича, в настоящее время проживающего по адресу: 630009, гор.Новосибирск, ул.Грибоедова, дом 32/2, кв.196, тел.: 8(383) 266-81-63, который в собственноручном заявлении в суд (копия прилагается) записал: «Начальник отряда Головин А.Ю. попросил осужденных Лисицина, Зверева и Кашина написать под его диктовку ложные докладные, что они якобы слышали, как Трепашкин ругался матом. Этот факт тоже был предметом неоднократного обсуждения среди осужденных. Нас возмущало, что Трепашкина необоснованно преследуют и по ложным докладным помещают больного в ШИЗО».

5. Рожина Дмитрия Игоревича, в настоящее время проживающего по адресу: 620070, Свердловская область, гор.Екатеринбург, 32-ой военный городок, ул.Симферопольская, дом 24, кв.22, тел.: 8(343) 227-06-35, который в судебном заседании и в собственноручном заявлении (прилагается распечатка с Интернет-издания) указал следующее: «В личной беседе осужденный Гирфанов сказал, что вынужден был написать докладную под давлением начальника отряда Головина А.Ю. и если бы он ее не написал, то «отрядник» бы по надуманным предлогом его бы наказал, а написать лжедокладную нашлись бы другие люди».

6. Стариченкова Александра Николаевича (копия заявления прилагается), показавшего: «Мне сделали перережим из-за того, что я отказался писать докладные и физически воздействовать на Трепашкина М.И. Мне неоднократно угрожал и шантажировал начальник отряда колонии-поселения Головин Александр Юрьевич и другие сотрудники администрации, если я не буду писать и все делать то, что мне скажут определенные лица из сотрудников администрации ИК-13 в отношении Трепашкина М.И.»

7. Наугольных Сергея Сергеевича, показавшего в собственноручных заявлениях (копия прилагается) следующее: «Мне известно, что взыскания на Трепашкина М.И. налагались незаконно по сфабрикованным материалам. При этом использовались лжедоносчики, которые по просьбе начальника отряда майора внутренней службы Головина А.Ю. писали так называемые «докладные» с заведомо ложными показаниями о якобы совершении Трепашкиным М.И. различных нарушений ПВР ИУ».

8. Варлакова Сергея Николаевича, показавшего в суде и собственноручно написавшего свои показания (копия прилагается) о следующем: «Да, писались ложные докладные на Морой Степана, Андреева Дмитрия, Фролова Игоря, Трепашкина Михаила Ивановича. Со слов Лисицына А.В., будучи допрошенным в суде, он показал, что писал много ложных докладных на Трепашкина, но о чем писал, он не помнит и подтвердить в суде ничего не смог. Сам он никогда не присутстсовавал при «нарушениях», а писал все по просьбе сотрудников администрации и с их слов».

9. Чанкурова Али Раджабдибировича, в настоящее время проживающего по адресу: город Киров, ул.Степана Халтурина, дом 90, кв.34, тел.: 8-8332-32-19-97, указавшего в собственноручных показаниях в суд: « Я еще раз хочу обратить внимание, что те нарушения режима, за которые наказывали Трепашкина М.И., являются надуманными. Все слышали о том, что его в ИК-13 преследуют по указанию «сверху», поэтому и были придуманы нарушения им режима. При фабрикации материалов администрация ИК-13 использует ложные докладные осужденных за тяжкие и особо тяжкие преступления, которым за это обещают УДО».

10. Немыкина Вячеслава Анатольевича, в настоящего время проживающего по адресу: Московская область, город Балашиха, тел.: 823-23-83, показавшего в собственноручных показаниях (копия прилагается) в суд: «На мой взгляд, организовывая написание ложных доносов о якобы совершенных нарушениях режима неугодными осужденными (как Трепашкин), начальник отряда с вышеперечисленными лицами, которые пишут ложные докладные - совершают преступление. В результате этих липачеств - люди оказываются в ШИЗО, а хуже того - на общем режиме».

11. Ишукова Виктора Петровича, в настоящее время проживающего по адресу: 623113, Свердловская область, гор.Первоуральск, ул.Рабочая, дом 17, тел.: (3432) 3-21-73, который в судебном заседании и в собственноручных показаниях (копия прилагается) записал следующее: «Начальник отряда майор внутренней службы Головин А.Ю. вынудил Крючкова С.Л. написать ложную докладную».

Отмечу, что имеются еще показания на аудиокассете свидетеля Пранскуса В.М. о том, что начальник отряда ФГУ ИК-13 ГУ ФСИН РФ по Свердловской области Головин А.Ю. заставлял осужденных писать ложные докладные на неугодных лиц в целях помещения их в ШИЗО и ужесточения режима в дальнейшем.

О противоправной деятельности Головина А.Ю. осведомлены также бывшие осужденные:

Куликов Валерий Павлович, проживающий по адресу: 617020, Пермский край, Ильинский район, д.Комариха, р.п. Ильинский, ул.Бутырина, 1-12, тел.: 9-19-11 или 8-34276-9-19-11,

Савенко Анатолий Григорьевич, проживающий по адресу: Челябинская область, Сосновский район, пос.Мирный, ул. Малиновского, дом 1 и еще более 20 свидетелей, данные на которых я сообщу дополнительно.

На основании изложенного, руководствуясь ст.45 Конституции Российской Федерации и главой 19 УПК РФ, -

П Р О Ш У :

1. Возбудить в отношении Головина Александра Юрьевича уголовное дело по п. «в» ч.3 ст.286 УК РФ.
2. О принятом решении в соответствии с ч.2 ст.145 УПК РФ уведомить меня в установленные законом сроки.

Приложение:

1) копии заявлений с показаниями свидетелей
Коробаева С.К., рукописная и печатная форма, всего на 6-ти листах;
Сулейманова И.В., печатная и рукописная формы, всего на 4-х листах;
Ишукова В.П., на 3-х листах;
Крючкова С.Л., печатная и рукописная формы, всего на 5-ти листах;
Наугольных С.С., печатная и рукописная формы, всего на 5-ти листах;
Варлакова С.Н., печатная и рукописная формы, всего на 6-ти листах;
Чанкурова А.Д., печатная и рукописная формы, всего на 5-ти листах;
Рожина Д.И., печатная форма из Интернет-издания, на 4-х листах;
Немыкина В.А., печатная и рукописная формы, всего на 4-х листах;
Яхина Р.Р., печатная форма из Интернет-издания, на 2-х листах;
Стариченкова А.Н., печатная и рукописная формы, всего на 9-ти листах;

2) распечатка из Интернета «Заявление Льва Пономарева о Трепашкине», на 2-х листах.

М.И.Трепашкин

Ярлыки:

Заявление о совершении преступления С.Н. Абельцевым

Начальнику Следственного комитета при
Генеральной прокуратуре Российской Федерации
от Трепашкина Михаила Ивановича, проживающего
по адресу: 105275, гор.Москва, ул.8-ая
Соколиной горы, дом 13, кв.6


З а я в л е н и е
о совершении преступления
(в порядке ст.141 УПК РФ)
Москва
4 февраля 2008 года

Прошу в соответствии со ст.ст.145-146, 150-151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации возбудить уголовное дело по ч.2 ст.129 Уголовного кодекса России в отношении Абельцева Сергея Николаевича, родившегося 6 мая 1961 года в гор.Люберцы Московской области, бывшего заместителя председателя Комитета по безопасности Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, который находясь на указанной государственной должности оклеветал меня в средствах массовой информации – газете «Аргументы и факты», распространив при этом заведомо ложные сведения, порочащие мои честь и достоинство, подрывающие репутацию ветерана и пенсионера органов государственной безопасности, гражданина России.

Так, 24 мая 2006 года, давая интервью газете «Аргументы и факты» как депутат Государственной Думы Федерального Собрания РФ Абельцев С.Н. сделал следующее заведомо ложное заявление, что я якобы «за деньги»: «продал секретную информацию и был за это наказан…». (См. приложение).

Я направлял Абельцеву С.Н. копию своего явно незаконного приговора от 19 мая 2004 года (прилагается), вынесенного по преступному сговору между руководством Главной военной прокуратуры (Савенков А.Н. и Пономаренко А.Г.) и военными судьями Военной коллегии Верховного Суда РФ, чтобы он как член Комитета по безопасности ГД РФ обратил внимание на факты фабрикации и коррупции, отрицательно влияющие на авторитет России на международной арене. И он видел, что:

А) мне вменяется разглашение сведений полковнику ФСБ РФ Шебалину В.В. (сейчас в запасе), но не путем продажи;
Б) что я не продавал ему как сотруднику ФСБ РФ никаких документов вообще, не говоря уже о секретных;
В) что я не наказан за продажу секретов по приговору суда от 19 мая 2004 года.

Указанные заведомо ложные сведения, порочащие мои честь и достоинство, подрывающие мою репутацию ветерана и пенсионера органов государственной безопасности были умышленно распространены Абельцевым С.Н. не только путем публикации в общероссийской газете «Аргументы и Факты», но также и в других СМИ, в частности, на уральском очень читаемом сайте «Upmonitor».

Я считаю, что Абельцев С.Н., будучи хорошо осведомленным о моем приговоре и зная, какие конкретно деяния вменяются мне в вину, в целях компрометации меня перед гражданами России, перед бывшими сослуживцами пошел на умышленную заведомую клевету в отношении меня, чем причинил мне большие нравственные страдания, опорочил мои честь и достоинство, подорвал мою репутацию. На такие действия он пошел в силу дружеских отношений с Главным военным прокурором Савенковым А.Н. (фабриковавшим в отношении меня уголовное дело), что сам же Абельцев и не скрывал.

В действиях Абельцева Сергея Николаевича явно содержатся признаки состава преступления, предусмотренного ч.2 ст.129 УК РФ - клевета, то есть распространение заведомо ложных сведений, порочащих мои честь и достоинство, а также подрывающих мою репутацию, содержащаяся в публичном выступлении с использованием средств массовой информации.

Я обращался с подобным заявлением в Генеральную прокуратуру РФ еще в период отбывания наказания в ФГУ ИК-13 гор.Нижнего Тагила Свердловской области, однако (как сейчас установлено), она так и не поступила адресату, будучи выброшенной администрацией колонии, в нарушение УИК РФ и Правил внутреннего распорядка ИУ. Заявления, направлявшиеся моими защитниками и просто гражданами России по факту явного преступления, до сих пор не рассмотрены (см.приложения).

На основании изложенного, руководствуясь ст.45 Конституции Российской Федерации и главой 19 УПК РФ, -

П Р О Ш У :

1. Возбудить в отношении Абельцева Сергея Николаевича уголовное дело по ч.2 ст.129 УК РФ.
2. О принятом решении в соответствии с ч.2 ст.145 УПК РФ уведомить меня в установленные законом сроки.

Приложение:
1) распечатка публикации на сайте «Upmonitor», на 5-ти листах;
2) постановление суда от 9 ноября 2007 года, на 1 листе;
3) копия приговора от 19.05.2004 г., на 11-ти листах;
4) распечатка моей жалобы на имя прокурора гор.Москвы Семина Ю.Ю. от 22 сентября 2007 года, на 4-х листах;
5) второй экземпляр жалобыот 28.01.2008 года, на 1 листе;
6) документы со сведениями об Абельцеве С.Н., на 8-ми листах;
7) распечатки с Интернет-публикаций, на 18-ти листах.

М.И.Трепашкин

Ярлыки: