Михаил Иванович Трепашкин - московский адвокат, бывший сотрудник КГБ и ФСБ. Эксперт Общественной Комиссии по расследованию взрывов домов в Москве и Волгодонске и событий в Рязани. Арестован 22 октября 2003 года, накануне заседания суда, где он планировал предъявить факты, которые могли дать основание утверждать о причастности спецслужб к организации взрывов жилых домов в сентябре 1999 года. Предлог для ареста - в его машине был обнаружен пистолет. Сам Трепашкин утверждает, что пистолет был подброшен. После незаконного задержания Трепашкин был помещен в пыточные условия: грязная камера 1,6х2 м, пытки голодом, холодом, лишением сна. 19 мая 2004 г. за незаконное хранение оружия и разглашение гостайны приговорен Московским окружным военным судом к 4 годам колонии-поселения, начиная с 1 декабря 2003 г. 4 ноября 2003 года бывшие политические узники, среди которых Елена Боннэр, Сергей Ковалев и Владимир Буковский, призвали Amnesty International признать Трепашкина политзаключенным.

воскресенье, 25 мая 2008 г.

Жириновец Абельцев подставил газету «Аргументы и факты»

«Передатчики сплетни нисколько не лучше,
чем их сочинители».
Р.Шеридан.

На 5 июня 2008 года в зале № 38 Басманного районного суда гор.Москвы назначено заседание по моему иску о защите чести, достоинства и деловой репутации к ЗАО «Аргументы и Факты», разместившему 24 мая 2006 года в одноименной газете за № 21 (1334) публикацию Евгения Иванова «Я посоветовал ему застрелиться», содержащую ложные сведения. В частности, является клеветнической и оспаривается в суде следующая информация:

«…проходя службу в органах безопасности в 1984-1997 гг., М.Трепашкин копировал служебные документы и незаконно хранил их у себя дома. Часть из них осужденный передал своему бывшему коллеге (по мнению следствия, в них содержались данные о методах работы ФСБ)».

Я приложил копию приговора, из которого следует, что в обвинении не имеется такой информации. Я не копировал служебные документы вообще и не хранил их после этого дома. Это ложь. Мне не вменялось в вину и разглашение данных о методах работы ФСБ.

Кроме того, в интервью с депутатом Государственной Думы ФС РФ от ЛДПР, заместителем председателя Комитета по безопасности Абельцевым Сергеем Николаевичем указана еще одна ложная информация, что я якобы за деньги «продал секретную информацию и был за это наказан…». Это уже процитированы слова депутата-жириновца С.Н.Абельцева.

Я не продавал за деньги никакую информацию и никогда не наказывался за продажу информации, тем более секретной. На сей счет у меня есть веские доказательства, которые представлены в суд.

По причине того, что указанные заведомо ложные сведения, порочащие мои честь и достоинство, подрывающие мою репутацию ветерана и пенсионера органов государственной безопасности, награжденного боевыми правительственными наградами, а также адвоката Московской коллегии адвокатов «Межрегион», были распространены в общероссийской газете «Аргументы и факты», а затем перепечатаны в других СМИ, в частности, на уральском очень читаемом сайте «Upmonitor», перед сослуживцами, перед товарищами, перед коллегами по работе в адвокатуре, перед соседями, перед своими клиентами я предстал как лицо, копировавшее незаконно секретные документы и продававшее их за деньги посторонним лицам, разглашая тем самым методы работы ФСБ РФ. Без внимания такой факт грязной клеветы оставлять было нельзя, в связи с чем я и обратился в суд. Дело приняла к рассмотрению судья Климова С.В.

По этому же иску планировалось привлечь к ответственности прежде всего автора клеветнических сведений - депутата от партии ЛДПР С.Абельцева, однако он тщательно скрывает свой адрес, в связи с чем невозможно установить, куда послать ему повестку о вызове в суд.

М.И.Трепашкин
25 мая 2008 года.

Ярлыки:

«Состязание с Кремлем начнется 9 июня. Думаю, ответчик возьмет "подкрепление"».

Только 9 июня 2008 года начнется рассмотрение иска о защите чести, достоинства и деловой репутации, поданного мною к Интернет-изданию «Кремль.org» еще 7 апреля с.г. По моему мнению, суд с неохотой принял к рассмотрению такое исковое заявление, так как по сложившейся в России практике судебная система ориентирована на защиту интересов государства от гражданина, а не наоборот. И хотя Интернет-издание «Кремль.org» - это еще не государство, а лишь политическая экспертная сеть, созданная и поддерживаемая Фондом эффективной политики, из-за кремлевского названия в сознании любого человека оно олицетворяет государственную структуру власти. Вот и суд решил очень тщательно подойти ко всем представленным материалам и даже пошлину потребовал оплатить не за исковое заявление в целом как обычно, а за каждый пункт требований в просительной части иска.

Предполагаю, что и 9 июня 2008 года иск не будет рассмотрен по существу. Скорее всего, ответчик как распространитель клеветы сошлется на источник ложной информации - РБК. В таком случае возникнет необходимость привлечь последнего как соответчика. Об этом я сужу по тому факту, что именно так было с исками к руководителям ФСИН РФ, распространившим клеветнические сведения через информационные агентства РИА «Новости» и «Интерфакс». Их суд привлек в качестве соответчиков. В Библии такое явление называется «Отсылать от Понтия к Пилату». Лично для меня не столь важно, в какой степени будет распределена ответственность между ответчиками по делу. Главное, чтобы суд дал оценку факту распространения клеветнических сведений, специально запущенных в средства массовой информации ФСИН, ФСБ РФ и Главной военной прокуратурой, чтобы оклеветать меня как ветерана, пенсионера органов государственной безопасности, более 25 лет прослужившего Отечеству и честно стоявшего на страже интересов простых людей, перед гражданами России, чтобы затруднить мне процедуру пересмотра уголовного дела, преступно сфабрикованного сотрудниками ФСБ и военной прокуратуры в целях отвода как адвоката от дела по подрыву домов в Москве. «Передатчики сплетни нисколько не лучше, чем их сочинители», - писал Р.Шеридан. Поэтому я намерен показать, что не останутся безответственными и те, кто распространял заказную клевету.

М.И.Трепашкин
25 мая 2008 года.

Ярлыки:

«Представитель РИА «Новости» предложил мировое соглашение и публикацию опровержения клеветы ФСИН РФ».

"Каждому человеку свойственно ошибаться,
но никому, кроме глупца, не свойственно
упорствовать в ошибке"
Цицерон

21 мая 2008 года в Замоскворецком районном суде гор.Москвы более 2-х часов пришлось ожидать начала судебного заседания по моему иску к ФСИН РФ, непосредственно начальнику пресс-службы этого ведомства Сидорову А.Н. (как автору распространенной клеветы), а также к привлеченному в качестве соответчика РИА «Новости». Но по существу иск так и не был рассмотрен. Начальник пресс-службы ФСИН России А.Н.Сидоров, чьи клеветнические цитаты, помещенные 5 декабря 2006 года в сообщениях РИА «Новости» и явились причиной судебного спора, на судебное заседание не явился. Как и во всех предыдущих случаях. Поэтому пообщаться с ним и выяснить, с чьей подачи он обвинил меня в измене Родине, не удалось. Представитель ФСИН России В.Аганин утверждал, что сотрудник их ведомства Сидоров Александр тех слов, которые были процитированы в сообщениях РИА «Новости», не произносил. Представитель РИА «Новости» Змойро Андрей Борисович утверждает обратное - агентство опубликовало сообщение А.Сидорова с большой точностью, взяв его слова («Трепашкин отбывает наказание по уголовной статье, связанной с изменой Родине, и поэтому мы не можем разрешить связаться ему с иностранными спецслужбами») в кавычки как прямую речь. В агентстве «Новости» есть свидетели, подтверждающие, что клеветническую информацию им предоставил именно Сидоров, и опубликованный текст соответствует словам, им сказанным. Так как ФСИН России и начальник ее пресс-службы Сидоров отказались от своих слов, представитель РИА «Новости» предложил мне пойти на мировое соглашение с агентством, в ответ на что они опубликуют информацию о том, что сведения, сообщенные ФСИН России через начальника пресс-службы ведомства Александра Сидорова 5 декабря 2006 года, не соответствует действительности. Текст предлагаемого сообщения будет представлен на согласование уже на следующей неделе. Кроме того, в суд планируется вызов сотрудницы РИА «Новости», которая свидетельствует о том, что слова агентством были процитированы именно так, как их произнес Сидоров.

Очередное заседание состоится 17 июня 2008 года в 11 часов.

М.И.Трепашкин
22 мая 2008 года.

Ярлыки:

воскресенье, 18 мая 2008 г.

«Я более четырех лет находился в местах лишения свободы без какой-либо вины»

Комментарий к Обращению на имя Президента России Д.А.Медведева

«Там, где кончается закон,
начинается тирания»
В.Питт

Вслед за Мариной Литвиненко, которая обратилась к избранному Президенту Российской Федерации Д.А.Медведеву с просьбой об оказании помощи в расследовании обстоятельств гибели ее мужа, я тоже решил проверить, действительно ли новый Президент России будет придерживаться тех принципов правления, которые были озвучены им сразу же после принятия присяги: «охранять права и свободы человека», «особое внимание придаю фундаментальной роли права, на котором основывается и наше государство, и наше гражданское общество». О роли какого права говорил Президент Д.Медведев, уже скоро покажет время. Бывший Президент России В.В. Путин тоже много говорил о «диктатуре права», но на практике процветало бесправие большинства жителей России. Бесправие в судах, бесправие в прокуратурах, бесправие в органах власти. Особо бесправными оказались те, чьи интересы столкнулись с интересами чиновников ФСБ РФ. Получалось как у Ф.Шиллера: «Правом владеет тот, на чьей стороне сила; границы наших сил - наши законы». Это привело к тому, что ведомство бывшей службы Путина получило не только силу и право совершать беззакония. Не задумываясь они убирали тех, кто им был неугоден. Попал под такой каток силы и я. Попал как адвокат, представлявший интересы потерпевших от подрыва домов в Москве (об этом есть документальный фильм режиссера Андрея Некрасова «Герой нашего времени»). Было все: и подбрасывание пистолета (даже номерного), и подкидывание патронов (числившихся за ФСБ РФ), и объявление конспектов по марксизму-ленинизму «служебными секретными документами с данными об агентах ГРУ». Только бы посадить в тюрьму. И сила оказалась выше того закона, который оформлен в виде Конституции РФ, Уголовного и Уголовно-процессуальных кодексов Российской Федерации. Прокурор из ГВП - господин К.А.Н. откровенно признался: «В Ваших действиях нет состава преступления, однако военный суд осудит Вас по беспределу, так как есть указание от «Самого» и руководители Главной военной прокуратуры уже договорились с Военной коллегией Верховного Суда РФ». Ясно, что решение судьи С.П.Седова, вынесшего в отношении меня 19 мая 2004 года заведомо неправосудный приговор, от его мнения уже не зависело, даже несмотря на полное отсутствие доказательств моей вины. «Эксперты» из ФСБ РФ (это были оперативники, не имеющие даже соответствующего образования) нагло придумывали факты о наличии «планов ФСБ РФ», «результатов оперативно-розыскной работы ФСБ РФ» даже в работах Маркса и Ленина. И военный суд этот бред принимал, подчиняясь Силе и Заказу (Подробнее о несправедливости приговора).

Надеясь хотя бы на малейшую трезвость ума, я 23 февраля 2007 года из мест лишения свободы написал бывшему директору ФСБ РФ Н.П. Патрушеву с просьбой уведомить меня, за какие такие «планы» меня удерживают много лет в тюрьме. Подобное письмо с таким же вопросом руководителю ФСБ РФ направили уральские правозащитники. Из ответов, полученных мною и координатором Межрегионального центра прав человека - Уральского отделения ООО «За права человека» В.А. Шаклеиным следовало, что никаких планов я не разглашал, так как таковыми не мог владеть в 2002 году по причине увольнения из органов ФСБ РФ аж в 1997 году. Таким образом, получалось, что я без вины удерживаюсь в местах лишения свободы. И почти до конца президентского срока В.В. Путина мне не удалось добиться пересмотра сфабрикованного уголовного дела.

Будет ли сохраняться такая обстановка беззакония при Д.А.Медведеве? Лично я могу сделать определенный вывод уже скоро. Если, конечно, чиновники доведут мое обращение лично до президента страны, что является обыкновенным явлением во многих развитых странах и невероятным в России. Буду надеяться, что реализуется на практике известное латинское изречение «Хотя законы иногда спят, они никогда не умирают». Может, проснется Закон при Д.А.Медведеве.

16.05.2008

Ярлыки:

Письмо Д.А. Медведеву

Президенту Российской Федерации
Медведеву Д.А.
От Трепашкина Михаила Ивановича, полковника
запаса, ветерана и пенсионера органов
госбезопасности, награжденного
боевыми правительственными наградами -
медалями «За отвагу», «За отличие в воинской
службе» 1 степени, а также орденами «За веру и
верность» 1 степени и другими наградами,
более 25 лет прослужившего Отечеству, адвоката
Московской городской коллегии адвокатов
«Межрегион», проживающего по адресу: 117452,
гор.Москва, ул.Азовская, дом 24, корпус 1, кв. 479.


О Б Р А Щ Е Н И Е

Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

В своей речи на инаугурации и в предыдущих выступлениях Вы провозгласили, что особое внимание придаете «фундаментальной роли права, на котором основывается и наше государство, и наше гражданское общество» и что необходимо «добиться истинного уважения к закону, преодолеть правовой нигилизм, который серьeзно мешает современному развитию». Вы как Президент России дали обязательство уважать и охранять права и свободы человека, признавая их высшей ценностью в нашем обществе.

Обращаюсь к Вам как к гаранту Конституции Российской Федерации за помощью в пересмотре моего уголовного дела. Я был осужден 19 мая 2004 года на 4 года лишения свободы судьей Московского окружного военного суда Седовым С.П. по сфабрикованным обвинениям. Мне вменили «разглашение государственной тайны» России полковнику ФСБ РФ (сейчас в запасе) Шебалину В.В., а также незаконное хранение 18-ти патронов (эти патроны мне были подброшены). Из 4-х придуманных «преступных» эпизодов в действительности существовал лишь один факт: в 1999 году я как сотрудник правоохранительных органов забрал у детей 1 патрон от пистолета и сразу же уничтожил его. В соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона по этому деянию запрещалось возбуждать уголовное преследование, так как оно было несколько раз амнистировано, в том числе в мае 2000 года.

О нарушениях законности в моем деле свидетельствуют следующие факты:

1. Мне вменили «разглашение» сведений о планах ФСБ РФ в 2002 году полковнику Шебалину В.В., хотя после увольнения из ФСБ РФ в 1997 году я не имел никакого отношения к органам госбезопасности и не мог располагать такими сведениями. Кроме того, в материалах моего уголовного дела нет даже упоминаний о каких-либо планах ФСБ РФ.

2. Мне вменили «разглашение» тому же полковнику ФСБ РФ В.В.Шебалину сведений КГБ СССР (не имеющих никакого отношения к российским органам либо архивам) о 3-х лицах, якобы сотрудничавших с этими органами. Причем в КГБ СССР эти сведения не составляли государственной тайны, что отражено в приговоре суда. Управление регистрации и архивных фондов ФСБ РФ секретной почтой указало, что сведений о сотрудничестве упомянутых 3-х лиц с органами госбезопасности не имеется. Тем не менее, я многие годы удерживался в тюрьме на основании преступных решений военных судей и военных прокуроров.

Следует заметить, что моим уголовным делом в нарушение подследственности занималась военная прокуратура, и с нарушением подсудности приговор выносил военный суд вместо гражданского. Опасаясь ответственности за фабрикацию материалов уголовного дела, военные судьи в дальнейшем предприняли все возможные меры, чтобы не допустить его пересмотра. Российское правосудие при этом действовало вопреки ст.46 Конституции Российской Федерации.

Я был вынужден обратиться в Европейский суд по правам человека в Страсбурге, так как явно нарушалась ст.6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

Я обращаюсь к Вам с просьбой поручить Генеральной прокуратуре Российской Федерации и Следственному управлению ФСБ РФ изучить мое уголовное дело и решить вопрос о его пересмотре. Надеюсь, что в результате пересмотра моего уголовного дела справедливость восторжествует.

С уважением,
адвокат М.И.Трепашкин
8 мая 2008 года.

Ярлыки:

четверг, 1 мая 2008 г.

«Палачей надо называть поименно»

(надо извлекать опыт из сталинских репрессий)

Когда органы КГБ СССР в 80-е годы прошлого века пошли на сотрудничество с «Мемориалом», оказывая содействие в розыске расстрелянных в результате политических репрессий граждан, они с неохотой отнеслись к вопросу опубликования списков тех, кто непосредственно проводил карательные акции, то есть палачей. Списки расстрелянных - пожалуйста, опубликовывайте, пишите их фамилии на могилках. А вот списки палачей - нельзя, иначе это скажется на авторитете и положении их близких. Конечно, общество «Мемориал» довольствовалось тем, что хотя бы получили помощь в поиске захоронений и в установлении имен расстрелянных. От имен палачей отвлеклись. И зря. Уроки не были извлечены. И вот уже в двадцать первом веке мы столкнулись с подобным явлением репрессий. Снова массовыми стали незаконные осуждения по политическим мотивам, снова мы видим беззакония судей и прокуроров, действующих по указанию высокопоставленных чиновников. Причем, беззакония (а точнее преступления против людей) творят конкретные судьи, прокуроры, следователи. Однако общество протестует против несправедливого российского правосудия, против «беспредела» прокурорских работников, органов следствия и т.д. в целом. А надо бы протестовать почаще именно против произвола конкретных чиновников, судей, прокуроров, следователей, других сотрудников правоохранительных органов, называя их имена и показывая суть их преступных действий. Ясно, что они - это политика соответствующего ведомства в целом. Но ответственность должна лежать на конкретном должностном лице за конкретные беззакония. И люди должны знать, кто именно беспредельничает, кто уничтожает их близких. И когда эти чиновники будут понимать, что рано или поздно им придется отвечать за содеянное, а морально и их родственникам, они скорее всего уменьшат объем своего беспредела. Групповая, «затылочная», ведомственная ответственность (а точнее порождение безответственности) должны кануть в Лету.

Я решил пойти именно таким путем. Меня по явно заказному делу засадили за решетку без каких-либо правовых оснований, просто придумав «преступления» и подбросив в снимаемую квартиру несколько патронов (как сами признаются, «для верности»). Признаки преступления усматриваются и в действиях «экспертов» - не имеющих соответствующего образования оперативников ФСБ РФ, и в действиях сотрудников Главной военной прокуратуры, фабриковавших «доказательства», и в действиях военных судей, включая судей Военной Коллегии Верховного Суда России (Седова С.П., Шалякина А.С., Захарова Л.М., Петроченкова А.Я., Хомчика В.В. и других), которые вынесли заведомо неправосудный приговор, а потом всячески укрывая его незаконность, чтобы я подольше удерживался в тюрьме, и в действиях сотрудников ФСИН России, которые выполняли указания по организации в отношении меня пыток и унижений в местах лишения свободы. Я понимаю, что мне придется не один год бороться с несправедливостью и беззаконием, доказывая свою очевидную правоту. Но я уверен, что виновные все равно понесут ответственность. За каждым из перечисленных выше беззаконий появятся конкретные виновные лица. Решением Верх-Исетского районного суда гор.Екатеринбурга и по результатам прокурорских проверок уже названы конкретные фамилии некоторых лиц, творивших беззакония в Свердловской области: заместитель начальника ФГУ ИК-13 Магеррамов А.С. и начальник отдельного корпусного блока № 38 ФГУ ИЗ-66/1 майор внутренней службы Красновид И.Н. Проверяются материалы о преступлениях начальника отряда ФГУ ИК-13 ГУ ФСИН РФ по Свердловской области Головина А.Ю. Будет названо еще немало фамилий палачей.

Труднее предстоит решить вопрос с ответственностью судей и прокуроров. А сомнений в характере их преступных действий не имеется. Приведу несколько конкретных примеров по пока не отмененному приговору от 19 мая 2004 года:
1. Меня осудили на немалый срок лишения свободы за то, что 3 мая 1999 года я как сотрудник правоохранительных органов забрал у детей (непосредственно у несовершеннолетнего Семеютина В.П.) один патрон от пистолета Макарова и уничтожил его. Во-первых, я обязан был сделать это именно как сотрудник правоохранительных органов. И состава преступления в таких действиях нет. Это ясно даже школьнику. Во-вторых, даже если считать такие действия преступными, то в 2000 году был акт амнистии. Под действия этого акта бесспорно попадала вменяемая мне по этому патрону ч.1 ст.222 УК РФ (незаконное приобретение, ношение, хранение боеприпасов), тем более, что я имел боевые правительственные награды Российской Федерации, включая медаль «За отвагу». Юристы хорошо знают, что ст.ст.5 и 113 ПК РСФСР (этот кодекс действовал на момент возбуждения уголовного дела) запрещают даже возбуждать уголовное дело по амнистированным деяниям. И все понимают, что игнорирование названного федерального закона, повлекшее длительное содержание меня под стражей - это тяжкое преступление, предусмотренное пунктов «в» части 3 статьи 286 Уголовного кодекса Российской Федерации. И именно это преступление совершено судьей Московского окружного военного суда Седовым С.П. Осознавая необходимость привлечения судьи к уголовной ответственности, но желая это скрыть, на противоправный путь стали перечисленные выше судьи Военной Коллегии Верховного Суда России.
2. По приговору мне вменено как «разглашение государственной тайны России» предание огласке бывшему полковнику ФСБ РФ Шебалину В.В. в 2002 году сведений «о планах» Федеральной службы безопасности РФ. Однако, в уголовном деле нет даже упоминаний о каких-либо «планах» ФСБ РФ. Да я и знать не мог в 2002 году каких-либо планов ФСБ РФ, так как уволился из этой службы еще в 1997 году. Меня осудили по каким-то бредовым идеям. Я действительно встречался с Шебалиным В.В., но исключительно ради того, чтобы предупредить его о появлении в гор.Москве чеченских боевиков накануне захвата заложников в Театральном центре на Дубровке. И получается, что именно эта акция составляла «планы» ФСБ РФ.
3. Чтобы усилить криминальный фон вменяемых мне деяний, по приговору военных судей меня обвинили в «разглашении» тому же Шебалину В.В. в августе 2001 года сведений КГБ СССР, которые к Российской Федерации отношения не имеют, российским органам, включая архивы, никогда не передавались. Причем, эти сведения в СССР не составляли государственной тайны, о чем судья Седов С.П. вынужден был признать даже в тексте приговора (лист 11). Тем не менее эти сведения мне вменили в вину, указав, что ФСБ РФ является правопреемницей деловой репутации (не имущества и архивов, а именно деловой репутации!) КГБ СССР. Стремясь обвинить меня по надуманным основаниям, военные судьи создали опасный для государства политический прецедент - в соответствии с этим приговором, утвержденным Верховным Судом Российской Федерации, теперь ФСБ РФ должна отвечать за деловую репутацию всех действий КГБ СССР.

Думаю, что перечисленного уже достаточно, чтобы убедиться в преступном характере вынесенного 19 мая 2004 года в отношении меня заведомо неправосудного приговора. И я уверен, что рано или поздно он будет пересмотрен и отменен. После инаугурации нового Президента России Дмитрия Медведева я намерен так же, как и вдова убитого в Лондоне Александра Литвиненко - Марина Литвиненко, обратиться к нему как гаранту Конституции России с просьбой поручить Генеральной прокуратуре Российской Федерации и Следственному управлению ФСБ РФ запросить и проверить законность и обоснованность уголовного дела, по которому меня как адвоката продержали в местах лишения свободы более 4-х лет. Если это чудо произойдет, то уже в ближайшее время в тюрьме могут оказаться конкретные военные судьи и прокуроры.

1 мая 2008 года
М.И.Трепашкин

Ярлыки: